Прочитайте онлайн Безрассудная | Глава 5

Читать книгу Безрассудная
2818+2145
  • Автор:
  • Перевёл: В. В. Тирдатов

Глава 5

Илайза не сознавала, что задерживала дыхание, пока лорд Эйври не заявил:

— Я должен иметь эту серию.

Он рассматривал одну за другой прекраснейшие картины ее отца — серию из пяти полотен, изображающую плавание парусных кораблей при разном состоянии природы. «Утро» — сверкающее золотым, желтым и оранжевым. «Вечер» — в серебре, с оттенками фиолетового и серого. «Шторм» — в мрачных тонах, с резкими переходами. «Штиль» — в мягкой розовато-кремовой цветовой гамме. И наконец, «Против ветра» — с ярко-синими волнами и клубящимися белыми облаками, казалось бегущими по небу.

Голова Илайзы кружилась. Все это было слишком хорошо, чтобы быть правдой.

А все потому, что упрямая Кэт бросилась в Темзу!

А теперь Кэт собиралась последовать за Дейвидом в пустыню…

Вместе с леди Маргарет.

— Джеггер, — сказал Роберт Стюарт, становясь рядом с лордом Эйври, — я вам завидую. Я чувствую море, ветер, брызги воды, глядя на эти картины. — Он повернулся к Уильяму. — Мистер Адер, я в полном восторге.

Уильям казался потерявшим дар речи. В отличие от леди Доз.

— Давайте молиться, чтобы восторг перешел в серьезный бизнес.

Она держала под руку лорда Эйври. Илайза чувствовала, что должна защитить отца, так как эта женщина по непонятной причине пугала ее. Что бы сделала Кэт в подобных обстоятельствах?

— О, леди Доз! Сейчас никакого бизнеса! — Илайза удивлялась твердости собственного голоса. — Папа может поговорить с лордом Эйври в другой раз. Естественно, искусство — его заработок, но это также красота, которой наслаждаются. Я знаю своего отца — он рад, что вы оценили его работы. Давайте и мы порадуемся этому моменту, ладно?

Лорд Эйври явно был согласен с ней.

Зато леди Доз выглядела взбешенной.

Илайза не могла сдержать торжествующей улыбки.

— Мистер Адер, — сказал Аллан, — очень жаль, что вы не можете сопровождать нашу группу в Египет. Как бы вы изобразили пирамиды на закате!

— К сожалению, я никак не могу вас сопровождать, — вздохнул Уильям.

— А почему? — нахмурившись, спросил лорд Эйври.

Уильям выглядел глуповато.

— К сожалению, лорд Эйври, когда я на палубе, у меня начинается морская болезнь.

— Зато с нами едет Кэтрин! — вмешался Дейвид.

— Да… но ее искусство несколько иное, не так ли? — осведомился Роберт Стюарт. — Она могла бы стать великим карикатуристом — в ее манере есть нечто сатирическое.

Маргарет засмеялась:

— Роберт! Мы видели только один ее рисунок.

— Запомните мои слова. Ее работы могут быть по-настоящему опасными, — поддразнивал ее Стюарт.

— Опасными! Произведения искусства! — запротестовала Маргарет.

— Если она действительно зарисовывает все, что видит, — пробормотал Дейвид, переводя взгляд с Роберта на Аллана. Выражение его лица показалось Илайзе странным.

Роберт похлопал его по спине.

— Господи, Дейвид, я просто шучу. Мистер Адер, ваша дочь унаследовала ваш талант. И я уверен, вас порадует прогресс ее мастерства, когда она вернется.

— Если тиран Хантер предоставит ей время для занятий с профессором Этуорти, — предупредил Аллан.

— Хантер не тиран! — запротестовала Маргарет.

— Она без ума от этого парня, — сказал Аллан, становясь между Робертом и Илайзой и закатывая глаза.

— Не могли бы вы вести себя как респектабельные взрослые люди? — рассердился лорд Эйври. — Вы пугаете мистера Адера. Сэр Хантер очень серьезно относится к своей работе, но он вовсе не тиран, уверяю вас, мистер Адер. Все будет хорошо!

Аллан подмигнул Илайзе:

— А как насчет вас, мисс? Вы тоже рисуете?

— Боюсь, очень скверно, — ответила она.

— Не могу этому поверить, — заявил Аллан. — Творческая жилка передается по наследству!

— Она рисует, — с гордостью сообщил Уильям.

Илайза услышала фыркающий звук. Несомненно, леди Доз.

— Одежду, — объяснила Илайза.

— Она создает модели платьев, которые носят она и ее сестра, — пояснил Уильям.

Илайза посмотрела на отца и улыбнулась. Какой чудесный человек! Всегда проявляет к ним одинаковые любовь, заботу и гордость.

— Как интересно! — воскликнула Маргарет. — О, мисс Адер, вы должны нарисовать что-нибудь для меня.

— Ну… — Илайза с трудом подбирала слова. — Я бы с удовольствием, леди Маргарет. — О, какой это был бы замечательный день, если бы не присутствие леди Доз…

И странный взгляд Дейвида Тернберри на его друзей.

Дейвид внезапно указал на картину «Шторм»:

— Такой я помню воду, когда упал в нее! Казалось, у ветра есть руки и ноги — он поднял меня и столкнул с корабля. Да, вы знаете, леди Доз, что ваш пасынок был с нами в тот день?

Илайза с радостью увидела, что женщина напряглась, как стальная пружина.

— Нет, я этого не знала. Но я уверена, что мистер Адер и лорд Эйври согласятся со мной — никому из вас, молодые люди, не следовало выходить в море в такую погоду.

— Мистер Адер тоже был в море, — вежливо указал Дейвид.

— Возможно, мой отец страдает морской болезнью в замкнутом пространстве, но он отличный моряк, — сказала Илайза. Она была рада видеть, что леди Доз смущена, однако почувствовала, будто что-то темное, как грозовая туча, внезапно опустилось на прекрасный день. — Но должна сказать, — добавила Илайза, — что, может быть, наш дорогой отец даже выиграл от несчастного случая с Дейвидом, ведь это позволило ему познакомиться с вами.

— Конечно. Серебряная кайма на облаке, — кивнул лорд Эйври.

— Светло-голубое с более глубокими оттенками. — Леди Маргарет вновь повернулась к Илайзе: — Вы ведь подбираете одежду для вашей сестры в соответствии с ее цветами, не так ли? Вам нужно сделать то же самое для меня. Думаю, голубое подойдет, верно?

— В самом деле — ведь у вас голубые глаза. — Илайза вновь ощутила тепло. Леди Маргарет была доброй, говорила с ней просто, без всякой снисходительности.

Внутренне Илайза содрогнулась. Эта молодая женщина, вероятно, станет женой человека, которого обожает ее сестра!

И все же это был прекрасный день. А все благодаря упрямству и безрассудству Кэт. Ей следует благодарить сестру.

И конечно, молиться, чтобы ее день был таким же прекрасным.

* * *

— В пустыне вам придется ездить верхом, — предупредил Хантер.

— И я буду ездить, — ответила Кэт.

Ей показалось, что в его взгляде проскользнула усмешка.

У него были очень необычные глаза — вроде бы карие, но настолько темные, что казались почти черными. Но в действительности они были не карими, а темно-синими. И как Хантер их использовал! Он мог смотреть на кого-то с таким презрением, что оно обжигало кожу. И тем не менее его эмоции адресовались скорее самому себе, чем другим. Напрасно Кэт думала, что теперь он наслаждается ее смущением.

— Да, я буду уверенно ездить верхом, — с вызовом сказала она. В этот момент ей хотелось дать ему пощечину.

— Мы почти приехали, — сказал Хантер.

— В самом деле? Я бы с удовольствием покаталась еще несколько часов!

— Если хотите, я могу это устроить.

— Можете, но не должны. Полагаю, у вас есть дела.

Хантер пожал плечами и повернулся, указывая дорогу. Его лошадь перешла на рысь. Лошадь Кэт сделала то же самое. Весь ее корпус дрожал, и Кэт с трудом удерживалась, чтобы не подскакивать вверх-вниз, как чертик в табакерке.

Она решила, что он намеренно заставляет ее страдать.

Утром улицы были сравнительно тихими, но, когда они приближались к району музея, стало больше людей, движущихся в разных направлениях пешком и верхом. Мимо проезжали кебы и омнибусы.

Кэт умудрялась ехать рядом с Хантером.

— Вот почему вы проявили ко мне такую щедрость? — осведомилась она. — Вам нравится мучить меня?

Он поднял бровь.

— Поездка в музей — мучение?

Кэт посмотрела вперед.

— Вряд ли ко времени прибытия у меня останется хоть один зуб.

Хантер улыбнулся.

— Мне следовало повести вас сегодня в парк и дать урок верховой езды. Но, к сожалению, у меня действительно дела. Я должен встретиться с графом Карлайлом. В отличие от того, что вы думаете, моя жизнь не вращается вокруг вас и я не просыпаюсь каждое утро с мыслью, как бы заставить вас страдать!

Кэт почувствовала, что краснеет, но потом до нее дошел смысл его слов.

— У вас встреча с графом Карлайлом? Сейчас?

— Естественно. Его интерес к древностям — главный стимул всего происходящего. Этот человек живет любовью к археологии. Он унаследовал ее.

Кэт уставилась на Хантера.

— Его родителей убили. Был страшный шум. Я помню это по газетам.

— Да, но правосудие восторжествовало, а его энергия и ресурсы окупают все наши экспедиционные расходы.

— Он женился на простолюдинке!

Хантер бросил на нее долгий взгляд и вздохнул.

— Возможно, я оказал вам дурную услугу, — пробормотал он.

Кэт почувствовала, как ее глаза обожгли слезы.

— Вы не оказывали мне никакой дурной услуги. Что бы ни случилось, вы привлекли к работам моего отца внимание тех, кто может воздать ему должное. Я у вас в долгу.

Хантер резко затормозил и повернулся к ней:

— Нет. Вы не в долгу у меня. И вы можете фантазировать на любую тему, забивая глупостями свою милую головку, но сделка заключена.

— В каком смысле? — спросила Кэт, испуганная его взглядом.

Она внезапно осознала, что он мужчина — властный, харизматичный и с железной волей.

— Сэр Хантер, я не… Вы не должны думать, что я согласна… что-либо продать за эту возможность.

Его темные глаза стали ледяными и презрительными.

— Я нанял вас как ассистентку, мисс Адер, — сообщил он. — Это и будет вашей работой. В свободное время можете мечтать о мужчине, которого никогда не получите — и который не пришелся бы вам по вкусу, если бы вы заполучили его! Но если вы не готовы к серьезной работе по изучению древней живописи и более мирским занятиям, нам лучше расстаться здесь и сейчас. Теперь вы знакомы с Дейвидом Тернберри и лордом Эйври, а познакомиться с вашим отцом было удовольствием, так как я видел его картины. Что до остального, то если бы я нуждался в определенного рода компании, то, уверяю вас, мне бы не понадобилось предпринимать таких усилий!

Щеки Кэт пылали, но она не опустила взгляд.

— Тогда мы договорились, — сказала она.

— Как хотите.

— Как вы хотите. В конце концов, вы легендарный сэр Хантер Мак-Доналд! — И она пришпорила лошадь, намереваясь уверенным движением взять повод.

Но зловредное животное решило попятиться!

— Эй! — крикнул Хантер, придерживая повод кобылы. — Вам повезло, что вы удержались в седле!

Кэт не взглянула на него.

— Увидите, я буду ездить верхом, и ездить хорошо. И обещаю быть отличной ассистенткой. Теперь мы можем ехать дальше?

Она отчаянно пыталась защитить свое достоинство. Хантер снова поехал вперед.

Вскоре Кэт слезла с кобылы, чувствуя, что ее мышцы и кости готовы разлететься в разные стороны. Она с трудом заставила себя идти не хромая.

— Надо приобрести для вас костюм и брюки для верховой езды, — сказал Хантер, слегка подталкивая ее к массивным ступенькам. — Ездить по-мужски более удобно.

Говоря это, он шагал мимо экспонатов первого этажа к следующему лестничному пролету. Кэт старалась не отставать, оглядываясь вокруг. Естественно, она бывала в музее раньше. Отец водил туда Илайзу и ее несколько раз — уже давно было решено, что музей предназначен не для элиты, а для всего английского народа. Кэт не особенно нравились египетские древности — она не любила мумии. Было жутко смотреть на печальные останки тех, кто некогда были живыми мужчинами и женщинами, мечтавшими о том, что их сохраненные тела пригодятся в загробной жизни.

Кэт держала эти мысли при себе, шагая следом за Хантером вверх по лестнице и через дверь с надписью «Посторонним вход воспрещен». Они оказались в комнате с огромным письменным столом, за которым никто не сидел.

Зато на полу сидела женщина, изучая страницы рукописи, распростертой перед ней.

Она была в простой юбке и расшитой блузе с закатанными рукавами. Ее волосы выскользнули из заколок. Она подняла взгляд, и ее лицо осветила радость.

— Хантер! Я так рада, что вы здесь. Вы должны взглянуть на сделанные мною переводы и карты. Я почти уверена, что гробница, которую мы ищем, находится здесь, в скалах, не так далеко от храма. Но, конечно, я пользуюсь только текстами и переводами, а вы были на стольких раскопках… вам лучше судить о моих выводах! — Она говорила быстро, но внезапно умолкла, заметив, что Хантер не один, и смущенно улыбнулась.

— Камилла, Кэт — Кэтрин Адер. Кэт, позвольте представить вам Камиллу, графиню Карлайл.

Женщина встала и улыбнулась:

— Добро пожаловать. Боюсь, вы застали меня среди некоторого беспорядка. Мы скоро уезжаем… и это моя мечта. Я изучала египтологию большую часть жизни, но никогда не была в экспедиции. — Она улыбалась Кэт, но ее взгляд был устремлен на Хантера, спрашивая: «Кто эта женщина и почему она здесь?»

— Здравствуйте, — пробормотала Кэт.

— Кэт собирается стать моей ассистенткой, — объяснил Хантер.

— О, понятно. — Но женщина выглядела озадаченной. — Вы египтолог?

— Боюсь, что нет.

— Мисс Адер отличная художница, — сказал Хантер.

— Как чудесно!

— А где сэр Джон?

Камилла засмеялась:

— Пользуется свободным временем! Он сказал, что я должна следить здесь за всем вплоть до нашего отъезда. Не хочет ни во что вмешиваться. Думаю, он бы рассвирепел, увидев, что я разложила его драгоценные рукописи прямо на полу!

— Ну, он тоже должен иметь отпуск, — усмехнулся Хантер.

— Сэр Джон? — спросила Кэт.

— Глава отдела, — объяснила Камилла.

— А Брайан здесь? — спросил Хантер.

— Да, спустился в холл. Должно быть, сейчас вернется.

— Пойду взгляну, — сказал Хантер.

И он оставил Кэт наедине с женщиной, которая внезапно воскликнула:

— Господи, Кэтрин Адер! Вы та молодая женщина, которая вытащила Дейвида Тернберри из Темзы?

Кэт покраснела. Она забыла, что о ней писали в газетах.

— Да, — пробормотала она.

— Какой героический поступок!

— Не совсем. Я не египтолог, зато отлично плаваю. И… во мне действительно есть что-то от художницы. Потому что мой отец замечательный художник. Это длинная история, но…

— Но вы решили отправиться с нами в экспедицию. Браво! В вашей компании будет превосходно.

— Благодарю вас.

Могла ли эта женщина говорить серьезно? Конечно, Кэт читала все о Камилле, графине Карлайл. Она была простолюдинкой, работавшей в музее, и это вызвало в то время жуткий скандал. Кэт не вполне помнила детали, но Камилла и граф преодолели все трудности и поженились, и даже самые злобные журналы, печатавшие сплетни, не могли найти никаких фактов, порочащих эту женщину.

— Вы готовы к некоторым трудностям? — спросила Камилла.

— А вы действительно будете работать на раскопках? — ответила вопросом Кэт.

— Конечно! Я не пропущу ни минуты. Но понимаете… Подойдите сюда, и я покажу вам.

Карта, которую она разложила на полу вместе с различными пергаментами и бумагами, демонстрировала южную половину Италии и северный регион Африки.

— Сначала мы отправимся морем к побережью Франции, потом поездом через Париж на юг, а затем через Италию, возможно, с остановкой в Риме, далее в Бриндизи, где снова сядем на корабль. Он доставит нас в Александрию, а оттуда мы поедем на поезде в Каир. Отель чудесный. Но я хочу очутиться вот здесь!

— Это гробница фараона? — спросила Кэт.

— Лучше! Гробница верховного жреца. Он служил Рамсесу Второму Великому. Какую жизнь вел этот фараон! Согласно Библии, он царствовал во время исхода Моисея из Египта. Он стал фараоном в юные годы и превратился в великого вождя. Конечно, у него была царица, но, помимо нее, целый гарем и сотни детей. Его старший сын — который должен был наследовать отцу — умер в молодости. От чего — неизвестно до сих пор. Конечно, есть теории. Но гробница, которую мы ищем, принадлежит одному из его верховных жрецов. Предполагают, что этот человек имел огромное влияние на фараона — почти как гипнотизер! Он приобрел огромное богатство и могущество, и его гробница вырублена в скалах около храма, где он держал людей в благоговейном страхе! Находка гробницы и ее содержимого может доказать — или опровергнуть — многие теории, касающиеся Рамсеса и его жизни. Она поможет отделить факты от мифов и вымыслов. О боже, надеюсь, я не наскучила вам?

— Вовсе нет, — искренне ответила Кэт.

— Кое-что будет скучным. Придется целые дни просеивать песок… но я надеюсь, вы это полюбите.

— Я слышал, здесь новый член нашей команды.

Кэт стояла на коленях на полу, когда появился граф Карлайл. Это был очень высокий мужчина, на полфута выше достаточно рослого Хантера, со шрамом на щеке, придававшим бы ему опасный вид, если бы не приятная улыбка и веселые глаза.

Кэт попыталась встать, но граф поднял руку.

— Пожалуйста, не вставайте. Думаю, это Хантер и я присоединимся к вам на полу. Моя жена пытается убедить Хантера согласиться с ней. Я узнал, что вы не только спасли студента в море, но привлекли наше внимание к человеку, которого мы искали — вашему отцу.

Ее глаза расширились.

— Значит, вы действительно так цените его работы?

— Когда вы посетите замок, то увидите, — заверил он.

— Хантер, пожалуйста, взгляните на мои расчеты, — попросила Камилла. — Картина висит в кабинете, и это удивительной силы вещь, — добавила она, ожидая, пока Хантер опустится рядом с ней. Он присел на корточки, и Камилла с беспокойством смотрела на него, пока он изучал ее работу. На полу лежал транспортир, и Хантер, отметив точками определенные места на карте, обвел их аркой.

— Здесь… или… здесь, — сказал он наконец.

— Ага! — радостно воскликнула Камилла.

— Все еще неточно, — предупредил Хантер. — Как бы нам не пришлось копать бесконечно. Пески текут сквозь время.

— Но я уверена, что мы совершим великое открытие, — заявила Камилла.

— Мы можем открыть песок и щебень, — предостерег он.

— Что бы мы ни открыли, это будут мои первые раскопки, — напомнила она ему. — Я всю жизнь ждала такой возможности!

— А я думал, ты всю жизнь ждала меня, — сказал граф.

Камилла засмеялась:

— Конечно, и тебя тоже.

Наблюдая за ними, Кэт ощутила болезненную тоску, которую не испытывала прежде. Их чувства друг к другу были очевидны в каждом слове, смехе и взгляде.

Отвернувшись, Кэт заметила, что Хантер тоже наблюдает за ней. Его взгляд был серьезным, и она отвернулась, решив, что этот человек не должен жалеть ее.

Впрочем, и она не должна подвести его.

— Что они означают? — спросила Кэт, указывая на некоторые иероглифы.

— В основном что он человек, который говорит с богами и которого почитают боги, — ответил Хантер. — Он правая рука фараона.

— А здесь сказано, что он покоится рядом с великими строителями, которые касались солнца, — добавила Камилла.

— У вас есть книга профессора Лорнета, Камилла? — спросил Хантер.

— Да. В письменном столе. Я принесу ее.

— Мы должны произвести кое-какие мероприятия, не так ли? — спросил граф.

Хантер кивнул.

— Мы кое-чему научим мисс Адер, и я присоединюсь к вам.

Камилла встала, чтобы подойти к столу за книгой.

— Это самое лучшее, точное и понятное, что я когда-либо читала. Надеюсь, вы будете этим наслаждаться.

— Надеюсь, вы изучите это, — пробормотал Хантер, снова посмотрев на Кэт.

— Постараюсь, — ответила она.

Он вечно поддразнивает и предостерегает ее, с возмущением подумала Кэт. Но ее мысли занимало совсем другое. Она сидела на полу рядом с графиней. Она делила пищу с лордом Эйври. И с Дейвидом.

Кэт постаралась вернуться к реальности. Она должна быть вежливой и хорошо работать.

— Хантер? — заговорил граф.

— Когда вы будете готовы, Брайан, — ответил Хантер.

— Мы спустимся через холл в старую мастерскую. Там кое-что обновили недавно.

— Если вы в чем-то нуждаетесь… — начал Хантер.

— Идите, а я останусь здесь. — Камилла весело махнула рукой. Когда мужчины ушли, она спросила Кэт: — Вам что-нибудь нужно?

— Нет, я полностью счастлива. Буду сидеть и учиться, если не могу чем-нибудь вам помочь.

— Тогда читайте, а я вернусь к моим переводам — попробую кое-что уточнить.

Они сидели в уютном молчании. К своему удивлению, Кэт нашла символы и изображения увлекательными. Складывать их воедино было сначала нелегко, учитывая разницу между французским и английским переводом. Но вскоре ей начал проявляться их внутренний смысл.

— Кэт?

Она, вздрогнув, подняла взгляд. Очевидно, графиня Карлайл стояла так несколько минут, глядя на нее.

— Вы увлеклись, — улыбнулась Камилла.

— Прошу прощения?

— Увлеклись Древним Египтом! — радостно объяснила Камилла. — Будьте осторожны — это может превратиться в манию. Я сделаю перерыв. Хотите пойти со мной? Здесь неподалеку есть чайная.

Кэт очень этого хотелось. Но она не осмеливалась — ведь Хантер мог вернуться в любую минуту.

— Благодарю вас. Но у меня мало времени, а нужно столько изучить.

— Как хотите. Могу принести вам булочку.

— Спасибо, я позавтракала.

Леди Карлайл ушла. Кэт вернулась к книге, затем огляделась. Она находилась в большом помещении, напоминавшем офис, где люди работали и где праздности не было места. В просторной комнате располагалось множество стеллажей, стояли письменные столы, шкафы с документами и несколько стеклянных витрин с экспонатами. Кэт встала, подошла к одной из них, нахмурилась, потом ощутила дрожь.

Экспонат представлял собой пару рук. Мумифицированных рук, сломанных в запястьях.

— Фу!

Кэт шагнула назад и посмотрела на дверь, надеясь, что кто-нибудь вернется. Но через несколько секунд она осознала, что ее любопытство сильнее страха, и снова начала ходить по комнате. Еще одна витрина являла собой куда более привлекательное зрелище — мерцающие драгоценности из золота.

Кэт пришла к выводу, что драгоценности мало изменились за прошедшие века. Здесь были красивые изделия тысячелетней давности, которые так же легко могли украшать пальцы, запястья или шею любой состоятельной женщины сегодня. На некоторых из них были видны символы, которые она только что изучила. «Всегда во славу великого Гора», — прочитала она вслух с удовольствием.

Вскоре Кэт покончила с витринами. В комнате было две двери. Она неуверенно смотрела на них, будучи всего лишь гостьей.

Но гостьей, которая собиралась отплыть и работать с группой египтологов, любителей и профессионалов. Решительно подойдя к первой двери, Кэт открыла ее и шагнула через порог. В соседней комнате находились еще один письменный стол и шкафы с документами, старинные карты в рамках на стенах и еще несколько экспонатов.

На столе стоял засушенный крокодил с разинутой пастью. Кэт также заметила письменные принадлежности с инициалами ХСМ.

Кабинет Хантера?

Весьма вероятно. Нет, почти наверняка. На стенах висело несколько шпаг, некоторые с табличками, описывающими, как, когда и от какого правителя они были получены. На письменном столе лежала резная трубка для выдувания дротиков. Конечно, все это принадлежало Хантеру!

— Очаровательно! — пробормотала Кэт.

Вернувшись в главный офис, где по-прежнему никого не было, она открыла дверь во вторую комнату и вошла. По-видимому, здесь работала Камилла. Удивительно! Женщина замужем за графом и все еще работает в музее. Письменный стол явно принадлежал ей. Бумаги на нем были в некотором беспорядке, но рядом лежали и красивые вещицы — золотой эмалированный скарабей, маленькие изображения различных богов…

Внезапно из главного офиса донесся звук. Кэт охватила паника. Должно быть, вернулась леди Карлайл… или Хантер. Она не хотела, чтобы кто-нибудь из них застал ее сующей нос туда, куда ее не приглашали.

Все же Кэт была готова распахнуть дверь, когда услышала шепот.

— Здесь никого!

— Ну, вы видите это? — осведомился другой, также приглушенный голос.

— Нет, мы должны войти и найти это. Быстро.

— Быстро? Мы допустили серьезную ошибку. Слишком много людей работает здесь сегодня. Нам нужно уходить.

Кэт не могла разобрать следующие слова диалога, но он закончился фразой:

— …иначе нам придется заплатить за это! А если правда станет известна… лучше умереть!

Затем еще несколько слов и:

— …мы пропустили другой день.

— Глупец! — Прозвучало еще несколько неразборчивых слов. — Ну, будет еще много шансов! Долгое путешествие, мрачная пустыня… — Что-то совершенно неразборчивое, и затем: —…смерть — единственный ответ.

Кэт прижала руку ко рту. Она была здесь одна, а эти люди, кто бы они ни были…

— Кто-то идет.

Этот шепот придал Кэт смелости. Она выбежала из кабинета Камиллы, уверенная, что столкнется с незваными гостями, а также Хантером и графом Карлайлом, возвращающимися из холла.

Но Кэт ворвалась в пустую комнату. На мгновение она застыла от удивления, потом кинулась через комнату к двери, ведущей в холл, и распахнула ее.

Снова никого.

К ее досаде, когда Кэт стояла в холле, дверь закрылась. Она повернулась, чтобы опять войти в главный офис, но дверь оказалась заперта.

Кэт тихо выругалась. Эти слова расстроили бы ее отца, но здесь их никто не слышал.

Дергая ручку, она услышала шаги и подняла взгляд.

Теперь это был Хантер.

— В чем проблема, мисс Адер?

— По-моему, она очевидна. Дверь заперта.

Он остановился в коридоре, глядя на нее.

— Вопрос в том, Кэт, что вы делаете по эту сторону двери. Я думал, вы работаете.

— Я работала.

— В здешних коридорах мало свежего воздуха. Вы исследовали помещения?

— Нет! — запротестовала она.

— Тогда…

— Я слышала шепот.

Хантер устало вздохнул.

— Мисс Адер, мумии не оживают и не ходят по залам музея. Они не шепчутся и не бегают вокруг в своих одеяниях. И их рты запеленуты наглухо, так что любая идея, что они…

— Хантер Мак-Доналд! — послышался голос леди Карлайл, приближавшейся с другой стороны. — Не позволяйте ему дразнить вас, мисс Адер. Этот человек прославился тем, что сам напялил облачение мумии!

Кэт изумилась, увидев, что Хантер покраснел.

— Камилла, тогда я боялся за вашу жизнь!

— Да. — Графиня с признательностью сжала его руку. — Но будьте добрее! Все это ново для мисс Адер.

— Просто Кэт, — пробормотала она.

— Только если я просто Камилла, без всяких «леди» при каждом удобном случае! Так что происходит?

— Кэт услышала шепот и решила расследовать, — сказал Хантер. — И оказалась перед запертой дверью.

Камилла посмотрела на Кэт, пригладив прядь волос.

— Но здесь больше никого нет.

— Были! — настаивала Кэт.

— Возможно, кто-то из студентов? — предположила Камилла.

— Я никого не видел.

— Я тоже. Вы уверены, что слышали что-то? Здесь гулкое эхо.

— Я слышала шепот человека, — упрямо заявила Кэт.

— Мужской или женский? — спросил Хантер.

— Не знаю.

— Вы читали за столом, когда я уходила, и вдруг услышали что-то снаружи? — уточнила Камилла.

Кэт открыла и закрыла рот. «Нет, я сунула нос в ваш кабинет, а шепот доносился снаружи!»

Она покачала головой:

— Не важно.

— Теперь вы сердитесь, — усмехнулся Хантер.

— А вы можете быть в опасности! — огрызнулась Кэт.

Он улыбнулся, снова глядя на Камиллу.

— Полагаю, каждый читал обо всем, что произошло здесь.

Кэт нахмурилась, переводя взгляд с одного на другую. Они оба улыбались, несомненно считая, что у нее разыгралось воображение.

— Все в порядке! — обратилась она к Хантеру. — Думаю, я хорошо поработала над вашей книгой и многое узнала.

— Отвезите бедную девочку домой, Хантер! — сказала Камилла. — Всегда есть завтра. А если вы и Брайан закончили с бюджетом, мы опережаем график. О, мисс Адер, в субботу вы должны быть готовы к отплытию. — Она бросила на Хантера грозный взгляд. — Приготовления сделаны?

— Эмма согласилась присматривать за девушками, — отозвался Хантер.

— Я не нуждаюсь в присмотре, — пробормотала Кэт.

— За девушками? — переспросила Камилла.

— Леди Маргарет решила ехать с нами. До отеля «Шепердс».

Камилла засмеялась:

— Эмму это не обрадует.

— О, Эмма пребывает в благодушном настроении. Кажется, она очень привязалась к мисс Адер. — Кэт показалось, что он сам не понимает почему.

— Она все время будет хныкать и жаловаться, — предупредила Камилла.

— Ну, лорд Эйври отлично ладит с Эммой, а он сменил несколько экономок за последние месяцы. Поскольку его мнение зависит от Маргарет, а Маргарет любит Эмму, все будет в порядке.

— Ладно. Думаю, мой муж будет рад возглавить дом и немного покататься верхом. Кэт Адер, очень рада нашему знакомству и тому, что вы едете с нами. Доброй ночи, Хантер.

Камилла поцеловала его в щеку. Он кивнул, глядя ей вслед. Они дружат, как брат и сестра, решила Кэт. Она не представляла себе такое. Особенно с тех пор, как он обнаружил талант безжалостно раздражать ее.

Некоторое время Хантер молча смотрел на нее.

— Становится поздно. Я провожу вас домой.

— Я весь день ждала удовольствия снова проехаться верхом, — отозвалась Кэт.

— Вы привыкнете к этому. Но нам нужно доехать только до таунхауса. У Итана там карета, и он отвезет вас в дом вашего отца.

Пришлось снова позволить ему помочь ей сесть в седло. Кэт раздражало ощущение, будто пальцы Хантера обжигают ее сквозь одежду.

В дороге оба молчали. Но Кэт думала, не следовало ли ей быть более настойчивой, привлекая внимание Хантера и Камиллы к таинственному шепоту, и пыталась вспомнить все слово в слово.

Теперь, когда вечерние улицы были полны карет, омнибусов и пешеходов, шепот казался абсолютно нереальным.

А если бы она попробовала затронуть эту тему снова, Хантер опять начал бы дразнить ее!

У таунхауса он помог ей слезть с лошади. Кэт снова почувствовала обжигающую силу его рук.

Но не было времени думать об этом. Хантер подозвал Итана, который, как обычно, оказался рядом.

— Мисс Адер хочет поехать домой.

— Да, сэр Хантер.

Хантер повернулся к Кэт:

— Будьте готовы ровно в девять завтра утром.

— Готова к чему?

— Просто готовы!

Потом он вошел в дом, и ей не удалось ничего выяснить, так как дверь сразу захлопнулась.

— Мисс Адер? Карета на подъездной аллее, — доложил Итан.

В карете Кэт молча проклинала Хантера Мак-Доналда. Завтра она поблагодарит его и лорда Эйври за доброту, но скажет, что они могут забрать свое предложение и бросить его в море.

Но, в конце концов, ее отец, вероятно, сегодня продал некоторые свои работы за хорошую цену.

Благодаря Хантеру и лорду Эйври!

Да и потом, если она скажет Хантеру такое, то не поедет в экспедицию и не будет рядом с Дейвидом, пытаясь изощренно соблазнить его.

Кэт нахмурилась, осознав, что почти ни разу не подумала о Дейвиде после прибытия в музей.

Удивительная ветреность!

Что-то произошло с ней в музее. Кэт хотела отправиться в экспедицию не только из-за Дейвида… но потому, что была увлечена. Все, что она видела и читала сегодня, сулило приключения и интересные зрелища.

Внезапно к ней вернулись обрывки шепота.

«…долгое путешествие…»

«…мрачная пустыня…»

«Мы упустили тот день…»

«…смерть — единственный ответ…»

Она, дрожа, выпрямилась на сиденье.

Неужели они говорили о Дейвиде?

Кэт охватил страх. Что, если кто-то по какой-то причине столкнул его с яхты? Что, если то же лицо или лица намерены повторить попытку?

Чушь, заверила она себя. И все же…

Теперь она будет наблюдать.

Кэт будет присматривать за Дейвидом… и молиться, чтобы кто-нибудь присмотрел за ней.