Прочитайте онлайн Безрассудная | Глава 8

Читать книгу Безрассудная
2818+2158
  • Автор:
  • Перевёл: В. В. Тирдатов

Глава 8

Вечер оказался невыносимо долгим для Хантера. Маргарет, как всегда, была вежлива и радушна со всеми. В ожидании обеда она и лорд Эйври показали Кэт работу, которую Уильям Адер выполнил в течение дня, и, видя наброски к портрету леди Маргарет, Хантер мог лишь удивляться, что талант художника не был открыт ранее. Сама сущность молодой женщины была великолепно схвачена — красота, мягкость и доброта.

Было любопытно наблюдать, как Кэт изучает работу. В течение нескольких минут она явно испытывала сердечную боль, поскольку ей нравилась Маргарет, она восхищалась юной леди и была ей благодарна. Должно быть, нелегко так обожать мужчину, предназначенного для этой девушки. Сочувствуя ей, Хантер в то же время испытывал гнев. Как она может быть уверена, что ее отказ быть любовницей Дейвида положит конец этой истории? Это чистое безумие.

Действительно ли она верила этому? Или просто пыталась убедить его, Хантера?

В доме присутствовали друзья Дейвида, Роберт Стюарт и Аллан Бекенсдейл. Оба были крайне учтивы с леди Маргарет, но восторгались явно сестрами Адер. Когда работа была осмотрена и подано вино — Кэт вежливо отказалась от предложенного бокала, — лорд Эйври начал проявлять беспокойство.

— Маргарет, где твой молодой человек и его друг? Уже поздно, мой желудок урчит, и я не думаю, что мы должны ждать дольше! — нетерпеливо сказал он.

Разумеется, он посмотрел на Кэт, как и леди Маргарет.

— Э-э… думаю, они что-то делают в доме лорда Доза, — пробормотала Кэт.

— Я уверен, что они сейчас прибудут, — сказал Хантер.

Кэт не смотрела на него. Ее щеки покраснели при взгляде на огонь.

— Позвони туда, отец, — предложила Маргарет.

— Проклятие! Ненавижу эту штуковину! — пожаловался лорд Эйври.

— Я позвоню, — предложил Хантер, но, когда он направился к телефону, дворецкий лорда Эйври доложил, что достопочтенный Дейвид Тернберри и лорд Элфред Доз только что прибыли.

Двое молодых людей вошли в комнату. Дейвид выглядел прекрасно. У Элфреда был заметен синяк на подбородке.

— Дейвид! — с обычной вежливостью Маргарет приветствовала первого молодого человека, потом повернулась ко второму: — И Элфред. Добро пожаловать!

Оба поздоровались с хозяйкой. Дейвид с тревогой посмотрел на Хантера и протянул руку. Элфред тоже подошел к нему с глуповатым видом. Хантер ничего не сказал — только склонил голову, с любопытством ожидая, как оба будут приветствовать Кэт.

Они сделали это весьма галантно. Кэт тоже молчала.

— Ну, приступим к обеду, — сказал лорд Эйври.

Хантер оказался сидящим между Илайзой и Маргарет.

Кэт была рядом с Элфредом, а не с Дейвидом. Часто во время еды Хантер видел, как их головы почти соприкасались — их слова предназначались только друг для друга.

Однажды он поймал взгляд Илайзы Адер, и она покраснела.

— В чем дело? — спросил Хантер. В ней не было огня Кэт, но были свои доброта и достоинство.

— Вы беспокоитесь о моей сестре, — тихо сказала она.

— В самом деле?

— Да, и я тоже.

— Вот как?

— Мне кажется, мы все временами бываем слепы. Отец не видит зла в леди Доз, хотя для многих других она абсолютно прозрачна. Кэт не видит, что Дейвид Тернберри часто капризен и ставит себя выше других — правда, у его отца обширные владения… Возможно, мы действительно видим только то, что хотим видеть.

Он улыбнулся ей:

— Вы очень проницательная девушка.

— Знаете, по-своему Кэт слушается вас.

Хантер усмехнулся:

— Боюсь, что нет.

— Она просто никогда в этом не признается! — пояснила Илайза. — Но это так. Возможно, вы могли бы использовать ваше влияние, чтобы убедить ее сбросить розовые очки в том, что касается Дейвида. Я знаю — вы позаботитесь, чтобы ее талант поощрялся.

— Я не так уж много могу сделать.

— Сэр Хантер, — со смехом сказала Илайза, — вы едва ли кажетесь человеком, недооценивающим себя! В конце концов, она будет работать на вас.

Хантер посмотрел через стол. Он все еще не мог слышать разговор между Кэт и Элфредом, но был уверен, что Элфред изо всех сил старается оправдаться. Однажды он увидел, как Кэт улыбнулась.

— Где леди Доз этим вечером? — спросил Хантер Илайзу.

— Отправилась по делам. Это все, что мне сказали.

— Вы знаете, когда эти дела возникли?

Илайза усмехнулась:

— Когда она услышала, что здесь должен присутствовать приятель Дейвида по колледжу, лорд Элфред.

— Понятно, — пробормотал Хантер.

Наконец обед подошел к концу. Мужчины извинились, выйдя выпить бренди и выкурить сигару, и Хантер оказался в курительной с лордом Эйври, Уильямом Адером и двумя молодыми людьми. Он знал, что обоим неловко в его обществе, и был этому рад. Им все же пришлось обменяться несколькими словами, и случай представился, когда лорд Эйври, который очень подружился с Уильямом Адером, настоял на том, чтобы показать художнику полотно Рембрандта в верхнем салоне.

Когда они ушли, наступила минута молчания. Затем оба молодых человека заговорили одновременно.

— Сэр Хантер, я не знал, что делаю… — начал Элфред.

— Уверяю вас, у меня не было дурных намерений! — поклялся Дейвид.

— Это не так уж невероятно, сэр! — подхватил Элфред. — Один Бог знает, чем эта молодая леди занималась в прошлом, и Дейвид искренне верил, что… что…

Хантер покачал головой, остановив обоих взглядом.

— Она юная девушка из хорошей семьи. В чем вы можете убедиться.

— Но… — начал Дейвид.

— Она не предназначена для того, чтобы быть чьей-то любовницей.

— Мой отец никогда не согласится на брак, — печально произнес Дейвид.

— Ну, это новое слово. Если вы действительно любите эту девушку, то можете не подчиниться отцу и жениться на ней, — указал Хантер.

Дейвид покраснел.

— Сэр, а что потом?

— Ну, вы студент.

— И вы думаете, я могу получать доход по закону? — недоверчиво осведомился Дейвид.

— Сэр, вы почти сломали мне челюсть, — напомнил Элфред. — Поверьте, мы все были слишком разгорячены в тот момент. В конце концов, сэр, вы вторглись в мой дом.

— Лучше я, чем ее отец, — отозвался Хантер. — Кто-то мог бы умереть. Во всяком случае, многие жизни были бы разрушены.

— Возможно, есть способ… — пробормотал Дейвид.

— Способ для чего? — резко спросил Хантер.

— Я люблю ее! — с вызовом сказал Дейвид.

— Если так, вы должны обсудить ситуацию с лордом Эйври, а потом с отцом мисс Адер.

— Я не могу этого сделать!

— Тогда предлагаю держаться от нее подальше.

— Вы, сэр Хантер, обеспечили ее присутствие в экспедиции.

— Рядом со мной, — заверил его Хантер.

— Я не причинил бы ей вреда! — снова поклялся Дейвид.

В коридоре послышались шаги.

— Проследите, чтобы этого не произошло, — очень тихо сказал Хантер. — В будущем это может кончиться куда худшим, чем ушибленная челюсть.

— Вы полностью готовы к отъезду? — спросила у Кэт леди Маргарет, беря в руки чайную чашку и глядя на собеседницу с интересом и доброжелательностью.

Кэт почувствовала вину. Фактически весь день был неудачным. Она выдавила из себя улыбку, зная, что сестре многое известно о ней.

К счастью, Илайза ничего не знала о сегодняшнем дне.

— Боюсь, что я еще совсем не готова, — ответила Кэт.

Маргарет засмеялась и поставила чашку.

— Ну, если вам чего-то не хватает, у меня, безусловно, это имеется! Я задолго готовилась к этому путешествию. Сначала я не знала, ехать мне или нет. Но если бы я не поехала… ну, я была бы здесь, и мне пришлось бы отбиваться от уроков. Я не умею играть на фортепиано и петь, а отец убежден, что с хорошими педагогами я могу этому научиться.

Ее улыбка была очаровательной. Кэт почувствовала себя еще хуже.

— Я тоже уверена, что вы можете научиться и тому и другому, — сказала она.

— О нет! Это как… ну, изобразительное искусство. Возможно, педагоги в состоянии обучить рисунку, перспективе, цвету… но если у человека нет врожденного таланта, все уроки в мире не помогут ему создать шедевр! Впрочем, — печально добавила Маргарет, — от меня и не ожидают ничего, кроме того, чтобы стать образцовой женой и матерью, посвятившей себя семье, по примеру нашей королевы. Мой отец очень старомоден.

— Нет ничего плохого в том, чтобы быть образцовой женой и матерью, — заметила Кэт.

— И в знании, что рента будет уплачена, а пища — на столе, — добавила Илайза.

— О боже! Я кажусь такой ограниченной! — сказала Маргарет. — Простите меня! Кажется, вокруг столько интересного. Я бы хотела быть полезной.

— Конечно, вы ею будете, — заверила Кэт.

Маргарет покачала головой.

— Сэр Хантер сказал отцу, что ваше самостоятельное обучение египтологии всего за несколько часов просто невероятно. Так что вы будете частью всего происходящего. Честно говоря, мне нравится жить в комфорте, и я, возможно, проведу большую часть дней на базарах, распивая чай в «Шепердсе» и ожидая новостей из экспедиции. Мне было бы скучно часами копаться в земле и стряхивать щеткой песок с найденных предметов! Тем не менее я рада, что окажусь в Египте. Отец говорит, что туда едут все люди, любящие древности, сокровища и приключения! Англичане, французы… Вы знаете, что римляне путешествовали на каникулах, чтобы посмотреть египетские храмы и пирамиды? Это туризм в сочетании с невероятными историями! Кроме того, отец много вложил в экспедицию вместе с графом Карлайлом, поэтому я, конечно, должна быть там.

— Разумеется, вы могли бы остаться в Англии, — предложила Илайза.

Маргарет засмеялась.

— Не мне выбирать! — Она вздохнула. — Мой отец хочет выдать меня замуж. Он считает, что обзавелся семьей слишком поздно, и хочет иметь внука, пока жив, поэтому… Я обещала ему, что выйду замуж не позднее лета.

Кэт чувствовала, что задыхается. К счастью, Илайза спросила:

— Простите мое любопытство, но вы решили, за кого выйдете замуж?

У Маргарет появились симпатичные ямочки на щеках.

— Вероятнее всего, за Дейвида. Возможно, поэтому так важно, чтобы я поехала с ними. Я думала, Аллан безумно влюблен в меня, но… вы заметили, как он смотрит на вас, мисс Адер?

Илайза покраснела, как свекла.

— Он очарователен, но всего лишь старается держаться вежливо с дочерью нуждающегося художника.

Маргарет покачала головой:

— Боюсь, что нет. А я не питаю интереса к человеку, который любит не только меня. Если бы вы тоже поехали с нами!..

— Мне нужно быть здесь, чтобы присматривать за отцом, — сказала Илайза.

— Леди Доз действительно такое зло? — осведомилась Маргарет, с любопытством наклонившись вперед.

Илайза посмотрела на Кэт:

— Да, я использовала именно это слово.

Маргарет вздрогнула.

— Элфред так ненавидит ее!

— И все же… — начала Кэт.

Маргарет серьезно посмотрела на нее:

— И все же люди открывают перед ней двери? Еще бы — ведь она вдова лорда Доза. Элфред говорит, что она тоже презирает его. Как вы заметили, ее нет здесь сегодня.

— Возможно, нам следует почаще приглашать Элфреда, — засмеялась Илайза.

— Может быть! — согласилась Маргарет.

Они начали болтать о нарядах. Кэт притворялась, что слушает.

Наконец мужчины вновь присоединились к ним. Уильям сказал, что он и Илайза завтра должны вернуться к работе, и искренне поблагодарил хозяина за его доброту. Лорд Эйври ответил, что он всегда желанный гость.

Прощаясь, Дейвид Тернберри задержал руку Кэт в своей на несколько секунд. В его глазах была печаль и мольба о прощении. Сердце Кэт дрогнуло. Но тем не менее ее чувства изменились.

Так они провели вечер. Илайза могла что-то заподозрить, но Уильям, казалось, не замечал ничего.

А Хантер…

Он не изменил своего стиля — отвез их домой в своей карете и резко напомнил Кэт:

— В девять часов. Сначала мы проедемся верхом, а потом поработаем в музее. Вы будете заняты весь день.

Она просто кивнула и сразу направилась в свою комнату, пока Хантер прощался с ее отцом и сестрой.

Утром Кэт была готова к назначенному времени. Хантеру даже не пришлось подходить к двери. Она ждала снаружи, когда он подъехал, ведя за собой кобылу. Хантер спешился, чтобы помочь ей сесть в седло.

— Я должна научиться делать это сама, — остановила его Кэт, легко вдев ногу в стремя и садясь верхом. Она не казалась гордой своими достижениями и всего лишь спросила у Хантера: — Это было приемлемо?

— Да.

Кэт с облегчением вздохнула.

Вскоре Хантер спросил:

— Вы все еще желаете ехать в эту экспедицию?

— Конечно, — серьезно ответила она.

Хантер тщательно подбирал следующие слова.

— Я думал, вы могли осознать, что предмет вашего обожания совсем не то, что вам нужно.

Кэт бросила на него смущенный взгляд и склонила голову набок.

— Не могу, сэр Хантер.

— Его отец не допустит вашего брака.

— Возможно, он ослушается отца.

Хантер поехал рысью. Кэт последовала за ним, хорошо держась в седле. Они прибыли в парк, где он заставил ее проделать ряд упражнений.

— А теперь? — спросила она.

— Мы вернемся в ваш дом. Вы сможете переодеться. Я пришлю за вами карету.

— А потом?..

— В музей. Итан доставит меня туда заранее.

Кэт кивнула:

— Как пожелаете.

Хантер удивился, когда она остановила его почти у дома.

— Сэр Хантер…

Он нетерпеливо оглянулся:

— Да?

Ее щеки порозовели, и не от перенапряжения.

— Я… хочу извиниться.

Хантер серьезно наблюдал за ней.

— Так вы осознали, что были в опасности?

Кэт улыбнулась и покачала головой:

— Думаю, сэр Хантер, вы недооцениваете меня. И слишком легко осуждаете Дейвида и Элфреда. Но вы искренне верили, что я в опасности, и пришли ко мне на помощь. Поэтому я прощу прощения, что причинила вам беспокойство, и благодарю вас.

Хантер кивнул, чувствуя признательность за извинение, и направился к дому.

Камилла, как всегда, была погребена под горой карт и текстов. Когда вошел Хантер, она подняла взгляд.

— Доброе утро. Все в порядке?

— Вы легко нашли Дейвида Тернберри и мисс Адер?

Хантер заколебался.

— Я нашел их. Мисс Адер вскоре должна быть здесь. Сегодня я буду держать ее под наблюдением. Вы не возражаете?

— Буду рада ее видеть, — заверила его Камилла.

— Тогда я спущусь в подвал и начну с погрузки бумаг.

— Отлично. — Камилла нахмурилась, глядя на стол.

— В чем дело?

— Я все еще не могу найти исчезнувшие карты и вещи. Как я могла быть такой беспечной, Хантер? Вы знаете, что это для меня значит. И хоть я новичок в роли леди Карлайл, но в музее я работаю давно и всегда отлично справлялась!

— Вам нужна моя помощь? Хотите, я пороюсь в папках или столах? — предложил он.

— Я уже всюду посмотрела. — Камилла покачала головой. — Тут всевозможные кирки и щетки, которые нужно упаковать для отправки, а также несколько текстов. Если вы просмотрите их, я буду очень признательна!

— Камилла, вы не беспокоитесь насчет экспедиции?

Она снова покачала головой, но ее взгляд слегка омрачился.

— Нет. У нас были большие неприятности, но теперь все кончено. Но, полагаю, всегда находятся те, кто жаждет украсть золото.

— Конечно, на раскопках нужно соблюдать осторожность, — сказал Хантер. — Блеск золота может ослепить человека.

— Разумеется. Но…

— Камилла, мне не терпится отправиться туда снова. У меня нет дурных предчувствий.

Она улыбнулась:

— Отлично. Тогда я позволю моему воодушевлению вернуться и управлять каждым моим движением. Ведь мы уезжаем очень скоро.

— В самом деле. — Хантер направился к лестнице, чтобы спуститься в подвал, где располагались мастерская и склады.

Всю неделю в музее было много посетителей. Предстоящую экспедицию освещали газеты, и люди приходили посмотреть теперешние экспонаты, чтобы потом увидеть новые.

Хантер достал из кармана связку ключей и двинулся к мастерской. Открыв дверь, он нашел выключатель — весь музей оборудовали электричеством несколько лет назад.

Но свет не зажегся.

Хантер собирался вернуться и найти фонарь, когда услышал звук изнутри. Он застыл в ожидании. Звук не повторялся. Но когда он двинулся дальше, стук раздался вновь.

— Кто здесь? — резко осведомился Хантер.

Ответа не последовало.

В темноте ничего не было видно, но Хантер решил не уходить, пока не узнает, что происходит. Он решительно вошел, закрыл за собой дверь и стал ждать, пока глаза привыкнут к темноте. Спустя несколько секунд ему показалось, что он слышит чье-то дыхание.

Стараясь не издавать звуков, Хантер начал пробираться на ощупь туда, где, как ему казалось, был человек. Когда он проходил мимо ряда полок, одна из них внезапно упала перед ним, громко ударив о следующую, которая, в свою очередь, тоже свалилась.

Обрушившиеся полки преградили Хантеру путь, и он оказался в ловушке.

Потом он услышал быстрые шаги к двери.

Он стал красться вдоль полок так быстро, как мог, но, когда добрался до двери, она оказалась открыта, а незваный гость исчез.

Выругавшись, Хантер зашагал по музею в поисках того, кто выглядел бы подозрительно, но никого не увидел.

Наверху он обнаружил Брайана Стерлинга, графа Карлайла, роющегося в шкафах вместе с женой.

— Здесь что-то происходит, — сказал Хантер.

Оба уставились на него.

— У вас волосы в белом порошке, — отозвалась Камилла. — Что случилось?

— Кто-то был в мастерской, хотя один Бог знает почему — там нет ничего, кроме инструментов.

— Вы уверены, что кто-то там был? — спросил Брайан. — Простите, старина, я просто проверяю. Пойду с вами вниз — посмотрим, что можно сделать. Очень странно.

— Кто-нибудь еще находился поблизости? — спросил Хантер.

Камилла покачала головой:

— Нет, но пропало несколько моих бумаг. Хотя они ценны только для меня и экспедиции. — Она нахмурилась. — Брайан, ты ведь не думаешь, что кто-то хочет сорвать экспедицию?

Брайан удивился:

— С какой целью?

Камилла посмотрела на Хантера:

— Мисс Адер думает, что слышала шепот здесь в тот день. Возможно, нам не следовало отмахиваться от ее слов.

— Пожалуйста, Камилла, не делайте из этого тайну! — простонал Хантер.

— Но, Хантер, кто-то был в мастерской. Вы сами так говорите.

— Вероятно, кто-то из студентов, а почему он убежал, понятия не имею. Там нет ничего важного. Брайан, если не возражаете, вернемся туда вместе.

Они направились через залы музея к лестнице. Хантер не сознавал, что изучает каждого встречного, пока Брайан не сказал:

— Вы же говорили, что думаете, будто это был заблудившийся студент.

— Да.

— Тогда…

— Я не сказал, что не хочу знать, какой именно студент, — отозвался Хантер.

Стоя на парадных ступеньках, Кэт наслаждалась чувством причастности к музею. Он был такой огромный и вмещал столько сокровищ! На несколько минут она забыла обо всем и просто смотрела на великолепное здание. Затем она огляделась вокруг, радуясь, что самые разные люди также наслаждаются экспонатами. На некоторых была рабочая одежда, и, возможно, они ушли с работы на перерыв. Другие были одеты более элегантно. Попадались и стайки детей с родителями или учителями. Кэт испытывала чувство гордости, что ее пригласили участвовать в экспедиции, связанной со столь блистательным учреждением.

Кэт поспешила в центральный офис, где нашла Камиллу, сидящую за письменным столом. Графиня Карлайл встретила ее улыбкой и доброжелательным приветствием.

— А, Кэт! Я так рада видеть вас здесь. Это не мое обычное местопребывание, но боюсь, я немного рассеянна. Пожалуйста, возьмите книгу и текст вон там… — она указала на папирус под стеклом в рамке, — и скажите, что вы об этом думаете. Слава богу, вы учитесь так быстро!

— Не знаю, насколько я способная, но буду стараться, — сказала Кэт.

Она была удивлена, что Хантера нигде не видно. И столь же удивлена своим разочарованием.

Кэт не спала большую часть ночи, обдумывая каждую секунду произошедшего, и пришла к выводу, что ей следовало вести себя гораздо умнее. Все же ей удалось ненадолго вздремнуть.

Она попыталась говорить обычным тоном:

— Сэр Хантер здесь?

Камилла, поглощенная работой, ответила, не поднимая взгляда:

— Он в подвале с Брайаном. Они упаковывают все, что должно быть с нами на корабле.

— Ну, я тогда займусь своей работой.

— Используйте мой кабинет — там вам будет удобно.

— Благодарю вас.

Кэт вошла в кабинет Камиллы и огляделась. Сидя за столом, она чувствовала холод. Кэт не забыла шепот, который слышала, находясь в этой комнате в прошлый раз. Она нахмурилась, пытаясь вспомнить, что именно слышала.

Тогда поблизости находилось два человека — в этом Кэт была уверена. Они что-то искали и не хотели, чтобы их застали. «Нам придется заплатить за это… долгое путешествие, мрачная пустыня… смерть — единственный ответ».

Кэт приподнялась со стула, чтобы выйти и напомнить Камилле о том, что она слышала, но снова села. Она уже пыталась рассказать о произошедшем, но от ее страхов отмахнулись. Так что лучше, не мешкая, приступить к работе.

Кэт нашла бумагу и карандаш в верхнем ящике стола Камиллы и начала внимательно изучать каждый символ в книге. Она быстро увлеклась работой. Папирус повествовал целую историю.

«Хатшет, который говорит с богами, кто слышит их разумные слова и передает их всем людям. Он, кто будет сидеть среди них и получит великую награду. Он станет нуждаться во всем, что принадлежало ему при жизни, и будет вознагражден золотом, ибо золото было знанием, которым он делился даже с фараоном, и всем, чем он жил. В новой жизни ему будут поклоняться цари. У него будет преимущество над их женами и даже сыновьями. Ибо, как фараон, он возвысится до богов. Но, как и древние, он упокоится. Он будет лежать в тени тех, кто строил царство; он возьмет с собой слуг и служанок. Он будет лежать защищенный теми, кто пришел ранее — солнцем, тенью на левом берегу великого и могучего Нила».

Ее шея напряглась, когда она услышала, как вошел Хантер. Интересно, давно ли он наблюдал за ней?

— Вы позволите? — спросил он, подойдя к столу.

— Думаю, вы можете делать что хотите, — пробормотала Кэт.

— Ах, если бы только это было правдой! — отозвался Хантер, поднимая со стола перевод и читая его вслух.

Он посмотрел на папирус в рамке, проверяя символы, потом повернулся к Кэт:

— Отлично!

— Благодарю вас.

— Кто бы догадался?..

Камилла вошла в комнату.

— Вы закончили? — осведомилась она.

— Почти, — ответила Кэт.

Камилла тоже подобрала перевод и улыбнулась.

— Видите, Хантер? Он не в Долине царей! Он защищен древними… Вы не думаете, что это вблизи великих пирамид в Гизе?

— Да. Полагаю, ваши расчеты места поисков сделаны превосходно. Однако не хотел бы видеть вас такой возбужденной, а потом разочарованной, если мы ошибаемся. — Хантер улыбался, но его беспокойство за нее было очевидным.

— Пожалуйста, не волнуйтесь, Хантер. Я знаю, что будут разочарования. Но это наши раскопки, поэтому я так возбуждена. — Она внезапно нахмурилась. — И я не собираюсь ни с кем делиться!

Хантер засмеялся:

— Мы не делим раскопки, Камилла.

— Это еще не все, если вы хотите, чтобы я закончила, — сказала Кэт.

— Да-да, конечно. Нет, уже поздно, — поправилась Камилла. — Брайан ждет меня, а музей закрывается.

— Мне осталось немного. Я бы хотела закончить.

— Мне придется запереть дверь внизу. — Хантер поцеловал Камиллу в щеку. — Идите к вашему мужу. А нас ждет Итан. Он отвезет Кэт и меня домой.

— Хорошо. — Камилла улыбнулась Кэт. — Только не задерживайтесь надолго. Эту работу мы можем взять с собой. Вы не должны превращаться в людей, потерявших зрение из-за того, что они читали всю жизнь.

Кэт тоже улыбнулась:

— Тогда доброй ночи.

— Доброй ночи.

— Ключи на столе, Кэт, — сказал Хантер, перед тем как проводить Камиллу к главной двери музея. — Заканчивайте работу, и встретимся у входа. Не забудьте запереть эту дверь.

Кэт кивнула и вернулась к работе.

Через несколько минут она была разочарована. Казалось, остальное не содержит ничего, кроме восхваления добродетелей Хатшета. Были намеки на его красноречие. «Он, кто смотрит в глаза и видит, что кроется там. Он, кто говорит, сотрясая землю. Он, кто имеет власть над людьми и животными».

Кэт окинула взглядом свою работу и поежилась. Если она перевела правильно, Хатшет осудил многих жен на смерть, ибо их похоронили вместе с ним. Хорошо, если не заживо.

Поблагодарив Бога за то, что живет в современной Англии, во время долгого и процветающего царствования королевы Виктории, Кэт наконец встала, прибрала на столе, поставила рамку на место и вышла. Подобрав на ходу ключи, она тщательно заперла за собой дверь.

В холле Кэт задержалась.

Музей был пуст, и ее шаги отдавались гулким эхом.

«Ну я ведь ни за кем не шпионю!» — подумала она, пытаясь подбодрить себя юмором.

Но ничего не вышло. Ей было не по себе.

Кэт шла мимо экспонатов. Огромные статуи, драгоценности. Ряд стеклянных витрин с мумиями — некоторые все еще во внутренних гробах, некоторые в облачении, а некоторые без. Давно умершие, сморщенные лица, казалось, были обращены на нее.

Кэт ускорила шаг.

Потом она услышала наверху непонятный звук. Ведь она заперла дверь, не так ли? Но…

Кэт скрипнула зубами. Она позволила воображению завести себя слишком далеко. И все же… Вздохнув, Кэт повернулась. Она отвела глаза, не желая видеть сморщенные коричневые лица мумий. Поднявшись по лестнице, она поспешила к двери офиса.

Только ночные лампы освещали теперь коридор. Когда Кэт подошла к двери, ее сердце рвалось из горла.

Что-то лежало на полу перед дверью.

Что-то. Или кто-то.

Неподвижно.

На мгновение Кэт застыла, потом метнулась вперед. Перед запертой дверью лежало съежившееся тело.

Она наклонилась над ним и, увидев, кто это, начала кричать.