Прочитайте онлайн Безрассудная | Глава 4

Читать книгу Безрассудная
2818+2192
  • Автор:
  • Перевёл: В. В. Тирдатов

Глава 4

Кэт было не по себе, что-то шло не так. Когда она открыла глаза, моргая со сна, все вокруг заполнилось цветным туманом. Потом комната обрела четкие очертания, и Кэт поняла причину дискомфорта.

Изабелла, леди Доз, пристально смотрела на нее.

— Вы на редкость жестокая и бесчувственная молодая женщина, Кэтрин Адер! — заявила леди Доз — ее голос был негромким, а тон — вежливым, но в нем звучала такая злоба, что Кэт содрогнулась. Ей стало стыдно при мысли, что она причинила такое беспокойство своему отцу. Что, впрочем, не касалось этой женщины.

— Доброе утро, леди Доз. — Кэт села в кровати, подтянув одеяло ближе к груди, и огляделась вокруг. — Как ни странно, дорогая леди, но это, кажется, моя спальня. Моя личная комната в этом доме, хотя и скромная.

— Встаньте, Кэт! — резко приказала женщина.

— Я вчера обсудила свое поведение с моим отцом, леди Доз. И извинилась за беспокойство, причиненное ему. Вам я не должна ничего объяснять.

Леди Доз улыбнулась:

— Конечно нет, дорогая. — Ее улыбка была ледяной. — Пока нет. — Она приблизила свое лицо к лицу Кэт. — Но я нахожу ваше поведение достойным порицания. По-моему, вас следует отослать подальше, в пансион, где девушек вроде вас учат повиноваться, быть благодарными и знать свое место в жизни.

— Мое место в этом доме, — ответила Кэт.

Леди Доз выпрямилась и скрестила на груди руки. Кэт была уверена, что ее нога под нижними юбками яростно топает.

— Но вы отчаянно стремились покинуть его, не так ли?

Кэт уставилась на нее. Если говорить честно, женщина была привлекательной. Узкое лицо с правильными чертами, большие карие глаза, пышные каштановые волосы. Осанка была такой прямой и царственной, что Кэт казалось, будто у дамы под нижними юбками швабра.

— Дорогая леди Доз, пожалуйста, скажите то, что вы хотите сказать, а потом, если вы будете любезны оставить меня одну в моей комнате, я охотно встану.

— Да, вы встанете, и встанете быстро. У нас гости.

— У нас гости?

Либо Изабелла Доз игнорировала язвительность в вопросе Кэт, либо она просто не разделяла соображение, что Кэт не считала это место также ее домом.

— Рассказ о вашем безумном нырянии в море появился в газетах. Очевидно, сэр Хантер расхвалил совершенный вами… храбрый поступок репортеру, и теперь ваш бедный папа одновременно горд и озабочен.

— Я попала в газеты? — переспросила Кэт, понимая, что вновь должна благодарить сэра Хантера, не важно, каким несносным может быть этот человек. — И папа… доволен? Кто сейчас здесь?

Она привстала. К ее удивлению, Изабелла толкнула ее назад.

— Не так быстро.

— Но вы сами только что велели мне встать! — с раздражением воскликнула Кэт.

— Осторожно, девочка. Возможно, ваше будущее в моих руках.

Кэт уставилась на нее, прищурив глаза. Вероятно, эта женщина действительно была злой, но она, безусловно, имела колоссальное влияние на ее отца.

— В самом деле? — осторожно спросила Кэт.

Изабелла мрачно улыбнулась:

— Лично я думаю, что вас следует отправить в пансион с очень строгими порядками.

— Знаю, леди Доз. Илайза говорила мне о вашей заботе о нас вчера вечером.

— Дополнительное образование в таком месте пойдет вам только на пользу. Для девушки вроде вас нет выбора между прилично оплачиваемой работой или замужеством за работающим мужчиной. Но, откровенно говоря, вы стали обузой для вашего бедного отца. Вы утомляете его, истощаете его талант.

— Прошу прощения…

— Я не закончила.

— Зато я закончила! — Кэт снова привстала.

На сей раз леди Доз остановила ее словами:

— Тогда вы никогда не встретитесь с лордом Эйври или молодым Дейвидом Тернберри.

Изумленная, Кэт застыла как вкопанная.

Изабелла Доз вновь приблизила свое лицо к ее.

— Сэр Хантер Мак-Доналд пришел к вашему отцу с предложением от лорда Эйври. Этот человек найдет и оплатит компаньонку для вас, если вы будете сопровождать его группу в качестве помощницы сэра Хантера в его экспедиции в Египет на будущей неделе. Очевидно, вы делали ваши дурацкие наброски, когда были в доме сэра Хантера. После того как сэр Хантер убедил лорда Эйври, что ваш отец не позволит вам принять денежное вознаграждение, лорд Эйври решил хотя бы что-нибудь сделать для вас. И он согласился, что ваш рисунок талантлив. О вкусе вопросов не возникало.

Кэт сдержалась и промолчала.

— Ваш отец против этой идеи. Одно мое слово — и он откажется, несмотря на все красноречие сэра Хантера. С другой стороны, одно мое слово — и… ну, вам могут позволить ехать.

Кэт молча смотрела на нее. Она считает себя такой умной!

— Ну, моя дорогая? — осведомилась леди Доз.

— Почему вы должны помогать мне? — спросила Кэт.

— Потому что вы проведете много времени в этой экспедиции, Кэт. И возможно, получите то, к чему стремитесь, — хотя я в этом сомневаюсь. Понимаете, я знаю эту компанию. Мой пасынок — один из этих глупых молодых людей, которые уверены, что те, кто не принадлежит к элитным кругам, существуют только для их развлечения. Я уверена, что вы больше не будете смотреть на этих людей сквозь розовые очки, как прежде. И вы поймете, кто вы и что собой представляете.

— Я ничего не имею против того, кто я и что собой представляю, леди Доз, — сказала Кэт.

— Правда? — Леди Доз изогнула изящную бровь. — Тогда кажется удивительным то, как вы исчезли… и затем снова появились. Сэр Хантер, несомненно, должен был видеть ваш дом недавно, так как он знает, где этот дом находится. Но ведь вы не хотели показать ему дом.

— Я сильно ударилась головой.

— О, Кэт, лгите другим. Я хорошо вас знаю.

— Как вы смеете…

— Избавьте меня от брани. Вы ведь не хотите, чтобы ваше поведение стало известно? Случилось так, что талант вашего отца сыграл неожиданную роль в этом маленьком фарсе. Вы уедете на несколько месяцев, а когда вернетесь, то не останетесь здесь. Вы отправитесь в пансион по моему выбору. И вам придется с этим смириться.

Кэт скрипнула зубами. Она понятия не имела, насколько леди Доз жаждет ее отъезда. Илайза была права.

— Вы не боитесь за меня? — любезно осведомилась Кэт.

— Вы ведь отправляетесь в пустыню, не так ли? А в такой экспедиции всегда есть определенная мера опасности. Золото и богатство делают людей алчными. Вы боитесь за себя?

Кэт почувствовала холод. Она вспомнила бессвязные слова Дейвида, которые он произнес, придя в себя на берегу. Он думал, что его столкнули в воду…

Но если Дейвид находился в опасности, то эта опасность таилась здесь, в Лондоне. И боялась она или нет, Кэт не могла упустить такую невероятную возможность.

— Я совсем не боюсь, — холодно сказала она.

— Если вы попадете в неприятности, дорогая моя, — предупредила Изабелла, — я позабочусь, чтобы с вами обошлись как можно строже. Ваше хорошенькое личико больше не увидят здесь. Понимаете? Кроме того, у меня есть друзья на борту корабля и в экспедиции, и я буду получать информацию о ваших приключениях — день за днем.

Теперь Кэт испугалась. Но когда она уедет, леди Доз не сможет до нее добраться. Хотя эта женщина носила титул леди, она никак не была ровней таким благородным людям, как барон Тернберри и лорд Эйври, и таким знаменитым, как сэр Хантер Мак-Доналд.

Тем не менее…

И все-таки Кэт колебалась. Ведь ей придется оставить отца и Илайзу.

Ее голова внезапно закружилась. Предложение было удивительным.

Илайза будет с отцом, и, хотя она не обладает мужеством и резкостью языка Кэт, слабой ее не назовешь. Главное — они должны быть в безопасности до ее возвращения.

Не то чтобы Кэт могла удержать папу от близких отношений с этой женщиной. Ее мать умерла, когда она была ребенком. Если папа жаждал женского внимания даже от этой отвратительной особы, ничего не поделаешь. Нельзя выбрать за другого, где ему искать привязанности и утешения.

Кэт вскинула подбородок. Каким-то образом леди Доз узнала о ее влюбленности в Дейвида Тернберри. Но Кэт говорила об этом только с Илайзой, а сестра никогда бы не предала ее.

Должно быть, она сама себя выдала. И это правда: желать Дейвида — все равно, что желать звезду в небесах.

И все же…

Если бы только у него было время узнать ее получше! Случались и более странные браки. Они жили в просвещенном веке.

— Ну так что, Кэт? — спросила Изабелла.

Кэт чувствовала, как будто она продает свою душу.

— Я бы с удовольствием отправилась в экспедицию, — ответила она.

Изабелла самодовольно улыбнулась.

— Не забывайте о нашей сделке, — предупредила она.

— Не забуду. Хотя я чувствую себя подписавшей договор с дьяволом.

— Больше никаких подобных замечаний!

— Конечно, леди Доз.

— Тогда я ухожу, а вы должны встать. Мы все приглашены на завтрак к сэру Хантеру.

С этими словами леди Доз удалилась из комнаты.

На мгновение Кэт подумала, что она действительно продала душу дьяволу.

Когда Кэт спустилась по лестнице, Хантер подумал, не лишился ли он рассудка. Чем он занимается?

«Мне следовало бросить это дело».

Кэт уже не носила платье его сестры, но была очень красиво одета в платье с неглубоким вырезом. На юбке были заложены мелкие изящные складки, и, благодаря искусному крою сзади, она словно взлетала при каждом движении. Янтарный цвет заставлял ее волосы сверкать, как пламя, и подчеркивал золотистый оттенок глаз. Сегодня ее волосы были скромно, но элегантно схвачены на затылке, оставляя свободными лишь несколько прядей.

Когда глаза Кэт встретились с глазами Хантера, в них светился вопрос. Хантер знал, что ее интересует, почему он все это для нее делает.

Хантер усмехнулся и пожал плечами. «Не имею ни малейшего понятия!» — казалось, ответил он.

Вряд ли это соответствовало действительности. Было ли это всего лишь досадой, что такая девушка слепо влюблена в молодого олуха вроде Дейвида Тернберри? Чувствовал ли он себя расстроенным, что ее внимание сосредоточено не на нем? Нелепо, конечно, так как Кэт хотя и не принадлежала к его кругу, но отнюдь не была доступной женщиной. Он не осмеливался глубже проанализировать свои эмоции.

— Доброе утро, Кэтрин, — поздоровался Хантер, сознавая, что отец с беспокойством смотрит на нее.

Леди Доз демонстрировала неудовольствие. Илайза тоже глядела на сестру с тревогой. Не пыталась ли она также что-нибудь выиграть в создавшейся ситуации?

— Доброе утро, — ответила Кэт, переместив взгляд на отца. Был ли он обеспокоен этим вторжением в их дом? Должно быть, он знал все, что леди Доз говорила ей.

Уильям Адер протянул руки. Кэт, спустившись на площадку, взяла его руки в свои.

— Моя принцесса моря, — пробормотал Уильям и повернулся к Хантеру. — Богатство человека, сэр Хантер, не в золоте и серебре. Мои дочери — мое сокровище.

Хантер восхищался отцом Кэт, но чувствовал некоторую неловкость. В его намерения входило преподать «сокровищу» суровый урок — что за мужчинами типа Дейвида Тернберри не стоило гоняться. И он чувствовал странное возбуждение, так как открыл сокровище сам. Те, кто видел работы Уильяма Адера, называли его «морским царем», поскольку его изображения больших парусников были великолепными.

То, что Уильям в основном зарабатывал на жизнь персональными и семейными портретами, было очевидно. И это не было пустой тратой времени, так как он был мастером и этого жанра, о чем свидетельствовали портреты дочерей в рамках по обеим сторонам камина. Точно так же, как он ловил ветер и ярость волн в своих морских пейзажах, ему не составляло труда найти нечто особенное и в лицах портретируемых. Так, в лице Илайзы ощущалась гордость, а в лице Кэт — безрассудность, об этом свидетельствовали взгляд и романтический изгиб губ.

Было естественным, что даже в сделанном наспех рисунке его дочери обнаружился талант.

— Моя дорогая, сэр Хантер пришел пригласить нашу семью к завтраку. Кажется, лорд Эйври настаивает на встрече с тобой и хочет, чтобы ты приняла его покровительство. Я объяснил, что нет нужды ни в какой благодарности, но, похоже, сэр Хантер и лорд Эйври желают моей услуги.

— Услуги? — переспросила Кэт и улыбнулась, но ее глаза прищурились, давая понять Хантеру, что она побаивается этой «услуги».

— Я очень увлечен работами вашего отца, — сказал Хантер.

— Да, но… — неуверенно начал Уильям.

— О, папа! — воскликнула Илайза. — Тебе незачем выглядеть озадаченным. — Она с улыбкой повернулась к Кэт. — Сэр Хантер близкий друг графа Карлайла, в чьем замке на видном месте висит одна из папиных работ! Поэтому он знал, кто такой папа, когда они встретились, и хочет заказать ему несколько картин, а также просит кое о чем тебя. Мистер Томас Этуорти, один из лучших педагогов колледжа, будет сопровождать группу, с которой сэр Хантер отправляется на раскопки в этом сезоне, и хочет взять тебя в качестве ученицы, а ты, конечно, будешь присутствовать на раскопках, помогая сэру Хантеру — делая зарисовки и ведя записи. Папа заверил его, что ты вполне способна выполнять секретарскую работу!

Хантер наблюдал, как Кэт повернулась, посмотрев на отца, а потом на леди Доз.

Он опасался, что весь план, казавшийся довольно умным, может произвести ошеломляющее впечатление на Уильяма Адера.

Но у него нашелся союзник — леди Доз.

Хантеру никогда не нравилась эта женщина, хотя он плохо ее знал. Они встречались на различных социальных мероприятиях. После смерти ее мужа, пять или шесть лет назад, она несколько раз пускалась в довольно странные авантюры. Хантер слышал, что ее пасынок не желает иметь ничего общего с мачехой и что ей поэтому приходится как-то зарабатывать на жизнь. Кроме того, ходил слух, что она вышла за старика в надежде, что тот быстро уйдет из мира сего. Очевидно, некоторое время назад леди Доз подружилась с Уильямом Адером. Хантер знал, что она представилась ему экспертом в области изобразительного искусства и занялась продажей его работ.

У него было сильное подозрение, что ее комиссионные значительно превышали гонорар художника.

Но в данный момент Хантер не сомневался, что женщина старается помочь ему. Возможно, она желала устранить препятствия в лице дочерей Уильяма.

Кэт посмотрела на него, и в ее карих глазах вспыхнуло возбуждение.

— Значит… это правда. Я буду сопровождать вашу группу в Египте?

— Да, конечно, — ответил Хантер. — Я знаю, что прошу слишком многого, отрывая вас от дома и семьи. — Его сарказм был слышен только ей. — К тому же нам предстоит долгое плавание с несколькими остановками по пути — возможно, неделей в Риме. И боюсь, вам придется работать, зато вы будете проводить много времени с одним из самых блестящих педагогов в нашей стране. Разумеется, — солгал он, — я понятия не имею, привлекают ли вас эти условия. Вы и ваш отец должны серьезно подумать.

Кэт сразу же устремила взгляд на отца.

Леди Доз тоже смотрела на него. Он все еще казался неуверенным.

— Да, пожалуйста, подумайте об этом, — продолжал Хантер. — А тем временем я приглашаю вас всех на завтрак в мой городской дом. Там, мистер Адер, вы сможете поговорить с самим лордом Эйври. Так что соглашайтесь.

— О да! — ответила Илайза за всех.

— Папа? — спросила Кэт.

— Благодарю вас за вашу доброту, сэр Хантер. Полагаю, с моей стороны было бы неразумно отказаться от такого приглашения, — сказал Уильям Адер. — Разумеется, если Кэт будет сопровождать вас, она выполнит все задачи, которые вы поставите перед ней. Подчеркиваю, что мы не примем никакой награды.

— Я передам ваши пожелания лорду Эйври, — заверил его Хантер. — Моя карета ждет, — напомнил он им.

— Но нас целая семья! — указала Илайза.

— Я поеду верхом позади кареты. Думаю, вам четверым хватит места.

Кэт задумчиво посмотрела на него. Он кивнул всем и удалился, уверенный, что они последуют за ним.

Кэт знала, что Илайза нервничает из-за встречи с выдающимся человеком, лордом Эйври. Но она сама пребывала в таком же состоянии по поводу другой встречи — с Дейвидом.

Ей пришло в голову, что красивая дочь лорда Эйври тоже может быть там. Но Кэт так давно наблюдала издалека за Дейвидом Тернберри, что была уверена — Маргарет не любит его. Фактически ее принуждали к этому браку, но она, несомненно, была влюблена в кого-то другого. Кэт убедила себя, что, если ей удастся влюбить в себя Дейвида и покончить с его отношениями с Маргарет, та будет ей искренне признательна.

Карета въехала под навес.

— Великолепный дом, не так ли, папа? — спросила Илайза. Кэт она шепнула: — И сэр Хантер тоже!

Кэт посмотрела вверх. Когда они вышли из кареты, Хантер уже был там. Кэт была вынуждена признать, что он являет собой впечатляющее зрелище. На нем были серый костюм, отлично подходящий к его худощавой мускулистой фигуре, парчовый жилет и белая рубашка. В глазах поблескивал юмор, и Кэт возмутилась: несмотря на его щедрость, для него все это было игрой. Она забавляла его и с течением времени будет забавлять все больше. Надеялся ли он, что она не справится с работой? Смеялся ли он над ее целью, находя ее мечты нелепыми?

Да, как и большинство разумных людей, предупредил Кэт внутренний голос.

И все же какое это имело значение? Да, Хантер смеялся над ней — возможно, даже держал пари с друзьями на то, когда она осознает свое положение в жизни. И каким бы оно ни было, она никогда не приблизится к элите.

Тем не менее ее отец мог бы процветать под покровительством сэра Хантера. А если лорду Эйври действительно нравились его работы, их жизнь могла бы стать вполне достойной.

Через несколько минут они уже находились в доме, и Хантер провожал их в гостиную.

— Дейвид, я привел твою русалку! — сообщил он. — Лорд Эйври, Маргарет, я представляю вам мисс Кэтрин Мэри Адер, ее отца Уильяма и сестру Илайзу. Думаю, с леди Доз вы уже знакомы.

Кэт не замечала никого, ибо Дейвид Тернберри стоял и смотрел на нее, восхищенно улыбаясь. Он подошел к ней, взял ее за руки, и она забыла обо всем.

— Не могу передать, какое это удовольствие, — заговорил он вибрирующим тенором, настолько полным эмоций, что Кэт испугалась, как бы у нее не подогнулись колени. — Вы спасли мне жизнь. И я вечно буду благодарен вам.

Возможно, ее обожание, несмотря на попытки скрыть его, было более очевидным, чем она хотела, так как он быстро шагнул назад, отпустив ее руки.

— Вы рисковали собственной жизнью. Я никогда не смогу отблагодарить вас в достаточной мере.

Кэт, обычно бойкая на язык, молчала, словно немая.

— Господи, что за прекрасная русалка из моря! — послышался другой голос, и другой мужчина, высокий, худощавый и темноволосый, с глубокими голубыми глазами, встал между ней и Дейвидом. Кэт узнала в нем одного из постоянных компаньонов Дейвида. — Роберт Стюарт, к вашим услугам. — Могу я спросить, должен ли я утонуть в выпивке, чтобы вы, мисс Адер, оказали мне аналогичную услугу?

— Мисс Адер! — заговорила Маргарет голосом таким же мягким, как прикосновение ее руки. — Я Маргарет Эйври, и я тоже должна выразить вам свою глубочайшую признательность. Если бы не ваша отвага, Дейвид легко мог бы утонуть!

Кэт почувствовала, что ее щеки краснеют — голос молодой женщины звучал так искренне. Похвалы начали смущать ее. Она думала, что будет наслаждаться наступившим моментом, а вместо этого ей хотелось протестовать.

— Я очень хорошо плаваю, — сказала Кэт просто.

Она почувствовала прикосновение к своему плечу. Хантер стоял позади. Кэт хотела стряхнуть его руку, но он пробормотал:

— Самое главное — вы спасли не просто чью-то жизнь, а жизнь Дейвида! Поэтому мы все вам благодарны, будучи его друзьями.

Кэт поняла, что Хантер подводит ее к более старшему мужчине.

— Мисс Кэтрин Мэри Адер — лорд Эйври, — представил он.

Она заставила себя протянуть руку.

— Милорд.

— Для друзей Джеггер, дорогая моя, — сказал, улыбаясь, пожилой мужчина. Кэт он сразу понравился — высокий, седовласый и с мягкой улыбкой, напоминающей улыбку его дочери. Она почувствовала, что ее щеки слегка зарделись при мысли о том, что отец и дочь, которые были так добры к ней, пришли бы в ужас, узнав, что она положила глаз на Дейвида, который собирался обручиться с леди Маргарет.

Они были богаты и титулованны. Весь мир принадлежал им. У них было все.

А она хотела только одного. И не могла отказаться от своего желания.

— Рада познакомиться с вами… Джеггер, — тихо сказала Кэт.

— Нет-нет, дорогая, это я рад. Мы охотно предложили бы вам награду, но, по словам сэра Хантера, вы ее не примете. И без всякой мысли о награде я поддержал предложение Хантера, чтобы вы сопровождали нас, дабы работать и учиться. Нам все равно понадобилось бы где-то найти ассистента, а профессор Этуорти будет рад иметь такую ученицу, как вы. И я счастлив познакомиться с вашим отцом. Мистер Адер! — обратился он к Уильяму. — Ваши корабли в море восхищают меня. Один из них висит в замке моего доброго друга, и я давно жажду приобрести такое же полотно. Он не знал, где найти художника. А теперь я познакомился с вами. — Лорд Эйври усмехнулся. — Граф Карлайл еще не имеет этого удовольствия, так что одно очко в мою пользу.

Отец Кэт покраснел, как и она сама. Но он держался прямо и гордо, как всегда.

— Должен сказать вам, лорд Эйври, что я не тот человек, который нуждается в пище или лести. Вы не обязаны приобретать мои картины из-за того, что произошло. Ваши слова очень любезны. А ваша поддержка моей дочери — невероятная удача для нее.

— Яблоко падает недалеко от яблони, приятель. Я пытаюсь думать о себе как о покровителе искусств. Она так молода… Сэр Хантер показал мне сделанный ею маленький рисунок, и я сразу же был очарован. Мистер Адер, вы оказываете нам честь.

Лорд Эйври говорил вполне искренне, и Уильям Адер перестал протестовать.

— Благодарю вас, лорд Эйври.

В дверях появилась Эмма.

— Завтрак подан, — весело сообщила она.

Кэт все еще пребывала в блаженстве, когда они направились в столовую.

Хантер заранее распределил места за столом, и Кэт оказалась не рядом с Дейвидом, а между лордом Эйври и его дочерью. Леди Доз сидела между Дейвидом и Робертом Стюартом, а Илайза — рядом с другим близким другом Дейвида, Алланом… как же его фамилия? Он был симпатичным, светловолосым, одобрительно улыбался, глядя на нее, а она, естественно, улыбалась в ответ.

— Что за чудесный завтрак, Эмма! — весело сказала Маргарет, кладя себе ломтик ветчины, когда блюдо обносили вокруг стола. — Свежие булочки, яйца, бекон!.. Скоро мы поплывем в зарубежные страны — нам будет не хватать вашей готовки!

Эмма кивнула, довольная комплиментом, но ответила:

— Миледи, на корабле отличная кухня, и в такой великолепной компании никто из вас не будет страдать.

— Нет ничего сравнимого с вашими творениями, — заключил Роберт Стюарт и подмигнул Кэт.

Маргарет поежилась.

— Это такое приключение для всех вас! Не знаю, почему мы не можем оставаться здесь. В конце концов, Лондон — сердце цивилизации!

Слова Маргарет заставили Кэт забыть чувство робости, которое она испытывала в непривычной компании.

— Но Лондон — сердце цивилизации, потому что мы, англичане, исследуем самые отдаленные места!

— Браво, мисс Адер! — воскликнул Дейвид, обрадовав Кэт.

Маргарет не выглядела обиженной. Она засмеялась:

— Это потому, что вы днями не страдали от морской болезни. И не чувствовали во рту песок пустыни, когда дышали. Пережить это непросто. Вот увидите.

— У меня не бывает морской болезни, — сказала Кэт.

— Потому что вы русалка! — поддразнил ее Роберт Стюарт.

— Нет, потому что она любит приключения, — пробормотал Хантер.

Лорд Эйври прочистил горло.

— На самом деле мисс любит и ценит радость жизни. Думаю, это то, о чем мы забыли, Хантер. Я не упомянул, что мы обязаны и вам. Ведь вы бросились в воду за Дейвидом и в результате спасли спасательницу.

— Она вряд ли нуждалась в спасении. — Хантер виновато посмотрел на Кэт. — Кроме того, опасаясь, что она утонет, я причинил ей травму.

— Но все хорошо, что хорошо кончается! — весело процитировала Илайза.

— В самом деле, — согласилась леди Доз и прищурилась, глядя на Кэт. — Да, теперь девочка получит отличную возможность повидать мир, а вы, джентльмены, — она перевела взгляд на сэра Хантера и лорда Эйври, — украсьте ваши стены работами, исполненными подлинной страсти и гения.

— Когда мы увидим некоторые ваши работы, мистер Адер? — спросил лорд Эйври.

— Я… я…

— В моей квартире их висит очень много, — продолжала леди Доз. — Возможно, после завтрака мы предпримем маленькую экспедицию и посмотрим их.

— Боюсь, что нет, — вздохнул Хантер. — Я должен быть в музее — закончить кое-какие дела с Брайаном. А мисс Адер должна будет меня сопровождать.

— Но, дорогой лорд Эйври! — настаивала леди Доз. — У вас так мало времени до отъезда!

— Хантер, вы и мисс Адер поезжайте в музей, — сказал лорд Эйври. — А мы будем сопровождать в экспедиции леди Доз! Она абсолютно права. Время драгоценно.

— Право, лорд Эйври, я не могу отказать вам в таком удовольствии.

— Я должна поехать с остальными, — заметила Кэт. — Ведь я так хорошо знаю работы отца…

— Но ведь я буду там! А вы должны познакомиться с вашими обязанностями, Кэтрин, — наставительно произнесла леди Доз.

— Я тоже буду там, — твердо заявила Илайза.

— Да, вам нужно вникнуть в будущее, которое вас ожидает. — Хантер сурово посмотрел на Кэт. Она не знала, имеет ли он в виду, что ей надо знать побольше о Древнем Египте или понять, что, несмотря на дружескую обстановку сегодня, ее место среди них ниже, чем у остальных.

— Но разве один день имеет значение? — спросила Кэт.

— Один день имеет большое значение, когда их остается так мало, — сказал Хантер.

— Я настаиваю, чтобы вы сопровождали нас! — галантно запротестовал Роберт Стюарт.

— Она не должна, — возразила леди Доз. — Нельзя игнорировать такое предложение, которое делают далеко не каждой… молодой женщине.

Кэт прикусила язык, догадываясь, какие эпитеты леди Доз собиралась использовать.

Она посмотрела на отца, который ободряюще улыбался ей. Кэт поняла, что он приписывает ее протесты беспокойству за него.

— Все в порядке, Кэт. Если тебе нужно посмотреть музей, ты должна это сделать.

— Тогда все решено. — Хантер поднялся.

Кэт тоже встала, с трудом удержавшись от раздраженного взгляда на него и вежливо извинившись.

— Вы ездите верхом? — спросил Хантер. — Я пошлю Итана и карету с вашей семьей.

— Конечно, езжу, — солгала Кэт. Конечно, она могла плавать как рыба. Но она выросла в лондонском Сити, где общественный транспорт работал отлично и в езде верхом не было нужды.

Кэт видела, как ее отец нахмурился.

Он, как и другие мужчины, поднялся вместе с ней.

Забыв на мгновение о Дейвиде, Кэт увидела обеспокоенное лицо отца и повернулась к лорду Эйври.

— Откровенно говоря, милорд, мой отец гений, — с гордостью сказала она. — Вот увидите!

— Я отлично знаю это, — заверил ее лорд Эйври. Он улыбнулся и взял ее руки в свои. — Все будет очень хорошо, дитя мое.

Кэт поблагодарила его.

Хантер взял ее за локоть, и она попрощалась с остальными.

— О, но прощаться рано! Мы отлично проведем вместе время, многие недели… месяцы! — возразила леди Маргарет.

Кэт ощутила чувство вины.

— Конечно, — улыбнулась она. — Благодарю вас.

— Господи, это больше походит на итальянское прощание, — нетерпеливо сказал Хантер. — Мы всего лишь разъезжаемся в противоположных направлениях.

— Я позвоню вам вечером, — сказал лорд Эйври Хантеру, — если проклятый телефон будет работать.

— Как всегда, — согласился Хантер. — Если нет, поговорим в следующий раз.

Кэт оглянулась, когда они выходили из комнаты. Ей показалось, что Дейвид чрезвычайно внимательно смотрит на нее.

И с восхищением.

Ее сердце затрепетало.

Вскоре они уже были у каретного сарая. Там их ждал Итан с массивным жеребцом Хантера и небольшой лошадью с дамским седлом.

— Вы не ездите верхом, не так ли? — спросил Хантер, изучая ее лицо.

Кэт бросила на него злобный взгляд.

— Поеду, не беспокойтесь, — коротко отозвалась она и направилась к лошади. Несмотря на громоздкие юбки, она твердо решила сесть на нее и ехать.

Итан, держа поводья, двинулся вперед. Хантер подхватил Кэт за талию, помог сесть в седло и поставил ноги девушки в стремена.

— Все будет в порядке, — сказал он. — Ехать недалеко.

— Да, это удивительно, что мы вообще едем, верно?

Хантер посмотрел на нее:

— Что вы имеете в виду?

Кэт наклонилась — ее щеки пылали, ей не хотелось вести этот спор рядом с Итаном.

— Удивительно, что я сегодня начну изучать тома по египтологии.

— Вы желаете отказаться от этой идеи?

— От поездки в музей? — с надеждой спросила она.

— От поездки в Египет.

Кэт молча уставилась на него, закусив нижнюю губу. Хантер поблагодарил Итана, беря поводья своего жеребца. Он вскочил на лошадь с проворством человека, ездящего верхом с рождения. К ужасу Кэт, ее сильно качнуло, когда кобыла тронулась с места.

«Господи! — подумала она. — Когда же закончится этот день?»