Прочитайте онлайн Чародейский рок | Часть 16

Читать книгу Чародейский рок
5016+1876
  • Автор:
  • Перевёл: Н. Сосновская
  • Язык: ru

16

На следующий день, к вечеру, Грегори жалобно проговорил:

— Есть хочется.

— Да не переживай ты так, — посоветовал ему Джеффри. — Это просто иллюзия.

— Иллюзия или нет — ответить на нее вам лучше бы самой настоящей едой, — сказал Векс, остановился и развернулся к детям. — Или вы предпочли бы иллюзорный ужин?

— Нетушки, пусть будет что-нибудь весомое, — возразил Джеффри и погладил ладонью живот. — Ты прав, братишка, охота поесть.

— Но солнце только-только село, Джеффри.

— Какая разница? Я проголодаться когда угодно могу.

— Но прошло всего четыре часа, как ты пообедал.

— Что прошло, то прошло, — буркнул Джеффри и внимательно огляделся по сторонам. — Похоже, здесь должна водиться дичь. Можно раздобыть себе неплохой ужин.

— Что? — рассердился Магнус. — Терять время только из-за того, что у кого-то животик опустел? Где же твое воинское терпение после этого?

— Ох, пропало вместе с последним кусочком солонины, — вздохнул Джеффри. — Но ты говоришь правду, братец. Надо потерпеть.

Но тут Грегори указал на столб дыма на фоне неба.

— В той стороне живут люди. Может, они продадут нам что-нибудь съестное.

Все пошли по тропинке между деревьев и в конце концов увидели луг.

— Будьте осторожны, дети, — предупредил Векс. — Надо убедиться, что они дружелюбны.

— Ладно, — вздохнула Корделия и, раздвинув последние ветви, ступила на луг.

— Это уж точно не деревня, — заключил Джеффри.

По всему лугу на траве сидели парни и девушки. Одни мотали головами так, будто только что проснулись, другие потягивались и зевали и что-то подносили ко рту. Немногие отправлялись к ручью попить воды и поплескать в лицо, другие возвращались обратно — куда более проворно, чем тогда, когда шли к ручью. Парень и девушка пытались развести костер. Движения у них были быстрые, но какие-то дерганые, и порой они сами чуть не гасили только-только занявшийся язычок пламени.

— Какие они все худые! — вырвалось у Магнуса.

И верно, полнотой обитатели луга не отличались. Они не были дистрофиками, конечно, но все же их худоба бросалась в глаза. Натянутые сухожилия, впалые щеки, чересчур блестящие глаза.

— Бедняги! — посочувствовал им Джеффри и вытащил из кошеля, притороченного к поясу, рогатку. — Пошли, братцы! Раздобудем для них мяска!

Через пятнадцать минут трое мальчиков и Корделия, плечом к плечу, подошли к костру, нагруженные белками, кроликами и куропатками.

Двое у костра возбужденно тараторили, не умолкая ни на секунду. Они оглянулись, устремили удивленные взгляды на принесенную мальчиками дичь, а потом девушка отодвинулась и в отвращении наморщилась.

— Фу! Бедные зверушки!

— Вот-вот, — кивнул ее дружок. — За что вы их убили?!

Говорили они настолько быстро, что юные Гэллоуглассы поняли их с большим трудом.

— Но… Но… — растерянно проговорил Джеффри, не понимающий, почему его добычу отвергают.

— Мы вам еду принесли, — объяснил Магнус. — А то вы все тут выглядите проголодавшимися.

Девушка и парень посмотрели на него, как на ненормального, а потом расхохотались — слишком громко и слишком грубо.

— Но… как же… — пробормотал Грегори и в недоумении огляделся по сторонам.

— Вы очень дурно воспитаны! — упрекнула парочку Корделия, бросила свою часть дичи на землю у костра и подбоченилась. — Как же можно смеяться над теми, кто хотел вам помочь?

Но вокруг уже собирались другие молодые люди, и все они тоже смеялись.

— Да не обижайтесь вы! — отсмеявшись, проговорил парень с не таким изможденным лицом, как у остальных, и улыбнулся детям. — И спасибо вам за ваш подарок. Ведь и вправду нам порой положено есть — хотим мы этого или нет.

— Бывает, что не хотите? — перепросил Джеффри. — Как же это? Как можно не хотеть есть?

— Можно, потому что у нас есть вот это. — Девушка, у которой, судя по всему, прежде была соблазнительная фигурка, вытянула руку. У нее на ладони лежало несколько белых шариков. — Съешь одну — и тебе уже не захочется кушать.

Джеффри попятился, а Корделия разглядела белые шарики внимательнее.

— Как же так! Разве омела не ядовитая?

— Это не омела, — возразил ей какой-то парень. — Это волшебные камешки. То, что предлагает тебе Грета, — это почти яблоки Идуны!

— Те, которые дарили вечную молодость?

Магнус взял с ладони девушки шарик и, повертев его в пальцах, подозрительно осмотрел. Вид у шарика был какой-то нездоровый. Даже его полупрозрачность как бы намекала на то, что под его поверхностью кроется обман.

— Ну, может быть, Тармин немного преувеличивает, — сказал первый молодой человек. — И все-таки, когда проглатываешь эти камешки, они дарят тебе такую радость, что и вправду покажется, что всю жизнь будешь молодым.

— И голод прогоняют, — добавила Грета. — Вам не захочется есть, но вы будете полны сил.

— Вот! Попробуй! — Тармин порывисто поднес к губам Магнуса маленький белый шарик, зажатый большим и указательным пальцем.

При этом он едва не ткнул Магнуса в нос, но Магнус вовремя отпрянул.

— Не надо! Я вовсе не хочу это пробовать!

— И я тоже! — подхватил Джеффри, хмуро оглядевшись по сторонам. — Еще стану таким же дохлецом, как все вы!

— Дохлецом? — возмутился первый молодой человек. — Да я — воплощение здоровья!

— Верно! — вступилась за него девушка. — Алонсо — образец мужчины в самом соку!

— Только сок почти весь вытек, — проворчал Джеффри. — Спасибочки, я это есть не стану.

— А вот и станешь! — упрямо проговорил Алонсо. — Вы что же, готовы швырнуть нам в лицо наши подношения?

— Мы не хотели вас обидеть, — примирительно проговорил Магнус. — Но глотать это мы не станем.

— Какие грубияны! — рассердилась Грета. — Мы только хотели с вами поделиться. Просто мы добрые и не хотим, чтобы все доставалось только нам.

— Или вы хотите сказать, что мы не правы, поедая эти камешки? — угрожающе вопросил Тармин.

— Вот ты сам и заговорил об этом, — буркнул Джеффри. — Да, мы так думаем.

— Ну, если вы так говорите, тогда вас обязательно надо ими накормить! — заявил Алонсо. — Будут еще всякие говорить, что мы что-то делаем не так! Ребята! Окружай их! Хватай! Держи!

С громкими воплями круг сомкнулся.

Но в то же мгновение послышалось душераздирающее ржание, и с ночных небес спустился жуткий призрак. Страшно сверкали в свете костра его стальные зубы, пугал вид могучих копыт.

Парни и девицы в ужасе завопили, сбились в кучку перед ночным демоном, а дети-Гэллоуглассы через образовавшийся проход бросились к Вексу.

— Прячьтесь за меня и бегите! — велел им конь. Дети не заставили себя уговаривать и прытко побежали по лугу.

Увидев, что жертвы убегают, Алонсо вскрикнул и бросился вслед за ними. Векс снова взбрыкнул и ударил копытами по земле. Нападать на молодых людей причин у него не было, но загородить им дорогу он не преминул. Алонсо налетел на стальной бок коня, отскочил назад и, размахивая руками, угодил в объятия Греты. Остальные молодые люди закричали, но, увидев, что напугавший их демон — всего-навсего конь, сорвались и бросились бегом за ускользающими Гэллоу глассам и.

— Куда… бежать? — проронил на ходу Грегори. Совсем стемнело, он не видел дороги.

— Сюда, братишка! — позвал его Джеффри. — Здесь… тропинка.

Он видел в темноте лучше других и потому бежал первым.

— Лучше лети, — посоветовала Грегори Корделия, — а не то устанешь и тебя поймают.

— А вот они не устанут, — проговорил Магнус, оглянувшись через плечо. — Надо же — кожа да кости, и откуда у них столько сил?

— Не спрашивай, братец! Беги!

Парни выхватили из костров головешки и бежали, освещая себе дорогу. Магнус снова оглянулся.

— Они нас… догоняют, — проговорил он, тяжело дыша. — Надо как-то… оторваться от них… а не то они… нас настигнут!

— В лес! — позвал Джеффри и завилял между деревьев.

Позади детей послышался радостный вопль толпы преследователей.

— Они не зря орут, — заметил Магнус. — Тут нам придется замедлить бег.

— И им тоже, — откликнулся Джеффри. — Вижу болотце!

Деревья чем дальше, тем стояли реже, а под ними блестело какое-то липкое, похожее на грязь вещество. Тут и там оно пузырилось и булькало, иной раз пузыри достигали грандиозных размеров, потом лопались, и клейкая масса опадала.

— Все деревья одинаковые, — оглядевшись по сторонам, сказала Корделия. — Какие, интересно?

— Резиновые, похоже, — ответил Магнус. — Но точно не скажу, темно.

Корделия вернулась к более насущной проблеме:

— Как нам перейти это болото?

— Тут камни положены! — крикнул Джеффри. — Идите за мной, след в след.

Дети запрыгали через липкую бочажину. Мальчики при этом левитировали, но были готовы в любое мгновение подхватить бежавшую по камням сестру. Однако Корделия перепрыгивала с камня на камень гораздо увереннее братьев.

Позади них толпа преследователей добежала до края болотца и остановилась.

— Остановились! — радостно воскликнула Корделия. — Не по ним это болото!

— Нечему удивляться. — Магнус наморщил нос, почувствовав приторно-сладкий запах, распространяемый лопающимися пузырями. — Странная какая-то грязь. Розовая.

— Может быть, по-настоящему она не такая, — крикнул, обернувшись на бегу, Джеффри. — Мы же ее в темноте видим.

— Видим, видим, — буркнул Магнус. — И слышим. Надоело уже это бульканье.

Воздух вокруг был напоен мягкой рок-музыкой. Пожалуй, она звучала намного мягче, чем когда-либо. Мелодическая линия упростилась, звучали всего несколько нот, да и те все время повторялись.

— Мне нравится, — с улыбкой проговорил Грегори.

— Понятно, — тяжело дыша, отозвалась Корделия. — Тебе небось и запах этой трясины нравится.

— Да. А как ты догадалась?

— Ты еще маленький, а дети любят сладости.

— А что, будет время, когда сладости мне разонравятся? — удивленно спросил Грегори.

— Будет, — заверил его Магнус. — Что до меня, то я жду не дождусь, когда почувствую не такой приторный запах.

— Тогда почему тебе не нравилась музыка, которую мы слышали раньше?

— Кое-какая была мне по вкусу, — признался Магнус.

— Я на твердой почве! — крикнул Джеффри, совершив последний прыжок. В несколько шагов он одолел небольшой подъем и опустился на землю. — Ура! — облегченно выговорил он. — Можно отдохнуть, братцы, — но недолго.

— Точно, — кивнула Корделия и уселась рядом с ним. — Эти жизнерадостные скелеты еще могут найти дорожку в обход болота.

— А Векс?

Джеффри повернул голову, услышав негромкий звук.

— Он идет. Или не он, а беда.

— Я — не беда, Джеффри, — возразил величественный черный конь, выступив из мрака. — Между тем ваша догадка верна. Ваши преследователи огибают болото. Тропа в обход существует, и они знают дорогу.

— Ну да, они же местные. — Магнус со стоном поднялся на ноги. — Пошли, ребята! Погоня продолжается, как это ни прискорбно.

Все четверо встали и продолжили путь, обходя деревья и стараясь не пораниться о шипы.

— Тут вправду есть дорога? — спросил через некоторое время Магнус.

— Вправду — нет. Я иду по звериной тропке.

— А она должна вывести нас на более широкую тропу. — Корделия в испуге оглянулась. Далеко позади звучала режущая слух музыка, на фоне которой порой слышались бодрые выкрики парней и девиц. — Поскорее найди эту тропу, умоляю! — воскликнула девочка. — Они уже близко.

— Тогда нам пора взлетать, — покусав губы, произнес Магнус. — Хотя в лесу это опасно и днем, а уж ночью — тем более.

— Не так уж, — откликнулся Джеффри, прорвавшись через очередные заросли кустов. — Вот тропа!

— Тогда взлетать не будем… побежим дальше, — решила Корделия. Она последовала за Джеффри в просвет посреди кустарника и опрометью помчалась по тропе. Магнус и Грегори устремились за ней. Малыш, чтобы поспеть за сестренкой, поднялся на дюйм над землей и полетел.

Позади послышался громкий треск — это их преследователи, сокрушив колючую преграду, выбежали на тропу. Послышался боевой клич и топот ног.

— Они догоняют нас, — проговорил Магнус. — Скорее!

Дети прибавили шагу, но толпа не думала сдаваться. Она гналась за беглецами по пятам, на бегу задиристо вопя.

— Куда… ведет… эта тропа? — задыхаясь, спросил Магнус.

— Понятия… не имею… братец, — отозвался Джеффри.

— Лишь бы она… от этих гадов… уводила, — вымолвила запыхавшаяся Корделия.

Грегори, взлетев повыше, проговорил тоненьким голоском:

— А во-он то дерево… впереди, видите? Это не то… возле которого мы вышли на тропу?

Пробежав мимо дерева, все Гэллоуглассы заметили заросли кустов со сломанными ветками в том месте, где и они сами, и толпа парней и девиц прорвались на тропу.

— Оно самое! — крикнул Джеффри. — Мы бегаем по кругу!

— Значит, и те, кто за нами гонится, тоже! — отозвалась Корделия.

А Магнус нахмурился.

— Я их слышу… но не позади нас.

— Верно, — откликнулся Грегори. — Судя по звуку, они внизу. — Он повис в воздухе и вгляделся в темноту.

— Эй, Грегори! — окликнул его Магнус, дернул за руку и подтолкнул вперед. — Если они все еще гонятся за нами, нельзя, чтобы они нас опередили!

Однако вперед ушли Гэллоуглассы. Шум погони начал снова стихать позади.

— Как же так? — удивился Грегори. — Готов поклясться: мы пробежали мимо них!

Корделия запрокинула голову, нахмурилась.

— А теперь их голоса слышатся сбоку.

Остальные посмотрели в ту сторону — и представшее перед их глазами зрелище заставило всех остановиться и замереть. Толпу парней и девушек было видно хорошо. Они находились на противоположной стороне круга, но при этом бежали вверх ногами, словно были подвешены к тропинке!

— Что же это за колдовство? — ошарашенно проговорил Джеффри.

— Как бы то ни было, они продолжают гнаться за нами, а мы должны улепетывать! — высказался Магнус. — Но если мы ничего не предпримем, они втопчут нас в землю. Вперед и вверх, ребята!

Они с Джеффри сцепили руки «стульчиком», усадили Корделию, поднялись над тропинкой на фут и полетели. Грегори, парящий рядом, требовательно вопросил:

— Но как они могли бежать вверх тормашками?

— Не знаю, — скрипнув зубами, отозвался Джеффри. — Но если мы хотим оторваться от них, нам надо прибавить ходу! Видите? Они опять на другой стороне круга!

Грегори вытаращил глаза.

— Но как это может быть? Мы пролетели не меньше четверти мили.

— Глядите! — крикнул Джеффри. — Мы опять оказались в начале!

— Точно! — откликнулся Магнус и оглянулся на прореху в кустах. — А если мы сюда вошли, то сможем и выйти!

Но как только они направились к проходу посреди колючих ветвей, кусты словно бы отодвинулись назад и оказались в нескольких футах от детей.

— Как это? — изумился Джеффри. — Круг вертится, что ли?

Все молчали. Озарение пришло внезапно, подобно удару тяжелого молота.

— Многие круги вертятся, братец, — сказала Корделия. — Ведь они — колеса.

— И тот, по которому мы бежим, тоже вертится! Если так, то мы должны бежать быстрее, чем вертится колесо, чтобы выскочить из него через эту треклятую дырку! Полетели, ребята! На полной скорости!

Что они и сделали, употребив при этом все запасы псионной энергии. И все-таки зловредная дыра посреди кустов оставалась впереди.

— Но почему… она… не убегала от нас… раньше? — задыхаясь, выговорила Корделия.

— Может быть, всего лишь потому, что мы не пытались поймать ее! Не болтай зря, сестренка, лети!

Первым опасность уразумел Джеффри.

— Тормозим, ребята! Не то мы налетим на наших преследователей!

И верно: огоньки факелов компании с луга уже виднелись впереди, справа — и опять вверх тормашками!

— Да что же это за гадская петля такая? — в отчаянии вопросил Джеффри.

— Кто спрашивает? — послышался вдруг чей-то чистый альт, и из-за кустов вышли двое. Дети разом вскрикнули и сделали все, что было в их силах, чтобы замедлить полет. Увы, до конца это им не удалось, и они налетели на незнакомцев.

В итоге все четверо оказались пойманными. Магнус, схваченный за руку, рванулся, но, увидев лицо «незнакомца», остолбенел.

— Папа!

— Мама! — воскликнула Корделия и крепко обняла Гвен. — О, слава Богу, что вы пришли!

Джеффри порывисто обнял отца, но потом вдруг вспомнил, сколько ему лет, отстранился и смущенно проговорил:

— Увы! Теперь и вы пойманы вместе с нами!

— Пойманы? — встревожилась Гвен. — Мы угодили в ловушку?

— Да! Эта тропа идет по кругу, и нам приходится бежать все быстрее и быстрее, чтобы выбраться из него!

— Но одной скорости мало, — объяснила Корделия. — Вход в это кольцо все время отдаляется от нас.

— Мало этого — так за нами еще гонятся негодяи, — добавил Магнус и нервно оглянулся через плечо. — Пап, мам, пожалуйста, полетели вместе с нами.

— Хорошо, как скажете.

Гвен оседлала помело, Корделия проворно примостилась у нее за спиной. Они взмыли в воздух над тропинкой, а мальчики полетели по обе стороны от них.

— Я на лету соображаю плоховато, — признался Род и побежал трусцой параллельным курсом.

Тут на тропу, сокрушая кусты, вышел черный конь.

— Векс! Слава всем святым! — обрадовалась Корделия. — Я так боялась, что у тебя из-за этих мерзавцев припадок случился!

— Нет, Корделия, хотя я тебе очень благодарен за заботу. — Векс кивнул Роду, и тот быстро оседлал верного коня. — Эти дистрофичные молодые люди пробежали мимо меня, а поскольку они гнались за вами, мне оставалось только последовать за ними.

— Но почему ты раньше не догнал ребят? — спросил Род.

— Пришлось дождаться, когда они снова появятся, Род.

— Снова появятся? Значит, все-таки это круг.

— Круг, папочка, только очень уж странный, — встряла Корделия. — Наши преследователи то и дело оказываются на противоположной стороне, и при этом — вверх ногами!

Гвен нахмурилась.

— Муж мой, что это за чары?

— Вероятно, спроецированная иллюзия, — пожал плечами Род.

— Как это сделано, я догадываюсь, — нетерпеливо проговорила Гвен. — Ты лучше скажи, что сделано?

— Судя по всему, это лента Мебиуса.

— Лента Мебиуса? — переспросила Корделия. — Но что это такое, папочка?

— Полоска, которая посередине наполовину повернута и в итоге имеет только одну поверхность. Если пойдешь по ней, то рано или поздно вернешься туда, откуда начал путь, но при этом окажешься на другой стороне этой самой единственной поверхности.

— Чепуха какая-то, — буркнул Джеффри.

— Да нет же, это чудесно! — вытаращив глаза, воскликнул Грегори. — Почему я раньше о такой ленте не слышал?

Он укоризненно взглянул на Векса.

— Потому что ты пока не готов к восприятию топологии, Грегори, — ответил робот. — Я должен настаивать на том, чтобы сначала ты освоил арифметику.

— Ну так обучи меня ей поскорее!

— Не сейчас же, Грегори, — сказал Магнус и с опаской оглянулся через плечо. — То ли мы промешкали, то ли, наоборот, поспешили… Они опять нагоняют нас сзади.

— Скорее! — взмолился Грегори, и все прибавили скорость.

— Как же нам выбраться из этого заколдованного круга, супруг мой? — спросила Гвен.

— Нужно бежать еще быстрее!» — предложил Джеффри. — Рано или поздно мы поравняемся с дырой в кустах, через которую попали сюда!

— Вряд ли, братец, — ответил ему Магнус. — Чем быстрее движемся мы, тем быстрее от нас отодвигается дыра.

— То бишь лента синхронизирует скорость своего вращения со скоростью вашего перемещения? — задумчиво вымолвил Род. — Вам приходится двигаться все быстрее и быстрее… и тут возникает загвоздка.

— Правильно, — кивнул Векс. — Чем быстрее вы движетесь, тем быстрее вращается петля, а чем быстрее она вращается, тем сильнее притягивает к себе.

— Чем больше скорость, тем сильнее вы застреваете, — покачал головой Род. — Неприятный парадокс.

— Очень неприятный, — поежилась Гвен. — Западня.

Магнус вытаращил глаза.

— Вы хотите сказать, что чем быстрее мы бежим, тем крепче эта тропка нас держит?

— Ну точно! — вскричал Джеффри. — Это же как камешек в праще — когда ее быстро-быстро раскручиваешь, он к ней как бы прилипает!

— Если так, то надо выброситься отсюда, как этот камешек, — изможденно произнес Магнус.

— Неплохая мысль, — кивнул Род, поравнялся с дырой в кустарнике, резко остановился, схватил Грегори и бросил его в просвет между ветвями. Грегори пискнул, но вспомнил, что умеет летать. На миг он скрылся с глаз, но тут же появился вновь и крикнул:

— Я свободен!

— Так я и думал, — довольно отметил Род. — Нужно было всего лишь сделать усилие и прервать порочный круг. Итак, команда такая: всем стоять смирно, а потом — прыгать!

Все остановились — и дыра в кустах замедлила убегание и остановилась тоже, но казалось, что в любое мгновение она снова начнет удирать.

— Вперед! — выкрикнула Гвен, и все семейство нырнуло в спасительный просвет. Захрустели опавшие сучья. Все проворно вскочили на ноги, а Род позвал:

— Векс, давай за нами!

Конь не заставил себя долго ждать и сразу же очутился посреди членов семейства.

Шум погони надвигался, и вместе с ним — огни факелов. С улюлюканьем и топотом толпа преследователей промчалась мимо.

— Они даже не поняли, что мы исчезли, — прошептала Корделия, глядя вслед парням и девицам.

— Да им, наверное, все равно, — с презрительной усмешкой сказал Магнус. — Им нравится бегать, а прибегут они к цели или нет, разницы никакой.

— К какой цели? — поинтересовался Джеффри.

— Хороший вопрос, — хмыкнул Магнус.

— Ну все, хватит о них, — решительно распорядился Род и заставил сыновей отвернуться от «тропы Мебиуса». — Бывают люди, помочь которым невозможно.

— Но должны же мы хотя бы попробовать, папа! — возмутилась Корделия.

— В этом нет смысла, доченька, — нежно проговорила Гвен. — Тех, кто не хочет спасаться, не спасешь. Пусть они остаются в своей западне, а нам надо подумать о ночлеге.

* * *

Учитывая все пережитое за день и часть ночи, Векс не взял на себя роль будильника, и к тому времени, как Род проснулся, солнце стояло в небе высоко. Позавтракали дорожными припасами, родители расспросили детей обо всем, что те видели. Дети с превеликой радостью поведали отцу и матери о своих приключениях, а когда настала очередь Гвен и Рода рассказать о своих, наступил полдень. Рассказ повела Гвен, а Род добавил кое-какие подробности. Дети слушали родителей, время от времени сверкая глазами и поеживаясь. Когда рассказ был окончен, Грегори спросил:

— Достаточно ли у нас сведений, чтобы догадаться, кто установил здесь эту петлю? Или это случайность?

— Уж конечно, не случайность! — возразил Джеффри. — Уж больно все продумано и укладывается в схему.

— Да? — прищурилась Гвен. — И какую вы видите схему?

— Хаос! — пылко воскликнула Корделия.

Род кивнул.

— Догадка верна, на мой взгляд. Похоже, молодежь начинает относиться к музыке, как к наркотику, и забывает обо всех правилах поведения, которым ее учили, обо всех социальных барьерах.

— Так бы я не сказал, — негромко пробормотал Джеффри. — Я замечал, что какие-то вожаки у них все-таки имеются.

— Но так сказать можно и о зверях, и о птичках, — возразил Грегори.

— Точно подмечено, — похвалил Векс. — Тот социальный порядок, который сохранился в этой среде, на редкость примитивен.

Род с нетерпением наблюдал за своим потомством. А дети склонились друг к дружке и о чем-то взволнованно шептались.

Магнус первым поднял голову.

— Никакого порядка за исключением самого примитивного? Но ведь это — признак анархии!

— Не совсем, — не согласился Род. — При идеальной анархии все со всеми сотрудничают и никто не отдает приказов.

Грегори широко раскрыл глаза.

— А так бывает?

— Угу, бывает, как же, — проворчала Корделия. — А еще бывает, что приходит фея, забирает у тебя зубик, а тебе оставляет пенни!

Грегори устремил на сестру ошеломленный взгляд.

— А что, фея разве не приходит?

Корделия прикусила губу и мысленно выругала себя.

— Да нет, фея-то приходит… Мы же говорим не о том, что есть на самом деле, а что только возможно, братец.

Она ловко выкрутилась, но кот из мешка, как говорится, уже был выпущен, и у Грегори стало на одну детскую уверенность в чуде меньше. А Род в который раз отметил, что вундеркинды только кажутся взрослыми.

Магнус кивнул.

— Подобная идеальная анархия настолько же возможна, насколько возможны фэйри, но она гораздо менее вероятна. Ведь нужно, чтобы все люди до единого со всем молча соглашались и чтобы никто не пытался нарушить общее согласие ради собственной выгоды. Неужели кто-то способен поверить, что такое вообще может быть.

— Люди способны поверить во что угодно, когда им этого очень хочется, — вздохнул Род. — А анархистам, которые хотят завоевать Грамерай и обратить в свою веру, ужасно хочется верить, что на свете нет никого лучше них. Именно так, ни в коем случае не наоборот — но доказывать, что они не стремятся к превосходству, им, как вы понимаете, и в голову не приходит.

— Итак, — заключил Магнус, — похоже на то, что эти музыкальные камешки штампуют и разбрасывают твои старые недруги, анархисты.

— Я бы не стал называть их старыми. Тут больше подходит слово «заклятые». Да, пожалуй, я бы подписался под этим предположением. Очень смахивает на почерк анархистов.

— Но как они могли все это подстроить? — спросил Магнус. — Завербовали кого-то из грамерайских эсперов?

— Для анархистов такое в порядке вещей. Не вижу причин, почему бы им и сейчас не прибегнуть к испытанному приему. Не исключено, что агент у них не один, а несколько. Для того чтобы рассыпать камешки по всему Грамераю, работать должна целая дюжина эсперов.

Гвен покачала головой.

— А мне не верится, что работают несколько человек. Пойми, супруг мой, не так-то просто вообще сотворить такие камни, как эти, играющие музыку. Мало того: эти камни способны меняться, находясь на отдалении от своего творца. Такое мог придумать только великий ум, только гениальный волшебник или волшебница.

— Гений и злодейство — вещи далеко не всегда несовместимые, милая. Мы говорим о том, кто не только чрезвычайно одаренный творец, но при этом неплохо подкован по части организации и управления.

Магнус нахмурился.

— Получается, что мы говорим о двух отдельных людях.

Гвен и Род удивленно переглянулись. Гвен медленно проговорила:

— Верно. Так и есть. Вот спасибо, сынок.

Магнус небрежно отмахнулся. Он считал себя слишком взрослым для того, чтобы расцветать от похвалы.

— Да ладно, мам. Теперь важно понять, кто из этих людей кто и где они находятся.

— Ну что до того, где они находятся, — вступила в разговор Корделия, — то пока нет причин сомневаться, что они — на западе.

— Да, все имеющиеся в нашем распоряжении факты заставляют двигаться именно в этом направлении, — подтвердил Векс.

— Что ж, тогда и говорить больше не о чем. — Магнус решительно поднялся и отряхнул с ладоней крошки сухарей. — На запад, эгей!

— Верно, — подхватила Гвен, встала и устремила на Магнуса полный гордости взгляд. — Но куда именно мы пойдем на западе, сынок?

Магнус пожал плечами.

— Пока трудно сказать. Нужно будет внимательно смотреть и продолжать собирать подсказки. Правда, младший?

И он любовно потрепал по плечу Грегори.

Тот посмотрел на старшего брата снизу вверх и просиял.

— Да, Магнус! Конечно, мы еще не все знаем — но узнаем обязательно. В путь!

— Загасите костер, — распорядилась Гвен и принялась укладывать дорожные припасы — сухари и сушеное мясо. Мальчики забросали кострище дерном, убедились в том, что все угли погасли, и отправились следом за матерью в ту сторону, к которой клонилось солнце.

Род пошел последним. На ходу он еле слышно проговорил:

— Старший удивляет меня, Векс. Вот не ожидал, что у него проявится талант вожака.

— Да, Род. Проявляется. Должен отметить, что он умело ищет подтверждения своим выводам.

Род кивнул.

— Ну да. В конце концов старший брат не мог признаться, что младший по части логических рассуждений его обходит. И не должен признаваться — если хочет сохранить лидерство.

— Уж Грегори, во всяком случае, его лидерство оспаривать не станет, — возразил Векс.

— Не станет. Но и Корделия, и Джеффри стали бы спорить, если бы им показалось, что Магнус навязывает свои решения младшим. Но если он хочет хоть чего-то добиться, ему нужно, чтобы они были на его стороне, — сказал Род и кивнул. — Да уж… Если кто-то и может заставить их трудиться сообща, так это Магнус.

— Или Гвен, Род. Или ты.

— Ну… это да, — согласился Род. — Но мы же не всегда будем рядом, правда?

— Довод рассудительный, но уж больно пессимистичный, Род. Нельзя ли поговорить о чем-нибудь повеселее?

— Например, о том, кто может стоять за этой историей с музыкальными камнями? Идея отличная, Векс. Поехали.