Прочитайте онлайн Чародейский рок | Часть 17

Читать книгу Чародейский рок
5016+1837
  • Автор:
  • Перевёл: Н. Сосновская
  • Язык: ru

17

И день, и ночь прошли без происшествий. На следующее утро встали с рассветом, а костер погасили тогда, когда солнце показалось над горизонтом. День выдался погожий и ясный — в такой распевать бы птичкам, заливаться бы на все лады, но птичье пение заглушал грохот рок-музыки.

— Странно… — нахмурился Джеффри. — Как это мы ночь проспали при таком шуме?

— А я ничего странного не вижу, — съязвила Корделия. — Тебя пушкой не разбудишь. Да ты проспишь и Трубный Глас!

Джеффри немного подумал и кивнул.

— Пожалуй. Ведь Гавриил нас не на битву сзывать будет.

— Тс-с — с! — шикнул на него Магнус. — Посмотрите вверх!

Все послушно задрали головы и увидели, как по небу плывет нечто загадочное — серое и поблескивающее в синеве утреннего неба.

— Это гигантское яйцо!

— Нет, для яйца оно слишком длинное, — не согласился Грегори. — Что это за штука, папа?

— Дирижабль, — ответил Род. Он напрягся, словно гитарная струна, и прищурился, глядя в небо. — Как воздушный шар, только из металла.

— Чтобы такая груда железа летала? — недоверчиво проговорила Гвен.

— Не железа, милая. Алюминия. Он намного легче.

— Но он не блестит, — заметил Грегори.

— Точно. — Род немного подумал. — Ну, может быть, это какой-то другой металл.

— На Грамерае ничего такого нет, — решительно заявила Гвен.

Дети встревоженно переглянулись.

— Верно, — подтвердил Род. — Для сборки такого аппарата нужна более развитая техника.

— Значит, этот дирижабль принадлежит нашим врагам, — спокойно проговорил Джеффри.

— Выходит так, сынок. — От Рода не укрылось, что сын назвал его врагов «нашими». — Кому же еще?

— А он может быть как-то связан с танцующими мертвецами и музыкальными камешками? — высказала предположение Корделия.

Род пожал плечами.

— Очень может быть.

— Я бы не стал делать поспешных выводов, Род, — возразил Векс. — Эти явления просто-напросто совпадают хронологически, а связи между ними пока не прослеживается.

— А сам ты нас учил, что все наоборот, — упрямо буркнул Джеффри. — Ты как говорил? Ты говорил: один раз — это случайность, два раза — совпадение, а три — это уже чья-то работа.

— Да, пожалуй, что-то в этом роде я говорил, — вздохнул конь.

— Ну так следуй собственным правилам! — посоветовал роботу Джеффри и, не дожидаясь остальных, зашагал в ту сторону, куда летел дирижабль.

— Стоит ли звать его обратно? — пожал плечами Род. — Вперед, отряд!

И все пошли вслед за металлической сигарой. К счастью, солнце было позади и не слепило глаза, поэтому было легко обозреть окрестности, выйдя из леса. Удача была и в том, что, следя за полетом дирижабля, семейство то и дело поглядывало на небо.

Магнус встревоженно сдвинул брови.

— Почему в небе так много ястребов?

— Наверное, им есть за кем поохотиться, братец, — высказал догадку Джеффри.

— Может быть, — уступчиво проговорил Грегори, — но почему дирижабль к ним направляется?

— О, просто потому, что летит на запад, — ответила Гвен. — Уж тут-то вполне можно сказать, что перед нами — чистой воды совпадение.

Грегори пожал плечами.

— Ну ладно.

Но по мере того как семейство продвигалось к западу, один из ястребов оторвался от стаи и полетел навстречу людям.

— Что это? — встревожился Магнус. — Он нас выслеживает?

Маленькая точка вырастала на глазах.

— То ли он очень близко, — выговорил Род, — то ли…

— Он гигантский! — выпалил Джеффри.

Судя по всему, так оно и было. Размах крыльев птицы приближался к тридцати футам. На глазах у Гэллоуглассов ястреб-великан сложил крылья и вошел в пике.

— Он падает… прямо на нас! — выкрикнул Джеффри. — Назад, все назад!

— Выстроимся полукругом! — добавил Род. — Будьте готовы обороняться всеми доступными средствами!

С криком, от которого закладывало уши, огромная птица устремилась к Грегори. Малыш попытался увернуться, но гигантские когти вцепились в него.

— Бей его! — завопил Род и метнул в ястреба кинжал. За его клинком по воздуху полетели кинжалы Магнуса и Джеффри и вонзились в грудь злодейской птицы. Корделия и Гвен осыпали ястреба градом палок и камней. Род, лавируя между ними, взлетел в воздух и бросился на врага с обнаженным мечом. Гигантский ястреб хрипло вскрикнул и попытался взлететь, но Род накинулся на него, не дав ему подняться и на ярд. Ястреб нанес удар клювом, и левое плечо Рода обагрилось кровью. Из-за ранения он пошатнулся и нанес удар мечом не с такой силой, как рассчитывал. Но все же, взвыв от боли, Род проткнул ястреба мечом — раз, и еще раз, и еще… Все это время голову птицы осыпали камни и палки. И вот птица-великан дрогнула, перевернулась кверху лапами и с грохотом рухнула наземь. Грегори обрел свободу, и Гвен крепко обняла его.

Род бросился к голове ястреба, но увидел, что глаза у того уже остекленели. Чародей немного постоял рядом, наблюдая за последними секундами предсмертной агонии гигантской птицы. Сам он весь дрожал и бормотал ругательства.

— Злобный хищник, — процедил сквозь зубы Магнус. — Охотиться за детишками — ишь чего удумал!

С этими словами он рассек мечом глотку ястреба.

— Молодец, сынок! — вырвалось у Гвен. — Да будет так со всяким, кто покусится на жизнь малыша! Ну-ну, Грегори, уже все позади, ты цел и невредим.

Малыш немного успокоился.

Род не спускал глаз с мертвого ястреба.

— Уходи, Род, — послышался у него в голове мысленный голос Векса. — Он мертв.

— Да, — проговорил Род вслух. Он так насупился, что глаз не стало видно под бровями. — Я только что отнял жизнь у живого существа. Но почему я не чувствую себя виноватым?

— Потому что он заслужил смерть! — выпалила Корделия. — Не переживай так, пап! Он был злой!

— Да, да. Конечно. — Род отвернулся от поверженной птицы. — Кстати, Векс, а что это за пташка?

— Ястреб-перепелятник, Род, но невероятно больших размеров.

— И злобный, — добавила Гвен, отпустив Грегори. Магнус похлопал малыша по плечу и отвел в сторону. Гвен обратилась к Роду: — А теперь, супруг мой, надо посмотреть твою рану. Трудно сказать, сколько злого колдовства несло в себе это чудище. Придется снимать чары сильными заклятиями.

— Попробовать можно, — проговорил Род сквозь стиснутые от боли зубы.

Через полчаса семейство продолжило путь. Дирижабль превратился в темное пятно на западном горизонте, но пока был виден отчетливо.

— Осторожно!

Род еле успел подхватить Грегори под мышки и поднять. По склону холма прямо к ногам путников скатился здоровенный камень и чуть было не задел их. Род судорожно выдохнул.

— Сынок, сколько раз тебе повторять: если тебя одолели глубокие раздумья — присядь в сторонке и думай на здоровье! Нельзя в задумчивости шагать по пересеченной местности!

Грегори облизнул пересохшие губы.

— Хорошо, папочка.

— Берегись! — воскликнула Гвен.

Род посмотрел вверх и увидел, что по склону уже катится новое каменное ядро. Он отскочил в сторону и поднял Грегори повыше.

— Папа, взлетай! — крикнул Магнус.

Род негромко выругался. «И когда я научусь автоматически включать свои псионные способности?» — с горечью подумал он, представив, как земля уходит из-под ног. Зрение и слух сразу притупились, грохот камней стал слышен как бы издалека. А потом Грегори выскользнул из рук отца, и сосредоточение у Рода улетучилось, потому что он испугался за сына. Но Грегори уже парил в десяти футах над землей, а падал сам Род. Осознав это, он едва успел набрать высоту, чтобы не оказаться на линии траектории следующего каменного ядра. По большому счету Род эту линию преодолел — камень только ударил по большому пальцу ноги. Роду удалось сдержать вопль и вернуться к необходимому сосредоточению. Несмотря на все это, он продолжал, пусть и несколько отстраненно, наблюдать за склоном.

Первым, что бросилось ему в глаза, было то, что его супруга и дочь кружили над этим самым склоном верхом на метлах. Вторым-то, что его драгоценные сыновья легко парили в восходящих потоках воздуха.

А третьим-то, что катящихся и подпрыгивающих на склоне камней было великое множество.

— Почему они такие круглые? — спросила Корделия.

— Потому что склон высокий и жесткий, — объяснил Грегори. — Они обкатываются, покуда несутся по нему.

Так оно и было. При наклоне не более десяти градусов длина откоса составляла четверть мили. Наверху откос переходил в плато, а не в гребень, а сам склон был каменистым, твердым. Кое-где на поверхность выступали обнаженные скальные породы.

— Да… — покачал головой Род. — Покатишься сверху — мало не покажется.

Конечно же, на этом склоне не было никакой растительности, а если и была, то катящиеся валуны давным-давно ее изничтожили.

Векс задал вопрос:

— Давно ли они тут катаются?

Джеффри задал другой:

— И почему они вообще катятся?

Взгляд Грегори стал отрешенно-задумчивым.

— Склон поднимается к востоку. Наверное, тут есть мягкие камни, которые делятся и выстреливают своими половинками вверх. Те из них, которые не могут перелететь через гору, откатываются назад.

Прозвучал громкий треск. Все удивленно обернулись и увидели, как два камня полетели к вершине.

— Ага! — обрадовалась догадке Корделия. — Значит, этот камень лежал в расселине до тех пор, пока не пришла пора делиться!

Род кивнул.

— Видимо, время от времени некоторым камням удается долететь до вершины, а другие взлетают и скатываются до подножия по нескольку раз, пока им не удастся улечься в какой-нибудь щелочке или за каким-нибудь выступом повыше.

— А потом они лежат там и ждут, — добавила Гвен, — когда настанет время делиться. Да, их тут очень много!

— Блестящий вывод, — довольно проговорил Векс. — Честное слово, Род, все твое семейство переполняет меня гордостью! Правда, высказывания леди — не моя заслуга…

— Минуточку, — нахмурился Род. — Булыжник, задевший мою ногу, был не такой уж мягкий!

Все остальные призадумались, глядя на камни.

Наконец Векс сказал:

— А они не могут твердеть за то время, пока катятся по склону?

— Ну конечно! — воскликнул Грегори. — Катясь, они сжимаются!

— А при сжатии твердеют, — кивнул Магнус. — Но все-таки они слишком велики!

— Они же тут давно, — пожала плечами Корделия. — Может, пока ждут, разбухают.

— А может быть, — предположил Грегори, — просто мы уже недалеко от источника музыкальных камней.

Род задал новый вопрос:

— Но почему по мере затвердевания камней музыка становится более резкой?

Все умолкли и стали думать над разгадкой.

Первым подал голос Векс:

— Мы стали свидетелями непрерывных мутаций в музыке. Такое впечатление, будто некая сила все время пытается создать новые музыкальные формы. Но такая эволюция должна носить культурный, а не физический характер.

— Надеюсь, слово «культурный» ты употребил в самом широком смысле? — проворчал Род. — Послушайте, может, тронемся, а? У меня голова уже трещит.

— Бедненький папочка! — посочувствовала ему Корделия. — Да, надо идти дальше, а не то мы и дирижабль потеряем.

— Верно. В путь! — позвала Гвен и развернула метлу к западу. Мальчики последовали за ней.

Магнус задержался.

— Магнус! — окликнул его Род. — Хватит, полетели!

Магнус вздрогнул и обернулся.

— Что, пап? — Оглядевшись по сторонам, он увидел улетавших братьев и мать. — Ой, да… Прости, я отвлекся!

С этими словами он устремился вперед, но при этом ноги его продолжали «топать» по воздуху в такт с музыкой.

И еще кое-кто задержался.

— До-чень-ка, — проговорил Род нараспев.

Корделия обернулась. Она была занята на редкость сложным делом: рукоятка ее метлы летала по кругу, а прутья покачивались вверх и вниз. Все это происходило, что характерно, в такт с двумя различными ритмами. Наконец взгляд девочки сосредоточился на лице отца. Она вытаращила глаза, быстро огляделась по сторонам, ахнула и стрелой бросилась догонять мать.

Род облегченно вздохнул и полетел за дочкой.

— Ты идешь, Векс? — позвал он. — Векс?

— На связи, Род. У меня усилитель был отключен. Я иду по земле вашим курсом.

— Это радует. — Род с дрожью оглянулся на склон горы. — Значит, к тому времени, как какой-то из камней долетает до верха, он становится тяжелым и жестким за счет неоднократных путешествий вниз по склону.

— Так и есть, Род.

— А это означает, что через некоторое время все камни к востоку отсюда тоже будут жесткими и тяжелыми.

Векс немного помолчал и сказал:

— Думаю, так не будет, Род. В тех краях, где мы побывали, уже много мягких камней, и они размножаются. На Востоке хватит места для обеих разновидностей рок-музыки.

— Надеюсь, что ты прав.

Род взлетел выше. Он думал, что так музыка будет менее слышна. Стало тише, но ненамного. Род полетел на запад. Только раз он обернулся и обвел взглядом склон горы, где катящиеся камни играли все более тяжелый и жесткий рок.