Прочитайте онлайн Чародей и сын | Часть 13

Читать книгу Чародей и сын
4616+1189
  • Автор:
  • Перевёл: Н. Сосновская
  • Язык: ru

13

Пока Гвен спала, Род связался с Вексом по радио и попросил робота предоставить отчет о проделанной работе. Векс сообщил, что Магнус нашел целительницу и вошел в ее жилище. Когда Гвен проснулась, Род все рассказал ей, и они вместе стали волноваться и ждать.

Но ждать им долго не пришлось. Вскоре Векс известил их о том, что Магнус тронулся в путь, что он жив, здоров и весел, как давно не был. А еще через полчаса до Гвен и Рода добралась короткая мысленная весточка:

— Папа, мама, со мной все хорошо. Пожалуйста, ждите меня у озера, где мы расстались.

— А мы не можем встретить тебя? — спросила Гвен.

Магнус подумал и ответил:

— Тогда давайте встретимся дома. Я туда телепортируюсь, а Векс сам доберется… Он не возражает.

— Пожалуй, я сумею о себе позаботиться, — добавил робот.

Род радостно кивнул.

— До встречи дома. — Он взял жену за руку. — Полетаешь со мной?

Гвен улыбнулась и мысленно позвала к себе свою метлу. Та стрелой подлетела к хозяйке. Гвен уселась на нее верхом и поднялась в воздух. Род старательно представил себе, что находится рядом с женой, оторвался от земли и поравнялся с нею.

Они приземлились во внутреннем дворе замка — и увидели Магнуса, выходящего из главной башни с заплечным мешком.

Гвен порывисто обняла сына.

— Слава Богу, сынок! Ты жив и здоров!

— И еще надо поблагодарить Деву Озера.

Магнус нежно отстранил мать и отступил на шаг.

Род крепко сжал его руку.

— Мы волновались за тебя.

— Понимаю, — серьезно ответил Магнус. — Но мама верно указала мне путь. Я исцелен.

— И снова куда-то собрался? — взглянув на дорожный мешок, проговорила Гвен. — Как же так, сынок? Куда ты идешь?

— Далеко, — ответил Магнус. — Очень, очень далеко. Я больше не могу оставаться в Грамерае, мама.

Гвен горько расплакалась, обхватила плечи сына, заглянула ему в глаза, попыталась прочесть его мысли — но увидела только самые поверхностные размышления и твердую решимость. Она отступила и перестала плакать.

— Что ж, чему быть, того не миновать, — скорбно проговорила она и приготовилась к тому, что Род сейчас взорвется.

Но Род и не подумал взрываться. Гвен не сводила глаз с сына и обнаружила, что он тоже приготовился к вспышке ярости со стороны отца, и точно так же, как она, изумлен. Они оба посмотрели на Рода, а тот печально и торжественно кивнул.

— Да. Тебе вправду нужно уйти, сынок, — как мне в свое время пришлось покинуть дом моего отца. Вот только его старшему сыну пришлось остаться, а я бы и собаку насильно удерживать не стал. — Он вздохнул, шагнул к сыну и положил руку ему на плечо. — Я знал, что это произойдет рано или поздно, потому для меня это — не сюрприз. Что ж, по крайней мере конец ожиданиям.

Г вен и Магнус удивленно смотрели на него.

Род улыбнулся.

— Доброй дороги — и пиши нам почаще.

Во двор замка, цокая копытами, рысью вбежал Векс.

Род обернулся.

— Быстро ты, однако, добрался!

— А я вообще передвигаюсь быстрее, когда не должен оберегать людей, — объяснил робот.

— Наверняка по дороге ты породил еще десяток местных преданий о лошадках-пуках. Ну и славно, что ты уже здесь. Для тебя есть поручение.

— Какое, Род?

— Пробил час, Векс. Магнус должен покинуть планету.

— О! — Голос робота позвучал печально. — Wanderjahi. Что ж, для меня большая честь сопровождать его.

Гвен протестующе вскрикнула, а Магнус воскликнул:

— Отец! Я не смогу лишить тебя твоего верного спутника!

— А как, интересно, ты собирался отправиться в межпланетное путешествие? — с ехидной улыбочкой осведомился Род. — В свободном полете? Летаешь ты, сынок, хорошо, спору нет, но все же вряд ли сумеешь достигнуть скорости света. А уж если бы тебе удалось самостоятельно войти в гиперпространство, то я бы сильно удивился, честное слово. — Он нахмурился. — Хотя… Нет, пожалуй, если бы удивился, то не очень сильно. И все же я бы предпочел, чтобы ты полетел в космическом корабле. А мой корабль без Векса не летает.

Магнус молчал. Он старался придумать другой способ, но так и не нашел его. Он медленно кивнул.

— Спасибо тебе, отец. И тебе, Векс. Но мне очень жаль, что из-за меня возникнут такие неудобства.

— Никаких неудобств не будет, Магнус.

— Купишь собственный корабль — сможешь отослать Векса обратно, — добавил Род. — Но и это не обязательно.

— Я сделаю это, отец.

— Пойдем. — Гвен решительно взяла сына за руку. — Кое с кем тебе обязательно нужно попрощаться.

Она мысленно позвала:

— Корделия! Джеффри! Грегори!

Под аккомпанемент негромких взрывов прибыли мальчики. Корделия вышла из башни и спросила:

— Что, мама?

— Ваш брат отправляется в далекое странствие на несколько лет, — старательно держа себя в руках, проговорила Гвен. — Попрощайтесь с ним.

Корделия с беззвучным криком бросилась к брату и крепко обняла его. Магнус ласково погладил ее по голове, по спине. Было видно, что ему нелегко, но он старался не выдать этого.

Род оставил Магнуса с младшими детьми, взял Векса под уздцы и завел за главную башню. Времени хватало. Нужно было позвать Брома О’Берина и Пака, Тоби, Алана и Диармида, а может — и короля с королевой. Хотел этого Магнус или нет, обязательно нужно было устроить прощальное застолье — пусть и на скорую руку.

Род открыл дверцу в боку в Векса, вытащил оттуда серебристую сферу размером с баскетбольный мяч и отсоединил кабель питания. Корпус — тело черного коня — застыл в неподвижности.

— Не кантовать, — прозвучал в голове у Рода голосок Векса.

— А кто кантует? Я тебя осторожно понесу. Не думаешь же ты, что я тебя шваркну оземь только ради того, чтобы Магнус дома остался?

— Разве ты способен на такую несправедливость?

— Ладно, чего уж там…

Род спустился с «мозгом» Векса в подземелье, вынул из скобы факел, зажег его силой мысли и дошагал до конца коридора. Там он вставил факел в скобу, нажал на третий камень в пятом ряду кладки снизу и отошел назад, ожидая, пока часть стены откроется, как дверь. Со скрипом и грохотом в стене открылся проем — чуть ниже и уже обычной двери, но все же в него можно было довольно легко проникнуть. Род взял факел и шагнул в проем, затем налег на потайную дверь и закрыл ее за собой, после чего тронулся в путь по туннелю.

Этот туннель для Рода прорыли эльфы — сразу же после того, как семейство Гэллоуглассов решило окончательно перебраться в подаренный королем Туаном замок. Под покровом ночи Род привел в эти края свой звездолет и велел Вексу закопать его на лугу неподалеку от крепостного рва. Векс так и сделал, а эльфы забросали корабль землей. Местные жители сочли круг земли посреди луга «кольцом фэйри» и были не так уж далеки от истины.

Такое размещение звездолета оказалось очень удобным — время от времени Роду было необходимо наведываться в бортовую лабораторию или библиотеку. Но еще важнее было то, что под рукой был аварийный ход, путь к спасению — если бы вдруг пришлось срочно спасаться бегством. Пока такой надобности не возникало — но за десять лет службы в должности секретного агента у Рода сформировалась склонность к предосторожности.

В конце туннеля завиднелась искореженная обшивка звездолета. Искорежена она была нарочно, для маскировки под небольшой астероид. Род прижал подушечку большого пальца к маленькой серебристой панели посреди вмятин и кратеров, и один из крупных кратеров открылся — это был входной люк. Род вошел в корабль, добрался до отсека управления, разместил серебряную сферу в соответствующей нише и подсоединил кабель питания. Затем он закрепил сферу скобами и закрыл панель.

— Ну, дружище, не подведи. Произведи впечатление, ладно?

— За время наших близких отношений с тобой, Род, мое интуитивное чутье не пострадало.

— Здорово. — Род улыбнулся. — Позаботься о мальчике, хорошо?

— Позабочусь, Род. Уж двадцать лет как забочусь.

— Что верно, то верно, Хирон. И проследи, чтобы он писал нам, ладно?

— Если он не напишет — напишу я, Род. А теперь тебе пора отправляться на прощальную пирушку.

Вернувшись в замок, Род обнаружил, что уже явилось не менее двух десятков гостей. Одни обнимали Магнуса, другие жали ему руку, и все желали счастливого пути. Некоторые плакали — но их было ровно столько же, сколько тех, которые смеялись. Король и королева каким-то образом ухитрились выкроить время и явиться к Гэллоуглассам. По двору сновали эльфы с накрытыми подносами. Стоило только кому-то на время оставить Магнуса одного, возле него сразу возникал Пак и принимался высказывать свои соображения по поводу всех тех чудес и диковинок, которые предстояло повидать молодому человеку.

Род присоединился к гостям. Не сказать, чтобы у него было так уж легко на сердце, но он старался изо всех сил и всем улыбался.

Неожиданно послышался оглушительный грохот и земля под ногами у всех сотряслась. Все умолкли, в испуге вытаращили глаза, но только собрались закричать от страха, как зазвучали сразу сто фанфар, а затем — главная тема из «Кащея Бессмертного». Под музыку над крепостной стеной поднялся в воздух огромный шар с искореженной поверхностью. Демонстрируя гостям свои «раны», полученные при встрече с сотнями метеоритов, фальшивый астероид завис над внутренним двором и опустился на камни мостовой. Прозвучала одинокая фанфара, открылся люк, выехал трап.

— Отлично, Векс, — пробормотал Род. — Спасибо тебе, услужил.

Толпа гостей молчала. Магнус посмотрел на отца. Род кивнул. Молодой чародей повернулся к гостям и негромко проговорил:

— Спасибо вам, друзья мои. Я никогда не забуду вас и того, как радостно мне было, что вы пришли попрощаться со мной. — Он обвел собравшихся взглядом, увидел слезы на щеках сестры, в последний раз быстро обнял ее, отступил и улыбнулся всем своим друзьям.

— Да поможет вам Бог.

— И тебе да поможет Бог, Магнус.

— Прощай, молодой чародей!

— Прощай!

— Постой. — Вперед вышел король Туан. Взгляд его стал торжественным, он обнажил меч. — Это надо было сделать несколько лет назад. Я все ждал от тебя прошения, но его не было, и потому теперь я не могу провести церемонию целиком — с подобающим постом и омовением. Однако я все же могу совершить посвящение. На колени, Магнус Гэллоугласс д’Арман.

Все умолкли — понимая, как это важно, что король упомянул истинное фамильное имя Магнуса.

Магнус шагнул к королю и опустился на колени перед ним.

Туан повернул меч плашмя и коснулся его лезвием одного плеча Магнуса и другого.

— Я, король острова Грамерай, нарекаю тебя рыцарем королевства и повелеваю тебе во все времена защищать слабых и наказывать злых, где бы ты ни был. — Он убрал меч в ножны, наклонился, легко ударил Магнуса по щеке и сказал: — Встань, сэр Магнус.

Толпа гостей радостно вскричала. Магнус встал и замер перед королем. Когда гости утихли, все услышали, как новоиспеченный рыцарь негромко сказал:

— Я ваш верный слуга, ваше величество. С этих пор и вовеки я буду хранить верность вам и королеве, и вашим наследникам, буду защищать вас в сражениях и служить вам во дни мира.

А потом вперед вышел принц Алан и пожал Магнусу руку. За ним последовал его младший брат, принц Диармид. Наконец к Магнусу подошла королева Катарина и протянула ему руку. Магнус склонился и поцеловал руку королевы.

Толпа гостей снова возликовала, а Туан сказал:

— Теперь ступай к своему отцу.

Магнус поклонился и отвернулся от монаршей семьи. Подбежал Грегори, подал старшему брату дорожный мешок. Магнус взял у него мешок и похлопал мальчика по плечу. Грегори одарил его лучистой улыбкой и зашагал рядом с ним, но его взял за руку Бром О’Берин и заботливо отвел в сторону.

— Не надо, — сказал он шепотом. — Пусть он хоть ненадолго останется наедине с родителями.

Грегори послушался. Гости разошлись так же быстро, как и собрались. Корделия и ее младшие братья провели королевское семейство в замок.

Возле трапа Магнус обернулся и сказал:

— Я обязательно вернусь, отец.

— Знаю, — ответил Род и положил руку ему на плечо. Его глаза блестели. — Только не тяни с этим, ладно? — Он громко проговорил: — Векс!

— Да, Род?

— Это твой новый хозяин. Повинуйся Магнусу, как повиновался мне, покуда он жив или до тех пор, пока он не дарует тебе волю.

Услышав эту древнюю формулу, Магнус вдруг осунулся и погрустнел.

— Хорошо, Род.

— И не забывай следить за тем, чтобы он почаще нам писал.

Магнус улыбнулся и одарил отца взглядом, полным сыновней любви.

— Обязательно, Род.

Только теперь Род наконец обнял сына.

— Будь осторожен, сынок, и всегда, прежде чем совершить посадку на любой планете, самым старательным образом изучай ее традиции и особенности. Поверь мне, во вселенной хватает весьма и весьма неприятных местечек.

— Хорошо, отец. Прощай.

— Но и славных местечек тоже хватает, — добавил Род и старательно улыбнулся. — Бывают времена, когда есть искушение об этом забыть — так ты не забывай, ладно?

— Ладно, — с улыбкой ответил Магнус.

К нему подошла Гвен, обняла его и тихо проговорила:

— Счастливого тебе пути, сыночек! Бог тебе в помощь! Возвращайся ко мне целым и невредимым, и да не будет твое сердце ранено.

— Вернусь таким же целехоньким, каким улетаю, — пообещал Магнус, поцеловал мать в щеку и отступил на несколько шагов.

Векс поторопил его:

— Горизонт для взлета свободен. Корабль приступает к взлету.

Все рассмеялись. Магнус вошел в люк, помахал рукой. Люк закрылся.

Род и Гвен еще долго махали руками — даже тогда, когда корабль-астероид набрал высоту и скорость и превратился в крошечную точку, а потом и вовсе исчез.

Только тогда Гвен отвернулась и, уткнувшись в плечо Рода, горько заплакала. Он крепко обнял ее. У него и у самого на глаза набежали слезы.

Когда супруги вернулись в замок, к ним подошли Туан и Катарина. Король молча обнял своего вассала, а Катарина заключила в объятия Гвен. Такое произошло впервые в их жизни.

Магнус прошел в отсек управления, уселся в кресло пилота, откинулся на спинку и порадовался тому, что ощущение взлетной перегрузки позволило ему забыть обо всем, кроме собственного тела. Но вдруг он ощутил странную боль и пустоту.

Но только он начал погружаться в меланхолию, как в его сознании прозвучал голос:

— Магнус!

Магнус замер и насторожился. Через пару мгновений он ответил:

— Да, Грегори. Так ты и теперь, когда я покинул планету, можешь мысленно беседовать со мной?

— Могу. И теперь мы узнаем, велико ли то расстояние, на котором мы будем слышать друг друга, верно?

— Верно. — Магнус улыбнулся. — Спасибо тебе, братишка.

— И тебе, Магнус. Вот только…

— Что, Грегори?

— Почему тебе понадобилось улетать?

Магнус тяжело вздохнул и попробовал придумать ответ:

— Потому что я не смогу стать самим собой, покуда живу в тени отца, Грегори. Понимаешь?

— Нет.

— Надеюсь, тебе никогда не придется этого понять. Но я скажу тебе только об одном. Я не верю, что это правильно — навязывать людям ту форму власти, которая больше нравится тебе самому.

— Ясно, — протянул Грегори. — А если бы ты остался в Грамерае, рано или поздно тебе пришлось бы сражаться из-за этого с папой.

— Ты все правильно понял. Поэтому я и должен был улететь.

— Да. Но, Магнус.

— Что?

— Это — не единственная причина?

Магнус немного помолчал и мысленно ответил:

— Ты прозорлив, как всегда, братишка. Нет, не единственная.

— Значит, есть и другие.

— По крайней мере еще одна. Но все сводится к главному.

— А мне придется когда-нибудь последовать за тобой?

— Не знаю. Но думаю, не придется. Ты — самый младший, и мир разума для тебя всегда был более реальным, чем мир чувств. Думаю, тебе хватит простора для странствий, даже если ты никогда не покинешь нашего маленького острова.

— Хорошо бы. — Грегори вздохнул. — Что ж, да пребудет с тобой удача, братец. Если понадоблюсь — зови.

— Позову, — ответил Магнус. — Я так тебе благодарен.

Мысленный голос Грегори умолк, и Магнус снова остался один, но ощущение пустоты почти отступило.

— Там, куда ты направляешься, тебе очень даже понадобится надежная защита для твоего бедного сердечка, — проговорил кто-то совсем рядом.

Магнус вздрогнул, повернул голову и увидел, что в кресле второго пилота восседает старьевщик.

— Ты? Ты и здесь можешь преследовать меня?

— Везде, — торжественно кивнул старьевщик. — Потому что я — внутри тебя, как внутри любого другого человека. Ты же видишь только мое внешнее проявление. Ну, возьмешь ты защиту для сердца, в конце концов?

Несколько минут Магнус молчал и смотрел на старьевщика, обдумывая, насколько этому типу можно верить. Конечно, это мог быть просто-напросто лживый демон — но скорее всего галлюцинация. Магнус гадал, что же произошло с его разумом, почему видения начали являться ему намного раньше, чем это случилось с его отцом.

— На четверть ты — истинный грамераец, — напомнил ему старьевщик, — и потому носишь в себе то, что у вас принято называть «ведьминым мхом».

Магнус нахмурился.

— Значит, когда мы окажемся довольно далеко от Грамерая, ты перестанешь мне являться?

— Быть может, и так. Но если это так, то ты должен или взять у меня защиту, или уж отказаться навсегда. Ну, берешь?

Магнус молчал и пристально разглядывал старьевщика. Наконец у него мелькнула мысль о том, что все те перемены в его разуме и теле, которые произвела Дева Озера, пожалуй, должны были уберечь его от любых вредных воздействий «подарочка» старьевщика.

— Берешь или нет? — не унимался старьевщик. — Хочешь, чтобы твое сердце стало неуязвимым?

— Да, — ответил Магнус наконец. — Хочу.

Старьевщик довольно ухмыльнулся, хлопнул в ладоши, развел их в стороны, и над его пальцами поднялась в воздух почти прозрачная золотая шкатулочка, в крышке которой виднелась большая замочная скважина.

Магнус не отрывал зачарованного взгляда от шкатулки, а она подплыла к нему и вдруг, набрав скорость, нацелилась на его грудь. Он вскрикнул, отшатнулся, но шкатулка упорно преследовала его. Теперь были видны только ее очертания. В конце концов она коснулась груди Магнуса, словно бы проникла в нее и исчезла. Магнус взвыл, обхватил себя руками, ожидая острой боли — но боли не было, было только едва различимое ощущение… Как будто что-то у него в груди немножко сместилось, а потом…

— Ничего, — прошептал он, устремив на старьевщика затравленный взгляд. — Я чувствую себя точно так же, как раньше.

— С этих пор осознаешь разницу.

Магнус вдруг понял, что, возможно, совершил нечто непоправимое.

— А если я пожелаю избавиться от этого? Ты заключил мое сердце в золотую шкатулку. Как мне открыть ее?

— Ключ — внутри тебя, — заверил его старьевщик.

— Где?

Старьевщик ухмыльнулся.

— Ну, знаешь… Это уж ты сам поищи. Этого и я не ведаю.

— Лжец! — прокричал Магнус.

Старьевщик мгновенно исчез. Какое-то время еще звучало эхо его противного хохота.

Домик был выстроен из саманных кирпичей и обмазан глиной, как все прочие вокруг него. Анархисты не желали привлекать к себе внимание. Но под слоем саманных кирпичей лежал слой бронированной стали, а в самой большой из этих «лачуг» за рабочим столом под самой современной лампой сидел пожилой мужчина.

— Агент Финистер с докладом, — прозвучал голос в воздухе.

Мужчина немного удивился, но тут же довольно улыбнулся.

— Впустите ее.

Открылась внутренняя дверь, и в комнату вошла стройная женщина. Глаза ее странно блестели, а двигалась она почти с эльфийским изяществом.

— Садись, садись! — Мужчина поднялся, принес пыльную бутылку, налил себе и гостье. — Выпей вина!

Он протянул ей кубок.

— Благодарю, босс. — Женщина уселась на грубо сколоченный деревянный стул возле письменного стола и с невинной улыбкой взяла у мужчины кубок.

— Ну? Какие новости? — Мужчина торопливо обошел стол и уселся напротив женщины. — Мне известно, что молодой чародеишка покинул планету — а это хорошо, просто-таки очень хорошо! Но ты ведь его просто так не отпустила? Наверняка нагрузила чем-нибудь?

— Думаю, да, — ответила Финистер. — Конечно, полной уверенности нет, но если психологи правы, то я одарила его полным отвращением к сексу в любой его форме, и притом — пожизненно.

— Запрещающая психотерапия. Ясно. — Мужчина энергично кивнул несколько раз подряд. — Да. И все-таки наверняка сказать нельзя, правда? Как бы то ни было, ты отлично поработала, агент Финистер! Если нам удастся подкосить второе поколение чародеев, то мы хотя бы предупредим нарождение третьего. Отлично, отлично! Особенно удачно, что удалось так обработать старшенького — у него самая могущественная комбинация псионных генов. Таких людей еще на свет не рождалось. И если он начнет плодиться…

— Не начнет, — с хитрой-прехитрой ухмылкой возразила Финистер.

— Поразительно! И как же это тебе удалось?

— А я позаимствовала идею у одной старой ведьмы, которая ему встретилась на пути. Эта карга живет в полуразрушенной башне и специализируется на том, что совращает юнцов, а потом кормится их жизненными силами. Между ними до настоящего секса так и не дошло, но все же опыт молодым человеком был приобретен крайне неприятный. Вот я и решила закрепить пройденный материал. Я, конечно, старательно маскировалась. Сначала я явилась ему в обличье жены дворянина…

— А я еще гадал, зачем тебе понадобилось столько агентов в помощь.

— Мне же нужно было в заброшенном замке полный марафет навести! Агент Мортрейн, кстати, прекрасно сыграл роль моего мужа, ревнивого старикашки. Конечно, мне бы пришлось невесело, если бы молодой Гэллоугласс и вправду потащился со мной в замок моего отца, но к тому времени, как мы туда добрались, он хотел поскорее со мной расстаться.

— И ты закрепила достигнутое ведьмой? Наделила его отрицательным сексуальным опытом?

— За счет того, что он оказался застигнутым врасплох, так сказать, на пороге адюльтера? Еще каким отрицательным!

— Почему же только на пороге?

Мужчина нахмурился.

— Я боялась, что в последний момент его замучает совесть. Но удар для него оказался силен. Потом я подслушивала его мысли и узнала о том, что он общался со своим «вторым я» с планеты Тир Хлис.

— Это в той параллельной вселенной, куда мы забросили всю их семейку, когда Магнус был еще мальчишкой? До сих пор не могу понять, как им удалось оттуда смыться.

Главный агент анархистов подумал о том, как же они полезны в работе — местные агенты, грамерайские эсперы-найденыши, воспитанные анархистами и взращенные в верности их организации под названием ИДИОТ, что расшифровывалось как «инициаторы движения за искоренение объединения телепатов».

— Да, речь о той самой вселенной и той самой планете. Грех было упускать такую возможность. Я нарядилась царицей эльфов, очаровала его и держала, совершенно беззащитного, под гипнозом. Потом я внушила ему сон с массой подробностей. Но до конца довести дело не удалось — вмешался его младший братец и все испортил. Подсунул парочку альтернативных образов. И все-таки я поработала неплохо. Потрясение для него получилось не слабым.

Главный агент нахмурился.

— А младший брат понял, что это сон?

— Ему в сознание я не заглядывала. Мальчишке пока только тринадцать, но он бы в секунду меня раскусил. Грегори, пожалуй, самый талантливый телепат из них. Так что, не знаю, но почти уверена, что сосунок тоже решил, что все происходит в Тир Хлисе. Ну а потом предстала перед ним в образе девицы-чаровницы и обработала его гипнотическим сексом по полной программе.

Главный агент пару секунд сидел не шевелясь. Потом его губы расплылись в медленной улыбке.

— Удивительно, как это он еще жив до сих пор.

— Да он бы помер, если бы не вмешалась одна мерзавка из Озерного Края. Я его погрузила в полнейшую депрессию, напустила на него гипнотический сон. Словом, он был полностью убежден в своей бесповоротной обреченности. Он был готов не есть ни крошки и в конце концов непременно помер бы с голоду. Но его растолкали родители, а этот треклятый конь-робот, чтоб ему было пусто, отвез его к Зеленой Колдунье, или Деве Озера, или как ее еще там… Кстати, босс, надо бы с ней разобраться покруче, с этой дамочкой.

Главный агент что-то записал в блокноте.

— Хорошо, подумаем. И что же, она уничтожила все твои труды?

— Не все. Все она бы не смогла уничтожить. Из депрессии она его вывела, что правда, то правда, и вернула ему желание жить — но он до сих пор не понял, зачем оно ему сдалось, это желание, и женщинам доверять не будет до конца своих дней. Думаю, ни одному психиатру не вырвать это из его подсознания с корнями. И секс его интересовать не будет — ну разве как интеллектуальные поиски.

— А от интеллектуальных поисков детишки не родятся! — хихикнул главный агент и довольно потер руки. — Славно, агент Финистер, очень славно! Пожалуй, пора поручить тебе что-нибудь посерьезнее, а?

— И я так думаю. — Агент Финистер встала, обошла вокруг стола и погладила босса по щеке. — Посерьезнее и поинтимнее.

Глаза у главного агента похотливо зажглись. Он вальяжно улыбнулся.

— И что же вы предлагаете, агент Финистер?

— Себя. — Она прикоснулась кончиками пальцев к правому виску мужчины, и вдруг его лицо стало равнодушным, невыразительным. С чувственным изяществом красотка взяла из его рук кубок и поставила на стол, после чего прикоснулась к левому виску своего начальника. Его взгляд мало-помалу наполнился страстью и желанием. — Мне так хотелось бы в один прекрасный день стать главным агентом… — проворковала Финистер.

Ее босс кивнул и принялся что-то проворно писать. Финистер не убирала руки от его висков до тех пор, пока он не поставил точку, а потом еще немного постояла за его спиной, еле заметно улыбаясь.

— Агент Ворли, — обратился мужчина к невидимому интеркому, с трудом сдерживая страсть.

— Да, босс?

— Войдите, пожалуйста.

Дверь открылась и вошел хмурый молодой человек.

— Слушаю, босс.

— Вы — мой свидетель, — сказал босс. — Если я умру, так сказать, на боевом посту, агент Финистер станет моей преемницей.

Молодой человек вытаращил глаза, посмотрел по очереди на босса, на Финистер. Красотка молча многозначительно улыбнулась ему. Молодой человек покраснел и отвел взгляд.

— Как скажете, босс.

Дверь закрылась за ним.

— Ну? — проворковала Финистер.

Босс поднялся и почти автоматически последовал за ней через соседнюю дверь в свои личные апартаменты.

А на следующее утро его похоронили. Похороны были самые роскошные — по грамерайским меркам: главный агент Финистер позаботилась об этом. Не стоило подрывать авторитет фирмы.