Прочитайте онлайн Безрассудная | Глава 9

Читать книгу Безрассудная
2818+2112
  • Автор:
  • Перевёл: В. В. Тирдатов
  • Язык: ru

Глава 9

Итак, это случилось снова, подумал Хантер с глубокой тревогой. Зрелищем, вызвавшим это чувство, была фигурка Кэт, склонившаяся над телом Дейвида Тернберри.

Хантер был у главного входа в музей, когда крик погнал его вверх по лестнице с рекордной скоростью. Когда он оказался на месте происшествия, Кэт держала голову Дейвида у себя на коленях, прикладывая к его лбу кусок ткани, оторванный от нижней юбки.

Проглотив чувство досады, Хантер устремился вперед с искренним беспокойством за жизнь молодого человека. Дейвид с тихим стоном зашевелился.

— Отодвиньтесь! — резко приказал Хантер Кэт.

Она повиновалась, и, когда он наклонился, глаза Дейвида открылись. Взгляд, сначала затуманенный, скоро сосредоточился на нем.

— Сэр Хантер…

— Лежите спокойно, — сказал Хантер, промакивая рану куском нижней юбки Кэт.

Рана была поверхностной, но сильно кровоточила, как обычно бывает с травмами головы. Спустя минуту он остановил кровотечение.

— Теперь осторожно сядьте, — велел Хантер.

Продолжая стонать, Дейвид позволил помочь ему подняться и прислониться к стене.

— Что случилось? — осведомился Хантер.

— С вами все в порядке, Дейвид? Хантер, с ним все будет в порядке? — с беспокойством спросила Кэт.

— Да, — ответил Хантер. — Дейвид, что произошло?

Дейвид покачал головой.

— Я пришел повидать вас, — сказал он Хантеру. — Я звонил в музей… Леди Карлайл сказала, что вы здесь, работаете с лордом Карлайлом. Поэтому я подумал, что еще застану вас. Я пришел сюда незадолго до закрытия, но сторож знает меня, и он сказал, что вы все еще здесь. Я стал подниматься в офис, а потом…

— Господи! — прервал его Хантер. — Как вы могли разминуться со мной, когда я провожал Камиллу к двери? Мы должны были…

— А потом? — остановила его Кэт.

— Ну, я думаю…

— Да?

— Я думаю, что споткнулся у двери и ударился головой о табличку, — сказал Дейвид.

— Вы споткнулись перед дверью и ударились о табличку? — недоверчиво переспросил Хантер.

— Должно быть! — в отчаянии произнес Дейвид.

Перед дверью лежала циновка. Возможно, человек, не смотревший себе под ноги, мог об нее споткнуться. Но это было крайне маловероятно.

— Это нелепо, Дейвид! — сказал Хантер.

— Да, но боюсь, что это правда. Что еще могло произойти? Ведь больше никого в музее нет. — Он посмотрел на Кэт со слабой улыбкой и тоской в глазах. — Вы ведь не решили, что я заслужил удар по голове?

— Конечно нет! — Она посмотрела на Хантера. — Здесь больше никого нет.

— Проверим. — Хантер поднялся.

— Куда вы собрались? — с явной тревогой спросил Дейвид.

— Поручить сторожам обыскать музей.

— Но со мной все в порядке!

— Кажется, здесь завелся шутник, — сказал Хантер. — Я хочу убедиться, что музей будет в безопасности, когда мы уйдем отсюда.

Ему вовсе не нравилась идея оставлять Кэт наедине с Дейвидом, но оставить без внимания «несчастный случай» было бы неправильным. Что же происходит в действительности? Хантер быстро спустился по лестнице, зовя сторожей. Его голос эхом отзывался в залах, и служащие прибыли сразу же. Он объяснил ситуацию, и сторожа удалились выполнять поручение.

Впрочем, Хантер был уверен, что они ничего не обнаружат.

Музей был огромным. И человек, хорошо его знающий, легко мог найти уголок или щель, чтобы спрятаться.

Кто-то ударил Дейвида Тернберри? Или это была просто уловка со стороны молодого человека?

Хантер поднялся наверх.

— Сторожа сейчас обыскивают музей, — сообщил он.

Естественно, Дейвид склонил голову к плечу Кэт, в чьих глазах было выражение нежности.

— Мы обратимся в полицию или вызовем врача? — спросил Хантер.

Дейвид медленно покачал головой.

— Полиции нечего рассказывать. Я уверен, что упал. И не думаю, что я нуждаюсь во враче. Я потерял сознание всего на пару секунд.

— Ладно. Позвольте помочь вам спуститься с лестницы.

— Я помогу вам встать, — сказала Кэт.

— Нет, позвольте мне, — раздраженно оборвал ее Хантер. — Я гораздо сильнее.

Он чуть ли не оттолкнул Кэт в сторону, вклинившись между ними. Дейвид, однако, был вполне способен встать самостоятельно.

— Со мной все в порядке, — повторил он.

— Да, но мы не хотим, чтобы вы свалились с лестницы, тем более что ноги вас не держат, — сухо произнес Хантер. — Как вы прибыли в музей?

— Верхом на лошади.

— Тогда Итан отвезет вас в карете — вы не можете ехать верхом с травмой головы, — а я поскачу на вашей лошади, — сказал Хантер, пытаясь справиться с растущим гневом, вызванным мыслью о них двоих наедине в карете, да еще по его настоянию!

Но ничего не поделаешь.

Итан ждал у главного входа. Хантер поручил Дейвида и Кэт его заботам, затем вернулся поговорить со старшим бригады сторожей. Пока они ничего не нашли, но старший заверил Хантера, что они будут наблюдать всю ночь.

Выйдя, Хантер нашел лошадь Дейвида и вскочил на нее в крайне дурном настроении.

Это было странно. Она снова ехала в карете с Дейвидом, и на сей раз наедине.

Его лицо, несмотря на рану, все равно было красивым, а глаза полны болезненного обожания. Но ее ум был занят не его чувствами к ней, а кое-чем другим.

— Дейвид, — спросила Кэт, позволяя ему опустить голову ей на колени, — вы вполне уверены, что споткнулись?

Он улыбнулся:

— Должно быть.

Она покачала головой:

— Но, Дейвид, когда я вытащила вас из воды, вы сказали кое-что, что беспокоит меня с тех пор.

— Вот как?

— Вы сказали, что вас столкнули.

Его глаза закрылись — тень от длинных ресниц скользнула по щекам. Потом Дейвид открыл их снова, слегка покачал головой и печально улыбнулся:

— Очевидно, я бредил. Кажется, я также утверждал, что вы ангел или русалка.

— Дейвид, вы упали с корабля.

— В день, когда мне не следовало на него садиться. Была сильная качка, и я, возможно…

— У вас на голове рана.

Он протянул руку, чтобы коснуться ее лица.

— Вы действительно ангел. Все еще заботитесь обо мне. А я… О, Кэт!

Она схватила его руку и тут же оттолкнула, нахмурившись.

— Вы совсем не беспокоитесь, Дейвид?

— Я чувствую себя глупо, — пробормотал он. — Сначала упал с корабля, потом на пол. Честно говоря, я смущен.

Он лжет, подумала Кэт. Он боится. Но чего или кого? И если боится, то почему не признается в этом?

— Смущаться нелепо, — сказала она. — Особенно если вы боитесь.

— Я не боюсь! — заявил Дейвид и выпрямился.

Кэт вздохнула, глядя в окно кареты.

— Тогда, — мягко произнесла она, — позвольте мне бояться за вас.

— Вы никогда ничего не боялись, верно? — спросил Дейвид, удивив ее нотками горечи в голосе.

Но он улыбался ей, а в глазах было все то же болезненное обожание. Казалось, он говорит: «Я так люблю вас! А вы причиняете мне боль, отвергая меня…»

— Возможно, вы не должны ехать в эту экспедицию, — предположила Кэт.

— Нет, должен.

— Почему?

— Я должен ехать! — повторил Дейвид.

— Чтобы доказать, что вы можете? — осведомилась она.

Он напрягся, глядя на нее.

— Каждый может ехать в Египет. Но меня на самом деле привлекают древности, и я хочу сделать открытие. Вам незачем бояться за меня. Я отличный наездник. Я даже неплохой моряк. Я, кроме того, владею оружием. — Он вздохнул и добавил: — И я смелый человек.

— Конечно. Я не предполагаю ничего иного! Но даже самый храбрый человек может стать жертвой! — возразила Кэт.

Дейвид снова улыбнулся и протянул руку, чтобы откинуть прядь волос с ее лба.

— Я никогда бы ничего не боялся, будь рядом со мной вы, — тихо сказал он.

Кэт не оттолкнула его, но, как ни странно, не была тронута нежным взглядом.

— Но я не могу быть рядом с вами, не так ли? — отозвалась она.

Карета остановилась, и дверцу с силой распахнули снаружи.

— Итан проводит вас в дом, Дейвид, — сказал Хантер и протянул руку.

Дейвид посмотрел на Кэт.

— Благодарю вас, — ответил он.

И это было все. Дейвид принял помощь Хантера, сходя с кареты, а Итан повел его в дом. Затем Хантер поднялся в карету.

Он молча смотрел на Кэт, пока они ждали возвращения Итана. В тени взгляд Хантера казался угрожающим.

— Что такое? — с отчаянием прошептала Кэт. — Я ничего не сделала.

— Я и не предполагаю, что сделали.

Хантер снова умолк. Она не могла этого выносить.

— Я уверена, что он в опасности!

— Кто?

— Дейвид! — твердо ответила она.

Хантер в досаде посмотрел на дом, потом на нее.

— Вам нужно создать драму на пустом месте, чтобы оправдать ваше продолжающееся обожание.

Кэт почувствовала себя оскорбленной, как будто ей дали пощечину, и оперлась о стенку кареты, сердито глядя на него.

— Я ничего не создаю. Когда я вытащила его из моря, он сказал, что его столкнули.

— Странно. Он никогда не упоминал об этом кому-либо еще.

— Знаю. Теперь он притворяется, что ничего не помнит.

— Возможно, он не помнит, потому что этого не было.

— Тогда, сэр Хантер, объясните, как он получил рану на лбу сегодня вечером. Споткнувшись, ударившись о дверь? Это нелепо!

— Вы видели или слышали кого-нибудь еще поблизости? — осведомился он.

— Нет, — призналась Кэт и выпрямилась. — Но я говорила вам, что, когда была в музее прошлый раз, слышала шепот.

Хантер вздохнул и отвел взгляд.

— Это правда! Я слышала шепот. Я не рассказывала подробно, потому что нервничала. Понимаете, я… немного полюбопытствовала. Я заглянула в ваш кабинет и в кабинет леди Карлайл. И тогда кто-то проскользнул в центральный офис.

Хантер внимательно посмотрел на нее. Даже в полумраке кареты он мог почувствовать остроту ее взгляда.

— Многие люди заходят в офис.

— Но это было… тайком. Они шептались, что нашли что-то. И… о мрачной пустыне. Я уверена, что Дейвид в опасности!

Вернулся Итан. Карета тронулась с места. Это было так неожиданно, что Кэт отбросило на противоположное сиденье, прямо на Хантера.

Она сразу ощутила напряжение его рук, удерживающих ее, почувствовала его дыхание на своем лице, обжигающий жар его тела.

Он не отпускал ее.

— Вы глупая девчонка! Думаю, вы скажете или сделаете что угодно, чтобы следовать за Дейвидом и оставаться поближе к нему.

Кэт чувствовала себя словно приклеенной к нему, будучи не в силах вырваться из цепких рук и даже отвести взгляд. Она оказалась прижата к его груди, а ноги ее были стиснуты его бедрами, и эта неловкая поза зажгла в ней огонь, равный тому, который он, казалось, исторгал.

Наконец его объятия слегка ослабли. Большой палец провел полосу по ее щеке к подбородку, коснувшись губ. Кэт едва дышала.

— Нет, — прошептала она. — Это правда, что…

— Он не то, что вам нужно, — прервал Хантер.

— Я умею владеть собой, — отозвалась Кэт.

Он покачал головой:

— В самом деле? Может быть, потому, что вы имели дело только с зелеными юнцами? Если бы он внезапно отбросил мнение света в сторону, чтобы открыто признать вас своей женой, неужели вы бы не пожалели об этом?

Кэт не ответила, так как Хантер внезапно поцеловал ее. И это совсем не походило на поцелуй, который она испытала только вчера вечером. Губы Хантера стали твердыми и властными в ту же секунду, когда они коснулись ее губ, вызвав в ее груди приступ сердцебиения. Его язык проник в ее рот, влажный, горячий, жадный. Кэт ощутила, как внутри вспыхивает ответное желание. Ей следовало бороться, отталкивать его, но она не могла и не желала пошевелиться, ибо жаждала тепла его рук, сжимающих ее…

Наконец губы Хантера оторвались от ее губ. Его последующие слова сразу погасили пламя.

— О да. Я вижу, как вы умеете владеть собой.

Кэт толкнула его в грудь и уперлась руками в его колени, пытаясь вернуться на противоположное сиденье. Но Хантер сам приподнял ее и усадил на прежнее место.

К счастью, в этот момент карета остановилась. Дрожащая Кэт вытерла лицо тыльной стороной ладони. Хантер не заметил этого, так как уже вышел из кареты. Когда он протянул к ней руки, она отшатнулась, но ей нечего было бояться. Он просто хотел одним быстрым движением поставить ее на землю.

Кэт молча повернулась и побежала к двери дома. Ей открыла Мэгги. Кэт изо всех сил старалась успокоить сердцебиение, опасаясь выдать обуревавшие ее эмоции.

— Доброй ночи, сэр Хантер! — весело окликнула его Мэгги.

Кэт не знала, ответил ли Хантер.

Она даже не знала, заговорила ли Мэгги снова или сразу закрыла дверь, поскольку тут же устремилась к лестнице.

— Кэт! — позвала ее Мэгги. — Ты не будешь обедать?

— Спасибо, Мэгги, но… нет. Я… э-э… устала и не голодна.

— Дитя! Твой отец захочет повидать тебя!

— Пожалуйста, Мэгги, попроси папу понять… Я слишком утомлена!

И Кэт побежала в свою комнату, все еще не в силах унять дрожь.

Да, она устала. Но сможет ли она заснуть?

Кэт ворочалась в кровати всю ночь, все еще чувствуя огонь внутри. Как могло прикосновение Хантера вызвать бурю, которую не вызвало даже прикосновение Дейвида?

У Хантера не было времени оценить поток собственных эмоций, так как, когда он вернулся, перед его домом стояла карета лорда Эйври.

Хантер нахмурился. Рой мыслей пронесся в его голове, ведь он только что оставил Дейвида Тернберри в доме этого человека.

Войдя в боковую дверь, Хантер увидел Эмму Джонсон, ставящую стакан виски на серебряный поднос.

Она пожала плечами.

— Его лордство прибыл всего несколько минут назад. Вы тоже хотите виски?

— Да, и побольше, — кивнул Хантер и направился в гостиную.

— Лорд Эйври, — приветствовал он гостя.

Посетитель возбужденно ходил туда-сюда перед камином. Эмма вошла следом за Хантером, держа поднос.

— Спасибо, добрая женщина, — поблагодарил лорд Эйври, беря стакан.

Эмма бросила на Хантера еще один взгляд, указывающий, что гость не назвал ей причины своего прибытия, и быстро вышла из комнаты.

— В чем дело? — спросил Хантер.

— Я разорван на куски, — сказал лорд Эйври.

— Сегодня вечером я тоже, — пробормотал Хантер.

— Прошу прощения?

— Нет, ничего. В чем ваша проблема, лорд Эйври?

Гость залпом выпил виски, как прежде сделал Хантер. И теперь они смотрели друг на друга, держа в руках пустые стаканы.

Лорд Эйври открыл было рот, но закрыл его, испустив вздох.

— Что случилось, лорд Эйври?

— Я не думаю, что мы можем взять с собой девушку, — наконец сказал он.

— Простите?

Лорд Эйври снова начал мерять комнату шагами.

— Видит Бог, Маргарет еще ничего не решила! Так что это и ее вина.

— О чем вы? — Хантер нахмурился. Был ли Дейвид Тернберри искренен? Рассказал ли он им, что влюблен в дочь художника?

— Хантер, мне нет оправданий, как пэру королевства ее величества! Ведь не было ничего особенного. Неужели вы слепы, приятель? Эта малютка не просто прелестна — она как поток лавы! Каждое ее движение, улыбка, глаза… О, не поймите меня неправильно — я не считаю ее шлюхой. Просто она… опасна.

— Опасна? — переспросил Хантер.

Иногда он думал так же. В том числе сегодня вечером, возвращаясь домой.

— Вы говорите, она ничего не сделала, — сказал Хантер. — И тем не менее она опасна?

— Я вижу, как они смотрят на нее.

— Они?

— Все эти молодые парни. — Он махнул рукой. — Между которыми Маргарет никак не может выбрать!

— Вот как?

— Но если я дам задний ход, что подумает ее отец? А он прекрасный человек. Думаю, теперь я могу назвать его своим другом! Ах, если бы жизнь парня спасла не она, а ее сестра! Милая, мягкая и… ну, больше похожая на мышку.

— Маргарет хочет, чтобы Кэтрин Адер не сопровождала нас? — спросил Хантер.

— Маргарет обожает эту девушку! Она жаждет видеть ее своей компаньонкой.

— Действительно не произошло ничего особенного? — допытывался Хантер.

Поколебавшись, лорд Эйври вздохнул в десятый раз.

— Когда юный Дейвид вернулся сегодня вечером, он сказал, что Кэт нашла его на полу, где он лежал, вероятно упав, споткнувшись. И то, как он о ней говорил… Простите, но я отец и не хочу такой соперницы для моей Маргарет.

— Понятно. — Хантер сам спрашивал себя, нет ли какого-нибудь способа подобраться к Кэт. Когда все это началось, он думал, что сможет контролировать себя.

Но он был так же влюблен или, по крайней мере, так же одержим страстью, как все эти молодые щеголи, крутившиеся вокруг Кэт!

Пусть будет так. Решать лорду Эйври. Ему незачем самому быть людоедом!

И все же…

— Вы забыли об обещании ее отцу обучать ее живописи.

— Должен быть другой наставник.

— Вы не доверяете мне присматривать за ней? — Хантер скрипнул зубами, спрашивая себя, что он делает. Может ли он сказать, не солгав, что ему можно доверять?

Нет. Он хотел видеть Кэт, касаться ее, обладать ею, хотел подавить желание, сотрясавшее ее до глубины души. Он хотел верить, что она была просто женщиной, как многие другие, встречавшиеся на его пути.

— Сэр Хантер! Если бы эта девушка была вашей любовницей и парни об этом знали, никто из них не осмелился бы даже поцеловать ее в щеку! Но нам обоим хорошо известно, что она слишком молода и невинна и слишком оберегаема отцом, чтобы быть чьей-то любовницей. Хантер, я так мучаюсь из-за этого!

— Кэтрин также отличная ассистентка, — размышлял вслух Хантер. — У нее сверхъестественная способность к обучению. Она уже может переводить замысловатые страницы.

— Можете вы попросить у Эммы еще виски? — осведомился лорд Эйври.

— Конечно.

Хантер вышел из кухни, чтобы найти Эмму, которая, конечно, пыталась подслушивать.

— Пожалуйста, принесите нам еще по порции выпивки, — сказал он.

— Что? О да, сэр Хантер! — отозвалась Эмма.

— Вы сможете лучше слышать, пока будете подавать спиртное, — усмехнулся Хантер.

— Сэр! — запротестовала Эмма, но потом подошла к нему и возмущенно прошептала: — Вы не можете позволить ему!.. Ведь девушка рисковала жизнью и ничего не требовала за это!

— М-м-м, — неопределенно протянул он.

— Хантер, она красива, вежлива и очаровательна!

— Благодарю вас, Эмма. Я подумаю о ваших словах. И лорд Эйври тоже.

— Он не поедет в экспедицию без вас!

— Я предпочитаю разделиться. С ним будут Брайан Стерлинг, граф Карлайл и графиня. Они отличные египтологи.

— Вы лучший! Вы самый знающий, участвовали в войнах, говорите по-арабски и… и знаете всех в Каире.

— Спасибо, Эмма. Пожалуйста, принесите выпивку.

Хантер вернулся в гостиную. Он не знал, как Эмме удалось разлить виски так быстро, но она вошла буквально следом за ним.

Они оба взяли стаканы, посмотрели друг на друга, выпили их залпом и поставили на поднос.

Эмма нахмурилась.

— Лорд Эйври, вы хотите еще?

— Нет, спасибо. Я сообщил то, зачем пришел.

Эмма злобно уставилась на Хантера.

— Это все, Эмма, благодарю вас, — сказал он.

Она медленно удалилась, шурша юбками.

— Лорд Эйври, дайте мне ночь на обдумывание ситуации, — попросил Хантер.

Лорд Эйври нахмурился, но потом кивнул.

— Я не шучу, говоря, что обеспокоен. Теперь я беспокоюсь за ее отца! Я должен принять на себя ответственность за девушку, как только мы отплывем. Думаю, что этот человек также беспокоился бы о моем ребенке.

— К сожалению, здесь нет детей, лорд Эйври.

— Вот именно!

— Дайте мне подумать, что делать.

— Разве я глупец? — осведомился лорд Эйври. — Мне все это казалось прекрасной идеей. Ее отец — настоящий талант! Все они ни в чем не повинны. Я не обижу их. Но я не хочу быть причиной слез в глазах моей дочери!

— Я не верю, что леди Маргарет будет расстроена, — заметил Хантер.

— Не знаю. — Лорд Эйври покачал головой. — Возможно, я делаю из мухи слона… Вы правы — утро вечера мудренее. Благодарю за понимание, Хантер. — Он улыбнулся. — Я откланиваюсь. Поговорю с вами утром.

— Звоните мне в любое время, лорд Эйври.

— Ба! Я ненавижу эти приборы. Мы поговорим лично.

— У нас два дня до отъезда. Еще нужно многое сделать.

— Мы поговорим лично! — с уверенностью заявил лорд Эйври и шагнул к выходу.

— Доброй ночи, милорд, — попрощался Хантер.

Когда гость надел шляпу и накидку и удалился, он опустился в кресло.

Тут же появилась Эмма.

— Вы не должны позволить выбросить бедное дитя! — заявила она.

— Едва ли дитя, — пробормотал он.

— Сэр Хантер!

— Я хочу еще виски, Эмма.

— Хм!

— Просто принесите бутылку.

— Сэр Хантер!

— Я думаю, Эмма.

— Хм!

Эмма вышла в кухню, вернувшись с бутылкой и чистым стаканом. Но на подносе был не только виски, но и горячий ужин.

— Сэр Хантер, вы должны поесть.

— Отлично!

Эмма удалилась.

Хантер взял бутылку и глотнул прямо из горлышка. Виски обожгло ему горло и желудок.

Он выпил еще.

* * *

Хантер услышал стук в дверь, и ему показалось, что кто-то колотит его по голове.

Он простонал и рявкнул:

— Убирайтесь!

— Сэр Хантер! — Это была Эмма.

— В доме пожар?

— Пожар? Нет.

— Тогда уходите!

Воцарилась тишина. Хантер подумал, что его оставили в покое. Потом дверь в его комнату отворилась. Он медленно открыл глаза. Вошла не Эмма. Он спал голым, и не было гарантии, что одеяло находится в подобающем положении.

Но это была не Эмма, а Кэт!

Волосы падали ей на плечи. На ней было одно из самых совершенных изделий ее сестры — платье с корсажем, подчеркивающим грудь и делающим талию осиной. Судя по блеску ее карих глаз, она нервничала и ей стоило немалых усилий заставить себя войти в комнату.

Застонав, Хантер уткнулся лицом в подушку, демонстрируя свою спину.

— Пожалуйста, сэр Хантер! — заговорила Кэт.

Он повернулся, жалея о выпитом виски. Но ведь он пил из-за нее!

— В чем дело?

— Вы должны помочь мне.

— Нет, не должен.

Кэт глубоко вздохнула.

— Илайза разбередила мне душу. Она сказала, что лорд Эйври был очень расстроен, когда увидел, в каком состоянии Дейвид пришел вчера вечером. Кажется, лорд Эйври сердит на меня! Я не могу понять почему.

Хантер окинул взглядом ее безупречную фигуру, классическую красоту лица и оранжевое пламя волос.

— Я тоже, — саркастически отозвался он.

— Он, кажется, думает, что я источник неприятностей.

— Так оно и есть.

— Что? Но я должна поехать в экспедицию! — воскликнула она.

Конечно, должна! Дейвид ведь тоже поедет.

— Не могли бы вы выйти из моей спальни? Как видите, я еще не встал.

— Вы должны выслушать меня.

Хантер уставился на нее. Кэт не уходила.

— Тогда прошу прощения. — Он встал и с радостью услышал, как она ахнула при виде его наготы, потом прошел через комнату в ванную, захлопнув дверь.

Налив в раковину воды, он вымыл лицо, так как нуждался в холоде, затем надел халат, висевший на двери.

— Сэр Хантер?

Он тянул время: чистил зубы, приводил в порядок волосы и наконец распахнул дверь ванной.

— Кофе? — спросил Хантер.

— Он за дверью, — ответила Кэт, судорожно сглотнув.

— Почему вы не принесли его?

— Сейчас принесу.

Конечно, там был кофе. Эмма состояла в заговоре с девушкой. Кэт вышла, подобрала с пола поднос и принесла его.

— Сливки, сахар? — спросила она.

— Черный.

Кэт протянула ему чашку. Он заметил, что ее руки дрожат.

Хантер потягивал кофе, сидя в изножье кровати. Потом он покачал головой.

— Что я могу сделать для вас?

— Думаю, есть выход.

Хантер изогнул бровь:

— И какой же?

— Вы… э-э… вы должны обручиться со мной.