Прочитайте онлайн Безрассудная | Глава 6

Читать книгу Безрассудная
2818+2231
  • Автор:
  • Перевёл: В. В. Тирдатов

Глава 6

Все казались крайне счастливыми, и Кэт это почему-то слегка обидело.

Отец обнял ее, как только она вошла в дверь. Он дрожал от возбуждения.

— Кэтрин! Дорогое дитя! Я ни за что не стал бы рисковать твоей жизнью, но ты сделала это! Я клялся, что за такой поступок не должно быть вознаграждения, но ты дала мне куда большее, чем целый сундук фунтов стерлингов! Уважаемые люди… коллекционеры… Они сказали, что я хороший художник!

— О, они сказали куда больше, чем это! — воскликнула Илайза, тоже подбежав к двери навстречу Кэт. — Они считают, что папа один из самых талантливых художников, которых они когда-либо видели. И, Кэт, я должна нарисовать фасон платья для леди Маргарет!

Кэт едва высвободилась из любящих объятий отца, как ее едва не задушила сестра.

— Это… чудесно! — с трудом пропыхтела она.

— Я буду работать как пчела всю неделю. Мне нужно приготовить для нее несколько моделей платьев до отплытия. О, Кэт! Я буду работать старательно — возможно, другие леди позавидуют тому, что она носит, и я стану известным модельером!

— Я так рада. Правда, я надеялась, что ты сделаешь кое-что и для меня, — пробормотала Кэт.

Илайза махнула рукой:

— У меня есть для тебя дюжина платьев — ты будешь довольна.

— Кэт, как ты справилась в музее? — спросил ее отец. — Думаешь, тебе понравится работа? Ты этого действительно хочешь? Клянусь, я не приобрету ничего за счет огорчений моих дочерей! Сегодня я все еще беспокоился, но лорд Эйври заверил меня, что тебя будет опекать его дочь.

— Работа… я не могу ее дождаться.

— Ты узнаешь так много от сэра Хантера, — позавидовала Илайза.

— Да, я уверена.

— А ты пыталась?.. — Илайза нахмурилась. — Ты не выглядишь счастливой.

— О, я счастлива, как жаворонок. — Кэт выдавила из себя улыбку.

— Мэгги приготовила нам обед, — сказал Уильям. — Посмотрю, нужна ли ей помощь.

Он направился к маленькой кухне. Илайза снова схватила сестру — ее глаза расширились от возбуждения.

— О, Кэт! Я не осмеливалась сказать при папе, но… мне кажется, я влюблена.

— В Дейвида? Господи, это чревато гаремом!

Илайза нахмурилась:

— В Дейвида? Господи, конечно нет! В Аллана Бекенсдейла! Кэт, он был так добр! Мы так много говорили… Не бойся — я не забывала о папе и наблюдала за ним. Изабелла была готова заняться продажей его работ, но я смогла отложить денежные дела. Папа беспокоился о тебе и долго говорил с лордом Эйври. Ну, и с Изабеллой — я не могла заставить ее исчезнуть. Но я провела очаровательное время с Алланом в гостиной, ожидая, пока другие готовятся к чаю. Он собирается стать врачом, Кэт. Ну… и он богат и владеет землей. Траст от его деда помог ему окончить обучение, но он должен идти своим путем. И он так красиво говорил о роли мужчины и женщины в семье, о том, как он хочет жену, равную ему по уму и талантам. Потом мы говорили о книгах, пьесах и… Кэт, это было чудесно!

— Он тоже уезжает через неделю, Илайза, — предупредила Кэт.

— Но Аллан вернется. И он обещал писать мне о путешествии.

— Прекрасно, — одобрила Кэт.

Но Илайза опять нахмурилась.

— Кэт, мне так жаль.

— Почему?

— Мы все так счастливы — живем почти в мечте. Но я боюсь, что ты продала душу за все это великолепие. И…

— И что?

— Мне жаль об этом говорить, но боюсь, что лорд Эйври предназначил твоего Дейвида для своей дочери Маргарет.

— Я не верю, что она влюблена в него, — упрямо заявила Кэт.

— Как ты можешь это говорить? — Илайза печально смотрела на нее. — Ты ведь провела с ними так мало времени.

— Я буду с ними на борту корабля во время долгого путешествия, — сказала Кэт. — И в пустыне. До нашего возвращения еще далеко.

— Кэт, — с беспокойством промолвила Илайза. — Ты не позволишь себе… Ты не можешь заманивать в ловушку человека его положения.

Кэт уставилась на сестру.

— Я никого не собираюсь заманивать в ловушку, — заверила она и начала подниматься по лестнице.

— Кэт! — окликнула ее Илайза.

Она остановилась.

— Я не хотела тебя обидеть. Я очень тебе признательна. Но ты моя сестра, и я люблю тебя. Мир открыт для всех нас, и… Я не хочу, чтобы ты погубила свою жизнь.

— Я ее не погублю.

— Ты такая безрассудная, что можешь это сделать. И ты так… одержима Дейвидом.

— Наш отец готов доверять мне. И тебе придется тоже.

— Папа не знает о твоей одержимости.

— Она не делает меня восторженной дурой. Илайза, мне надо умыться перед обедом.

Кэт поднялась по лестнице, с удивлением чувствуя, что вся дрожит и готова заплакать. Она обожала отца. И он был самым любящим родителем. А сестра была ее лучшим другом. Но они оба были так счастливы, а она просто устала. Перед ее глазами мелькали египетские символы. А мышцы болели после езды верхом.

Кэт была уверена, что Хантер Мак-Доналд намеренно ехал рысью с целью причинить ей боль!

Она вымыла лицо, причесалась и немного успокоилась.

Однако внизу даже Мэгги, которая жила с ними после смерти матери, радовалась, видя всю семью счастливой, и продолжая возбужденно говорить о чудесном человеке лорде Эйври.

Кэт не могла дождаться того, чтобы лечь в постель.

В кошмарном сне ей привиделись руки мумии, освободившиеся из черного тумана, они словно перешептывались друг с другом.

Она проснулась, вздрогнув от стука в парадную дверь.

Нахмурившись, она надела пеньюар и сбежала по лестнице, стараясь открыть дверь первой. Несомненно, это доставили молоко.

Но это оказался Хантер, выглядевший нетерпеливым.

— Пошли, работа не ждет.

— Но… вы сказали в девять!

Он достал из кармана часы:

— Сейчас без десяти.

Ей хотелось захлопнуть дверь, но она сдержалась.

— Значит, у меня есть еще десять минут.

— Я надеялся, что вы будете готовы раньше.

— Ладно, раз вы здесь, я потороплюсь. Что за работа? Мы вернемся в музей?

— Дорогая моя, мы отправимся в парк учиться верховой езде. — Он протянул ей пакет. — Вам не придется тратить десять минут на переодевание. Поехали — у меня другие дела на вторую половину дня. Но не беспокойтесь. Мы пробудем в парке три часа.

— Три часа на лошади! Как забавно! Не бойтесь, я потороплюсь.

«В этом доме не принято вставать рано», — присев в ожидании у окна, подумал Хантер. Экономка Мэгги — симпатичная женщина с таким ирландским акцентом, что ему приходилось мысленно переводить ее речь, — появилась, спросив, не желает он кофе или чаю. Хантер поблагодарил ее и ответил отрицательно. Уильям Адер, выйдя, начал выражать свою признательность, и смущенный Хантер ответил, что это ему повезло, ибо он открыл Уильяма Адера.

Илайза, как обычно, спустилась с лестницы приветствовать его. Поэтому, когда появилась Кэт, облаченная в старый костюм Франчески для верховой езды, вся семья была уже в сборе.

Хантер тоже был взволнован. Костюм сидел на Кэт великолепно, как и все остальное. Светлая бежевая юбка прикрывала брюки, поэтому казалось, что ансамбль состоит из жакета, рубашки, жилета и юбки. Брюки позволяли женщине сидеть по-мужски, а юбка полностью прикрывала ноги. Шляпка изящно покоилась на голове. Бежевый цвет и деловой покрой костюма отлично подходил к худощавой, гибкой фигуре девушки.

Сердце Хантера колотилось. Он был очарован Кэт. Очарован и возбужден, физически и душевно. Она была молодой и наивной, полной смелости и безрассудной бравады, но под этим скрывалась любовь к тем, кто ее окружает. Кэт хотела мечтать и исследовать. Она жаждала увидеть мир. И ничто не могло остановить ее.

— Сэр! — Уильям Адер повернулся к нему, нахмурившись, и Хантер испугался, что он заметил желание, обуревавшее его. Но дело было не в том. — Этот костюм превосходного качества. Мы не можем принять…

— Пожалуйста, простите меня, мистер Адер. Но это костюм моей сестры, и она была бы рада узнать, что мисс Адер носит его.

— Это не должно быть подарком, — упорствовал Уильям.

Хантер склонил голову.

— Тогда это только одолжение.

— Которое очень любезно, — пробормотала Кэт с легким сарказмом, которого не заметил даже ее отец. — Сэр Хантер знает, как я жажду научиться верховой езде.

— В экспедиции это не прихоть, а необходимость, — поправил Хантер.

Уильям серьезно кивнул.

— Костюм очень идет тебе, дочка.

— Спасибо, папа, — пробормотала Кэт, целуя его в щеку.

— Такой прекрасный фасон, — заметила Илайза.

— Уверена, что ты сможешь кое-что позаимствовать и использовать для своих работ, — сказала Кэт. — Ну, поехали? — Она посмотрела на Хантера с вежливым вопросом.

— Пожалуй, — согласился Хантер. — Доброго вам утра, мисс Адер, мистер Адер.

— Будьте осторожны, — предупредила Илайза.

— Я не позволю, чтобы она причинила себе вред, — заверил Хантер.

— Я чувствую, что в ваших руках Кэт в безопасности, сэр Хантер, — серьезно сказал Уильям.

Хантер скрипнул зубами, когда они уходили. Если бы добрый человек только знал! Но она с ним в самом деле была в безопасности.

— Садитесь, — сказал он Кэт, подводя ее к кобыле Жизели, сам же он вскочил на своего коня.

Пара хорошо смотрелась вместе. Кэт явно была не первой женщиной, едущей на Жизели.

Она подошла к лошади, очевидно намереваясь попытаться сесть на нее самостоятельно. Но Хантер остановил ее, положив ей руку на плечо.

— Всегда садитесь на лошадь слева, — начал он и спешился.

— Я это знаю!

— Положите вашу руку сюда. Держите поводья. Мои лошади — не клячи и могут взбрыкнуть. Тащиться по улицам Лондона — не то приключение, какое вы хотите испытать.

— Уверена, что я способна сесть на лошадь сама. Сомневаюсь, чтобы вы постоянно поучали вашу секретаршу.

— Верно, но сейчас я помогу вам.

Хантер не позволил ей протестовать далее, уверенный, что она часто спорит ради самого спора. Твердо держа Кэт за талию, он посадил ее на Жизель.

— Сидите в седле легко и удобно. Пятки постоянно вниз. Это очень важно. Если вас сбросят, то лучше покинуть лошадь, чем оказаться под ней.

Кэт кивнула. Хантер отошел и снова быстро вскочил на Александра.

— Мы едем в парк, — сообщил он.

— Как пожелаете, сэр Хантер.

На улицах, как всегда в рабочий день, было много народу. Торговцы предлагали фрукты и пирожные. Прохожие спешили во всех направлениях. Фургоны, доставляющие продукты, делали остановки. Омнибусы с трудом продвигались вперед. Все более часто встречались безлошадные экипажи, фыркая, урча моторами и пугая лошадей. Несмотря на гудки одного из водителей, Кэт удерживала контроль над своей кобылой.

Наконец доехали до парка. Они оказались вдали от городской суеты. Только кое-где виднелись няни с колясками.

— Вы хорошо справляетесь. Сидеть по-мужски более удобно? — спросил Хантер.

— Да, — призналась Кэт. — Мы поедем верхом, как только доберемся до Египта?

Хантер улыбнулся и покачал головой:

— Из Александрии в Каир мы поедем поездом. А из отеля на раскопки — верхом.

— И в том же месте работает графиня Карлайл?

Он снова кивнул:

— Да. Вы это одобряете?

— Она мне очень нравится, — сказала Кэт.

— Потому что она простолюдинка, которая вышла замуж за графа?

Кэт прищурилась.

— Просто потому что она мне нравится.

— Она удивительная женщина, — согласился Хантер.

— Вы знаете ее… очень хорошо? — спросила Кэт.

В вопросе слышался намек. Хантер мог пуститься в объяснения, но предпочел этого не делать.

— Да, я знаю ее очень хорошо.

— И ее мужа, конечно?

— Да. Мы вместе служили в армии, а в прошлом году возобновили наше знакомство.

— Я пытаюсь вспомнить, — сказала Кэт. — В газетах была шумиха. Родителей лорда Карлайла убили, а он спрятался. Все считали его негодяем, но он пытался узнать правду. И был джентльмен — сэр какой-то там, — которого едва не убили тоже, но граф спас ему жизнь и поймал настоящего преступника. Ваше имя упоминалось в нескольких статьях!

— Все это в прошлом, моя дорогая. Брайан унаследовал состояние родителей и жаждет отправиться в экспедицию. Он обеспокоен тем, что многие сокровища покидают страну незаконно, и хочет, чтобы найденное в Египте там и оставалось.

— Если он хочет, чтобы сокровища оставались в Египте, то почему он так стремится найти их? — осведомилась Кэт.

Хантер изогнул бровь.

— Важны открытие, знание, понимание людей, создавших такие великие памятники. А пустыня так обширна! Возможности делать там открытия — безграничны. Что касается сокровищ, дело вот в чем. Есть вещи не единственные в своем роде, которые можно приобрести законным образом. А есть фантастические памятники, принадлежащие каирскому музею. Даже при законных покупках на реликвиях можно сделать небольшое состояние. Музеи всего мира хранят египетские мумии и артефакты — они привлекают людей. Посетители покупают книги и безделушки, связанные с тем, что они видели. Поэтому, пока вход в музей свободный и он получает финансовую поддержку от правительства, новые открытия могут поставлять великие экспонаты. Некоторые предоставляют на время. А некоторые, как я сказал, приобретаются законным образом. Но опять же важно само открытие! Поиски информации, разгадывание загадок, сознание, что вы правильно следовали древним указателям, — вот что для нас подлинная ценность.

Он умолк, видя, что Кэт наблюдает за ним с легкой улыбкой.

— Это так забавно? — спросил Хантер.

Она снова улыбнулась:

— Нет, сэр Хантер. В действительности меня впечатлила ваша страсть. И я искренне сожалею, что не знаю обо всем этом больше. Но я обещаю сделать все, чтобы удовлетворить вас. — Кэт покраснела, осознав двусмысленность своих слов. — Буду хорошим ассистентом, старательно вести записи, делать зарисовки…

Много раз в жизни Хантер отвечал на подобные заявления поддразниванием, часто доказывающим более старшим и менее привлекательным женщинам, что они красивы и желанны. Сексуальные намеки были его специальностью. Но в данный момент он не хотел к ним прибегать.

— У меня странное чувство, что вы, конечно, выполните обещание, — сказал он. — Давайте поедем быстрее, ладно?

Хантер ударил каблуками по бокам Александра, хотя до сих пор воздерживался от чрезмерной скорости.

Но Кэт оказалась отличной ученицей.

Когда он спросил о ее самочувствии, она не стала жаловаться на боль или говорить, что все прекрасно.

— Я учусь и, по-моему, смогу выучиться.

— Я в этом не сомневаюсь.

Наконец Хантер направил лошадь Кэт по улицам к дому. Но он был уверен, что у Кэт болят ноги. Спешившись, он помог ей слезть с лошади.

Кэт слегка дрожала. Ее руки упали на его плечи, ища поддержки. Он чувствовал давление ее пальцев.

На секунду она прижалась к нему, нащупывая ногами землю. Хантер почувствовал тонкий запах ее духов, теплоту ее тела, ее дыхание.

— Больно? — спросил он, обеспокоенный хриплостью своего голоса.

— Все хорошо, — твердо ответила Кэт.

— Предлагаю очень теплую ванну.

— Благодарю вас. — Она кивнула и без смущения встретила его взгляд. — Я подумаю.

Хантер улыбнулся и шагнул назад.

— Тогда до завтра.

— Мы отправимся в музей?

— Да. Будьте готовы к девяти, — предупредил он, садясь на Александра.

— Знаете, вы диктатор, — заметила Кэт.

— К девяти, — повторил Хантер, теперь встревоженный резкостью своего голоса и странным желанием поскорее уехать.

Он не оглядывался, ведя Александра и кобылу на привязи. Запахи города доносились до него — лошади, пища, мусор…

Но надо всем этим за ним словно следовал тонкий и неповторимый запах Кэт.

Она пребывает в мучительном состоянии, решила Кэт.

Илайзы не была дома — сестра ушла покупать ткань, возбужденная задачей моделирования для леди Маргарет.

Отец тоже ушел куда-то с леди Доз по поводу продажи своих картин. По словам Мэгги, он также был в приподнятом настроении.

Должно быть, Кэт выглядела слегка удрученной, так как Мэгги обняла ее и сказала:

— Бедняжка! Ох уж эта езда верхом! Но мы сейчас сделаем для тебя горячую ванну, и все будет хорошо. А этот сэр Хантер не совсем такой, как я ожидала, он строгий учитель. И красивый мужчина, к тому же — искатель приключений, исследователь! Конечно, тебе тяжело, дорогая, одной платить за все предоставленные семье возможности.

— Мэгги, я ни за что не плачу. Просто я немного устала.

— Ну, с этим мы справимся. А леди Доз все еще ошивается здесь, строя из себя гранд-даму! Твой отец разумный человек, но он верит, что она отстаивает его интересы и демонстрирует его работы, поэтому все еще слушает эту ведьму! Только не говори ему, что я ее так назвала, а то он, чего доброго, женится на ней!

— Никогда, Мэгги! — заверила ее Кэт. — Возможно, он слегка попал под ее чары, но ты знаешь, как он любил маму и как ты была опорой для всех нас, даже когда у нас не было денег! Папа никогда этого не забудет.

— Да, но когда люди влюбляются, они совершают странные поступки, — рассудительно промолвила Мэгги. — Они могут рисковать всем!

Кэт слабо улыбнулась. Сама она, казалось, была готова продать душу ради любви.

А хуже всего то, что весь мир мог так легко видеть Дейвида, покуда она старалась изо всех сил, чтобы быть рядом с ним.

— Полежи в горячей воде, и ты почувствуешь себя лучше! — сказала Мэгги.

В доме был отличный водопровод и большая ванна, поэтому Кэт не стала отказываться. Как только вода начала остывать, Мэгги усилила подогрев. Когда в дверь позвонили, она побежала открывать.

Через несколько минут Мэгги вернулась в ванную комнату:

— Вылезай из воды, малышка! Внизу Дейвид Тернберри — он хочет повести тебя на чашку чая. Говорит, что у него есть фотографии отцовской экспедиции десятилетней давности, и он желает показать тебе, с чем ты будешь иметь дело!

Кэт была так обрадована, что боялась выдать свои чувства.

— Дейвид Тернберри? — небрежно переспросила она. — И… он с леди Маргарет?

Мэгги покачала головой, нахмурившись:

— Он один. Может, мне лучше спуститься и сказать ему, что ты не выходишь с одинокими мужчинами даже на послеполуденный чай?

— Нет!

Кэт моментально вылезла из ванны, схватив полотенце и лихорадочно думая, что надеть.

— Э-э… он очень достойный молодой человек, Мэгги. И чай! Думаю, не будет вреда сопровождать его. Конечно, он старается быть любезным.

— Право, не знаю… Такого раньше не бывало! — с беспокойством сказала Мэгги. — Мне следовало отослать его.

— Господи, Мэгги! Мы живем на пороге двадцатого века! — Кэт решила подольститься к ней. — Если бы он пришел к Илайзе приобрести ткани, ты бы ничего дурного не подумала. А я скакала на этом глупом животном, а до этого трудилась в музее. Уверена, что краткий отдых пойдет мне на пользу.

— Возможно, твой отец вернется, пока ты одеваешься, — сказала Мэгги.

Да, нужно поторопиться!

— Пожалуйста, Мэгги, не позволяй Дейвиду уйти. Займи его, пока я буду одеваться.

Мэгги вышла, все еще с неуверенным видом. Кэт вылетела из ванной и едва не развалила весь гардероб с целью найти что-то подходящее.

«Он пришел за мной! Он любит меня! Он смотрел на меня с таким обожанием, когда я спасла его! Просто ему нужно напомнить об этом…»

Отлично! Узкая юбка, блузка в полоску, маленький жакет. Скромно и почти чопорно.

Кэт сражалась со своей рыжей шевелюрой, пытаясь заколоть непокорные пряди, чтобы выглядеть достойно. Она опасалась, что отец может вернуться, и, что хуже всего, с леди Доз.

Дейвид ждал ее внизу в элегантном сером жилете и охотничьей кепке с двумя козырьками. Он слушал болтовню Мэгги, и его глаза блеснули при виде Кэт.

— Мисс Адер. — Дейвид слегка поклонился. — Меня предупредили, чтобы мы не покидали главных улиц и отсутствовали не более двух часов.

— Спасибо, Мэгги. — Кэт слегка нахмурилась. Она была уверена, что в доме Дейвида слуги были слугами. Мэгги же была куда больше чем просто служанка.

— Как любезно с вашей стороны, Дейвид, предложить мне выпить чаю. У меня было занятое утро — я училась ездить верхом.

— А, сэр Хантер! — Дейвид так ослепительно улыбнулся, что Кэт сразу вспомнила, почему она влюбилась в него без памяти даже на расстоянии. — Крутой парень, верно? Солдат, был ранен, возведен в рыцари чуть ли не на фронте! Не огорчайтесь — он крут со всеми студентами, присоединяющимися к экспедиции. Мы знаем, что нас ждет: руки в грязи и работа дотемна. Боюсь, мы все будем страдать от его жесткого графика. Зато мы многое узнаем. Ну, пошли? Мэгги, дорогая, благодарю вас за то, что позволили мне повести мисс Адер на чай, и обещаю вернуть ее в положенное время.

Мэгги предупреждающе изогнула бровь, и Кэт снова нахмурилась, выходя из дома впереди Дейвида.

Но она вскоре забыла о Мэгги.

— Мы… О! — воскликнула Кэт. Нет, они не собирались ехать верхом, идти пешком или пользоваться общественным транспортом. Их ожидала элегантная карета.

— На Тарлингтон-сквер, пожалуйста, — сказал Дейвид кучеру, который ждал, чтобы помочь им подняться в экипаж, украшенный пышными гербами семьи Тернберри.

Кэт села напротив него. Но когда Дейвид садился, его колени коснулись ее колен, и он взял ее руки в свои.

— Я рад, что вы едете с нами в Египет! — горячо сказал он.

— Благодарю вас. Я тоже этому рада.

Ей показалось, что Дейвид слегка дрожит.

— Ведь вы моя спасительница — миледи в сверкающей броне! — поддразнил ее он.

— Пожалуйста, Дейвид. — Ей было приятно слышать его имя из собственных уст. — Я хорошо плаваю, так что это был не такой уж героический поступок. Как говорит мой отец, это было всего лишь проявлением человеческого достоинства.

— Да, но… — К сожалению, он отпустил ее руки и откинулся назад, глядя в окно кареты. — Но я был там с этими разодетыми парнями. — Дейвид снова посмотрел на нее. — Элфред, лорд Доз, тоже был на яхте.

— Элфред, лорд Доз? — переспросила Кэт.

— Пасынок леди Доз, — объяснил он, как будто она этого не знала.

— Не думаю, что они… очень близки, — осторожно сказала Кэт.

Дейвид не был так осторожен. Он усмехнулся:

— Мало сказать! Я был удивлен, узнав, что леди Доз принадлежит к кругу ваших домочадцев.

— Она не принадлежит к кругу моих домочадцев! — возразила Кэт.

Дейвид снова засмеялся:

— Сколько страсти, Кэт! Прекрасная и свирепая дама в сверкающей броне, готовая сражаться за всех, кто слабее ее.

Теперь пришла ее очередь смотреть в окно.

— Мой отец вовсе не слаб, — резко сказала она.

— Боже, Кэтрин, я обидел вас! Я этого не хотел. Все мужчины могут быть… слабыми. А она такая чаровница. — Он снова наклонился вперед так близко, что мог коснуться ее лица! — Элфред — лорд Доз, не так добр и осторожен, говоря об этой женщине. Но он знает, почему его отец был околдован. Она немногим старше Элфреда и меня. Примерно возраста сэра Хантера. Для отца Элфреда она была слишком молода. Элфред убежден, что она вышла за старика из-за денег, и может только радоваться, что половина семейного состояния принадлежала его матери и, следовательно, была положена на траст для него, а вдове отца ничего из этого не досталось. О господи, Мэгги будет расстроена. Я едва ли веду себя должным образом.

— Мэгги здесь нет, — напомнила Кэт. Она была этому рада и хотела, чтобы поездка продолжалась бесконечно. Он доверял ей, рискуя, поскольку она знала леди Доз. Колени молодых людей соприкасались, он держал ее за руки, и лицо его было так близко… — Все в порядке. Так как мы ведем себя неподобающе, могу только сказать, что она друг моего отца и, повторяю, не принадлежит к кругу моих домочадцев.

— Но на нее приятно смотреть, — заметил Дейвид.

— Полагаю.

Он снова засмеялся, явно наслаждаясь ее компанией и, возможно, резкостью ее суждений.

— Но совсем не так приятно, как на вас, — продолжал Дейвид. — Она по-своему привлекательна, но в вас есть красота блуждающего огонька! Правда, Кэт. И я признаюсь, что очарован, как человек, привлеченный всполохами оранжевого пламени…

Они вдвоем и так близко! Она могла ощущать на своих губах его дыхание.

Карета остановилась, и дверца распахнулась. Они отпрянули друг от друга.

— Мы приехали, — доложил кучер.

— В самом деле! Ну, как раз время чая, — заявил Дейвид.

Он покраснел и держался немного скованно, словно пробудившись от чар. Вскочив с сиденья, Дейвид ударился головой о потолок кареты. Он сошел вниз и протянул руку, чтобы помочь сойти Кэт.

— Чай здесь превосходный, — сказал Дейвид. — Надеюсь, вы будете наслаждаться им.

— Вам незачем надеяться, — беспечно отозвалась Кэт. — Я обещаю вам это.

И, опираясь на его руку, она вошла в элегантную чайную.

— Расскажите мне побольше о вашей маленькой огненной богине, — попросила Камилла, сидя у стола в большом офисе.

Хантер был вполне серьезен, обсуждая дела. Но Камилла сейчас не была заинтересована в теме, наиболее дорогой ее сердцу.

Они ждали прибытия Брайана, чтобы уточнить последние детали. Предстояло многое заказать и купить в Каире, но пока что Камилла, хотя и великолепный египтолог, должна была впервые отправиться на настоящие раскопки и хотела убедиться, что все собрано и упаковано, как надо.

Хантер махнул рукой.

— Рассказывать особенно нечего, Камилла. История достаточно простая. Она оказалась глупее других, рискуя жизнью ради этого никчемного парня. Ее отец очень гордый человек…

— И замечательный художник, — вставила Камилла.

— Да, поэтому невероятно, что его работы не были оценены по достоинству.

Камилла вскинула тонкие брови:

— Это не так трудно понять, поскольку Изабелла Доз явно использует свое «влияние» и руководит продажей его работ.

— Я слышал ее объяснения, как она продает картины в художественные салоны, а потом видит их в богатых домах. Изабелла обладает определенным шармом и умеет уговаривать. Она также изображает энтузиазм по поводу того, что он привлек внимание аристократии. Думаю, она продает его работы куда дороже, чем говорит ему.

— Весьма вероятно. Знаете, в прошлом году она пыталась продать музею несколько вещей из египетской коллекции ее мужа.

— Вот как? Я думал, состояние унаследовал Элфред.

— Да, но, очевидно, несколько личных вещей лорда Доза попало ей в руки. Она много тратит и постоянно нуждается в деньгах. Изабелла была в музее не так давно. В тот день, когда Элфред приходил заполнять бумаги, поскольку он участвует в экспедиции. Я видела, как они столкнулись у Розеттского камня.

— И кровь не пролилась? — спросил Хантер.

Камилла засмеялась:

— Нет, они держались вполне вежливо. Я помню всеобщее потрясение, когда лорд Доз женился на ней. Ходили всевозможные слухи. Его первая жена долго болела, поэтому я не верила разговорам, будто Изабелла убила его. Конечно, тогда я их не знала. Мне было известно, что лорд Доз выполнял какую-то работу для музея и подарил некоторые артефакты. Очевидно, он знал Изабеллу много лет. — Камилла вздохнула. — Ну, теперь она счастливая женщина. Думаю, у нее уже некоторое время связь с Уильямом Адером.

— Она бы никогда не вышла замуж за бедного художника, но богатый, возможно, годен для брака? — сухо осведомился Хантер.

— Вот именно, — согласилась Камилла. — Поэтому я рада, что дочь Уильяма едет с нами. Как быстро она все схватывает! По книге она научилась читать иероглифы за такое короткое время, что я едва этому поверила. — Камилла покачала головой и нахмурилась. — Не понимаю, куда подевались карты? Здесь случается беспорядок из-за визитов благотворителей и студентов, но чтобы пропали карты и маршрутные листы… Только что они были на столе, а в следующую минуту исчезли… За последнее время я потеряла несколько важных документов.

— Потеряли?

Она пожала плечами:

— Карты, маршрутные листы, расчеты. Ничего особо ценного не пропало, так что не смотрите так свирепо. Никто сюда не вламывался. Все же хорошо, что такая умная девушка, как Кэт, которая быстро запоминает символы и их значение, едет с нами. Как вам удалось привлечь ее к работе в качестве ассистентки?

Хантер немного поколебался.

— Честно говоря, она настолько влюблена в Дейвида Тернберри и мир, в котором тот живет, что я надеюсь, проводя с ним много времени, она поймет, как глуп и недостоин он и его мир. Я знал, что ее возбуждает идея путешествия в Каир, поэтому договорился с лордом Эйври, который считает ее заслуживающей награды, что она будет нас сопровождать.

— Так вы намерены заставить ее работать в полную силу?

— Она хотела поехать. А мы едем работать.

— Да, но не хотите ли вы наказать ее? — мягко осведомилась Камилла.

— Наказать! За что, Камилла? Она проявила незаурядную смелость.

— Или, как вы сказали, глупость.

Хантер махнул рукой и нахмурился.

— В данный момент это спорный вопрос. Она нырнула и спасла жизнь бедному олуху. Он любимый сын Тернберри, а Тернберри и Эйври — лучшие друзья. Так что она поставлена на пьедестал. К сожалению, жить на пьедестале без денег невозможно. А ее отец не примет подачек.

— Но мы оба знаем, что он мог бы стать состоятельным человеком.

— Верно.

— Деньги можно приобрести различными путями — слишком часто люди рождаются с ними. Но талант нельзя купить.

— Она сама очень талантлива, — заметил Хантер.

— А вы покровитель искусств! — поддразнила его Камилла.

— Что вы имеете в виду, дорогая моя? — осведомился Хантер.

— Я никогда не видела, чтобы вы вели себя так странно, — вот и все.

— Я не веду себя странно.

— Ведете. И вы должны быть осторожны.

— Вот как?

— Боже мой, Хантер, почему вы не можете просто выразить ваши чувства и намерения и ухаживать за девушкой?

— Что?!

— Ну, она не леди такая-то, не богатая вдова и не смелая разведенная дама, но… в качестве того, кто любит и знает вас, Хантер, я чувствую необходимость совать нос и давать советы.

— Я не нуждаюсь в советах.

Камилла засмеялась:

— Лично я думаю, что она идеально вам подходит.

— Вы тоже подходили мне. Помните, как я просил вас стать моей женой?

— Но вы не любили меня по-настоящему, Хантер. С вашей стороны это была только галантность. Что касается этой девушки…

— Камилла, я просто пытаюсь присмотреть за ней.

— Вы? С такой репутацией?

— Благодарю вас!

— Поверьте, Хантер, я знаю, что вы более этичны, чем хотите признать. Ведь вы хотели жениться на мне только потому, что думали, будто я в огорчениях по самую макушку!

— Камилла, вы великолепная женщина.

— А вы льстец! Вы заботились обо мне, но не были в меня влюблены.

— Я не влюблен и в эту девушку. Не болтайте вздор.

— Как считаете. Кстати, где эта прекрасная девушка сегодня? — спросила Камилла.

— Полагаю, дома. У нас был урок верховой езды. Она незнакома с лошадьми и должна научиться ездить по пустыне. Боюсь, что сейчас она страдает от боли.

— От боли? — спросил Брайан Стерлинг, граф Карлайл, входя в кабинет. — Сомневаюсь. Ваша девушка сейчас в чайной клуба «Тарлингтон» с Дейвидом Тернберри. Я заметил их за столиком, когда уходил. — Он усмехнулся, придвинув себе стул и глядя на Хантера. — Думаю, Кэт вызовет немало сплетен, она очень красивая молодая женщина. И с такими волосами! При растущей славе ее отца она вскоре станет лакомым кусочком для всего города. Да, языки будут чесать!

Хантер, вздрогнув, посмотрел на Брайана. Кэт сейчас с Дейвидом Тернберри — объектом ее обожания. Она красива и, несомненно, привлекает внимание мужчин, подумал он.

Каковы же намерения Дейвида?

— Итак, — продолжал Брайан, — перейдем к спискам?

Хантер едва слышал его, направляясь к двери.

— Куда вы, Хантер? — окликнул его Брайан.

— Думаю, выпить чаю, дорогой, — подсказала Камилла.

Он слышал их обоих.

Дейвид Тернберри никогда не откажется от брака с леди Маргарет. Но он молод.

И подвергается искушению.

А глупая русалочка не сможет противиться его натиску.