Прочитайте онлайн Безрассудные сердца | ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ

Читать книгу Безрассудные сердца
4018+2924
  • Автор:
  • Перевёл: Ю. Пермогоров
  • Язык: ru

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ

Джем Мак-Интайр без остановки проскакала земли, лежащие между ее ранчо и ранчо Абигейль, и, не жалея лошади, помчалась дальше, к цели своей поездки.

Абигейль стояла около загона, разговаривая с Бойдом, и вдруг заметила свою подругу, скачущую к ним бешеным аллюром.

— Ну, это, конечно, Джем.

— Вряд ли она стала бы загонять лошадь без причины. Очевидно, что-то не так.

Спрыгнув с коня, Джем, разглядев Абигейль и Бойда, выпалила:

— Беда!

— Мы догадались, — ответил Бойд.

— Из Денвера идет специальный поезд, — начала Джем, всем своим видом показывая, что предпочла бы не продолжать. — С людьми, лошадьми, боеприпасами и стрихнином.

Бойд и Абигейль одновременно вздохнули, не веря сказанному. Кто бы ни стоял во главе этого демарша, он означал переход к решительным действиям, которые сводились к изгнанию их с этой земли.

— Тебе известно, кто за этим стоит? — спросила Абигейль, понимая, как необходимо им это знать, и в то же время не желая слышать имени этого человека.

Но Джем покачала головой.

— Все, что нам известно, исходит от друга Риза, работающего на товарной станции в Денвере. Он узнал о поезде и о том, куда он направляется, и послал нам телеграмму, полагая, что это несет с собой беду.

— Чертовски прямолинейно, — пробормотал Бойд.

— Вероятно, вначале они попытаются снести все наши изгороди по границам, — продолжала Джем. — Затем угонят весь скот, прорвутся сюда и быстро скроются.

Абигейль безнадежно посмотрела на Бойда. Все становилось чрезвычайно опасным. Она не могла рисковать жизнями людей.

— Мы устроим ловушки, — сказал Бойд, обращаясь к Джем. — Установим бомбы так, что, когда начнут снимать ограду, бомбы взорвутся.

— Но для этого потребуется несколько сотен бомб! — возразила Джем.

— Совсем нет. Мы пустим слух, что заминировали все участки ограды, а на самом деле установим несколько десятков бомб для острастки. Потом сами взорвем несколько штук, чтобы взрывы были всем хорошо видны. Это заставит тех, кто будет сносить ограду, воздержаться от своих намерений.

— А если потом они все равно захватят Трипл-Кросс? — спросила Абигейль.

Бойд повернулся к ней. Любовь и решительность светились в его темно-синих глазах.

— Теперь у нас не остается другого выхода, Абби. Поезд все равно придет сюда.

— Может быть, нам сдаться?

— Кому? — спросил он в недоумении, решив выиграть эту битву ради нее, ради них обоих.

— Может быть, послать телеграмму другу Риза? — предложила Абигейль в отчаянии. Она не хотела расставаться с Трипл-Кросс, но не хотела также, чтобы из-за нее гибли люди.

Джем посмотрела на них.

— Завтра я поеду в город и попробую что-нибудь выяснить. — Взобравшись на коня, она внимательно взглянула на подругу. — Но не ошибись, Абигейль, — ошибку уже нельзя будет исправить. — Развернув коня, она послала его в галоп и быстро исчезла из виду.

— Ты действительно хочешь сдаться? — спросил Бойд, рассматривая тени под ее глазами.

— Конечно, нет. Я хочу сохранить ранчо для маленького Майкла. Я хочу, чтобы смерть его отца оказалась не напрасной. — Она остановилась, вглядываясь в огромные горы, нависающие над ними. — И, Боже помоги мне, я хочу тебя. И понимаю, что этого не будет.

Он попытался привлечь ее к себе, но она умоляюще подняла руки.

— И я не хочу, чтобы наши друзья и люди, работающие на ранчо, умирали ради нас. Это неправильно и нечестно…

— Когда в последний раз жизнь обошлась с нами по-честному, Абби? — Она покраснела, но Бойд неумолимо продолжал: — Может быть, тогда, когда твоего мужа хладнокровно застрелили? Или тогда, когда я оказался слишком молод для того, чтобы защитить принадлежащее мне, а мой отец совершил ошибку? Одну-единственную ошибку, за которую он заплатил жизнью жены, своим ранчо и счастьем, на которое всегда надеялся? Это, по-твоему, честно, Абби? Или справедливо? Было ли честно, когда меня обвинили в воровстве, совершенном другим человеком, и в результате я потерял свою репутацию? Я так не считаю. И вряд ли ты думаешь иначе, чем я. Так что же нам делать? Уйти отсюда? Отказаться от всего? Или бороться за то, что принадлежит нам?

Ее ответ, заглушаемый внезапно начавшимся ветром, прозвучал еле слышно:

— Бороться, Бойд. И я буду рядом с тобой, сопровождая каждый твой шаг. Даже если нет никакой надежды победить. Потому что все равно нам не быть вместе. А больше нам терять нечего.

Взрыв оглушил всех. Солнце едва взошло, и бледные полоски отступающей ночи еще были заметны в небе. Люди повыскакивали из домов, на ходу надевая портупеи с револьверами.

Бойд и Абигейль выскочили из-за кухонного стола и кинулись к загону. Туда же бежали работники. Лошади, которых быстро седлали, в замешательстве ржали.

— Оставайся здесь, Абигейль. Собери женщин и расставь их, как мы договорились: пятеро наверху, десять внизу. Поставь кроватку Майкла в прихожей. И перед тем, как вы закроетесь изнутри, проследи, чтобы в доме было достаточно боеприпасов.

Наклонив к себе его голову, она крепко поцеловала его, отчаянно надеясь, что этот поцелуй не последний.

— Будь осторожен, Бойд.

Его глаза блуждали по ее лицу, словно стараясь запомнить каждую черточку, и сердце ее сжалось. Если она потеряет его…

— Не беспокойся, Абигейль. Я не собираюсь подставлять себя под удар или взорваться на первой попавшейся бомбе. У меня остается слишком многое, за чем стоит вернуться домой.

Взобравшись на лошадь, он отбыл вместе со своими людьми. Абигейль хотела помахать ему вслед, но не смогла заставить себя сделать прощальный жест. Вместо этого она посмотрела на дом, в котором ей предстояло командовать внутренними силами.

Они мчались вниз по склону, слыша постоянный треск ружейных выстрелов и свист пролетающих над ними пуль. Бойд скакал, низко пригнувшись к шее лошади, стараясь сдержать ярость, охватившую его, когда он увидел пламя, поднимающееся из сарая. Горящая повозка с сеном была втиснута в широкую дверь, перенося огонь на хрупкое строение.

Бойд сразу с абсолютной уверенностью догадался, что внутри заперты люди. Выстрелы, доносившиеся из сарая, были неопровержимым подтверждением этому. Запруда, перегораживающая речку, которая служила границей между Трипл-Кросс и ранчо Паттерсона, была взорвана. Вода, накопленная для того, чтобы поить скот в длинные жаркие месяцы, растекалась без всякой пользы.

— Стойте, — скомандовал Бойд, останавливая лошадь.

Если промчаться под пулями прямо в долину, это вряд ли спасет оставшихся в сарае. Похоже было, что там просто западня, рассчитанная на то, что они так и сделают, потеряв не менее дюжины людей. Все остановились, с удивлением поглядывая на Бойда. Лошади продолжали безостановочно бить копытами по земле.

— Что случилось? — спросил Рэнди, с трудом сдерживая коня.

— Нужно продумать план действий, иначе нас всех перестреляют. Кто остался в сарае?

— Билли Кендалл.

Кровь застыла в жилах Бойда. Если с молодым человеком что-нибудь случится, вся решимость бороться покинет Абигейль. За этим последует потеря ранчо, а он сам наверняка потеряет ее.

Послышался стук копыт приближающихся всадников. Бойд и его люди рассыпались и попрятались среди можжевельника, служившего весьма сомнительной защитой. Если прибыло подкрепление атакующих, то они оказались в безнадежном меньшинстве.

Они уже приготовились открыть огонь, но Бойд узнал человека, скачущего впереди. Риз Мак-Интайр!

— Стой! Не стрелять. Это Мак-Интайр со своими людьми. — Он вывел лошадь из-за кустарника на открытое место и подошел к Ризу.

— Мы слышали взрыв, — сказал Риз. — Кто-нибудь пострадал?

Бойд кивнул головой в сторону сарая.

— Пока нет. Но там остался Билли Кендалл. Мне кажется, настало время телеграфировать начальнику полиции территории Вайоминга и просить его о помощи.

Риз медленно покачал головой.

— Телеграфные линии оборваны. Это выяснилось, когда Джем попыталась телеграфировать моему приятелю, чтобы узнать, кто организовал поезд. Так что извне не будет никакой помощи. Мы одни против доброй половины армии.

— Примерно такое же соотношение случалось и на войне, не так ли, Риз? Ты все еще с нами?

— Женитьба на Джем держит меня в боевой готовности почти каждый день, — усмехнулся Риз. Белые зубы сверкнули на темном от загара лице. — У тебя есть план?

— Мы знаем местность лучше, чем эти пришельцы. Ты согласен со мной?

Риз кивнул.

— Ты знаешь о пещере, которая проходит под хребтом? По-моему, если заложить в нее достаточно динамита, взрыв сбросит всех сидящих на хребте и стреляющих в Билли.

Улыбка Риза стала еще шире.

— Это будет чертовски любопытное зрелище. Не правда ли?

Бойд посмотрел в глаза друга.

— Надеюсь, что да, потому что, если я ошибаюсь, вместо них мы взорвем самих себя.

Абигейль бродила по дому. Распределение сил своего войска не заняло много времени. — Она благодарила Бога за то, что Бойд надоумил ее регулярно практиковаться в стрельбе. В результате она стала неплохим стрелком. Ее удивило, как естественно она входила в роль командира. Слегка улыбнувшись, Абигейль в очередной раз призналась себе, что стала совсем другой, чем несколько месяцев назад.

Она посмотрела в окно на Камерона. Тот был вооружен и выглядел устрашающе, охраняя вход в дом. Нервно сжимая и разжимая кулаки, она в тысячный раз задалась вопросом, жив ли Бойд. В памяти были свежи прошлые события, когда ее покойный муж вернулся домой бездыханный, лежа в фургоне: Она старалась отогнать эти воспоминания. Еще одну потерю ей не вынести.

Раздался одиночный выстрел, и Абигейль, отбросив свои размышления, подбежала к окну. Отодвинув в сторону кружевные занавески, она посмотрела наружу, но никого не увидела, даже Камерона О’Доннелла, который должен был охранять вход в дом. Ее охватил страх.

Раздался громкий стук в дверь, и страх нахлынул на нее несчетными волнами. Миранда выскочила из верхнего зала на лестницу.

— Камерон! — вскричала она, и ужас исказил ее лицо.

Крепко сжимая в руке револьвер, Абигейль подошла к входной двери, стараясь сохранять самообладание. С трудом сдерживая дрожь в руках, сжимающих револьвер, она подняла его, услышав голос, доносящийся сквозь массивную деревянную дверь:

— Открывай, или О’Доннелл будет мертв.

Она посмотрела в испуганные глаза Миранды, затем повернулась к двери и сняла засов. Дверь под ударом распахнулась, и Камерона О’Доннелла втолкнули в прихожую. На его боку расплывалось кровавое пятно.

Миранда начала спускаться по лестнице, но человек, захвативший Камерона, заорал:

— Стой, или я прикончу его. — Затем голос его изменился: — А может, случайно промахнусь, пуля полетит наверх, и черт знает, кого она поразит.

Камерон, шатаясь, стоял перед Абигейль. Он поднял глаза и посмотрел на Миранду, взглядом умоляя ее остановиться.

За всем этим внимательно следил Джошуа Ходжес.

Новый прилив страха, гораздо более сильного, чем она могла себе представить, охватил Абигейль.

Запинающийся, путающийся в словах, суетливый Джошуа Ходжес не мог быть их врагом! Ведь это Эдвард Паттерсон открыто заявлял о своих намерениях. Однако Джошуа больше не запинался. Он толкнул Камерона вперед, не заботясь о том, что тот грохнулся на пол так, что кровь из раны побежала ручьем.

— Не могу поверить, что вы стоите во главе захвата, — прошептала Абигейль.

— Придется поверить. Вы могли избрать более легкий путь. Я предлагал вам выйти за меня замуж, даже хотел принять ваше отродье, но вы считали себя выше этого. Вы думали, что я не видел, как вы задирали нос, полагая, будто я недостаточно хорош для вас. — Он захрипел страшно, зловеще: — Вы, женщина, раздвинувшая ноги для своего работника, сочли, что слишком хороши для Джошуа Ходжеса. Мое ранчо, возможно, меньше вашего, но, по крайней мере, я законно владею им. — Он придвинулся еще ближе и, брызгая слюной, продолжал выкрикивать угрозы: — Ну, а теперь, милочка, я стану владельцем большинства земель Вайоминга, потому что Трипл-Кросс будет принадлежать мне.

— Вам не удастся этого достичь, — попыталась припугнуть его Абигейль, зная, что не было никого, кто бы мог сейчас защитить их. Камерон О’Доннелл, единственный их защитник, неподвижно лежал на полу.

— Мне все удастся. Я собирался подождать, когда ранчо Кушмана перейдет в ваши руки, но вы твердили свое «нет», и я потерял терпение.

Неожиданно послышался топот приближающихся лошадей. Он проникал через оставшуюся открытой дверь и быстро нарастал. По-видимому, группа была довольно большой, но это могла быть как помощь, так и подкрепление Джошуа.

— Какого… — Джошуа начал поворачиваться к двери, но прежде выхватил из рук Абигейль револьвер и, даже не дав ей опомниться, швырнул его куда-то в угол. Затем обхватил ее своей толстенной рукой. — Прикуси язык, или ты получишь первую же пулю.

— А я не боюсь, — заявила она, пытаясь вырваться и задыхаясь от запаха из его рта.

— Лучше уймись, иначе я пристрелю первого же вашего человека, которого увижу. А если мне повезет, это будет Бойд Харрис.

Абигейль незамедлительно прекратила борьбу и застыла. К ее ужасу, то действительно был Бойд, который первым достиг двери, ворвался в комнату и попал в эту кошмарную ситуацию.

— Харрис, стой! Одно неверное движение, и леди умрет.

Бойд уставился на Ходжеса и Абигейль.

— Так это вы зачинщик?

— Ты тоже не веришь этому? — зловеще захохотал Ходжес. — Ну что ж, ты никогда не отличался светлым умом. Когда ты преодолел плато «С», я боялся, что ты наверняка догадаешься, каким образом скот пересек границы нескольких ранчо, прежде чем Чарльз спрятал его на ранчо Кушмана.

— Так это ты крал скот? — Бойд недоверчиво смотрел в глаза человека, которому был обязан потерей репутации. — Зачем?

— Ты действительно дурак, Харрис. Я делал это ради прибыли. У Чарльза были свои мотивы: он хотел заполучить ранчо Уайтекера. Ну, а мне нужны были деньги, чтобы вырастить стадо и обустроить собственное ранчо. Как видишь, все слишком просто.

— Или слишком подло, чтобы ради этого подрывать репутацию другого человека.

Джошуа дернулся и крепче прижал к себе Абигейль.

— Будь у тебя хоть капля ума, ты уехал бы, а леди согласилась бы на брак и спасла бы себя от гнусного конца.

Шум у входной двери заставил всех повернуть головы. В проеме двери появился Рэнди Крегер с поднятым револьвером в руке.

— Так это ты погубил репутацию Бойда? — спросил Рэнди, не скрывая злобы.

— Давняя история, — проворчал Джошуа. — Возьми веревку и свяжи Харриса.

Бойд уставился на своего друга. Неверие и глубочайшее разочарование были написаны на его лице, и эти же чувства прозвучали в его голосе.

— Ради чего, Рэнди?

— Ради земли, не понимаешь, что ли? Джошуа даст мне достаточно денег, чтобы создать собственную ферму.

— После того как ты убьешь всех нас? И ты думаешь, он позволит человеку, знающему обо всем, уйти живым?

— Мы никого не собираемся убивать. Только прогнать прочь.

— Это правда, Джошуа? — Бойд повернулся и пронзительно посмотрел на него, ни на секунду не переставая следить за тем, насколько крепко тот держит Абигейль.

Но Джошуа повернулся к Рэнди:

— Нам необходимо избавиться от главных смутьянов. Тогда остальных можно будет отпустить.

Взгляд Рэнди блуждал по перепуганному лицу Абигейль, по лицу Бойда. Наконец он повернулся к Джошуа:

— Я все время повторял тебе, что готов их припугнуть, но не убивать. Я чуть не убил миссис Ферчайлд, когда толкнул ее в реку. Я не знал, что уровень воды так быстро поднимется. С меня достаточно. — Он потряс головой. — Нет, я никого не стану убивать.

— Ты сделаешь так, как я скажу, или умрешь первым.

Солнечный свет отразился от ствола револьвера Рэнди — он делился в сторону Ходжеса. Воспользовавшись ситуацией, Бойд бросился на Джошуа, его револьвер выстрелил, и пуля нашла свою цель. На лице Рэнди отразились удивление и потрясение, и он повалился на пол.

Бойд вырвал Абигейль из рук Джошуа и отбросил ее в сторону. Упав на пол, оба сцепились, борясь за револьвер.

Они катались по полу, время от времени издавая стоны, особенно громко звучащие в притихшей передней. Их шпоры царапали натертый воском пол.

Абигейль лихорадочно искала револьвер. Он был у нее в руке, пока Джошуа не выбил его и не отшвырнул куда-то в угол. Ползая на коленях, она осмотрела ковер, перевернула столик, чуть не плача от отчаяния, и обнаружила револьвер рядом с вазой для цветов. Металл показался ей очень холодным, когда она схватила свое оружие. Чувствуя в руках его тяжесть, она заколебалась, глядя на борющихся мужчин. Невозможно было определить, кто одержит верх. Но если Бойд будет побежден…

Сдерживая дрожь в руках, Абигейль подняла револьвер. На этот раз целью был не ориентир в поле, не крепкий ствол дерева, а человек. Всматриваясь в сцепившиеся тела, Абигейль заметила, что обе руки Джошуа ухватились за револьвер, за обладание которым они боролись. Молясь Богу, чтобы по ошибке не попасть в Бойда, она нажала курок.

Оглушительный грохот заполнил прихожую. Сбросив парализующее оцепенение, вниз сбежала Миранда. Бойд столкнул с себя свинцовый груз тела Джошуа, осмотрел его и наконец встал на ноги.

— Я… я убила его? — спросила Абигейль сдавленным, совсем чужим голосом.

— Нет, пуля оцарапала ему голову. Но этого оказалось достаточно, чтобы лишить его чувств. Он будет жить.

Ее руки задрожали от облегчения, затем она чуть не потеряла сознание.

Где-то вдалеке слышались плач Майкла и переполненные ужасом слова Миранды, осматривающей Камерона. В мозгу промелькнула мысль о том, что Рэнди, наверное, убит. Но Бойд стоял перед ней — сильный, высокий и живой.

— Я люблю тебя, Бойд Харрис. И ничто не отнимет тебя у меня. — И она упала в его объятия, рыдая так, как ей никогда в жизни не приходилось рыдать.