Прочитайте онлайн Бишу-ягуар | Глава 13

Читать книгу Бишу-ягуар
5012+1915
  • Автор:

Глава 13

Ни один из них не подозревал о близости другого.

Долгое время они неотступно следовали друг за другом; порой оказывались совсем рядом, а иногда их разделяло значительное расстояние. Искусство индейца и слепой случай – вот что удерживало их вместе. Теперь преследование приближалось к концу, но ни охотник, ни жертва не знали, в какой близости друг от друга они находятся.

* * *

Мягкий вечерний свет разливался над озерком. Огромный темно-зеленый полог растительности, густой накидкой окаймлявший озеро, почти полностью прогорел. Лишь несколько деревьев уцелело – их спасли водяные брызги. Лианы уныло провисли, не находя привычной опоры. Скоро их лазающие побеги дадут новые корни, и зелень начнет возрождаться. Сначала лианы, потом юные проростки и стебли, за ними – гигантские папоротники, пока сельва не приобретет первозданный облик… На это потребуется время, а сейчас уже началось разложение трупов погибших животных, покрытых слоем горячего пепла. Земля, получив обильную пищу, породит множество новых жизненных форм; здесь не было настоящей смерти – одна форма жизни переходила в другую.

Урубелава с дочерью вскарабкались на самую высокую скалу и смотрели оттуда на блестящую водную гладь. Все яркие краски вечернего неба отражались в воде, которая переливалась красными и желтыми оттенками, переходившими в медный багрянец. Картина была настолько совершенной, что непривычные индейцы не могли оторвать от нее глаз, сознавая, что подобную красоту можно увидеть крайне редко.

Покосившись в сторону водопада, Урубелава спросил:

– Когда ты увидела яркие цветы, ты не заметила рядом лианы?

Девочка кивнула:

– Там много лиан. Они свешивались прямо над водой.

– Собери узел, мы скоро пойдем. Только сначала я срежу лианы, чтобы наловить рыбы.

Заткнув за пояс мачете, Урубелава соскользнул в воду и поплыл к водопаду. Уцепившись за камни на его краю, он посмотрел вниз, на лианы. Он решил, что срежет несколько лиан, истолчет в кашицу и бросит в стоячую воду. Ядовитый сок лиан ослепит рыб, и они всплывут на поверхность, где их легко поймать руками. Индеец спустился вниз, обрубил несколько тонких побегов и оглянулся на ниспадавший водяной занавес. Потом, поддавшись внезапному порыву, аккуратно срезал с ветки махагонии несколько алых, желтых и пурпурных цветков и, тихо посмеиваясь, воткнул себе в волосы: то-то получится сюрприз для дочери! Затем начал карабкаться вверх…

* * *

Падающая сверху вода и водяная пыль уносили все запахи, и когда Бишу внезапно заметила мелькнувшую коричневую тень, то буквально окаменела. Индеец находился всего в нескольких футах! Он карабкался вверх вдоль каменистой стены водопада. Бишу ничего не стоило сделать одно движение передней лапой и распороть незащищенный живот, но она не шелохнулась. А через мгновение враг уже скрылся из виду Бишу еще долго не вылезала из убежища.

* * *

Растерев лианы в кашицу, Урубелава бросил плотное месиво в воду тихой заводи, и вскоре ослепленные рыбы начали всплывать на поверхность, беспомощно трепыхаясь. С помощью Марики Урубелава выловил полдюжины рыб, проплыл с ними до берега, где оставил свой улов запекаться в куче горячего пепла, а сам возвратился на скалистый островок к дочери

– Там по-прежнему горячо ходить? – спросила Марика.

Урубелава кивнул:

– Немного.

Девочка посмотрела на золотистый шар солнца, спускавшегося за залитую багрянцем горную цепь.

– Значит, мы проведем ночь здесь?

Урубелава поскреб подбородок и задумался; он не знал, насколько далеко распространился пожар, поэтому сказал:

– Да, так будет лучше. Поедим рыбу, а потом ляжем спать. Как взойдет солнце, мы уйдем отсюда.

Он влез на вершину скалы и осмотрелся. В отдалении среди почерневших древесных стволов зеленела живая растительность. Слева и справа виднелись только обуглившиеся стволы, а сзади, где расстилалась саванна, просвечивала зеленовато-желтая трава. Урубелава спрыгнул к дочери и сказал:

– Земля, где мы находимся, длинная и узкая, как язык. Огонь распространился влево и вправо, а впереди его остановила река. Если мы сейчас выйдем, то доберемся до зеленого леса, прежде чем стемнеет.

– А как же рыба, которая печется в золе?

– Мы ведь уже ели сегодня, – нетерпеливо ответил Урубелава, – поэтому сейчас пойдем. Немедленно.

Марика послушно закрепила на голове узел и пустилась вплавь вслед за отцом…

Они шли вперед, пока солнце не село. Когда стемнело, они вышли на берег реки и переправились через нее вброд. На другой стороне берег пышно зарос ароматным тимьяном и мятой. Вдоль реки, насколько хватал глаз, тянулись ползучие стебли страстоцвета, унизанные множеством изящных плодов. Возле индейцев возвышалась исполинская анона черимола, и огромная стая насекомых вилась и жужжала над опавшими плодами.

– Видишь? – восторженно воскликнул Урубелава. – Нам ни к чему было ловить рыбу.

Они набрали и поели лакомых фруктов, потом разожгли костер и уснули.

Когда рано утром девочка проснулась, отец уже куда-то ушел.

Она растолкла плоским камнем последние зерна и сварила кофе.

Вскоре Урубелава вернулся и принес двух фазанов, которых подстрелил из лука. Когда он бросил их на землю, Марика спросила, не поднимая головы:

– Ты нашел следы?

Урубелава натянуто рассмеялся и, присев на корточки, ответил:

– Я встретил следы антилопы, двух коати, дикобраза, тапира, оцелота, нескольких черепах, и многих змей, и двух ягуаров… – Он сделал многозначительную паузу. – Один из них был мой ягуар. Он пересек реку, спасаясь от пожара, и побежал вдоль берега. Пытался поймать рыбу, но не сумел. Потом погнался за трубачом, но тот упорхнул от него. Можешь этому поверить? Он не смог поймать такую нерасторопную птицу! Тогда он вернулся и съел яйца в развилке дерева. Теперь он медленно бежит по направлению к горам. Наверное, израсходовал слишком много сил.

– Откуда ты все это знаешь? – удивленно спросила Марика.

Урубелава гордо приосанился.

– Об этом рассказали следы, – ответил он.

* * *

Бишу медленно трусила к горам, приволакивая ногу.

В желудке опять ощущались голодные рези, хотя совсем недавно она съела кладку птицы трубача. Услышав трубный резонирующий звук «оу-оу-оу», Бишу незаметно подкралась к птице и прыгнула с расстояния нескольких футов. К ее изумлению, птица успела отпрянуть и, быстро промчавшись на длинных зеленых ногах, взмыла в воздух, взмахивая оливково-зелеными крыльями. Пролетев над головой ягуара, птица уселась на ветку дерева, возбужденно трубя. Бишу предприняла безрассудную попытку влезть на дерево, но птица улетела, прежде чем ягуар оттолкнулся от земли. Тогда Бишу вернулась к гнезду в развилке старого дерева и съела семь грязно-белых яиц.

Такая пища ее не насытила, и Бишу залегла на берегу, пытаясь поймать на мелководье неосторожную рыбешку, но движения ее были такие медленные и неловкие, что вскоре она отказалась от бесплодных попыток.

Забравшись на скалу, она разглядела в отдалении родные горы

* * *

Урубелава тоже смотрел на горы.

Он вскарабкался на гигантское дерево манго, более восьмидесяти футов высотой. Зрелище открылось неописуемое: кроны окружающих деревьев слились в живописный ковер всех оттенков зеленого цвета, расшитый блестящими пурпурными и желтыми орхидеями и пунцовыми пятнами крыльев птиц. Стайка розовых цапель пролетала над изумрудной кроной развесистой голоканты, словно яркая вспышка света на зеленом фоне влажного леса.

А под горячей голубизной неба, там, где светло-серые облака собирались в грозди, далеко на горизонте виднелась гора, увенчанная высоким пиком, краски которого резко контрастировали с окружающим пейзажем. Медную, огненно-красную землю испещряли, как шрамы, широкие жилы голубоватого гранита. Подножие горы утонуло в пышной банановой роще. До горы был один день пути, не больше.

Долгое время Урубелава сидел в развилке дерева и вожделенно смотрел на стройный пик. Потом стал обдумывать, как вернуть улыбку на лицо дочери.

Он посмотрел вниз сквозь ветви и увидел Марику, которая сидела у основания дерева. Когда он позвал ее, подражая зову птицы, девочка улыбнулась. Урубелава знаком показал, чтобы она поднялась к нему.

Марика завязала рубашку потуже и полезла на дерево: когда она почти поравнялась с отцом, он протянул руку, ухватил дочь за запястье и втянул к себе в развилку.

Он сказал, загадочно глядя на дочь:

– Видишь красную гору за банановой рощей?

Марика кивнула, не понимая, к чему клонит отец.

– Там живет наш ягуар, – сказал Урубелава, не отрывая глаз от лица дочери.

– Откуда ты знаешь? – машинально спросила она, вовсе не думая усомниться в его правоте.

– Я говорил тебе, что с того самого места, где мы его впервые встретили, животное все время бежало в одном и том же направлении, верно? Там страна ягуаров. Я знаю это, потому что я охотник. – Урубелава указал на запад: – Там, где растут вон те высокие деревья, не водятся ягуары, там живут только птицы и дикобразы и нет даже обезьян. Там, – он ткнул пальцем в другую сторону, – где расположены желтые кусты, вообще нет зверей. А возле тех черных скал, где болото, могут быть пекари, и много змеи, и птиц, и тапиров, и, возможно, коати, но там нет ни антилоп, ни оцелотов, ни ягуаров. – Он снова указал на скалистый пик и уверенно повторил: – Это страна ягуаров. Там живет и мой ягуар, и туда он держит путь.

Девочка надолго задумалась, теребя пальцами подол рубашки. Потом сказала:

– Мы ведь тоже идем через лес. Но мы идем не домой.

– У ягуаров совсем по-другому, – пояснил Урубелава. – Ягуар возвращается домой, чтобы умереть.

Девочка не ответила, и Урубелава понял, что происходит то, чему он с самого начала отказывался поверить: ягуар встал между ним и дочерью.

И Урубелава ничего не мог с этим поделать. Не отступаться же от своего решения? Прекратить охоту, которая стоила ему стольких сил?

Нет, дочка должна понять: что решено, то должно быть сделано. Глупо отказываться от своих планов из-за того, что взбрело в сумасбродную детскую голову.