Прочитайте онлайн Безрассудная | Глава 3

Читать книгу Безрассудная
2818+2110
  • Автор:
  • Перевёл: В. В. Тирдатов
  • Язык: ru

Глава 3

Записка была доставлена в дом в отсутствие Хантера. Лорд Эйври извинился: сегодняшнее возбуждение было слишком велико, и он хотел бы лечь пораньше этим вечером. Однако он спросил, приведет ли Хантер молодую леди в усадьбу, или они могут зайти в городской дом.

Хантер мог бы позвонить по телефону, но лорд Эйври плохо слышал, поэтому он послал Итана с ответом, приглашая лорда и его окружение прийти в городской дом к позднему завтраку следующим утром.

Потом Хантер поднялся наверх, очевидно намереваясь войти в Голубую комнату, несмотря на то что Эмма умоляла его этого не делать.

— Она не хочет, чтобы ее беспокоили! — твердо сказала экономка.

Хантер засмеялся.

— Спорим, что ее там нет? — предложил он.

— Респектабельные матроны не спорят, Хантер!

— И хорошо, потому что девушки действительно там нет! — Хантер распахнул дверь.

Эмма нахмурилась и заглянула внутрь.

— Но она была так истощена!

— Ну, теперь она отдохнула, — заверил ее Хантер.

Эмма расправила плечи и нахмурилась еще сильнее.

— Она убежала?

— Думаю, ей просто понадобился… свежий воздух, — ответил Хантер.

— Надеюсь, она вернется. Такая очаровательная малютка! За всю мою жизнь, Хантер, я не видела таких глаз, как у нее. И она такая вежливая. Не мне говорить, но в сравнении с некоторыми женщинами, которых вы приводили сюда… А я готовлю такой прекрасный обед… Не то чтобы я не хочу, чтобы вы насладились им, но…

— Эмма, я уверен, что она вернется, — сказал Хантер. — Идите заниматься обедом.

Когда Эмма ушла, Хантер увидел на комоде записку. Читая ее, он был удивлен охватившими его эмоциями.

А рисунок — чудесное изображение сфинкса.

Ее отец…

Было бы неестественно, если бы Хантер разобрался в личности человека, заглядывая в его окно. Но неделю назад он был в деревне в доме своих друзей, графа и графини Карлайл, и там впервые увидел один из морских пейзажей Уильяма Адера. Брайан ничего не знал о художнике. Он просто влюбился в ощущение моря, ветра и бури, которым дышала картина.

— Мне сказали, что это местный художник, хотя владелец галереи мало о нем знал и приобрел картину через посредника. Я вскоре узнаю, где он живет. Картина великолепная, но я купил ее по дешевке у парня на Слоун-стрит.

Хантер внимательно изучил картину. Подпись была короткой, твердой и четкой: Уильям Адер. А когда он последовал за Кэт, заглянул в окно и увидел картины, развешанные в маленьком жилище, то осознал, что живопись такой силы и эмоций могла принадлежать только тому самому художнику.

Итак, его русалка была дочерью этого человека. И ее маленький набросок демонстрировал поразительный, хотя и неотшлифованный талант.

Хантер положил на место записку и выскользнул из комнаты, оставив все нетронутым.

Потом он ждал во дворе, намереваясь поймать свою гостью во время попытки незаметно вернуться. Его интересовало, как долго она ждала, чтобы тайком ускользнуть из дому. Это потребовало бы времени, так как ей пришлось бы убедить сестру принять участие в ее авантюре. По мнению Кэт, она должна была сбежать из родительского дома только на вечер. Она не могла знать, что не имеет шанса увидеть этим вечером лорда Эйври или Дейвида.

Наконец Хантер увидел Кэт. Стоя за колонной на крыльце, он наблюдал, как она идет по улице. Перед домом Кэт замедлила шаг, очевидно с испугом осознав, что Хантер снаружи. Она спряталась за шелковицей, уверенная, что он устанет караулить и уйдет в дом.

Но он не уходил.

Наконец Кэт вышла из укрытия, наматывая на пальцы прядь ослепительно-рыжих волос.

— Сэр Хантер! — воскликнула она, изображая вежливое удивление.

— Где вы были, дорогая моя? — любезно отозвался он.

— О, недалеко, — небрежно солгала Кэт. — Я просто вышла… подышать воздухом.

— Ну и как — воздух помог? — осведомился Хантер.

— Помог с чем?

— Разумеется, с возвращением памяти!

— О! Ну… к сожалению, нет. Я думала, что прогулка поможет мне вспомнить свою личность, но, увы, боюсь, что этого не произошло.

— Какая жалость! — с сочувствием промолвил Хантер.

— Я… я увижу этим вечером лорда Эйври и Дейвида Тернберри? — спросила Кэт.

— Боюсь, что нет.

— Вот как? — Она выглядела удивленной и сердитой, что было вполне понятно, учитывая обстоятельства.

Хантер улыбнулся.

— У лорда Эйври слабое сердце, дорогая. Вечером ему нужно отдохнуть. Он придет завтра.

— Понятно. — Кэт быстро опустила голову, скрывая разочарование и, как казалось Хантеру, придумывая новый план.

— Мне так жаль, что вы разочарованы. Как бы то ни было, нас ожидает превосходный обед.

— Как любезно с вашей стороны. Я… Не могла бы я пообедать в своей комнате? После дневного возбуждения я очень устала.

— Но разве вы прогуливались так долго? У меня создалось впечатление, что вы хорошо поспали после нашего возвращения.

— Да, конечно, но почти утонуть — очень утомительно!

— Мисс Джонсон приготовила еду. Мы только ждали, что вы проснетесь. Представьте себе! Мы не хотели беспокоить вас, но вы уже проснулись и бродили.

— Но я так устала…

— Вы должны присоединиться ко мне за обедом.

Кэт подняла руку и улыбнулась, скрипя зубами и не зная, как спастись от его настойчивости.

— Как хотите.

— Как вы хотите, — отозвался Хантер, но его тон свидетельствовал, что они будут обедать вместе. Он подошел к двери и распахнул ее, пропуская девушку вперед. Она вошла, и запах розовой воды защекотал его ноздри.

Хантер последовал за ней в элегантную столовую справа от парадного входа, примыкающую к кухне. В камине ярко горел огонь, и был красиво накрыт стол. Он отодвинул стул и вежливо усадил на него девушку. Потом уселся сам. Помолчав немного, она подняла взгляд и пробормотала:

— Все очень красиво. Благодарю вас.

Хантер заметил, что Кэт смотрит на часы на каминной полке. Намерена ли она снова ускользнуть домой этим вечером, пока отец не заметил ее пустую кровать утром?

Он небрежно махнул рукой.

— Эмма любит готовить. Ей нечасто предоставляется возможность это делать.

— Вы не едите дома? — спросила Кэт с притворной вежливостью.

— Я обычно обедаю в своем клубе, споря с кем-то, — признался Хантер. — Когда я в Лондоне.

— Ах да. Вы редко бываете в деревне.

— Вы это знаете?

— Конечно. Ваше имя часто появляется в газетах.

— Значит, вы помните, как читали газеты?

Она покраснела, но ответила:

— Да.

Вошла Эмма, неся большой серебряный поднос с тонкими ломтиками говядины, картошкой и зеленью. Итан, облаченный в красивую ливрею, был рядом, готовый прислуживать.

Хантер заметил, что его гостья выпрямилась, почуяв ароматы. Его заинтересовало, когда она в последний раз ела.

— Дитя… — начала Эмма. — О, это так трудно! Мы должны называть вас как-нибудь.

— Верно, — пробормотал Хантер. — Кажется грубым продолжать именовать вас «девушка» или «дитя». — Он поблагодарил Эмму и Итана, затем откинулся на спинку стула, наблюдая за гостьей.

— Ну, вскоре мы узнаем ваше настоящее имя! — Хантер улыбнулся Эмме. — Но пока…

— Возможно, она Джейн, — предположила Эмма.

— Может быть. Или Элинор, — сказал Хантер.

Итан разлил вино, затем поднял взгляд.

— Возможно, Энн. Это популярное имя.

— Красивое имя, — согласился Хантер, поднимая бокал и вежливо ожидая, пока девушка поднимет свой. Когда она сделала это, он глотнул вина и задумчиво продолжал: — Имя… имя… Адриана подходит к выходящей из моря… Из моря, как существо с многими жизнями… Знаю — Кэт!

Как и ожидал Хантер, девушка поперхнулась вином, но быстро взяла себя в руки.

— Кэт? — переспросила она и посмотрела прямо на него. — Как удивительно, сэр! Имя звучит знакомо.

— Кэт? — промолвила Эмма.

— Кэт… Кэти… Кэтрин… — сказал Хантер. — Тогда, дорогая моя, вы всегда будете для нас нашей малюткой Кэт. И как у кошки, у вас может быть девять жизней!

Девушка подняла бокал, холодно наблюдая за ним.

— Кошка! — повторил он. — Ну да, самое умное существо, но известное своим любопытством. Это ласковое красивое создание мурлычет по ночам на диване, но оно же рыщет в джунглях в поисках добычи.

Холодность в ее взгляде сменил яростный блеск.

— Мистрис Кэт, — пробормотала Эмма. — Не возражаете, если мы будем называть вас так, пока не узнаем ваше настоящее имя?

— Это будет превосходно, — заверила ее Кэт.

Эмма довольно кивнула и удалилась из столовой, шурша нижними юбками. Итан пожал плечами и последовал за ней.

— Превосходно, — пробормотал Хантер, готовый приступить к еде.

— Превосходно! — повторила Кэт. Ее тихий голос звучал угрожающе, и когда Хантер поднял взгляд, то увидел, что лицо девушки искажено яростью. — Вы грязный ублюдок! — крикнула она.

— Господи! — Глаза Хантера расширились в насмешливом ужасе. — Что за стиль для такой утонченной девушки?

— Чтоб вам сгнить в аду! — горячо воскликнула она. — Вы следили за мной!

— Следил, — спокойно признался он.

— Вы не имели права!

— Я имел все права. Ведь я мог пригреть на груди змею.

Кэт приподнялась.

— Я уверена, сэр Хантер, что вы пригревали на своей груди много змей и с превеликим удовольствием! Я не просила вас «спасать» меня из моря — вы сами решили это сделать. Вспомните, что я проснулась в вашей карете и что из-за вас я ударилась головой! А теперь вы…

Казалось, она не находила слов.

— Что я? — осведомился Хантер, внезапно рассердившись. — Выдам вас? Но мне вовсе незачем делиться информацией, которую я выяснил для себя. Завтра разыгрывайте вашу маленькую шараду для лорда Эйври и вашего драгоценного Дейвида Тернберри. Я вас не выдам.

— Почему? — настороженно спросила Кэт.

— Сядьте, Кэт. Ведь вас так зовут?

— Кэт… Кэтрин. Уверена, что вы все отлично слышали.

— Сядьте. Эмма долго трудилась над этим обедом. Ради нее насладитесь им.

Она нехотя снова заняла свое место.

— Вы действительно позволите мне встретиться с Дейвидом и лордом Эйври, как если бы я была…

— Равной им? — предположил Хантер. — О, безусловно. Раз вы чувствуете, что должны так поступить.

Краска стыда залила ее лицо.

— Мой отец прекрасный человек.

— В этом я абсолютно уверен. И к тому же талантливый.

— Да, талантливый! Не смейте насмехаться над ним!

— Я не насмехаюсь.

— Тогда не относитесь ко мне свысока. Вы ведь ничего о нем не знаете.

— Как ни странно, немного знаю. Я искренне верю, что он невероятно талантливый художник и что его дар был скрыт от людей слишком долго. И он явно очень любит вас. Он хороший человек. Нет ничего плохого ни в вашем доме, ни в вашем отце-художнике. Так к чему эта шарада?

Кэт сразу ощетинилась.

— Каждому временами приходится вести иную жизнь.

— Ну, если вы так считаете…

— Вам, во всяком случае!

— Мне?

— Вы путешествуете по всему земному шару, изучаете древности…

— Это другое дело.

— Вовсе нет.

— Я делаю это под собственным именем.

— Ну, сэр… у вас больше возможностей, чем у многих, — попыталась возразить Кэт.

— Кем вы пытаетесь быть, Кэт? — с любопытством спросил Хантер. — И почему? Вы играете в опасную игру.

Она покачала головой:

— Нет! Я только хочу…

Он вздохнул.

— Господи, вы думаете, что этот глупый мальчишка, ваш дорогой Дейвид, увидит вас и сразу забудет свою богатую титулованную леди? Вы действительно верите, что после этого будете жить с ним счастливо?

Кэт упрямо молчала.

— Через неделю этот человек уезжает в Египет. Полагаю, не будет вреда представить вас ему должным образом.

Она вздохнула и произнесла с удивительным достоинством:

— Благодарю вас.

Кэт начала есть мясо, но, очевидно испугавшись, что делает это слишком быстро, стала есть медленнее. Она поймала взгляд Хантера, и ее вилка застыла в воздухе.

— Скажите, леди Дейвида собирается в Египет вместе с ним? Разве миссис Джонсон сопровождает вас?

— Каир действительно чудесное место, куда стремятся многие женщины. Но раскопки — тяжелый труд, и женщины редко их посещают, хотя среди них есть замечательные археологи, которые готовы мириться с неудобствами жизни в пустыне. Думаю, леди Маргарет поедет в Египет, но не станет посещать раскопки. Там есть чудесный отель «Шепердс», куда англичане приезжают каждый сезон. Мы все прибудем туда, прежде чем разъедемся в разные стороны. И Артур Дойл направляется туда, а может быть, уже там. Его жена болеет. Сухой климат подходит для ее здоровья.

— Артур Дойл? — переспросила Кэт.

— Да, писатель.

— Вы знаете его?

Хантер изогнул брови.

— Я сам немало писал, поэтому провел некоторое время в литературных кругах.

— Это человек, который подарил нам Шерлока Холмса? — допытывалась Кэт.

— Да.

— А потом убил своего героя?

Хантер засмеялся.

— Знаете, в своем последнем письме он жаловался, что люди так беспокоятся о Холмсе — всего лишь продукте его воображения, — когда его дорогая жена борется за свою жизнь. Отель, как я сказал, чудесный. Поэтому, пока ваш Дейвид копается в песках пустыни, леди Маргарет будет с комфортом ожидать его. Конечно, вместе со своим отцом и остальными.

— И столько народу ездит каждый год! — пробормотала Кэт. — А как насчет миссис Джонсон?

— Эмма предпочитает Лондон, — объяснил Хантер. — Или побережье Франции. Иногда она ездит со мной, но обычно умоляет, чтобы я оставил ее здесь.

Кэт снова вздохнула.

— В этом мире я не в своей тарелке. — На какой-то момент в ее глазах исчезли хитрость и коварство, волосы поблескивали при свете огня, и она выглядела такой красивой и в то же время такой растерянной, что ему захотелось встать и обнять ее за плечи.

Но он знал, что у этой кошки есть когти.

Кэт снова поднялась, на сей раз с безупречным достоинством.

— Так как вы следили за мной и хорошо осведомлены о моем доме и семье, то понимаете, что я должна вечером вернуться… Я отправлюсь к семье и больше не буду давать моему отцу поводов для беспокойства. Конечно, я могу найти дорогу, но буду признательна, если вы попросите вашего слугу проводить меня.

— Я позабочусь об этом, — заверил ее Хантер.

— Благодарю вас.

— Возможно… — начал он и умолк, удивляясь, что готов пойти на все, дабы этот сорванец в юбке встретил предмет своей нелепой страсти. — Возможно, я могу еще что-нибудь сделать для вас?

— Вы не знаете моего отца, сэр. — Ее плечи сгорбились. — Хотя он обладает огромным талантом, но… ну, мы обычно задерживаем арендную плату. О, он хороший отец, но… любит море, поэтому мы держим лодку. Он пишет чудесные картины, но продает их за гроши и зарабатывает на жизнь портретами. Ему нравится изображать старуху, сидящую на ступеньке, и… эти работы вообще не продаются. Тем не менее отец очень горд и не примет никакой награды. Возможно, вам известно, что он из хорошей семьи и верит в образование, поэтому позаботился о том, чтобы моя сестра и я учились в школе. Но он не позволит мне уйти завтра утром, так как считает позором получать награду за спасение жизни, поскольку человеческая жизнь драгоценна сама по себе.

Хантеру снова захотелось прикоснуться к ней, но вместо этого он пожал плечами. Гордость и честность делали ее на редкость привлекательной.

— Все же… ладно, посмотрим.

Щеки Кэт покраснели, а в глазах блеснула надежда.

— Спасибо. — Ее голос звучал искренне. Затем она печально улыбнулась. — Почему вы так добры?

— Возможно, я не оказываю вам услугу.

— Но…

— Икар хотел летать — и солнце растопило его крылья, — напомнил Хантер. — Падать на землю больно.

— Я не собираюсь падать, — заверила она его.

Он потянулся к колокольчику на столе и позвонил. Вскоре вошел Итан.

— Эту молодую женщину нужно отвезти домой, друг мой.

— Да, сэр Хантер. — Лицо Итана оставалось бесстрастным.

— Благодарю вас, — обратилась Кэт к Итану, а затем повернулась к Хантеру: — Доброй ночи, сэр Хантер. — Ее улыбка стала мягкой и нежной. — И что бы ни случилось, благодарю вас от всей души.

Она вышла из комнаты, и у Хантера перехватило дыхание.

Итан выжидательно смотрел на Хантера. Тот кивнул, и слуга исчез следом за девушкой.

Казалось, каждый мускул Хантера напрягся и горел.

Безумие!

Он поднялся, достал маленькую сигару из отделанной кедром коробки на каминной полке и зажег ее.

Господи, ведь он же Хантер Мак-Доналд, а не какой-нибудь юный болван!

Куря сигару, Хантер шагал по комнате. Пусть все будет, как будет, говорил он себе. Ей незачем видеть собственными глазами то, чего она так боялась. Но…

Девушка казалась ему странной. Во многих отношениях она была наивной, а во многих — хитрой, как лисица. Когда она не собиралась никого соблазнять, ее глаза часто говорили другое.

Хантер печально напомнил себе, что Кэт не нашла его привлекательным.

Он усмехнулся, качая головой. Он был заинтригован. Она очень походила на него. Авантюристка, любящая риск и сосредоточенная на поисках. Свежая, яркая и так непохожая на других знакомых ему женщин.

Хантер посмотрел на часы, тикающие в углу. Час был уже поздний. Тем не менее он прошел через дом, намереваясь оседлать Александра и скакать в ночи.

Лорд Эйври должен понять и поймет. Он славный человек.

Итан без труда понял, что Кэт тайком возвращается в собственный дом.

— Я буду заботиться о вашей безопасности, мисс, и это все.

Она улыбнулась ему:

— Благодарю вас. Но боюсь, ваша карета будет заметна на этой улице.

— Тогда, мисс, вы должны поспешить. — Он кивнул на восток. — Не так давно Джек-потрошитель снова был замечен за работой, его жертвы находились не так далеко отсюда, и убийцу так и не поймали… Пожалуйста, идите в дом, мисс. Я не уйду, пока вы этого не сделаете.

— Еще раз спасибо, Итан! — Махнув рукой, Кэт поспешила к боковой стене дома и, используя растущее вплотную к дому дерево, смогла взобраться наверх в свою комнату. При этом она боялась, что там ее ждет разгневанный отец.

Кэт влезла через окно в темную комнату и едва не закричала, когда с кровати поднялась фигура.

— Кэт!

— Илайза!

Сердце Кэт так колотилось, что могло разбудить мертвого. Оно успокоилось, когда ее глаза привыкли к темноте. Илайза сидела на кровати, возбужденно глядя на нее:

— Ты видела лорда Эйври? — осведомилась она.

Кэт покачала головой, садясь на кровать рядом с сестрой.

— К сожалению, нет. Дневное волнение оказалось для него чересчур сильным. — Она вздохнула глубоко и безнадежно. — По крайней мере, моего отсутствия не обнаружили. А что касается лорда Эйври… и Дейвида, я встречусь с ними обоими завтра.

— Тогда где же ты была?

— Сэр Хантер устроил обед.

— Ты обедала с ним наедине?

— Нет! Я просто ела — вот и все. Его экономка хорошо готовит.

Илайза спрыгнула с кровати и изящно закружилась по комнате.

— Приватный обед с сэром Хантером Мак-Доналдом!

— В этом не было ничего приватного! — запротестовала Кэт.

— Ну… этот человек очень красив!

— Разве?

Илайза уставилась на нее.

— Ты спятила, Кэт? Я видела его портреты и фотографии в журналах. Более того, он настоящая легенда! Действовал по поручению королевы в Индии! Плавал по Нилу! Участвовал в гонках и выиграл кубок! О, Кэт!

— Перестань, Илайза! Да, он вел себя вполне достойно, но мне весь день пришлось слушать расхваливающую его экономку. И… ты не понимаешь? В моем сердце Дейвид безупречный мужчина. — Она жалобно посмотрела на сестру. — А теперь я никогда не встречусь с ним должным образом. Если только… я что-нибудь не придумаю. — Выражение ее лица изменилось. — Папа действительно понятия не имеет, что я ускользнула из дому?

— Да, — довольно резко ответила Илайза.

— Что не так?

Илайза сморщила нос.

— Леди Доз снова была здесь! Несколько минут я очень боялась, что тебя разоблачат, потому что эта зануда хотела повидать тебя и поздравить с чудесным спасением. Предупреждаю — она считает тебя бессовестным существом, вызвавшим всеобщую суету, зря затруднившим полицию и, конечно, обеспокоившим бедного папу. К счастью, он настоял, что тебе надо позволить отдохнуть. Эта женщина была уже на полпути наверх, когда отец остановил ее!

— Но она не поднялась, — заметила Кэт. — Спасибо тебе, Илайза, за то, что сохранила мой секрет.

Илайза засмеялась:

— Временами кажется, сестричка, что мы вдвоем против всего мира. Эта скверная женщина делает нашу жизнь еще более жалкой.

— Ну, — промолвила Кэт, — она приносит отцу некоторую радость.

Илайза фыркнула.

— Она льстит ему, а потом забирает его работы, оставляет ему несколько шиллингов и…

— И что? — спросила Кэт.

— Она бегает за ним, — сказала Илайза.

— За ним? Папа — бедный художник.

— И очень красивый мужчина. К тому же талантливый, как мы обе знаем… но художники часто умирают задолго до того, как их гений признают. Не знаю почему, Кэт, но я не доверяю этой женщине. Она не пошла с нами, когда мы пришвартовали лодку, но вернулась к вечеру, изображая, будто беспокоится о тебе! Я, конечно, подслушивала, притворившись, будто мы обе легли спать. Думаю, она хочет убрать с дороги нас обеих и выйти замуж за отца!

— Это не имеет смысла, — сказала Кэт. — В конце концов, она леди Доз, а папа хоть и великий художник, но бедный.

— Иногда талантливые люди становятся известными при жизни, — заметила Илайза. — Я уверена, что леди Доз видит папин талант, а то, что она леди, не означает, что ей не нужна поддержка.

— Временами я думаю, что она, должно быть, получает за папины картины гораздо больше, чем отдает ему, — с беспокойством сказала Кэт. — Конечно, она говорит папе, что работает за маленькие комиссионные…

— Я тоже так считаю. Она обкрадывает его.

— Вряд ли она находится в жалком состоянии, ведь она была замужем за лордом Дозом.

— Но лорд Доз имел сына от первой жены. Сын унаследовал его состояние, и я уверена, что он презирает свою мачеху. Я бы на его месте так и делала!

— Ты знаешь это наверняка?

— Нет, просто догадываюсь. Кстати, сын — Элфред Доз — ходит в университет с твоим красавчиком.

— В самом деле?

— Да. Но я никогда не видела, чтобы он плавал под парусом, — задумчиво промолвила Илайза.

— Может быть, он ненавидит воду.

— Может быть. Или у него другие интересы. — Илайза пожала плечами. — Просто в этой женщине так много… пугающего. Сначала это не имело значения. Казалось, что она всего лишь любит искусство. Но потом ее намерения в отношении папы стали все более очевидными. И знаешь, что я слышала?

— Что?

— Что в ее прошлом был какой-то скандал. Что от лорда Доза едва не отреклась семья, когда он женился на ней. Но его отец умер, прежде чем успел лишить его наследства.

— Где ты это слышала?

— В одном из магазинов тканей.

— Сплетни! — заявила Кэт.

— Да, но дыма без огня…

— Моя дорогая сестра, думаю, мы должны смотреть в лицо факту, что она не нравится нам, а мы ей, но приходится притворяться, будто все прекрасно, — ради папы. И каково бы ни было ее прошлое, она хотя и не художница, но разбирается в живописи. Леди Доз находит и продает работы других, — напомнила Кэт. — Так она зарабатывает на жизнь, а мы стали жить лучше, чем когда папе приходилось самому продавать свои картины.

— Думаю, ей мало такого заработка. Она обкрадывает и других неизвестных художников, помимо папы, — сказала Илайза.

— Ну, — практично заметила Кэт, — мне леди Доз тоже не нравится. Но мы обе взрослые и вскоре уйдем, либо чтобы искать средства содержать себя, либо чтобы выйти замуж. Поэтому, хотя мы не доверяем ей и не любим ее, но если она делает папу счастливым…

— Она злая, — настаивала Илайза.

— Злая! — Кэт засмеялась.

— Да, злая. — Илайза была искренне расстроена. — Папа не сознает собственного таланта. Он не ходит в галереи и не требует признания своих работ, а леди Доз внушает ему, что только она может сделать из него истинного художника. Конечно, это полная чушь. Более того, она заводит разговоры о том, чтобы он отправил нас учиться во Францию или Германию — места, где дочери таких людей могут заработать на жизнь и на преподавателей. Я уверена, Кэт, что она хочет избавиться от нас обеих. Только сегодня вечером леди Доз говорила о школе для молодых женщин в Швейцарии, куда папа мог бы себе позволить послать нас, так как студенты зарабатывают уборкой и мытьем полов! Думаю, она ненавидит нас обеих, но тебя больше, так как я всегда была более покорной. Ты должна быть осторожной, Кэт, потому что она хочет, чтобы ты уехала. — Илайза вздохнула. — Если только…

— Если только я не стала бы более приятной и учтивой с ней и согласилась бы выйти замуж за человека по ее выбору? — Кэт вздохнула и покачала головой. — Это только мечта, если и когда… не важно. И не бойся. Я не опасаюсь леди Доз. Она не причинит мне вреда! А что касается остального… я буду просто мечтать, — сказала Кэт.

Илайза уставилась на нее с таким беспокойством, что Кэт обняла сестру.

— Со мной все в порядке. Но я действительно устала. Давай ляжем спать, ладно?

— Но, Кэт, неужели ты не видишь? Сегодня вечером твоя мечта едва не разбилась вдребезги. Папа в ярости. Мы живем не в том же мире, что Дейвид Тернберри.

Кэт фыркнула:

— Леди Доз находится на его границе!

— Не в хорошем смысле слова. Ты все мечтаешь, дорогая сестра, покуда я… — Илайза засмеялась. — Я бы тоже мечтала, пообедав с таким знаменитым человеком, как Хантер Мак-Доналд!

— Знаменитым также в скандальном смысле!

— В некотором роде, но он ничего не делает исподтишка. Он хранит секреты, только защищая честь женщины. В то время как леди Доз…

— Мы все видим, слышим и даже верим в то, что выбираем, — печально промолвила Кэт. — Как бы то ни было, пора спать. И ты должна пойти с папой вернуть это платье. Не думаю, что Хантер выдаст меня, но… тебе надо быть там, чтобы защитить меня от последствий сегодняшнего вечернего эпизода.

Илайза засмеялась:

— Ну и ну! Я встречу такого знаменитого и очаровательного человека!

— А я… останусь дома. И помечтаю еще немного, — сказала Кэт.

— Если я по-настоящему знаю тебя, ты будешь придумывать другой способ подобраться к твоему Дейвиду!

— Такая мечта едва ли осуществима. Ну, давай спать!

Но пытаться заснуть и спать — это совсем разные вещи.

Сначала Кэт позволила себе тихо поплакать в подушку. Она была так близко к исполнению своей мечты…

Потом она повернулась и затихла, уставясь в потолок.

Илайза была права. Она хорошо ее знала.

Кэт не должна быть побежденной. Дейвид собирался сесть на корабль и отправиться в долгое, долгое путешествие, а потом провести сезон в жарких песках Сахары. Его утонченной невесты все это время не будет рядом. Он не женится, пока не вернется.

Сколько событий может произойти до этого!

Засыпая, Кэт решила, что, когда Дейвид покинет Англию, она последует за ним.