Прочитайте онлайн Благородный разбойник | Глава 13

Читать книгу Благородный разбойник
4018+2095
  • Автор:
  • Перевёл: Е. А. Гонсалес-Менендес
  • Язык: ru

Глава 13

— Работы на месте уже начались, как вы хотели, — говорил стоявший рядом с Недом мистер Дейл.

Нед видел, как лакей сунул Эмме записку. Видел, как она незаметно положила ее в карман, посмотрела ему в глаза, потом отвернулась и шепнула что-то на ухо леди Ламертон. Дейл продолжал говорить.

— Хорошо. Держите меня в курсе, как будут идти дела. Прошу меня извинить, сэр. — Нед проследил взглядом за Эммой и пошел к выходу.

Гардины в кабинете были опущены. Горели лишь несколько свечей в одном из канделябров, и их дрожащее мерцание было единственным источником света в темноте.

Он стоял у камина с полупустым бокалом бренди в руке и смотрел на черный очаг. Он ждал.

— Девлин, — сказала она, тихо закрыв за собой дверь.

— Всего одно слово, если позволите. — Нед схватил за шиворот того самого лакея, который передавал Эмме записку, и, зажав его в углу за колонной, сунул ему в руку пятифунтовую банкноту.

Лакей убрал деньги в карман.

— Все, что пожелаете, сэр.

— Имя человека, который дал вам записку для мисс Норткот.

— Это был лорд Девлин, — ответил лакей. — Я видел, как он направлялся в кабинет полковника Морли.

Нед сунул в руку лакея еще одну банкноту и поставил к нему на поднос нетронутый бокал шампанского.

Когда он выходил из зала, его лицо было мрачнее тучи.

Девлин стоял в полумраке кабинета и не двигался. Он даже не потрудился оглянуться.

Эмма подошла ближе.

— Вы сказали, у вас есть новости про Кита.

Но Девлин продолжал стоять неподвижно. Он не реагировал, как будто не слышал ее. До тех пор, пока она не подошла совсем близко к нему. Глядя, с каким задумчивым и хмурым видом он смотрел на очаг, Эмма испугалась, что ей предстоит услышать самое худшее.

— Девлин, — тихо повторила она.

Он одним глотком допил бренди, остававшийся в бокале, со звоном поставил его на каминную полку из черного мрамора и, наконец, повернулся к ней.

— Я солгал, — сказал он.

Эмма в недоумении уставилась на него.

— Я не понимаю… Тогда зачем вы послали мне записку, говоря, что… — Она запнулась, сраженная внезапной догадкой.

— Вижу, вы все прекрасно поняли. — Девлин не улыбался. Просто смотрел на нее. — Я хотел, чтобы вы пришли сюда одна.

— Как вам не стыдно использовать для этого имя моего брата? Особенно после той роли, которую вы сыграли в его падении.

По лицу Девлина мелькнула тень смущения. Он отвел глаза. А когда снова посмотрел на Эмму, в них сквозил неприкрытый цинизм.

— Никто не приставлял к его виску пистолет, заставляя садиться за игорный стол.

— Может, и нет. Но он был мальчиком, а вы и остальные — взрослыми людьми из того мира, куда он так тянулся, и вы сбили его с пути.

— Кит был не ребенок, Эмма. Он был глупцом, но все равно оставался мужчиной. Мужчиной, который сам делает свой выбор. И отвечает за последствия своих действий. Как поступают все мужчины, Эмма. — В глазах Девлина появилось очевидное горькое чувство вины, но он снова спрятал его. — Вы не можете перекладывать его вину на меня и моих друзей.

— Я не настолько глупа. Я знаю, что мой брат виноват. В конце концов, это он проиграл все деньги. Но вы и ваши друзья позволили ему поставить на карту последний пенни. Вы позволили ему поставить все. Вам следовало остановить его, Девлин. Вы ведь считались его друзьями.

— Мы и были его друзьями. — Он улыбнулся безрадостной холодной улыбкой. — Мы ими и остались.

— Избавьте меня от вашего притворства.

— Как вам будет угодно.

Наступила тишина. Девлин с холодной решимостью смотрел ей в глаза.

— Прошу меня извинить, лорд Девлин.

— Боюсь, я не могу позволить вам уйти.

От его слов по спине у Эммы пробежал холодок страха, но она, не подавая виду, встретила их презрительным взглядом и повернулась, чтобы уйти. Однако Девлин крепко схватил ее за руку.

— Вы не должны были отказывать мне, Эмма.

Она почувствовала, как страх нахлынул на нее, в одно мгновение заполнив собой все ее существо. Эмма пристально посмотрела туда, где его пальцы впились в ее руку, потом подняла глаза, стараясь казаться спокойной и уверенной.

— Девлин, что вы делаете?

— То, что должен. — Его голос звучал мягко, контрастируя с мрачной решимостью в его глазах.

Страх настойчиво стучался в сердце Эммы. Она попыталась вырваться, но не смогла справиться с его хваткой. Она перестала бороться, чтобы сберечь силы.

— Что вы намерены сделать, Девлин?

— Спасти вас от Стрэтхема.

Эмма рассмеялась и скептически покачала головой.

Девлин не улыбнулся. Его лицо было холодным, недовольным и пугающим.

Она снова взглянула туда, где его пальцы сомкнулись вокруг ее руки. Потом с насмешкой посмотрела ему в глаза.

— И вы упрекаете его в том, что он не джентльмен?

— Иногда цель оправдывает средства, — тихо сказал он, притягивая ее ближе к себе. Так близко, что она увидела светлые искорки в его темных глазах и почувствовала на щеке его горячее дыхание.

Сердце Эммы билось с такой скоростью, что ей стало нехорошо. Она попыталась сопротивляться, но Девлин был слишком силен.

— Не делайте этого, Девлин, — сказала она. — Пожалуйста.

Он сглотнул, отвел глаза, но тут же снова посмотрел на нее.

— Всего один поцелуй, Эмма. И больше ничего, я клянусь. Не бойтесь меня.

Его рука обхватила талию Эммы. Когда его хватка немного ослабела, Эмме удалось вырваться и побежать, но Девлин схватил ее за плечо и снова повернул к себе.

— Нет! Не надо! — Она боролась, но Девлин был гораздо выше и мощнее.

Он снова обхватил ее руками, заглядывая в глаза.

— Простите меня, Эмма, — сказал Девлин, перед тем как его губы сомкнулись вокруг ее рта.

Эмма боролась изо всех сил, но это не помогало. Она чувствовала лишь его силу, запах одеколона и губы, бесцеремонно завладевшие ее губами. Страх и гнев становились все сильнее.

В пылу борьбы Эмма не слышала, как дверь кабинета открылась. Но Девлин услышал это. Он так резко выпустил ее, что она пошатнулась назад и ударилась о стену у камина. Эмма осталась на месте, прижавшись спиной к стене. Она тяжело дышала и дрожала всем телом от ужаса и напряжения борьбы. Девлин стоял к ней лицом, уставившись ей в глаза своим холодным взглядом. Но Эмма, казалось, не замечала его. Она не отрываясь смотрела на дверь, где стоял Нед. Он стоял молча и неподвижно, но его спокойствие предвещало нечто совсем другое. Сделав шаг в комнату, он осторожно закрыл за собой дверь. В тишине раздался очень тихий щелчок.

Только тогда Девлин обернулся, бросил взгляд через плечо и вдруг изменился в лице, как будто маска, скрывавшая его, упала от неожиданности.

Нед посмотрел в глаза Эммы и на мгновение перевел взгляд на вырез ее платья. Только тогда она заметила, что оно порвалось во время борьбы. Взгляд Неда изменился. В его глазах появилось что-то настолько мрачное и страшное, что даже Эмма почувствовала испуг. Взгляд Неда упал на Девлина. Эмма видела, как Нед силен, когда он дрался с черноволосым в «Красном льве». Но это было совсем другое. Вся его фигура, все его существо сейчас изменились. И даже воздух вокруг него стал каким-то другим. Он весь наполнился темной смертельной угрозой. Спокойствием, чреватым самой страшной бурей. Предчувствием смерти.

— Нед. — Ее голос превратился в шепот, хриплый, надтреснутый. В нем слышались облегчение и мольба. — Остановитесь. Подождите. Это не…

Но слова Эммы затихли, когда она поняла, что он ее не слушает. Он не отрываясь смотрел на Девлина. В этот миг она поняла, что судьба Девлина решена. Нед собирался убить его.

Девлин, должно быть, тоже это понял. Он повернулся лицом к Неду. Напрягся. Слегка подобрался, готовый встретить то, что будет дальше. Готовый драться за свою жизнь.

Эмма заметила, что Нед сделал едва заметное движение, как будто по его мышцам пробежала слабая дрожь. Он встал ровнее, собравшись в один смертельный кулак.

— Ты перешел черту, за которой нет возврата, Девлин. — Голос Неда звучал тихо и спокойно. — Ты можешь делать все, что хочешь, в отношении меня. Но Эмма… — Он покачал головой.

Девлин не двигался с места, возвышаясь между ней и Недом.

— Ты ее не получишь, Стрэтхем.

— Отойди от нее! — Это был почти звериный рык.

Девлин отрицательно покачал головой:

— Сначала я увижу тебя в аду.

Наступил последний крошечный миг тишины. А потом все взорвалось с невероятной скоростью, силой и яростью. Нед бросился на Девлина. Когда они столкнулись, казалось, все стены комнаты задрожали, но Нед устоял на ногах, и уже в следующее мгновение двое мужчин с жутким грохотом упали на пол. В воздухе замелькали кулаки, посыпались страшные удары.

Они катались по комнате, боролись, пинали друг друга ногами. Круглый столик из красного дерева оказался перевернут вверх ногами, хрустальный графин и бокалы превратились в груду осколков на каминной полке. В одно мгновение Нед брал верх, в другое успех переходил к Девлину.

— Остановитесь! Прекратите! — крикнула Эмма, но ее голос был словно шепот во время урагана. Ей не удавалось даже приблизиться к ним.

Мужчины поднялись на ноги. Их белые сорочки, галстуки и жилеты покрылись красными кровавыми пятнами. У Девлина треснула губа. На щеке Неда виднелась ссадина, рукав его фрака был оторван.

Девлин быстро рванулся вперед и ударил Неда в живот, а когда тот согнулся пополам, нанес несколько ударов ему в лицо.

Нед попятился назад.

Девлин двинулся за ним, держа кулаки наготове.

Нед улыбнулся и, перехватив кулак Девлина, направленный на него, отбил удар.

Подобно двум борцам на ринге, мужчины впились друг в друга глазами, их напряженные тела замерли. Потом Нед заломил руку Девлина и с такой силой ударил его по лицу, что Девлина отбросило к стене. Он начал сползать вниз, но Нед поднял его за шиворот и, снова поставив на ноги, схватил за горло и стал душить.

— Нед! — Эмма подбежала к нему. — Остановитесь! Подумайте, что с нами будет, если вы его убьете. — Она положила руку ему на плечо и почувствовала, как тяжело он дышит. — Нед, пожалуйста. Не делайте этого.

Его взгляд упал на Эмму. В нем было столько любви и ярости, что у нее перехватило дыхание. На секунду его глаза задержались на ней. Нед кивнул и снова повернулся к Девлину.

— Если ты еще раз прикоснешься к ней, клянусь, я убью тебя. Что бы с нами ни случилось. Ты меня понял?

От удушья лицо Девлина сделалось багровым. Он с трудом сделал жест, означавший согласие.

Нед отпустил его, и Девлин, хватая ртом воздух, осел вниз.

— О, Нед, — шепнула Эмма и только теперь поняла, что плачет.

— Эмма… — Нед обхватил ее своими могучими руками и отвел подальше от Девлина.

Он обнимал ее, прижимая к себе. Она чувствовала, как тяжело бьется его сердце, с какой силой кровь стучит в жилах. Этот мужчина, этот воин, который столько раз спасал ее, этот мужчина готов был убить, чтобы защитить ее.

Эмма подняла лицо вверх, посмотрела в его глаза и почувствовала, как его рука легла ей на затылок.

— С меня довольно притворства. Так больше не может продолжаться, Эмма. Нам надо поговорить начистоту. — Нед нежно провел пальцем по ее лицу. — Но не здесь и не сейчас. Всему свое время. Мы должны выбраться отсюда и вернуться в зал, пока ваше отсутствие не заметили.

Она кивнула, понимая, что он прав.

В этот момент дверь распахнулась и оттуда послышались потрясенные высокие женские и низкие мужские возгласы. Эмма поняла, что слишком поздно.

Только когда дверь кабинета открылась и перед ним предстали полковник, миссис Морли и леди Ламертон в окружении ближайших друзей Девлина, только когда Нед увидел выражение его лица, он догадался, что происходило на самом деле. Что замышлял Девлин. Он ждал появления этих людей, но не Неда. Нед бросил хмурый взгляд туда, где стоял Девлин.

Эмма была в его объятиях. Ее лицо было залито слезами. Ее платье порвалось на плече, волосы растрепались, губы распухли от поцелуя. Она выглядела как женщина, которую обесчестили. И то, что этого не случилось, уже не имело никакого значения.

— Боже правый, Стрэтхем! — воскликнул полковник Морли. — Вы ее погубили!

— Нет, — попыталась сказать Эмма. — Это был…

Нед понял, что должен сделать. Его рука крепче обхватила ее талию. Он посмотрел на Эмму, как будто хотел предостеречь ее. Потом быстро поцеловал ее в губы, не давая сказать ничего больше, и шагнул вперед, закрывая ее от чужих взглядов.

— Признаю свою вину, — сказал он. — Если бы Девлин не помешал нам… — Он взглянул на виконта.

Глаза Девлина потемнели от пылавшей в них ненависти. Но он уже ничего не мог сделать, ничего не мог сказать.

— Эмма? — Леди Ламертон возмущенно уставилась на нее.

Глаза Неда снова взметнулись к Эмме, приказывая понять все и сказать нужные слова.

Эмма посмотрела на леди Ламертон и молча кивнула.

— Ну что ж, сэр, — надувшись, провозгласил полковник Морли. Он двинулся к Неду, но, увидев выражение его лица, остановился и оглянулся назад в поисках поддержки. — Мисс Норткот — девушка из благородной семьи. Существует только один способ достойно выйти из этого более чем щекотливого положения.

— Безусловно, — согласился Нед. Это должен был сделать либо он, либо Девлин. Но отдать ее Девлину… это было совершенно невозможно: и из-за того, что он чувствовал к Эмме, и, главное, после того, свидетелем чего он только что стал. — Я женюсь на ней. — Его лицо сделалось хмурым.

Морли кивнул.

Наступила тишина. Девлин был чернее тучи, Монтейт, Фаллингем и Булфорд выглядели не лучше. Полковник Морли изображал справедливое негодование. Леди Ламертон казалась потрясенной до глубины души.

А Эмма?… Она старалась держаться со спокойным достоинством, но Нед видел в ее глазах облегчение от того, что это сделал он, а не Девлин.

И все же на душе у него скребли кошки, потому что он понимал, что от ее облегчения не осталось бы следа, узнай она правду.

Судьба с холодной иронией смеялась над ним.

Но он стоял на месте и молчал, защищая женщину, которую любил.

— Только не говорите, что я вас не предупреждала. — Леди Ламертон пребывала в крайнем возмущении, и Эмма не могла ее винить. Она уже потеряла одну компаньонку. А теперь ей предстояло лишиться другой. Кроме того, леди Ламертон хорошо относилась к ней, и Эмма это ценила. Вдова проявила к ней искреннюю доброту, не обращая внимания на скандал, окружавший имя ее семьи.

— Мне очень жаль, — сказала Эмма. И это была правда. Ей было жаль леди Ламертон. Жаль Неда. Жаль отца и Кита. Жаль, что вокруг нее заварилась вся эта каша.

— Я знала, что он нехороший человек.

Эмма сглотнула и крепко сжала губы, чтобы удержать слова в защиту Неда, готовые сорваться у нее с языка. Она боролась не с Недом, а с Девлином.

Нед выглядел мерзавцем, в то время как он был виновен только в том, что спас ее.

— Хотя никто из нас не подозревал, до какой степени падения он способен дойти. — Вдова поморщилась от отвращения, прежде чем решилась произнести неприятные слова. — Использовать силу против женщины… — Она покачала головой. — Я полагаю, дурная кровь всегда дает о себе знать. Он и вправду не джентльмен, а настоящий разбойник.

Услышав эти слова, Эмма закрыла глаза.

— Но для начала объясните мне, что вы делали в кабинете наедине с ним? Вы сказали мне, что идете в дамскую комнату.

— Я получила записку, — медленно произнесла Эмма, с отвращением думая о том, что не может сказать правду о сцене, произошедшей в кабинете. — В ней говорилось, что у него есть какие-то новости о моем брате.

Леди Ламертон нахмурилась.

— Гнусная ложь, достойная только самого отпетого негодяя.

— Да, вы правы. — За исключением того, что этим отпетым негодяем был не Нед, а виконт, принадлежавший к самому избранному кругу лондонского света.

— Слава богу, что туда зашел Девлин! Страшно подумать, что было бы с вами, если бы он этого не сделал.

Эмма отвела взгляд в сторону, чувствуя, что не в состоянии слушать, как превозносят Девлина и порочат Неда.

— В конце концов, он понял, что ему не удастся улизнуть от исполнения того, что обязан сделать порядочный человек. Не сомневаюсь, что он попытался бы это сделать, если бы не присутствие стольких джентльменов.

Эмма улыбнулась про себя такому нелепому утверждению. Если бы они только знали… Если бы дошло до драки, ни у полковника Морли, ни у Девлина, ни у всех остальных не было бы никаких шансов. Она вспомнила руку Неда, державшую Девлина за горло. Не вмешайся она, Нед, несомненно, задушил бы виконта.

Увидев, что Эмма не отвечает, леди Ламертон по-своему истолковала ее молчание.

— Я понимаю, как это тяжело, но вам придется выйти за него замуж. Если вы этого не сделаете, ваша репутация будет погублена безвозвратно. И ни я, ни кто-то другой не сможем ничего сделать. Я просила полковника Морли, Девлина и всех остальных сохранить это происшествие в тайне.

Эмма сомневалась, выполнят ли они эту просьбу. Она знала, как сильно Девлин ненавидел Неда. Хотя после того, что он сделал… От одной мысли об этом ее бросило в дрожь.

— И конечно, я в самых недвусмысленных выражениях объяснила мистеру Стрэтхему, что ему отказано от этого дома. У него хватило наглости думать, что этим утром он может явиться сюда.

Эмма подумала о том, что, пока они с леди Ламертон сидели наверху в малой гостиной и писали письма, Уилкот сообщал Неду, что ни леди Ламертон, ни мисс Норткот не примут его.

— Что плохого было бы в том, чтобы принять его?

— Что плохого? — фыркнула леди Ламертон.

— В следующую пятницу мы поженимся.

— Для начала будем надеяться, что у мистера Стрэтхема достанет благородства сдержать свое обещание.

Нед Стрэтхем был самым благородным человеком из всех, кого знала Эмма. Ей стоило неимоверных усилий спокойно сидеть и слушать, как его несправедливо обвиняют.

— Он не стал бы… — начала она.

— Неужели? — Леди Ламертон подняла брови и посмотрела на Эмму сверху вниз. — Я уверена, что от Неда Стрэтхема можно ожидать чего угодно.

Нед дождался, когда за его поверенным закрылась дверь, и только тогда заговорил:

— Готово. Теперь мои дела и проект, который мы затеяли с Мисборном, всегда будут под присмотром.

Роб кивнул:

— Ты делаешь доброе дело для этого города, Нед Стрэтхем.

— Эти деньги не мои.

— Твои. Ты взял желудь и вырастил из него дуб, ветви которого простираются далеко за пределы роскошных гостиных Мейфэра, лишив владельцев игорных клубов этих денег. Иначе они рано или поздно оказались бы в их и без того туго набитых карманах. Ты не можешь этого отрицать.

— Возможно. Но это не меняет того, откуда взялись эти деньги. — Нед смотрел на пустую блестящую поверхность своего письменного стола из красного дерева.

Они помолчали.

— Не думал, что Девлин способен на такую низость. — Роб с шумом втянул воздух.

— Отчаяние толкает человека на крайности.

— Он зашел слишком далеко.

— И даже дальше. — Нед закрыл глаза, вспомнив, что Девлин делал с Эммой. Эта сцена навсегда отпечаталась в его сознании. Каждый раз, когда он вспоминал об этом, его зубы скрипели, руки сами собой сжимались в кулаки, а кровь вскипала от ярости и желания защитить ее. — Ирония судьбы в том, что Девлину надо было подождать всего один час. Один час, пока мне не представилась бы возможность поговорить с ней. О том, кто я и что я. Ему не пришлось бы ничего говорить и ничего делать.

Роб сглотнул.

— Ты хочешь рассказать ей все до пятницы? — Он поднял брови. — Думаешь, она согласится выйти за человека, который погубил ее любимого братца? За человека, который выиграл у него все состояние и разрушил благополучие ее семьи?

Нед слегка покачал головой:

— Если я расскажу ей, она откажется. А если она не выйдет замуж, она будет безвозвратно опозорена.

Двое мужчин смотрели друг на друга.

— Да поможет нам Бог, — сказал Роб.

— Аминь, дружище, — откликнулся Нед. — Воистину, да поможет нам Бог.