Прочитайте онлайн Безрассудная | Глава 15

Читать книгу Безрассудная
2818+2061
  • Автор:
  • Перевёл: В. В. Тирдатов
  • Язык: ru

Глава 15

Утро выдалось хлопотным. Повсюду сновали дюжины египетских гидов и проводников. Верблюды, очевидно обеспокоенные суетой, издавали протяжные резкие звуки.

— Эй! Следите за большим верблюдом! — предупреждающе крикнул Аллан, когда Кэт проходила мимо. — Он все время пытается укусить меня.

— Аллан, говорите с ним поласковей, и вы отлично поладите, — посоветовала Камилла.

Она была одета в белую рубашку и юбку цвета хаки, которая в действительности оказалась широкими брюками. Одежда Кэт была аналогичной, но блуза была кремовая, а брюки — коричневые. Она надела мужские носки и безобразные ботинки, но, как ей сказали, они идеально подходили для пустыни. На ней также была шляпа — еще одна необходимая принадлежность, как заверил ее Хантер.

— Кэт! — окликнул Дейвид.

Он был с лошадьми, и она подошла к нему.

— Хантер сказал, что это ваша лошадь. — Дейвид указал на гнедую кобылу. — Красавица! — улыбнулся он.

Кэт улыбнулась в ответ. Сегодня даже Дейвид не мог ее встревожить.

— Очень красивая. И очень маленькая.

— Арабские лошади не такие большие, как английские, — информировал ее Дейвид.

— Эта достаточно большая, — промолвила Кэт, указывая на другую лошадь — красивое животное, играющее мускулами под темной шкурой, поблескивающей на солнце.

— Да, конечно. Лошадь Хантера, — пояснил Дейвид. — Хантер всегда получает все лучшее, не так ли?

Кэт не понравился сексуальный подтекст его слов.

— Кажется, здесь все лошади одинаково прекрасны. Мне также кажется, что вам следует выбрать одну лошадь и не смотреть на других каждую минуту. Как зовут кобылу?

— Алия, — ответил он и оглянулся. — Это Абдул. Он поведет караван.

Красивый араб сидел на верблюде, отдавая распоряжения рабочим в тюрбанах. Верблюды были тяжело нагружены всевозможными ящиками и сундуками. Но они казались достаточно крепкими, чтобы нести груз.

Внимание Кэт внезапно привлек спор между местным жителем и лордом Эйври. Лорд казался озадаченным — араб кланялся и извинялся, но на чем-то настаивал.

Лорд Эйври достал пачку купюр и передал ее арабу. Тот снова с благодарностью поклонился.

Один из проводников сел на лошадь рядом с Кэт. Он был молодым, с красивым лицом и миндалевидными глазами. Араб видел, что Кэт смотрит в его сторону.

— Вы знаете, что там произошло? — спросила она.

Он только склонил голову, и Кэт сообразила, что араб либо не понял ее, либо не намеревался ей отвечать, считая, что это не входит в его обязанности.

— Я Кэт, — сказала она, подогнав свою лошадь ближе.

Некоторое время араб молча смотрел на нее, потом заговорил:

— Леди Мак-Доналд, я знаю, кто вы. Я Али. К вашим услугам.

— Пожалуйста, объясните мне. Я впервые здесь.

Он вздохнул:

— Просто недоразумение. Молодые люди иногда забывают оплачивать свои развлечения. Некоторые из вашей группы были прошлой ночью в… ресторане Рашида. Рашид потребовал у лорда Эйври оплату. Ничего не случилось. Понимаете, здесь все продается.

— Благодарю вас, — сказала Кэт.

Араб кивнул, улыбнувшись. Он сразу ей понравился.

— В седло! — внезапно скомандовал Хантер.

— Подождите! — раздался крик с парадных ступенек отеля.

Маргарет, в розовом платье, со светлыми, уже выгоревшими на солнце волосами, стояла там, являя собой картину чистой женской красоты.

Она подбежала и обняла Кэт.

— Я приеду через несколько дней! — обещала Маргарет. — Когда вы все устроитесь!

Лорд Эйври последовал за ней. Лавиния опиралась на его руку, готовая пожелать всем удачи.

— Если что… — предупредил он Хантера и Брайана.

— Мы всего в дне пути, — успокоил его Хантер.

Лорд Эйври кивнул. Кэт видела, как Маргарет обняла и поцеловала остальных. Она задержалась около Дейвида, поцеловала его в щеку, затем поспешила назад.

Кэт гордилась, что смогла сесть на спину кобылы без посторонней помощи. Хантер сидел на большом арабском жеребце, словно рожденный в седле. Затем вместе с верблюдами, разбрасывающими вокруг песок, они тронулись в путь.

Кобыла была чудесной, как раз подходящей по размеру для Кэт. Ее походка была плавной. А какие виды открывались вокруг! Сначала городские улицы, люди, спешащие по своим делам, женщины с кувшинами воды на головах, дети, козы, куры в пыли…

Затем, покинув город, они въехали в пустыню. Она словно сверкала золотом. Торжественно высились пирамиды, в царственном великолепии восседал сфинкс. Солнце перемещалось от одной пирамиды к другой. Цвета незаметно менялись.

Первые два — возможно, даже три — часа путешествие было великолепным. Затем жара начала угнетать. Песок, казалось, постоянно сыпался в глаза и перестал выглядеть золотистым. Пирамиды больше не сверкали.

У Кэт болели ноги, но она решила не жаловаться. Ее горло пересохло, язык распух. Она чувствовала себя обваренной кипятком снаружи и внутри.

— Брайан! Хантер!

Слава богу! Это крикнула в нетерпении Камилла, ехавшая впереди.

— Мы должны остановиться… передохнуть минуту. Умоляю вас!

— Камилла, скоро маленький оазис, там пруд. Ты не можешь потерпеть пять минут?

— Пять минут? Конечно.

Разумеется, пять минут превратились в полчаса. Когда они подъехали к маленькому пруду, окруженному чахлыми финиковыми пальмами, Кэт боялась, что не сможет слезть с лошади, не упав наземь. Хантер был впереди с проводником Абдулом и Брайаном, изучая какой-то лист бумаги. Кэт не без трепета осознала, что это выполненная ею копия пропавшей карты Камиллы.

— Могу я помочь вам спешиться?

Кэт посмотрела вниз. Рядом был Дейвид.

Она сомневалась, что сможет сделать это сама.

— Да, благодарю вас.

Он осторожно обхватил ее за талию, придержал, пока она не обрела равновесие, потом отпустил ее.

— Спасибо, — поблагодарила она.

Дейвид предложил ей свою флягу. При первом же прикосновении воды к губам Кэт осушила ее до дна.

— Помедленнее! — предупредил он.

— Простите. — Она вернула флягу.

Дейвид усмехнулся:

— Я могу наполнить ее здесь. Вам только следует быть осторожной. Вы можете заболеть, глотая воду так быстро!

— Я это запомню.

Слегка пошатываясь, Кэт двинулась к пруду, спеша смочить в нем лицо. Камилла сидела на упавшей пальме, держа в руке шляпу и обмахивая ей лицо. Она улыбнулась Кэт:

— Очень жарко.

— А сейчас зима, — заметила Кэт.

— Будет легче, когда мы станем лагерем, — пообещала Камилла, и Кэт засмеялась, интересуясь, кто из них пытается утешить другую.

— Камилла, мы ищем место на основании моего рисунка? — с беспокойством спросила она.

— Не совсем.

— В каком смысле?

— Мы приблизительно знали, где нужно копать. Но карта давала ключ к тому, где можно найти кое-что еще. Посмотрите на песок. Что вы видите?

— Песок.

Камилла покачала головой.

— Видите, как он поднимается?

— Очевидно, усиливается жара.

— Нет-нет, это волны самого песка. Когда вы видите эти подъемы — даже самые слабые, — это означает, что что-то, вероятно, похоронено внутри. Возьмем сфинкса — никто не знает, как глубоко он зарыт. Пески пустыни безжалостны. Они могут скрывать целые города, холмы, утесы — все, кроме огромных зданий. Понимаете, мы знаем, что в этом районе были скальные формации. Не настоящие утесы, но формации, изменявшиеся тысячелетиями. Они создали естественное прикрытие для гробниц — Долина царей была местом, имевшим естественный рельеф. То, что мы ищем, полностью скрыто, но, когда оно откроется, это должен быть комплекс с комнатами и переходами, ведущими к другим комнатам.

— Понятно. И мы можем найти это, глядя на землю?

— Как сказать… здесь помогает карта. Были ключи, благодаря углам пирамид и более естественным границам. Вот тут и пригодятся ваши эскизы.

— По коням! — скомандовал Брайан. — Пора двигаться!

Кэт не была уверена, что она сможет так легко взобраться на лошадь второй раз. У нее слишком болели ноги.

Она посмотрела на кобылу, потом почувствовала, что за ней наблюдают, и повернулась. Там стоял Абдул — красивый проводник с блестящими темными глазами. Он кивнул ей, затем одним быстрым движением поднял ее и посадил на лошадь. Кэт поблагодарила его.

Они поехали дальше. Через минуту Кэт увидела, что к ней подъехал профессор Этуорти с этюдником в руке.

— Кэт, вы должны запечатлеть эти картины.

— Простите, профессор, но в данный момент я не вижу ничего, кроме песка. Завтра, обещаю вам…

Он печально покачал головой, цокая языком.

— Здесь так много всего! — И он двинулся дальше.

Через некоторое время они остановились для ланча — сладкого сыра, хлеба и воды.

Стоя у своей кобылы Алии, Кэт уже знала, что не сможет запрыгнуть на нее в третий раз.

Но когда она повернулась, Абдул снова был рядом. Кэт скорчила жалобную гримасу. Он кивнул и посадил ее в седло. Она опять поблагодарила его.

Начало темнеть. К удивлению Кэт, ей стало холодно, она поняла, что ей понадобится брезентовая куртка, которую Хантер потребовал положить в ее багаж.

Наконец Абдул крикнул что-то Брайану и Хантеру, и они остановились. Рабочие стали быстро спешиваться. В темноте звучали крики, и вьючные животные опускались на колени.

Кэт сидела на кобыле, не в силах пошевелиться.

На этот раз к ней подошел Хантер.

— Я говорил, что тебе понадобятся уроки верховой езды, — напомнил он.

Она кивнула.

— Ты не хочешь слезть?

— Я не могу!

Хантер протянул руки и прижал ее к себе.

— Одну минуту! — взмолилась Кэт. — Хантер, я в ужасном состоянии! Я не смогу помочь с палатками, с распаковкой, с приготовлениями, с…

Он очень нежно взял ее за подбородок и заглянул в глаза. Зрачки Кэт расширились. Она никак не ждала от него такой спонтанной реакции!

Они остановились в маленьком оазисе. Здесь было больше деревьев и странный накат из песка, почти образующий естественный барьер. Дюжина палаток была уже установлена, прикрытая стеной, вокруг маленького источника.

— О! — воскликнула Кэт.

— Мы что-нибудь поедим, а потом ляжем спать, — сказал Хантер.

— Чудесно! Где наша палатка?

Он указал в дальний конец, где стояли две большие палатки, а по сути тенты. Никаких стен. Они напоминали веранду.

Кэт повернулась, чтобы уйти, желая только одного — лечь спать. Но Хантер потянул ее назад.

— Нет. Сначала ужин.

Развели огонь, и вскоре в воздухе разнесся запах стряпни. Кэт не сознавала, насколько она проголодалась. Один из работников пытался поворачивать мясо на вертеле и одновременно помешивать в горшке.

Кэт подошла к нему.

— Можно мне? — Она не была уверена, что он понял ее, поэтому потянулась за ложкой. Мужчина нахмурился. — Простите, я голодна, — извинилась Кэт. — Позвольте мне помочь!

Кэт широко улыбнулась и взяла ложку. Мужчина перенес внимание на вертел.

Абдул подошел к ним и начал горячо говорить с арабом, который пожал плечами.

— Абдул! Я хочу помочь. Мы же здесь все вместе, — сказала Кэт, не зная, понимает ли он.

Она услышала смех и несколько слов по-арабски. Хантер стоял рядом, что-то внушая проводнику. Абдул посмотрел на Кэт и пожал плечами.

Кэт продолжала помешивать ложкой в горшке. Хантер отошел, очевидно ища посуду.

— Что все это значит? — спросила у него Кэт.

— Они не привыкли к помощи — вот и все.

— Я никого не оскорбила?

Хантер засмеялся:

— Нет, пока ты ограничиваешь свою помощь, работая ложкой. Но тебя хочет видеть Камилла — ее интересует, не можешь ли ты добавить чего-нибудь к карте.

Он помог Кэт подняться. Другой араб подошел к ним и взял у нее ложку. У палаток горел огонь. На отрезке брезента были расставлены стулья.

Камилла держала этюдник, изучая его. Увидев Кэт, она протянула его ей.

— Сделайте что можете.

— Хорошо. — Кэт села и внезапно вспомнила то, что она видела на потерянной карте, — то, что ускользало до этого момента.

Маленькие водоемы. Такие же, у которых они останавливались ранее и находились теперь.

Добавив их, Кэт вспомнила еще кое-что. Она подумала о том, что Камилла говорила ей раньше о волнообразных песках, и нарисовала волнистые линии.

— Боже мой! — воскликнула Камилла. — Все лучше и лучше!

— Невероятно! — Брайан покачал головой.

Кэт добавила несколько окончательных штрихов, видя оригинал мысленным взором, как будто он лежал перед ней.

Она подняла взгляд. Над ее головой Хантер смотрел на Брайана.

— Сто ярдов к востоку! — сказал Хантер.

— Верно, — согласился Брайан.

Кэт не поинтересовалась, что именно она помешивала ложкой в горшке. Варево было вкусным, как и ягненок, поджаренный на вертеле, и хлеб. Она выпила воды и чашку вина — и все заботы словно рукой сняло.

Но огорчало отсутствие удобств, горячей ванны и свежих крахмальных простынь.

Кэт вошла в палатку, которую делила с Хантером, залезла под одеяло и мгновенно уснула.

Ничего тревожного не было в ее снах. Она не видела бесконечные пески пустыни, не слышала криков верблюдов и не чувствовала их запаха.

Ей снилось, что она снова в ресторане под звездами с видом на пирамиды. И Артур Конан Дойл был там. Он улыбался, но выглядел серьезным.

«Исключать невозможное. То, что останется, — правда, какой бы невероятной она ни казалась».

Тогда… что же было возможным?

Кэт проснулась от шума. Звуки казались отдаленными, и ей не хотелось, чтобы они ее беспокоили.

— Вставай, Кэт! Вставай! — Кто-то тряс ее за плечо.

Она нехотя открыла глаза.

Рядом стоял Хантер. Он уже привел себя в порядок, и от него приятно пахло.

— Мы перебираемся, — сказал он.

— Перебираемся?

— Нам посчастливилось уже в самом начале раскопок открыть строение внизу. Там можно отлично обосноваться.

— В гробнице? — удивленно воскликнула Кэт.

Он засмеялся:

— Нет, скорее это какой-то склад. Это означает, что мы на правильном пути! Поднимайся скорее!

Кэт встала, стряхивая с себя песок и желая снова очутиться в отеле «Шепердс».

Хантер заметил ее недовольство и улыбнулся:

— Право, это не так ужасно. Мы отлично устроимся. Рядом есть маленький водоем, и Абдул умудрился соорудить ограду. Перестань лениться! Ты увидишь, что новое жилище лучше.

Казалось, их проводники были волшебниками. Действительно, брезентовые полотнища укрыли от посторонних глаз драгоценный маленький бассейн со свежей водой. Камилла появилась одновременно с Кэт — ее лицо было гладким и чистым, волосы свободно рассыпались по плечам. На ней были брюки и простая рубашка, свидетельствующие о готовности участвовать в раскопках.

— Доброе утро! — весело крикнула она. — Кэт, приступаем. Вернее, мужчины уже начали, как видите. Мы займемся более легкой работой. — Камилла нахмурилась. — Брюки. Вам нужны простые брюки. У меня их много. Подождите, я принесу их вам.

Спустя четверть часа Кэт была умыта и переодета. Снова ее поразила скорость, с которой совершали свои действия рабочие. Брезентовые палатки разом исчезли. Неподалеку от места, где они находились, в песке виднелась расщелина. Древние ступени вели вниз.

Следуя за Камиллой, Кэт скептически огляделась вокруг.

— Откуда они знают, что это не гробница? — спросила она.

— На стенах нет рисунков и надписей о славной земной и загробной жизни покойного. — Камилла указала на смутные, потускневшие символы над дверью. — Это подписи рабочего, землекопа, строителя. Здесь хранились припасы. Но припасы должны храниться для чего-то, поэтому я думаю, что мы там, где должны быть!

— Это замечательно!

— Давайте поднимемся к зоне работ!

Прежде чем Кэт успела последовать за Камиллой туда, где работали мужчины, появились Хантер и Томас Этуорти. Преподаватель сжимал в руках этюдник.

— Мы зафиксируем каждый наш шаг, — заявил он.

— Кэт, — сказал Хантер, — тебе придется поработать над входом в помещение, которое мы нашли. Обрати особое внимание на символы над входом.

Она кивнула, и Этуорти заговорил снова:

— Пошли, пошли! Там, где они копали, есть маленький выступ — отличное место для художника!

Таким образом, первое утро Кэт было занято этюдами. Этуорти, сидя рядом, вносил поправки, и она была удовлетворена своей работой. Кэт так увлеклась, что забыла о времени и месте и рисовала, пока профессор наконец не постучал по ее плечу.

— Все делают перерыв для чая, — сказал Этуорти, передав девушке флягу.

Она поблагодарила его, осознав, что очень хочет пить. Солнце поднялось высоко. К счастью, Хантер настоял на шляпе.

В древней кладовой, куда не проникало солнце, оказалось гораздо прохладнее. Там были разбиты брезентовые палатки и внутри установлены походные кровати — всем предоставили «отдельные комнаты». Помещение было весьма обширным.

— Здесь может быть и серия туннелей, — заметил Хантер, когда члены экспедиции собрались внизу, расставили складные стулья и приступили к ланчу, передавая друг другу чайные чашки, хлеб, сыр и удивительно свежие и такие английские булочки. Но в действительности они, конечно, не продвинулись так далеко, как казалось. — Тут, безусловно, есть что исследовать, — сказал он Брайану.

По ступенькам спустился Дейвид, снимая шляпу и вытирая пот со лба; за ним следовал Элфред Доз.

— Господи! — воскликнул Элфред. — Должен сказать, меня впечатляет, сэр Хантер и лорд Карлайл, что вы выезжаете в Египет так часто! Это весьма утомительно.

— Просто солнце и жара. Мы не привыкли к этому, — сказал Дейвид с глуповатой улыбкой.

— Где Роберт и Аллан? — спросила Камилла.

— Идут. Роберт убежден, что ему достаточно копнуть чуть дальше и он на что-то наткнется.

— Мы можем копать дни, недели, месяцы, — предупредил Брайан.

— А когда мы сделаем открытие, то должны будем копать еще медленнее, — добавил Хантер.

— Мы ищем гробницу жреца Хатшета? — спросила Кэт.

— Совершенно верно, — ответил Хантер.

— Не странное ли это место для таких похорон?

— Нет. — Камилла встала и подошла к маленькому столику, установленному при входе. Она нашла перевод, который Кэт сделала в музее. — «Он, кто будет сидеть среди них». Я уверена, что имеются в виду фараоны, которые лежат в великих пирамидах, так как далее следует: «Он будет лежать в тени тех, кто строил царство».

— И к тому же у нас была карта, — сказал Брайан. Он говорил небрежным тоном, но Кэт заметила, как они с Хантером обменялись взглядом.

Она вспомнила их разговор с Артуром Конан Дойлом и его женой. «Исключите невозможное».

Но… где действительно все началось?

Кто-то пытался столкнуть Дейвида с яхты в тот знаменательный день, надеясь, что он утонет?

А потом…

Ничто не имело смысла. На борту яхты были Роберт, Аллан, Элфред и Дейвид. Все они студенты и лучшие друзья! Они могли стараться соблазнить молодую женщину и помогать в этом друг другу, но отсюда далеко до попытки убийства!

— Боже! — внезапно воскликнул Элфред Доз, глядя на этюды, сделанные этим утром. Он посмотрел на профессора, потом на Кэт. — Они…

— Работы моей протеже! — с гордостью сказал Этуорти.

Элфред Доз кинул на Кэт резкий взгляд и покачал головой с восхищением и удивлением.

— Это так похоже на натуру!

— То, что делает твой отец, Кэт, — сказал Хантер, — в твоем лице дало великолепные всходы.

— Спасибо, — пробормотала она.

— И вы смогли воссоздать карту, которую видели… всего несколько раз? — спросил Дейвид.

— Иногда я точно запоминаю, что видела. Боюсь, не всегда.

— Все же!..

Оживленно споря, вошли Роберт и Аллан.

— Я предупреждал тебя, что ты не найдешь дверь, ожидающую тебя, если вскопаешь еще несколько футов! — со вздохом сказал Аллан. — Все уже поели, и у нас не будет перерыва!

— Ты не должен был оставаться! Ты просто боялся, что я прав! — возразил Роберт.

— Вы можете отдохнуть целых пятнадцать минут, ребята, — засмеялся Брайан. — И вы забываете правило экспедиции. Мы команда.

— Вот именно! — сказал Брайан.

Роберт покачал головой:

— Не могу с собой справиться. Я хочу сделать великое открытие!

— Ну, тогда нужно найти гробницу и открыть, что в ней, не так ли? — Дейвид посмотрел на Кэт. — Мне кажется целесообразным следовать за молодой женой сэра Хантера. Кажется, у нее есть способности, которыми никто из нас не обладает.

Кэт невольно бросила быстрый взгляд на Хантера. Его лицо оставалось в тени.

— Думаю, Кэт будет рисовать, а не копать.

Он поставил свою чашку и направился к лестнице.

Позднее в тот же день, когда большая часть работы была сделана, Кэт отправилась в загон неподалеку от их маленького оазиса, где держали лошадей и верблюдов. Она нашла свою кобылу и приласкала ее и тут увидела неподалеку Али.

— Привет! — окликнула она его.

Он кивнул. Кэт поняла, что Али охраняет их животных. Она подошла туда, где он стоял в тени пальмы.

— Неужели в такой глуши нам угрожают воры?

— Леди Мак-Доналд, бедные всегда завидуют богатым. Точно так же многие стараются разбогатеть на работе, которую делают другие. — Али поколебался. — Раскопки происходят каждый сезон. Находят маленькие гробницы, и оказывается, что многие из них были ограблены столетия, даже тысячелетия назад. Прошлый сезон был тревожным. Предметы, найденные днем, ночью исчезали.

— Ну, — неуверенно заметила Кэт, — даже мы в каком-то смысле грабим гробницы древних.

Али посмотрел на нее темными миндалевидными глазами, словно не знал, говорить ему или нет. Потом он заговорил, и в его голосе слышались нотки презрения.

— Я видел, леди Мак-Доналд, как богатые англичане рассылали приглашения на распаковку приобретенных ими мумий! Тела использовали как топливо. Этот вид ограблений огорчает меня. Но мы бедная страна. Некоторые приезжают сюда искать наши сокровища, но решают, что наиболее важные должны оставаться здесь и что людям нужно компенсировать вывезенное из страны. Должны ли все сокровища оставаться здесь? Да, они принадлежат моей стране, моему народу. Можем ли мы позволить им всем оставаться тут? Нет. Поэтому я счастлив служить таким людям, как ваш муж и лорд Карлайл, ибо они не стремятся осквернить страну и людей. Буду ли я изо всех сил охранять это место? Да, так как воры — принадлежат ли они к моему народу или к чужому — грабят не только англичан, французов или немцев, но и мою страну.

Он умолк и покраснел.

— Извините.

— Нет-нет! Я так благодарна, что вы откровенно говорите со мной!

— Мне это не подобает.

Кэт покачала головой.

— Али, я… я не верю в разделение по статусу, классу или… — Она тоже покраснела. — Позвольте только сказать, что я считаю вас своим другом и благодарю вас за вашу дружбу.

Али склонил голову.

— Я работаю на вашего мужа с огромным удовольствием.

— Спасибо, — сказала Кэт и пошла назад к лагерю.

Уже заметно вечерело.

Камилла сидела одна перед помещением, которое они обнаружили, читая книгу и отхлебывая из фарфоровой чашки чай.

— Посмотрите внутрь, на этот зал… — Она указала вниз. — Это уже удивительное открытие, хотя на стенах почти ничего нет и сокровища отсутствуют. Я сидела там, пытаясь вообразить, для чего использовалось это место… Какие ценности здесь хранились? А может, тут, за столами, работали архитекторы, как работаем мы? Содержали ли комнаты сокровища или сами являлись таковыми? А возможно, их использовали как жилье для работников.

— Боюсь, вы знаете об этом в сто раз больше меня, — сказала Кэт.

— Да, но без вас, Кэт, мы могли бы застрять навсегда. Вы не можете себе представить, как вы нам помогли. Конечно, я помнила карту — ведь это я открыла ее смысл в музее. И кто мог вообразить, что она исчезнет? Но у меня нет вашей безупречной памяти. И я верю, что открытие будет очень важным. Простите, что я задерживаю вас, — вы выглядите изможденной!

— О, я убеждена, что привыкну к здешнему климату достаточно скоро, — заверила ее Кэт.

Она улыбнулась и двинулась к залу, на который указала Камилла. Приостановившись, Кэт оглянулась.

— Большое вам спасибо.

— За что?

— Вы заставили меня чувствовать себя не только желанной, но и полезной.

— О, дорогая моя! Разве вы не видите, что идеально подходите для нашей работы? И для Хантера?

Улыбка Кэт слегка увяла. Она была рада, что ее лицо скрывает темнота.

— Благодарю вас, — снова сказала она и двинулась дальше.

Кэт шагала по темному коридору, где ходили древние, и это слегка нервировало. Но впереди горела лампа, и она уверенно поспешила туда.

Однако, не входя в общее помещение, Кэт остановилась. Она услышала голос Хантера и поняла, что он разговаривает с Али.

— Сэр, я уверен, что это точное место, — говорил Али.

— Газета сообщает, что ростовщик был найден мертвым. Конечно, ты знаешь, что мы получаем эти новости достаточно поздно.

— Да. Но они, кажется, уверены, что предметы были в частной коллекции и только недавно попали в руки мертвеца. Мне кажется, скарабей, показанный на рисунке, был найден раньше в этом году около Дашура.

— Ну, как ты сказал, мы должны быть настороже.

— Мои люди хорошо натренированы, — заверил его Али.

— Ты и твой отец — одни из лучших людей, которых я знаю. Мы очень благодарны, что ты с нами.

Али что-то тихо произнес. Кэт осознала, что подслушивает. Она поспешила дальше по коридору, опасаясь, как бы ее не уличили в недостойном занятии.

Свет просачивался сквозь кусок брезента, служивший дверью. Кэт отодвинула брезент и увидела двух мужчин, а также внутреннее убранство помещения. Примитивный настил из одеял и подушек находился у одной стены, сундуки с одеждой ее и Хантера поставили напротив. У стола с масляной лампой стояли Хантер и Али; вокруг были расставлены стулья.

— Привет, — улыбаясь, обратилась Кэт к мужчинам.

Али склонил голову:

— Добрый вечер, леди. Простите мое вторжение. Я ухожу.

— Спокойной ночи, Али, — пожелала она.

Араб удалился.

— О чем вы говорили? — спросила Кэт у Хантера.

— О том, что нужно соблюдать осторожность. Но мы об этом уже знаем. Прости, я должен повидать Брайана.

Он ушел. Поколебавшись, Кэт сняла тяжелые ботинки, брюки и рубашку и аккуратно их сложила. В сундуке она нашла простую хлопчатобумажную ночную рубашку и надела ее.

Хантер не возвращался. Наконец Кэт легла в постель, устроенную на полу, и закрыла глаза. Потом открыла их снова. Прошлой ночью в брезентовой палатке под звездами она была истощена и быстро заснула. Сегодня ей было холодно.

Что древние египтяне делали в этих стенах?

Наконец Хантер вернулся. Кэт держала глаза закрытыми, но поняла, когда он погасил лампу. Стало лучше, когда она почувствовала рядом тепло его тела.

Спустя несколько минут Кэт ощутила прикосновение его пальцев, двигающихся по ее спине, и придвинулась ближе к нему.

Хантер повернул ее к себе. Она таяла под его поцелуями и неловкими движениями пыталась расстегнуть рубашку. Кэт слышала его дыхание, биение его сердца, чувствовала влажную плоть. Вот его сила внутри ее и, наконец, чудесная кульминация…

Засыпая, Кэт поняла, что слышит обрывки разговора. Некоторые из группы еще не спали, обсуждая сегодняшние раскопки.

Роберт… а потом голос Итана, спрашивающего, не нужно ли что-нибудь молодым людям, прежде чем он удалится на ночь.

Дейвид поблагодарил его и сказал, что нет.

Она вздрогнула, когда заговорил Хантер.

— Это беспокоит тебя? — осведомился он. Казалось, в его голосе было только вежливое любопытство.

— Нет, — ответила Кэт и отвернулась от него к стене.

Почему-то она была уверена, что он думает, будто она лжет. Ей хотелось сказать ему, что это не так, что она даже не знала о присутствии людей рядом с их спальней.

Но слова не изменили бы ничего. Он все равно бы не поверил ей.

Кроме того, Кэт была уверена, что ему все равно.