Прочитайте онлайн Безрассудная | Глава 16

Читать книгу Безрассудная
2818+2150
  • Автор:
  • Перевёл: В. В. Тирдатов

Глава 16

Уже близились сумерки, когда на третий день на горизонте появились всадники.

Камилла и Кэт только что вышли из «пустынной ванны», как они называли свой маленький водоем. Казалось, всадников не меньше десяти.

Они остановились на небольшом холме над их лагерным зданием, где стояли Брайан и Хантер, тоже глядя на горизонт.

— Кто это? — спросила Камилла.

Брайан повернулся к ней.

— По-моему, это леди Маргарет, — ответил он.

— Их так много! — воскликнула Кэт.

— Лорд Эйври никогда бы не позволил ей отправляться в пустыню без эскорта, — пояснил Хантер. — Большинство всадников, очевидно, охранники.

Его слова оказались правдой. Вскоре всадники подъехали к ним — большинство были вооруженные мужчины в национальной одежде, с развевающимися шарфами.

Эмма, расстроенная и усталая, также сопровождала леди Маргарет.

Как и Артур Конан Дойл.

Прибытие молодой леди вызвало всеобщее возбуждение. Все юноши соревновались друг с другом в усилиях проследить, чтобы она имела все, в чем нуждалась. Эмма, с непривычки устав, стонала, и Али позаботился, чтобы ей дали стул и солидную порцию виски.

Кэт, обняв Маргарет, с радостью приветствовала Артура Конан Дойла. Он тоже казался обрадованным, увидев ее снова.

— Удивительно! Просто удивительно! — одобрил он Хантера и Брайана, когда те подошли к нему через открытое ими строение.

— Вижу, друг мой, что вы уже в уме пишете книгу! — засмеялся Хантер.

— Ну, ум как склад, не так ли? — заметил Артур.

Визитеры привезли свежие припасы, хотя им вполне хватало собственных: ягненок, которого поджарили на открытом огне, и несколько пирогов, словно только что вытащенных из печи. Вечер был приятным.

Рабочие, как всегда предупредительные, оборудовали для леди Маргарет отдельный уголок, с койкой и всеми возможными удобствами. Артур присоединился к мужчинам, а Эмме выделили маленькое пространство рядом с уголком леди Маргарет. В ту ночь Кэт заснула, как только опустилась на свой матрас на твердом полу. Когда пришел Хантер и приходил ли он, она не знала.

На следующее утро леди Маргарет сидела на песке на стуле с брезентовой крышей, сооруженной над ее головой. Рядом стоял маленький столик с кувшином воды. Она наблюдала за происходящим.

Кэт поблизости делала эскизы, с каждым днем открывая, что ее все больше увлекает искусство рисовать людей. У рабочих были такие удивительные лица! Вот Али, такой гордый и красивый, и вот другие, изможденные работой, и у всех такие благородные черты!

И конечно, члены экспедиции.

Кэт нарисовала Камиллу, работающую в раскопе и с улыбкой поднявшую взгляд, когда муж подошел к ней. Между этими двумя было столько нежности! Кэт критически смотрела на свою работу и была рада удостовериться, что карандаш поймал настроение.

— Можно мне посмотреть, Кэт? — взмолилась Маргарет.

— Конечно!

— Прекрасно! — Потом Маргарет вздохнула. — Как вы все это выдерживаете? — прошептала она.

— Что именно?

— Пребывание здесь. Это кошмар!

Кэт удивилась:

— Здесь не так уж плохо.

— Кровать ужасна!

— По крайней мере, у вас есть кровать, — засмеялась Кэт.

В нескольких ярдах, где копали рабочие, внезапно послышался крик. Кэт вскочила на ноги.

— Они что-то нашли! — воскликнула она.

Вместе с Маргарет она побежала туда.

Один из рабочих возбужденно кричал что-то по-арабски; рядом Хантер и Брайан разгребали руками песок.

— Здесь что-то есть! — воскликнул Брайан.

— Возможно, только пустая камера, какие мы уже находили, — пробормотал Хантер, — а может, и нечто большее. Маргарет, вы принесли нам удачу!

— Как чудесно! — Маргарет посмотрела на свои туфли и подол юбки. Они были покрыты песком. — Тогда я отойду, чтобы вы могли продолжать.

— Думаю, мы выпьем чаю, а затем продолжим, — предложил Хантер.

— Перерыв? — воскликнул Роберт Стюарт. — Но, сэр Хантер, мы же на грани открытия!

— Пустыня велика, и в ней можно найти многое. Эта находка никуда не убежит.

Возвращаясь в лагерь впереди рабочих, Кэт обнаружила Артура сидящим на площадке у костра, где постоянно согревался чайник. Он набрасывал что-то в блокноте.

— Они что-то нашли, — сообщила ему Кэт.

Артур поднял веселый взгляд.

— Я слышал шум.

— Но вы не прибежали!

— Думаю, пройдет еще немало времени, прежде чем что-то стоящее удастся обнаружить. — Он улыбнулся, затем слегка нахмурился. — Вы видели последние газеты?

— Я слышала, что нашли редкого скарабея и что ростовщик был убит.

— Вот как?

— Значит, вы имели в виду не это?

Артур покачал головой и достал газету на английском, печатаемую, очевидно, для туристов в Египте.

— Они дали имя местной тайне, — сказал он.

— И это… — Она взяла газету.

Пока глаза Кэт искали статью, Артур сообщил ее содержание:

— Все это связано со жрецом, которого вы ищете. Тем, кто говорил с богами. Каирская полиция подозревает, что возник культ. Эти люди называют себя хатшетианами. Предположительно, они верят, что дух жреца живет в песках пустыни и что он призывает их объединиться для защиты Египта. Поймали парня, укравшего экспонаты из Каирского музея. Отбиваясь от полицейских, он кричал что-то о мести хатшетиан. К сожалению, его застрелили в схватке, поэтому об обществе известно очень мало.

— Как странно. — Кэт покачала головой. — Зачем красть из Каирского музея, если пытаешься сохранить Египет для египтян?

Сзади подходили остальные. Артур приблизил голову к Кэт.

— Вот именно. Поэтому, если дело не в том…

— Можно исповедовать культ не для того, чтобы спасти Египет?

— Я о том же. — Он заговорил быстрее. — Думаю, что кто-то — по крайней мере, организатор, новый верховный жрец — использует это для собственной наживы.

— Группа крадет сокровища и продает их на черном рынке, — предположила Кэт.

— Это было бы логичным объяснением, — заключил Артур.

Потом он умолк. Подошел Аллан Бекенсдейл, стряхивая с волос пыль.

— Какое событие! Это просто замечательно! — воскликнул он. — Но что касается чая, сэр Хантер прав. Нужен отдых, чтобы продолжать копать, несмотря на солнце, песок и ветер.

Беседа за едой была оживленной — все гадали, на что они наткнулись.

— Помните, мы думали, что нашли что-то сразу, как прибыли на это место, — подсказал Хантер.

— Но помещение было возле самой поверхности! — возразил Дейвид. — И абсолютно пустое.

— Очевидно, это склад, — настаивала Камилла. — Чем еще это могло быть?

— Морг? — предположил Артур.

— О! — с испугом воскликнула леди Маргарет.

— Нет-нет, Артур. Мне так не кажется, — возразила Камилла.

— Подумайте, леди Камилла! Все эти закоулки, коридор… Где найти лучшее место для хранения тел после удаления мозгов и… — Он поймал взгляд шокированной Маргарет и добавил: — Здесь удобно хранить их в различных солях, которые использовали древние. Они ведь не просто заворачивали трупы. Сначала их высушивали, и это длилось около трех месяцев.

— Значит… вы думаете, что занятое нами помещение было… местом для хранения тел? — спросила Маргарет.

— Артур, — вмешалась Камилла, — если бы это было так, я полагаю, что стены были бы исписаны молитвами, изображениями Гора и других богов.

— Думаю, Камилла права, — сказал Хантер. — Леди Маргарет, мы живем в древнем складе. Нечего выдумывать.

Маргарет казалась удовлетворенной. Дейвид встал и подошел к ее стулу. Он тихо заговорил с ней, держа ее за руку и словно уверяя в чем-то. Кэт интересовали только его слова.

Но когда она отвернулась от пары, то увидела, что на нее с непроницаемым лицом смотрит Хантер. Ее сердце упало, и она отвернулась и от него.

После чая Кэт вновь заняла место рядом с Маргарет. Пытаясь развеселить девушку, она нарисовала ее портрет. Сосредоточившись на своей работе, Кэт думала, как красива Маргарет. Рожденная в богатстве и знатности, она тем не менее всегда была добра и искренне заботилась о благе других. Хрупкая, как роза в пустыне. Так думала Кэт, накладывая тени, как учил ее Этуорти.

Кэт решила, что законченный рисунок — один из лучших, сделанных ею. Маргарет тоже была довольна.

— Как прекрасно, Кэт! Вы сделали меня такой красивой!

— Но вы действительно красивы, и, конечно, знаете это.

Маргарет снова улыбнулась:

— Я богата. И не хочу, чтобы меня любили ради моих денег.

— Клянусь, Маргарет, вы очень красивы!

— Благодарю вас. Но… видите этих парней?

— Рабочих?

Маргарет засмеялась:

— Нет, наших студентов! Аллана, Роберта, Элфреда… и Дейвида. Можете нарисовать их? Нарисовать такими, какими вы их видите теперь и какими видите вашим мысленным взором и душой?

Кэт боялась взглянуть на нее, подозревая, что Маргарет знает о чувствах, которые она ранее питала к Дейвиду. Но потом поняла, что просьба Маргарет вызвана совершенно иной причиной. Ее отец давил на нее, и ей хотелось сделать правильный выбор.

— Как пожелаете, — пробормотала Кэт и нахмурилась, думая, как приняться за дело.

— Если можно, рисуйте их рядом — одно лицо за другим, — попросила Маргарет.

Кэт повиновалась.

Первый — Роберт Стюарт. Прекрасное лицо, большие глаза, довольно узкие губы, вызывающая, но искренняя улыбка. Следующий — Аллан. Возможно, наименее красивый из группы, но с честными глазами и подлинной любовью к жизни и удовольствиям, даруемым ею. Затем Элфред, лорд Доз. Снова вызывающее лицо, худощавое, с выдающимися скулами. «Я такой, какой я есть, и весь мир принадлежит мне», — казалось, говорил он. И наконец, Дейвид. Вероятно, самый красивый, но, рисуя, Кэт видела его слабый подбородок, глаза, в которых постоянно таился страх, неуверенность…

Закончив, она передала этюдник Маргарет.

Маргарет тщательно изучила наброски.

— Благодарю вас, — сказала она.

Кэт взглянула на рисунки через плечо Маргарет. Что-то беспокоило ее в собственной работе, хотя она не знала, что именно.

Дейвид? Она изобразила то, что начинала видеть.

Аллан? Возможно, она сделала то же самое. Он нравился ей более других.

Роберт Стюарт? Ну, он считал себя в родстве с королевской династией.

И Элфред? В конце концов, он был лорд Доз.

Это его портрет беспокоил ее больше всего. Странно — ей должен был бы нравиться этот парень. Они оба презирали его мачеху.

Кэт ненавидела его не больше, чем Дейвида. В душе она была убеждена, что, если бы Хантер не вторгся в его дом той ночью, они бы отпустили ее. Дейвид примирился бы с тем, что она не может быть его любовницей. Они вели себя как испорченные школьники.

В своей основе они такими и были.

— Хм, — пробормотала Маргарет и посмотрела на Кэт. — Вы рисовали вашего мужа?

— Нет.

Маргарет рассмеялась:

— Вы должны это сделать.

— Я…

— Для меня, пожалуйста. Я была очарована им много лет! — призналась Маргарет. — Конечно, я никогда не осмеливалась рассказать отцу! И конечно, для него я была не более чем любимая маленькая дочка лорда Эйври. Хантер был вежлив, нежен, заботлив… но как я завидовала тем женщинам, на которых он смотрел с особым блеском в глазах! О, простите, я говорю о вашем муже. Конечно, я никогда не видела, чтобы он обращался с кем-нибудь, как с вами. Кроме…

— Кроме кого?

— О, не важно.

— Маргарет! Это нечестно!

— Да, и я искренне сожалею. Но молодые женщины хорошего воспитания не должны сплетничать подобным образом!

— Я не молодая женщина хорошего воспитания в том смысле, какой вы имеете в виду, и следовательно, вы вполне можете закончить вашу мысль!

Маргарет снова рассмеялась:

— Вы так решительны и страстны! Поэтому Хантер так любит вас.

— Маргарет!

— О, до вас, конечно, доходили слухи. К счастью, слух ничего не значит. Все в Англии знают, что Брайан Стерлинг превратился в отшельника и монстра после гибели его родителей. И что произошло, когда Камилла встретила его. Но в то время Хантер думал, что Брайан действительно лишился рассудка, и боялся за Камиллу. Он пытался отпугнуть ее, отвести от Брайана, так как искренне беспокоился. Странно, потому что Хантер был орудием помощи Брайану, когда правда стала известной. И оба быстро сделались лучшими друзьями. У них так много общего. Но, честно говоря, я никогда не видела, чтобы Хантер держался с кем-нибудь, как с вами. Поэтому… как я сказала, это всего лишь глупая сплетня. Он так любит вас, Кэт!

Кэт молчала. Она не могла сказать Маргарет, как та ошибается.

— Спасибо за ваши слова.

— Нарисуйте для меня Хантера. Понимаете, он мой хороший друг. И я очень хочу иметь его портрет.

Кэт повиновалась. Она рисовала Хантера, каким он ей открылся. Свет в его глазах, иногда насмешливый. Твердый подбородок. Скулы, лоб, легкая улыбка. И его сущность, в которой соединялись гордость, страсть и сила. Он был необычайно красив — возможно, она не осознавала этого, пока не изобразила его лицо собственной рукой.

— Чудесно! — воскликнула Маргарет. — Вы должны показать портрет мужу.

— Нет!

— Почему? Ему это понравится!

— Нет, Маргарет! Умоляю, не показывайте Хантеру рисунок!

И тогда Маргарет ошарашила ее своей прозорливостью:

— Кэт, вы испытывали глупую привязанность к Дейвиду, но… все понимают, что это осталось далеко позади! — Она огляделась вокруг. — Дейвид видит это, и, полагаю, его сердце разбито. Потому что он никак не может принять решение. — Маргарет вздохнула. — Я бы хотела, чтобы меня любили ради меня самой, а не ради денег. И я бы никогда не выбрала мужа, который хотел жениться на мне потому, что я дочь богатого лорда Эйври.

Кэт замерла, восхищенная умом молодой женщины, которую считала легкомысленной. Она отложила рисунок и тепло обняла Маргарет.

Они немного помолчали. Маргарет встала.

— Эта жизнь, возможно, для вас, но не для меня! Завтра я возвращаюсь в отель.

— Но, Маргарет…

— Я действительно наслаждаюсь в «Шепердсе». И там так много гостей! Постоянно знакомишься с очаровательными людьми. — Маргарет поежилась.

Становится холоднее, подумала Кэт. Переходы от жары к холоду были удивительными. Но в пустыне это случалось достаточно часто.

Свет начал меркнуть — пришло время собирать карандаши и этюдники. Маргарет помогла ей, и они вместе направились к лагерю.

Кэт не знала, что Али покидал их. Но вот увидела его скачущим назад по пустыне.

Маргарет ушла к себе.

Хантер все еще сидел на каменной плите, которую они отрыли ранее, и Али поехал прямо к нему. Он спешился с ловкостью опытного наездника, и Кэт подумала, что ей следует нарисовать и его.

Ее лоб наморщился, когда она наблюдала за ними. То, о чем говорил Али, очевидно, беспокоило Хантера, который слушал его с напряженным вниманием. Когда Али умолк, Хантер поднялся и они отошли в сторону.

— Кэт!

Она повернулась. Камилла стояла рядом, с мылом и полотенцами в руках.

— Вокруг водоема выставлена охрана. Попробуем избавиться от пустынной пыли?

— С удовольствием! — ответила Кэт, которая всегда была рада воде.

Она посмотрела на Хантера и Али. Теперь говорил Хантер, а Али кивал. Кэт последовала за Камиллой.

— Я видела ваши новые рисунки, — сказала Камилла. — Портреты. Вы прекрасно изобразили Брайана и меня. Я бы очень хотела иметь эту работу.

— Конечно!

Камилла покачала головой:

— Никогда не предполагала, что у вас такие способности.

— Мой отец художник.

— Да, чудесный художник. Но вы тоже.

— Профессор Этуорти многому меня научил.

— Я в этом не сомневаюсь. Но ваш талант всегда был при вас.

— Мне всегда нравилось рисовать и наблюдать за отцом. Он гораздо лучше работает маслом, чем я.

— Ну, я думаю, каждый по-своему уникален. У вас поразительная способность запоминать и наносить на бумагу то, что видели раньше.

Кэт печально усмехнулась:

— Как сегодня. Я предполагала рисовать раскопки, а мне приходится запечатлевать одно лицо за другим.

— Я уверена, что вы отлично справитесь.

Камилла поблагодарила рабочих, которые стояли на часах вокруг брезентовой ограды их «ванны». Сбросив брюки и рубашку, она нырнула в узкий, но прохладный и чистый водоем. Кэт последовала за ней.

— Можете себе представить? — сказала Камилла. — Брайан рассказывал мне о работе на раскопках, где не было воды и каждую каплю приходилось беречь для питья. Хотя, полагаю, я бы наслаждалась и этим. Мне все это так нравится!

— Это воодушевляет! — согласилась Кэт.

— Не каждого. Леди Маргарет отнюдь не выглядит счастливой.

— Она планирует вернуться в отель.

— Это самое лучшее. Мы тоже будем приезжать туда время от времени. Это медленная, трудная и утомительная работа.

Они задержались в воде дотемна, потом вышли, оделись и вернулись в лагерь. К тому времени ужин был готов — остальные ели или заканчивали еду и возвращали посуду. Хотя их рабочие были приспособлены для любого вида услуг, Брайан и Хантер устроили так, что каждый занимался своим делом и у всех за столом были свои «клиенты».

Кэт и Камилла только что закончили есть и убирали посуду, когда Хантер сделал удивительное объявление.

— Завтра группа направляется назад в отель, — сообщил он. — Леди Маргарет вернется к своему отцу с полным докладом о том, что здесь происходит. Мистер Дойл вернется к своей жене, а наши молодые люди поедут с ними и несколькими рабочими в качестве эскорта. Да, Кэт, ты тоже присоединишься к ним.

— Что?! — Она была сильно удивлена.

— Ты возвращаешься, — повторил Хантер.

— Но… почему? — осведомилась Кэт.

В группе воцарилась тишина. Для Кэт было очевидно, что все наблюдают за ними. Камилла притворялась, что оправляет юбку. Артур чесал затылок, глядя на огонь. Другие не утруждали себя притворной деятельностью.

— Потому что я так сказал, — ответил Хантер.

Кэт не хотела спорить с ним перед всеми, но просто уступать тоже не собиралась.

Она встала, приглаживая волосы.

— Мы обсудим это позже, — сказала Кэт и вышла из палатки.

Она была озадачена. Почему Хантер так стремился избавиться от нее? Настолько, что отсылает ее назад с Дейвидом.

Ей следовало знать, что Хантер последует за ней. Кэт не успела пройти и сотни футов, когда он взял ее за руку и повернул к себе.

И он был сердит.

— Не отрицай мою власть над тобой перед всеми, — потребовал Хантер.

— Тогда не высказывайся в такой манере! — отозвалась Кэт. — Я не хочу возвращаться. Маргарет, возможно, неудобно здесь, но мне — нет!

— Я хочу, чтобы ты вернулась в отель.

— Почему? Я все делала правильно. — Кэт подумала, что Хантер доволен тем, что ее тело ожидает его ночью. Она думала, что… ну, если он не любит ее, то, по крайней мере, наслаждается ею!

— Я объясню тебе. Очевидно, в этой местности возник культ, который становится все более опасным. Али уезжал собирать информацию. Совершена атака на лагерь к югу отсюда, ближе к Нилу. Та группа работала в гробницах цариц. Два человека были убиты.

Кэт покачала головой:

— Но ты здесь. И Брайан здесь. И Абдул, и Али, и… если ты не отошлешь их, Роберт, Аллан, Элфред и Дейвид!

— Ты возвращаешься назад, — упрямо повторил он. — И они тоже.

— А Камилла тоже возвращается?

— Нет.

— Тогда почему я должна…

Хантер сердито вздохнул:

— Потому что я так сказал!

— Но…

— Кэт! Ты как магнит для неприятностей. Я хочу, чтобы ты вернулась в отель.

Она судорожно сглотнула.

— Я не вернусь.

— Вернешься, поверь мне. Так или иначе.

Кэт представила себе унижение быть привязанной к спине лошади и таким образом удаленной из пустыни. Али неохотно выполнил бы подобное приказание, но сделал бы это. И никто не стал бы противиться власти Хантера.

Кэт была сердита и готова заплакать. Да, ее отсылают, чтобы спасти от нападения, но она была убеждена, что подлинная причина — в усталости Хантера от нее и в том, что она создавала слишком много осложнений. Кэт интересовало, что такого она сделала, чтобы заставить его так чувствовать.

— Ты выгоняешь меня отсюда? — спросила она.

— Безусловно.

Уходя прочь, Кэт бросила через плечо:

— Ты отвратителен!

— Ты должна быть счастлива. Ты уедешь со своим драгоценным Дейвидом. И меня не будет рядом.

— Да, но я уверена, что буду под охраной.

— Можешь не сомневаться. Али без колебаний убьет любого. Здесь очень строги в таких делах.

Кэт прошипела проклятие и направилась к лагерю, все еще думая, какой она совершила проступок, так настроивший Хантера против нее.

Кэт задержалась, глядя на ряды палаток, на луну, сияющую во всем блеске, на великие пирамиды вдалеке. Было пусто — очевидно, все ушли упаковываться. Все, кроме Хантера и еще нескольких человек.

Она поспешила по темному коридору к их комнате. Ей тоже надо собираться.

Кэт предпочла бы этого не делать.

Ей хотелось в сердцах швырнуть что-нибудь. Но бросать было нечего, кроме лампы, а она не желала оставаться одна в полной темноте. Вместо этого Кэт сама бросилась на матрас лицом к стене.

Она лежала, глядя в никуда и кипя внутри. Пришел Хантер, Кэт слышала, как он сбрасывает одежду, тушит свет и ложится рядом с ней. Почувствовав его руки на своей спине, она попыталась отодвинуться на дюйм, но двигаться можно было только в стену.

— Кэт… ты уедешь, — сказал Хантер, но его слова, несмотря на их смысл, не звучали жестко.

— Я уеду потому, что ты отсылаешь меня. Это твой выбор, — отозвалась Кэт.

— Ты дурочка. Я боюсь за твою жизнь.

— А как насчет Камиллы?

— Камилла не была за последнее время вовлечена в столько опасных ситуаций, сколько ты. И она забота Брайана. А ты — моя.

— Я не хочу ехать.

— Но ты поедешь.

— Тогда будь любезен, убери от меня свои руки.

Кэт была удивлена звуками его смеха — вызывающего, но в большей степени горького.

— Значит, весь мир — сделка для тебя? — осведомился он.

— Нет! Да! Может быть… Не знаю. Хочешь знать правду? — сердито спросила она.

Хантер повернул ее лицом к себе. Кэт явственно ощущала властность в его голосе, когда он тихо произнес:

— Правду? Я никогда не рискую правдой, любовь моя. Но мы не расстанемся так.

Кэт была удивлена, узнав, что гнев может быть таким мощным афродизиаком. Больше всего ей хотелось оставаться безучастной к его прикосновениям, притворяться, что они ничего для нее не значат. В действительности же Кэт стремилась запомнить каждый момент их занятий любовью — запах его обнаженного тела, касания пальцев, каждый поцелуй и ласку. Она не думала, что способна отвечать с такой страстью, что ей покажется самым главным в жизни соблазнять и возбуждать.

И все же потом не было ничего, кроме молчания. Ни слова. Кэт чувствовала, что Хантер лежит без сна, как и она. Но страсть ушла, и он был далеко. Он даже не привлек ее к себе.

Наступило утро, и Хантер ушел.

Кэт не узнала, с какой любовью он смотрел на нее, сидящую на маленькой кобыле, не желая даже бросить взгляд в его сторону.

Она не узнала, как он был обеспокоен. Хантер рассказал ей о нападении на другие раскопки, но умолчал о худшем.

Франсуаза, та самая девушка из отеля, была найдена в пустыне с перерезанным горлом; ее кровь окропила пески. Кэт узнает об этом достаточно скоро. О трагедии говорил весь Каир. Но она уже будет в отеле. Лорд Эйври присылал сообщения, и Хантер отвечал на них, умоляя его оберегать Кэт, как собственную дочь. И Итан будет рядом с ней.

Хантер все еще не доверял Дейвиду и его друзьям, но эти молодые люди тоже были отправлены назад, так он решил, посоветовавшись с Али, Абдулом и Брайаном. К тому же они не могли быть виновны в нападении на другой лагерь. Он отсылал женщин в сопровождении большого количества рабочих, Дейвида и его друзей, а также Итана и Али. Только целый отряд мог бы остановить злоумышленников.

Кэт не смотрела на него, но он подошел к ней и взял ее за руку.

— Я буду в городе примерно через неделю.

— Вот как? — отозвалась она с полным отсутствием интереса, освобождая руку.

— Кэт, это необходимо.

— Вовсе нет.

— Ну, любовь моя, будь осторожна, и удачного тебе путешествия.

Он не попытался поцеловать ее на прощание и всего лишь просигналил Али. Караван тронулся в путь.

Когда последняя лошадь скрылась из вида, к Хантеру подошел Брайан.

— Этот культ серьезен, — сказал он. — Людей убивают в открытую.

— Вы действительно думаете, что эти люди верят, будто древний жрец призывает их?

— Нет, а вы?

— Абсолютно нет. Думаю, это организовано. И… — Хантер заколебался.

— Что?

— Этот египетский культ создал кто-то из британцев.

— Да, возможно, но меня беспокоит то, как это связано с событиями во время нашего путешествия. Камень в Колизее, змея в комнате в Риме… даже происшедшее ранее.

— Не знаю. Жаль, что Артур уехал с остальными. Его сила дедукции могла бы принести огромную пользу!

— Вы не должны сердиться, — сказала Маргарет, едущая рядом с Кэт. — Это к лучшему.

— Я не сержусь.

— Еще как сердитесь! Вы просто в ярости.

— Для этого нет причин.

— Есть. Хантер верит, что вам грозит настоящая опасность.

Кэт покачала головой. Она начала было говорить, но сразу умолкла. Бесполезно — Маргарет не понимала сути их отношений.

Али скакал впереди, и каждый раз, когда на их пути возникала дюна или другое препятствие, даже дерево, он велел останавливаться и посылал вперед всадников. Кэт была уверена, что это сделает бесконечную поездку еще длиннее, но Маргарет сказала ей, что это не так далеко, как она думала. Она ехала на раскопки с верблюдами, нагруженными припасами. Сейчас это была только группа лошадей, которые двигались гораздо быстрее.

— Ну, я думаю, наши молодые люди, возможно за исключением Аллана, будут рады вернуться ненадолго в город, — промолвила Маргарет. — Вероятно, они предпочитают ночную жизнь в Каире одиночеству в песках.

— Я в этом уверена, — пробормотала Кэт, жалея, что она не в настроении и ей не хочется разговаривать. Ведь Маргарет искренне пыталась подбодрить ее.

Она повернулась к Маргарет, готовая улыбнуться, когда услышала пронзительные крики. Слева высилась дюна, из-за которой внезапно появились всадники.

Они были одеты во все черное, головы замотаны шарфами. Ничего, кроме глаз, не было видно.

Али выкрикнул какой-то приказ. Его люди окружили Кэт, Маргарет и Артура.

— Господи! — прошептал ехавший позади Дейвид. Он шарил в карманах, ища пистолет. Другое оружие было прикреплено к седлу.

— Дайте мне оружие, — попросила у него Кэт.

— Нет-нет. Я буду стрелять. Я защищу нас. Я мужчина.

— Дайте мне оружие! — крикнула она и, протянув руку, выхватила пистолет из кобуры на его седле.

Но к тому времени, хотя Кэт окружали люди Али, схватка уже началась. Поднялся ветер, песок слепил глаза. Внезапно Кэт услышала голос Маргарет и повернула лошадь в том направлении.

Неожиданно вокруг нее обвилась петля, стаскивая с лошади на песок. Он заполнил ее глаза и рот; она кашляла и каталась, все более запутываясь в веревке. Кэт увидела, что к ней подъезжает человек в черном, готовый забрать добычу.

Она подняла пистолет и выстрелила.

Человек упал.

На мгновение Кэт уставилась на него, потрясенная тем, что ей хватило духу стрелять и что она убила человека. Но на песке нельзя было оставаться. Ее бы растоптали лошади, которые были теперь повсюду.

Кэт с трудом поднялась, пытаясь что-то разглядеть сквозь песчаную пелену. Прямо на нее выезжал человек с поднятой саблей.

Она закричала и попыталась выстрелить снова, но оружие дало осечку.

Кэт подняла взгляд. Человек, опустив саблю, приближался к ней. В его свободной руке была веревка.

Она повернулась, чтобы бежать, но петля вторично захлестнула ее.

Кэт упала и покатилась по песку. А человек в черном протянул к ней руку.