Прочитайте онлайн Бишу-ягуар | Глава 6

Читать книгу Бишу-ягуар
5012+1893
  • Автор:

Глава 6

Темнота наступила пугающе неожиданно. Только что светило солнце, а в следующий миг сгустились сумерки и повеяло прохладой. Небо заволокло грозовыми тучами, и через мгновение на лес обрушились потоки воды.

Вскоре образовались целые реки; они быстро неслись по красноватой земле, подмывая берега, которые обрушивались во вздувшиеся бурные потоки, образуя маленькие плавучие островки, увлекаемые дальше течением. Сначала дождь означал для Урубелавы лишь одно: следы, по которым он шел, будут мгновенно уничтожены. На мгновение его охватило чувство досады, которое, однако, тут же прошло. Дожди представляли постоянную угрозу для индейцев. Урубелава хорошо помнил, как несколько лет назад его поселок, только что заново отстроенный после пожара, был смыт разбушевавшейся водной стихией. Тогда в живых осталось только тридцать жителей поселка из ста сорока.

Поэтому первой мыслью Урубелавы было найти крупное дерево, которое устояло бы под напором воды. Столетняя сейба, к которой он бросился сначала, имела слишком слабую корневую систему и могла обрушиться, когда волны размоют землю у ее основания. Держа за руку дочь, индеец продолжал бежать, пока не наткнулся на исполинскую цедрелу, футов в сто высотой и около десяти в поперечнике. Дерево за сотни лет успело обрасти целым лесом лиан, так что индейцу, чтобы добраться до ствола, пришлось прорубаться сквозь них с помощью мачете.

Прижавшись спинами к лесному великану, отец и дочь смотрели на дождь, который хлестал по их полуобнаженным телам; капли стекали по блестящей коже, образуя у ног ручейки. Рядом с ними обрушилась багряно-красная бальзамическая мирта, сплошь заросшая пунцовыми, пурпурными и желтыми орхидеями, – они даже почувствовали исходившее от коры благовоние.

Ноги индейцев, стоявших по колени в воде, стали замерзать. Урубелава срубил лиану, перебросил ее через один из нижних суков дерева и легко, как обезьяна, вскарабкался по ней. Устроившись в развилке ветвей, он втянул наверх и дочь. Под ними яростно бурлил и клокотал водный поток, зародившийся всего несколько минут назад. Внезапно невдалеке в тучах образовался просвет, в то время как вокруг стеной лила вода, разбиваясь барабанной дробью по листьям. Но там, где косые сильные лучи солнца прорезались сквозь ливень и сельву, весь лес вдруг озарился ослепительным огнем, сначала пурпурным, а потом золотисто-желтым. Яркая зелень расцветилась переливающимся радужным багрянцем. Над сельвой повисло удивительное зарево, от которого, казалось, запылала вода. Свечение усиливалось с пугающей быстротой.

Девочка, испуганно озираясь по сторонам, начала дрожать, но отец, которому уже доводилось видеть такое, успокаивающе улыбнулся:

– Это мокрый огонь. Он не причинит нам вреда.

Зарево уже зависло над деревьями, заполыхавшими огненным золотом. Лес засиял невиданной красотой. Холодный, меняющийся разноцветный огонь окружил индейцев и, казалось, слился с ними; даже тела их отливали пламенем.

Странное свечение исчезло так же внезапно, как и возникло.

– Видишь, оно не причинило нам вреда, – сказал Урубелава таким тоном, будто все содеял сам.

Марика посмотрела вниз. Земля, по которой они совсем недавно ходили, была затоплена. Небольшой питон отчаянно боролся с бурным течением Рядом мелькали, то и дело исчезая, ноги какого-то животного. Может быть, антилопы? Дождь не утихал.

Поблизости послышался страшный треск – исполинская сейба, под которой они совсем недавно укрывались, накренилась и начала падать. Удерживаемая несколько мгновений опутывавшими ствол лианами, она пьяно качнулась, а затем, обдирая ветви, рухнула в поток. Перекрывая рев воды и грохот опрокинувшегося дерева, истошно вопили птицы – шум стоял невообразимый. Посмотрев на упавшую сейбу, Урубелава похлопал ладонью по стволу приютившего их дерева, словно уверяя себя: уж эта цедрела прочно вросла корнями в землю, ее так легко не вырвать. Внезапно Урубелава решился.

– Мы пойдем туда, к горе! – сказал он, указывая направление. – Так будет лучше.

Девочка испуганно смотрела на прибывавшую воду. Но отец был непреклонен.

– Здесь неглубоко. Мы сможем идти вброд.

Марика кивнула. Урубелава первым соскользнул вниз по лиане и убедился, что вода доходит только до пояса. Он улыбнулся, посмотрел наверх и, когда девочка стала спускаться, подхватил ее за талию, чтобы не захлестнуло водой. Небольшие волны накатывались на них, но отец и дочь медленно, проверяя каждый шаг, начали продвигаться по направлению к горе.

Вырванное с корнями дерево, вращаясь, проплыло мимо них, рядом течение увлекало мертвого грифа. Внезапно земля под ногами задрожала, вздыбилась, и они оказались только по колено в воде. Девочка испуганно посмотрела на отца и, увидев страх на его лице, заплакала. Схватив ее за руку, Урубелава закричал:

– Скорее! Мы должны бежать отсюда!

Земля пришла в движение, словно заскользила под ногами… Огромный остров тесно переплетенных лиан, кустов и деревьев, смешавшихся в невообразимом хаосе, постепенно отрывался от твердой земли. Дерево поблизости пошатнулось и рухнуло, подняв фонтан грязи и ила вывороченными корнями, образовавшими причудливый изломанный узор на фоне неба.

Урубелава подхватил дочь и понес ее на руках, то и дело оглядываясь на громоздившиеся вокруг и угрожающие падением деревья. Рядом вздыбился и рассыпался массивный грязевый вал. Внезапно кусок острова осел и исчез под водой; два огромных дерева швыряло в водовороте, как спички. Малютка-антилопа пыталась удержаться на проплывавшем мимо стволе; ее огромные глаза были испуганно расширены, а уши тесно прижаты; переступая тонкими ножками, она балансировала на неустойчивом бревне. На глазах у индейцев оно перевернулось, и антилопа исчезла под водой; на мгновение ее голова мелькнула во вспененном потоке и потом скрылась навсегда.

Остров, уносивший индейцев, наткнулся на преграду – влажный горный склон, и движение его приостановилось. Еще миг, и со всех сторон потянулись корни, чтобы соткать сеть, которая надежно прикрепит клочок земли, пока следующий ливень не смоет его. А вокруг стоял свежий запах влажной сельвы.

Воздух почернел от бесчисленных птичьих стай, и на многие мили, куда ни кинь глаз, шла жестокая битва перепуганных живых существ за выживание. Многие из них не уцелеют в борьбе со стихией.

* * *

Бишу уносил водный поток, швыряя, как игрушку, из стороны в сторону, так что она старалась лишь удерживать голову над водой. Ливень не прекращался…

Наконец Бишу наткнулась на сломанный сук и вцепилась в него когтями; когда сук засосало в грязевую воронку, она что было сил оттолкнулась и рванулась к берегу. Вдруг отрезок суши, к которому она плыла, круто осел в воду; там, где только что была твердая земля, темнела грязевая жижа, а там, где возвышались деревья, торчали покореженные корни. Тяжелая ветвь ударила Бишу по спине; она отчаянно забарахталась, пытаясь удержать голову над водой, но хватала ртом только жидкую грязь. Подсознательно Бишу слышала крики других животных – кинкажу, цеплявшихся длинными полосатыми хвостами, коати, болотных оленей, броненосцев, антилоп, агути, гигантских выдр, которых поток относил все дальше и дальше от родных мест. Ночные обезьянки дурукури жалобно хныкали и стенали, тщетно пытаясь выбраться из воды, бурлящей, как в котле. Рядом с Бишу проплыла, рассекая желтоватую мутную воду заостренной головой, крупная анаконда. Змея прекрасно чувствовала себя в родной стихии. Мимо пронесло развороченный термитник, облепленный кишащей массой белых термитов, мечущихся вниз и вверх по конусу.

Неожиданно накатившаяся волна выбросила Бишу на вновь образовавшийся берег. Бишу проползла немного и впала в забытье…

Наконец ливень прекратился, выглянуло солнце, и сельва, в которой царил полный хаос, начала понемногу приходить в себя.

Открыв глаза, Бишу поначалу даже не могла пошевелиться из-за запекшейся на боках грязи. Она с большим трудом вырвалась из плена и отряхнулась, как собака. Солнце немилосердно пекло спину, и она забралась в тень поваленного дерева.

Принюхавшись, Бишу вновь учуяла ненавистный запах человека, и дрожь испуга пробежала по ее телу. Когда задул слабый ветерок, запах исчез, потом снова появился и усилился. Бишу попятилась и залезла в гущу зарослей дикого сахарного тростника, густо оплетенного лианами.

Здесь она будет терпеливо ждать и не сдвинется с места, пока не убедится, что находится в безопасности.