Прочитайте онлайн Безрассудные сердца | ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ

Читать книгу Безрассудные сердца
4018+2948
  • Автор:
  • Перевёл: Ю. Пермогоров
  • Язык: ru

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ

Скот по-прежнему пропадал. Было ясно, что животных крадут во время ночных вылазок. Под покровом темноты можно было заниматься этим открыто. Бойд носился по всей территории ранчо, но так и не смог предотвратить новых хищений. Каждая кража оказывалась хорошо подготовленным нападением, и было похоже, что им руководили изнутри ранчо. Бойд повернул голову в сторону распаханного поля. Такая мысль преследовала его уже давно. Вспомнив подозрения в отношении Джона Симса, о которых ему наконец рассказала Абигейль, Бойд не мог представить себе этого спокойного, хотя и чересчур впечатлительного молодого человека в роли заговорщика, хладнокровно планирующего покушение на убийство или организующего угон скота.

И все же он не мог игнорировать эти опасения. Ее слова по-прежнему звучали у него в голове:

«Куда бы я ни пошла, он следил за мной. Я натыкалась на его взгляд, когда обедала, когда ехала верхом. Достаточно было повернуть голову, и он оказывался тут как тут, как будто запоминал каждый мой шаг. Это действовало мне на нервы, Бойд, пугало меня. А вдруг именно он замешан в покушении и прочем?» Действительно, а вдруг это он? Бойд не был уверен в том, что лучше — держать этого человека на ранчо и следить за ним или просто прогнать его. Последнее, пожалуй, предпочтительнее, но ведь тогда он лишался возможности проследить за его действиями.

Со своего наблюдательного пункта на вершине холма Бойд заметил Рэнди, который осматривал местность с соседнего холма. Бойд, решившись, быстро поскакал к нему через долину, поросшую густыми зарослями можжевельника. Рэнди все свое внимание сосредоточил на пасшемся стаде и не заметил его приближения.

— Рэнди!

Тот заметно вздрогнул и резко повернулся.

— Бойд! Я не слышал, как ты подъехал. — Напряженность на его лице сменилась приветливой улыбкой. Он суетливо перебирал руками лассо, пропуская веревку сквозь пальцы. — От всего того, что здесь происходит, у меня совершенно расшатались нервы.

— Лучше иметь расшатанные нервы, чем позволить кому-нибудь застать тебя врасплох. — Бойд посмотрел на него, радуясь тому, что этот человек является его помощником. — Нам нужно переговорить.

Губы Рэнди вытянулись.

— Давай, если нужно.

Бойд спрыгнул с коня, бросив поводья на землю.

— Речь идет о пропаже скота.

— Да?

— Не кажется ли тебе странным, что вор, по-видимому, хорошо осведомлен о том, где и когда можно совершить очередную кражу?

Рэнди почесал голову.

— Трудно сказать, но после твоих слов мне тоже это кажется странным.

— Я уже давно раздумываю об этом. Может быть, здесь замешан кто-то из наших рабочих?

— У тебя есть какие-нибудь предположения?

— Только подозрения, ничего конкретного. Но я хотел бы последить за Джоном Симсом.

— Симс? Почему ты считаешь, что это он?

Бойд колебался, стоит ли говорить всю правду.

— Давай пока ограничимся тем, что у меня есть причины для подозрений, и довольно основательные.

Рэнди пожал плечами.

— Мне этого достаточно. Что я должен сделать?

— Проследи за ним, когда будете работать на скотном дворе. Посмотри, нет ли в его поведении каких-нибудь странностей. Поручи ему работу поблизости от усадьбы, чтобы он не уходил за ее ближайшие пределы.

— Ну, это нетрудно.

— Надеюсь, пока все.

Рэнди складывал лассо.

— Ты слишком много беспокоишься, Бойд.

— Кажется, в последние дни я только этим и занимаюсь.

Поколебавшись, Рэнди произнес:

— Не знаю, как спросить, но скажи, между тобой и миссис Ферчайлд все в порядке?

Бойд никак не прореагировал на его слова. Было ясно, что сплетни о них достигли практически всех. Только ожидание ее решения в отношении многочисленных брачных предложений задерживало занесение ранчо в черный список. И он понимал, что это всего лишь временная отсрочка.

А что будет с Абигейль, если ее внесут в черный список? Никто из перекупщиков не согласится перегонять ее скот на продажу. Поставки товаров и провианта будут прекращены. Рабочие откажутся у нее работать, и ранчо Трипл-Кросс умрет.

Бойд уклонился от ответа.

— Я рассчитываю на тебя, Рэнди. Мы можем потерять все.

Множество эмоций отразилось на лице Рэнди, но он только хлопнул Бойда по плечу.

— Черт возьми, Бойд, все еще утрясется.

Бойд опять погрузился в раздумья, как делал каждую минуту с того самого момента, когда телеграмма Камерона О’Доннелла положила конец близости, возникшей между ним и Абигейль. Он рассеянно кивнул Рэнди, развернулся и умчался обратно через поле, поросшее высокими дикими травами, приминаемыми копытами его коня.

Подозрения возрастали. После рассказа Рэнди Бойд начал следить за Камероном О’Доннеллом и заметил, что тот в последнее время начал вести себя еще тише. Не забывая о лживых обвинениях, некогда выдвинутых против него самого, Бойд не хотел прямо расспрашивать Камерона о его прошлом. И в то же время он понимал, что не может позволить незнакомцу подорвать благополучие Трипл-Кросс.

Если Джон Симс работает на Паттерсона, они узнают об этом очень скоро. Пока Паттерсон придерживался выжидательной тактики. И если именно он организовал кражу скота и покушение на убийство, то такая тактика служила хорошей маскировкой его действий.

Кроме того, был еще Карутерс — достаточно обозленный, чтобы распускать слухи и начать работать на человека, предъявившего свои права на Трипл-Кросс. Земли, которые ранее казались надежной защитой, вдруг стали поводом для угроз и опасений.

В ушах Бойда все время звучали слова Джем Мак-Интайр. Что, если, уехав, чтобы спасти Трипл-Кросс, он действительно передаст Абигейль в руки убийц? Не говоря уже о том, что он не мог себе представить чьи-то руки на ее теле. Жгучая ревность охватила его.

Это чувство еще более крепло оттого, что ему приходилось наблюдать цепочку претендентов, торопящихся по пятам за Абигейль. Бойд понимал, что они добиваются ее руки не ради ее самой, что им нужны только ее земли, но это мало утешало.

Пробормотав ругательство, Бойд поскакал к северной границе ранчо. Пока что он будет защищать Трипл-Кросс и надеяться, что этого окажется достаточно, чтобы не дать в обиду Абигейль.

Абигейль смотрела на Джошуа Ходжеса с возрастающей неприязнью. Навязчивый ухажер, он становился источником дополнительных трудностей, в которых она вовсе не нуждалась. Ходжес повадился навещать ее почти каждый день, несмотря на полученный отпор.

— В субботу вечером в городе будут танцы, — заявил Джошуа. При этом его шея и лицо приобрели неприятный цвет свеженарезанной свеклы. — Съезжается почти весь город. Я буду счастлив, если вы поедете туда со мной.

Она глубоко вздохнула, призывая на помощь все свое терпение и напоминая себе, что человек, стоящий перед ней, обладает не большим тактом и не большей проницательностью, чем подросток. «Чем подрастающий бык», — поправилась она. Его потеющее тело было втиснуто в неуклюжий, плохо сидящий костюм, в котором он наносил Абигейль визиты со времени первого появления в ее доме. В потных руках он, как всегда, мял свою шляпу.

— Мистер Ходжес…

— Джошуа.

— Джошуа. Я рада, что вы подумали обо мне, но никак не могу отправиться с вами на танцы.

— А почему?

Абигейль нахмурила брови. Он впервые потребовал объяснений.

— Я не намерена это обсуждать.

— Ваше время истекает, — заявил он прямо и открыто, как бы в противовес своему обычному бормотанию.

— Может быть, и так, но мои причины — это мои причины.

— В качестве вашего предполагаемого мужа…

— Не говорите так. — Ей с трудом удалось преодолеть отвращение. — Я честно вела себя с вами с первого вашего визита, подчеркивая, что испытываю к вам чисто товарищеские чувства. И это все.

— Значит, слухи о вас и вашем старшем работнике правдивы?

Абигейль побледнела. Несмотря на свои отношения с Бойдом, ее выводили из себя брошенные в лицо попреки. Она понимала, что кровь закипает еще и потому, что именно Джошуа Ходжес, это ничтожество, делает такие ханжеские заявления.

— Я полагаю, что наш разговор окончен.

— И вы даже не пытаетесь опровергнуть это утверждение?

Она встала и, к своему облегчению, заметила, что Миранда, оберегая ее, крутится около двери.

— Я убедилась, что люди, которые прислушиваются к сплетням, сами жаждут поверить наихудшему.

— Может быть, потому, что это правда, — заметил он.

— А в таком случае, я полагаю, вы вряд ли захотите сопровождать меня на танцы, — спокойно ответила она, исполненная достоинства.

Миранда уже проникла в комнату на пару шагов.

— Тогда я ухожу.

— Это лучшее, что вы можете сделать. — Абигейль двинулась, чтобы проводить его до выхода, но Ходжес промчался вперед нее, распахнул дверь и выскочил наружу.

— Хорошо вы его отшили, — сказала Миранда, когда дверь за ним захлопнулась.

— Еще один враг. — В голосе Абигейль звучала тревога, она повернулась к своей домоправительнице: — Только этого мне сейчас не хватает.

— Никто из них не воспримет ваш отказ доброжелательно, миссис Ферчайлд. — Немножко поколебавшись, Миранда добавила: — А от ваших ответов на их предложения зависит многое.

— Нет нужды бродить вокруг да около, Миранда. Я никогда не заблуждалась в отношении того, что все они якобы очарованы мною.

— Это не значит, что они не могут оказаться очарованными, — льстиво заметила Миранда.

— Спасибо за комплимент, но по сравнению с тем, что я владелица ранчо, мои чары просто не принимаются в расчет.

Миранда глубоко вздохнула.

— Даже если бы вы предпочли кого-нибудь из них, а не Бойда, все равно вам трудно будет примириться с мыслью, что они домогаются заполучить ранчо, а не вас.

— Я никогда не думала, что смогу оказаться в подобной ситуации. Но моя жизнь очень изменилась.

— Вы и сами изменились.

— Ты так думаешь? — спросила Абигейль, размышляя над тем, что именно имеет в виду Миранда.

— Я затрудняюсь выразить это словами. — Миранда пожала плечами, и ее лицо приобрело сосредоточенное выражение. — Это нечто большее, чем научиться ездить верхом и управлять ранчо. Вы стали другой. Вы не просто сидите в стороне и наблюдаете, как разворачиваются события, — вы заставляете их происходить.

Абигейль никогда не пыталась проанализировать изменения в своей жизни, за исключением любви к Бойду. Может быть, она действительно стала сильнее и больше вовлечена в происходящие события. Но она понимала, что такие изменения не могли произойти без участия Бойда.

— Конечно, если бы я не лезла повсюду и не уволила бы Карутерса, нам не пришлось бы стать объектом сплетен.

Миранда молчала так долго, что Абигейль пришлось спросить ее:

— В чем дело?

Пожав плечами, та нервно водила пальцами по краю стола.

— Слухи пошли еще раньше. Не столько о ваших отношениях с Бойдом, сколько о том, что вы решили участвовать в перегоне скота и прочем.

— Разве? — Ей в который раз пришло в голову, что если бы она послушалась советов Бойда, то избежала бы многих неприятностей.

— Может быть, мне не следовало говорить вам об этом, — вздохнула Миранда.

— Почему же, ведь это правда. Мое упрямство и своеволие навлекли на меня нынешние невзгоды.

Миранда нахмурилась.

— То, что заставило вас измениться, уже было в вас. Если бы это не прорвалось наружу сейчас, то все равно проявилось бы позже. Но тогда, вероятно, у вас не было бы Бойда.

— У меня и сейчас его нет, — сказала она и медленно добавила: — Несмотря на мое желание завладеть им навсегда.

Миранда опустила глаза.

— Иногда человеку приходится поступиться многим, чтобы добиться любви. Как вы считаете?

— Но ведь именно ты напомнила мне, что тогда я потеряю то, ради чего умер Майкл. Ты помнишь это?

— Хорошо помню, миссис Ферчайлд, но у меня появились причины поразмыслить обо всем этом еще раз.

— И причины эти связаны с мистером О’Доннеллом? — мягко спросила Абигейль.

Миранда резко подняла голову. Ее щеки залил румянец.

— Вы знаете? — спросила она со смирением.

Абигейль мягко улыбнулась, сопоставив некоторые факты последних дней.

— Нет. Но твой голос приобретает особую теплоту, когда ты говоришь о нем. Ты и выглядишь совсем по-другому, более счастливой. Он очень хороший человек.

— Но меня захватили безумные мечты, — призналась Миранда.

— Например? — Абигейль подняла голову, очарованная легким румянцем, появившемся на щеках ее домоправительницы. Перемены в ее внешнем виде были разительны. И, глядя на нее, Абигейль лишний раз убедилась в том, что Миранда очень привлекательная женщина.

Миранда внимательно рассматривала свои руки, и Абигейль вдруг заметила, что они дрожат.

— Я хочу ребенка, — прошептала она.

— Замечательно! — Улыбка осветила лицо Абигейль, но глаза Миранды выражали тревогу.

— В моем-то возрасте?

— Многие женщины действительно рожают первенцев более молодыми, но они продолжают рожать и в более позднем возрасте, намного старше, чем ты сейчас.

— Значит, вы не считаете мои мечты сумасшедшими?

— Я считаю тебя достаточно мудрой для того, чтобы обрести счастье, пока есть такая возможность.

— Очень уместный совет для нас обеих.

Да, это было именно так. Абигейль смотрела в окно на небесный свод, простирающийся над вершинами гор. Ей очень хотелось последовать своему собственному совету.

Широкая улыбка впервые за много дней расплылась по лицу Бойда. Он радостно тряс руку Билли Кендалла.

— Так ты и вправду женишься? Поздравляю, Билли. Кто эта несчастная девушка?

Билли покраснел и опустил глаза.

— Элизабет Даннер.

— О! Она красавица, — заключил Бойд. — Но что она нашла в таком противном типе, как ты?

— Черт меня побери, если я знаю, мистер Харрис. Но она пришла и сказала: «Да». — Весь сияя, Билли наслаждался редким моментом запанибратства с боссом.

— Собираешься в ближайшее время сыграть свадьбу?

— Об этом я так раз и собирался переговорить с вами. Как вы думаете, миссис Ферчайлд разрешит нам жить на ранчо в одном из домиков, предназначенных для женатых пар?

— Не вижу причин, почему бы ей и не разрешить. — Эти домики предоставлялись только либо старым работникам с семьями, либо очень опытным. Но Бойд знал, что Абигейль симпатизирует молодому парню. — А почему бы не спросить ее саму?

— Она для меня уже так много сделала, — сказал Билли, посмотрев на свою ногу. — Рана зажила хорошо, и хромота была едва заметна. — Мне не хотелось бы просить ее еще об одной услуге, но я чертовски хочу поскорее жениться на Элизабет.

Бойд знал, что Билли потребуется много лет, чтобы скопить деньги на приобретение собственного дома. Отчасти поэтому многие работники оставались холостыми. И одинокими.

Вместе с Билли они направились к большому дому, но заметили Абигейль около конюшни. Она стояла рядом со своей оседланной лошадью. Бойд нахмурился. Он совсем не хотел, чтобы Абигейль выезжала за пределы безопасной территории.

— Абигейль, — позвал он ее.

Она повернулась и одарила обоих улыбкой.

Запинаясь, Билли рассказал о предстоящей женитьбе и изложил свою просьбу, касающуюся домика.

— Конечно, Билли, — не задумываясь ответила Абигейль.

— Мы с Элизабет очень благодарны вам. Я сомневаюсь, что она сказала бы «да», если бы я вернулся домой с одной ногой.

— Прекрати такие разговоры, Билли. — Она перевела взгляд, охватив им и Бойда. — Если ты сильно любишь человека, то принимаешь его таким, каков он есть.

Билли внимательно приглядывался к Абигейль и Бойду, понимая, что то, о чем он слышал, — правда. Но он не был ни потрясен, ни разочарован. Это были два самых лучших человека, которых он когда-либо встречал, и оба, безусловно, заслуживали счастья.

Абигейль посмотрела на Билли огромными добрыми глазами.

— Ты хочешь играть свадьбу здесь, на ранчо?

— Да, — ответил за него Бойд. — На последней вечеринке было сплошь мужское общество, и мужчины танцевали с мужчинами. Хотелось бы надеяться, что на сей раз нам представится возможность потанцевать с кем-нибудь еще, кроме старых вонючих скотников.

Билли улыбнулся.

— Я был бы очень рад этому. Но вам не следует взваливать на себя все хлопоты.

— Какие хлопоты, Билли? Мы сделаем пунш, испечем кексы. А на обед — жареное мясо. — Лицо Абигейль светлело по мере того, как она развивала план свадьбы. — И, конечно, музыка и танцы. А для ребятишек игры на открытом воздухе.

Бойд покосился на Билли.

— Боюсь, невеста не захочет такой пышности.

— Предоставьте это мне. Когда ты собираешься играть свадьбу? — спросила Абигейль Билли.

Тот опять покраснел.

— Как можно скорее.

— Через пару недель? — уточнил Бойд, зная, как нетерпелив бывает Билли.

— Но… — начала Абигейль.

— В самый раз! — ответил Билли с улыбкой.

— Я уверен, Что к тому времени миссис Ферчайлд сумеет подготовиться.

Это отвлечет Абигейль от ее забот. В обстановке каждодневной угрозы и отчаяния ей явно пойдет на пользу заняться чем-нибудь, чтобы развеять тревоги. У нее уже появились синяки под глазами, она очень похудела.

— Через две недели? — простонала она и посмотрела на обоих мужчин. Билли выглядел подавленным, выражение лица Бойда свидетельствовало о том, что он понимает нетерпение молодого человека.

— Я убежден в том, что все будет хорошо, — заверил он Билли.

— Большое спасибо вам обоим. Я совсем не ожидал домика, свадьбы и всего остального. Побегу расскажу обо всем Элизабет. — Билли чуть не прыгал от радости, уносясь к невесте.

— Свадьба через две недели? — скептически спросила Абигейль.

Бойд погладил ее по щеке.

— Ты можешь поступать так, как сочтешь нужным, Абби.

Ее сердце сжалось.

— Ты действительно так считаешь?

— Да. Я еще никогда не встречал более способной женщины.

Вспомнив о своем нелепом поведении во время перегона скота, она была поражена его словами.

— Ты не должен так говорить.

— Я бы никогда этого не сказал, если бы так не думал. Ты храбрая и умная женщина. Ты можешь пойти на риск, и не знаю, что я делал бы без тебя.

— Все это появилось благодаря тебе, — призналась она. — Раньше я была совсем не такой.

«И я уже никогда не буду такой без тебя».

Бойд погладил ее по шелковистым волосам.

— Надеюсь, мы продержимся эти две недели до свадьбы.

Ее голос окреп. Она говорила от имени Билли, его невесты и их обоих.

— Продержимся. Как-нибудь, но продержимся.

Посмотрев ей в глаза, он почти дал убедить себя, что не ошибается. Но начиналась война за землю, а они были мишенью. За две недели можно потерять все.