Прочитайте онлайн Без права на наследство | Глава III

Читать книгу Без права на наследство
3016+7807
  • Автор:
  • Перевёл: Ольга Валерьевна Чумичева

Глава III

Поставив второй прибор, Магдален ждала удар колокола, означавший время ужина, и скрывать нетерпение и любопытство ей было довольно сложно. Возвращение мистера Бертрама должно было изменить весь уклад дома. Возможно, племянник подвержен влиянию, от которого совершенно защищен старик? По крайней мере, надо прислушаться к их разговорам за столом, а там подсказка придет сама собой.

Наконец, прозвучал колокол, дверь открылась, и в комнату вошли два джентльмена.

Как и ее сестра, Магдален была поражена сходством между Джорджем Бертрамом и их покойным отцом, каким тот выглядел на портрете, сделанном в молодые годы. Светлые волосы, здоровый цвет лица, ярко-голубые глаза и прямая осанка воскресили в памяти Магдален образ отца. Она застыла, как громом пораженная, и заслужила короткий выговор от адмирала.

Вернувшись к обязанностям служанки, Магдален мельком глянула вновь на Джорджа Бертрама. Его лицо показалось ей озабоченным. Он уставился в свою тарелку, не поднимая головы ни на дядю, ни на горничную. Его явно обуревали серьезные мысли.

Одна перемена блюд, затем другая… но атмосфера за столом оставалась напряженной. Разговор между дядей и племянником не клеился, темы были незначительные, беседа то и дело обрывалась. Политика, революция, свержение с французского престола Луи-Филиппа, здоровье старого Мейзи, привычки собак – все перемежалось в виде коротких ремарок. Когда Магдален подала десерт, адмирал провозгласил тост за «мастера Джорджа». Ничего важного так за столом и не сказали. Но Магдлен не унывала: возможно, она услышит что-то существенное завтра или послезавтра, когда им надоест обсуждать французскую революцию и собак.

А тем временем джентльмены уселись у камина с бокалами вина и приступили к теме, которая так волновала Магдален.

– Еще кларета, Джордж? – предложил адмирал. – Ты не в духе.

– Я встревожен, сэр, – ответил Джордж, не наполняя заново бокал; он мрачно смотрел на огонь.

– Не сомневаюсь. Я и сам встревожен, честно говоря. Уже конец марта – и ничего не сделано! Твое время истекает третьего мая, а ты сидишь так, словно впереди у тебя годы на раздумье.

Джордж улыбнулся и все же налил еще вина.

– Значит, сэр, сказанное вами в ноябре было совершенно серьезным? Это ваше невыносимое условие?

– Ну, я не назвал бы его невыносимым.

– А разве нет? Я должен унаследовать состояние – и это вы заявили сразу и безоговорочно. Но я не получу и фартинга из денег несчастного Ноэля, если не успею жениться в установленное время. Впрочем, недвижимость достается мне безоговорочно – спасибо за доброту. Только неясно, как управляться с ней без денег. Очень странная ситуация.

– Не надо жаловаться, Джордж! У нас на флоте Ее Величества это не было заведено!

– Не хочу вас оскорбить, сэр, но нахожу странным такое условие. Это совершенно не похоже на ваш характер и образ мыслей – устанавливать нелепые ограничения, не давая никаких разъяснений. Если у вас с Ноэлем было какое-то тайное соглашение, прежде чем он составил завещание, почему бы вам не сказать об этом мне? Зачем эти секреты между нами?

– Нет у меня секретов, Джордж! – воскликнул адмирал, сердито хлопнув по колену. – Ты пытаешься разговорить меня. Я сказал, что есть условие, и я никому не стану отчитываться, что и как. Так что не старайся! Я нем как рыба. Он был хороший парень: хотел, чтобы у тебя были и деньги, и жена. Он дал тебе шесть месяцев на поиски невесты, вокруг десятки славных девчонок, ты совершенно свободен в выборе. И что? Ты сидишь сиднем и даже не пытаешься ни за кем ухаживать. Вместо этого пытаешь старого дядю, что да как. Бедные женщины! В мое время мужчины были настоящими, из плоти и крови, их привлекали хорошенькие девушки. А вы нынешние – просто ходячие механизмы.

– Повторяю, сэр, мне жаль, если я оскорбил вас.

– Ну-ну, не надо смотреть на меня таким тоскливым взглядом. Пей вино, и я тебя прощу. Я рад снова видеть тебя в Сент-Круксе, Джордж. Ты только посмотри на эти бисквиты! Повариха прислала их в честь твоего возвращения. Мы не можем обидеть ее, но не портить же вкус вина. Эй, – адмирал окликнул собак и сбросил им все четыре бисквита. – Прости, Джордж, мне действительно жаль, что ты не положил глаз ни на одну из этих славных девушек.

– Если бы вы только позволили мне объяснить, сэр, вы бы увидели мое поведение совершенно в новом свете. Я готов жениться хоть завтра, если леди согласится.

– Да ты настоящий дьявол! Значит, ты все же присмотрел себе девицу?! Во имя всего святого, почему же молчишь? Ладно, не важно, главное – ты нашел жену! Налей еще по бокалу. Итак, кто она?

– Прямо скажу, адмирал: в начале нашего разговора я признал, что встревожен…

– Она не из того десятка милашек, которых я тебе рекомендовал? Ага, мастер Джордж, вот теперь ты и вправду разволновался!

– Боюсь разочаровать вас своим выбором, сэр.

– Не тяни кота за хвост! Как я могу решить, одобрять или не одобрять твой выбор, если я понятия не имею, о ком ты толкуешь?

– Старшая дочь Эндрю Ванстоуна из Ком-Рейвена.

– Кто?!

– Мисс Ванстоун, сэр.

Адмирал поставил полный бокал на столик и нахмурился.

– Ты прав, Джордж, я не одобряю твой выбор, я на самом деле разочарован.

– Сэр, вас смущает ее происхождение?

– Помилуй Бог, от кого она там родилась – не ее вина. Ты отлично знаешь, против чего именно я возражаю.

– Дело в ее сестре?

– Конечно! Даже самый терпеливый человек будет возражать против ее сестры.

– Жестоко заставлять мисс Ванстоун страдать из-за ошибок ее сестры.

– Ошибок? Ты так это называешь? Какая у тебя гибкая память, Джордж, когда речь идет о твоих личных интересах.

– Называйте их преступлениями, сэр, если вам так угодно, но по отношению к мисс Ванстоун все это несправедливо. Ее жизнь и так трудна. Она проявляет столько терпения, она так мила, а ее отвага… едва ли одна женщина из тысячи может похвалиться таким мужеством. Спросите мисс Гарт, которая знает ее с самого детства. Спросите миссис Тиррел, у которой она служит…

– Да хватит, хватит! Прости, Джордж, но ты и святого из себя выведешь. Друг мой, никто не оспаривает добродетелей этой мисс Ванстоун. Возможно, она лучшая женщина на свете, вопрос не в этом…

– Извините, адмирал, но вопрос именно в этом, если ей предстоит стать моей женой.

– Послушай меня, Джордж. Прими в расчет не только свою, но и мою точку зрения. Что сделал твой кузен Ноэль? Стал жертвой злодейского заговора, и виновата в этом чертова сестра твоей мисс Ванстоун. Она была готова даже отравить его, когда он отписал ей в завещании изрядную сумму. Нам все это рассказала миссис Леконт, она сама нашла бутылочку с отравой в комнате этой особы. Если ты женишься на мисс Ванстоун, получишь в придачу и негодяйку в качестве члена семьи. Это позор и опасность. Кто знает, что она сделает в следующий раз? Подумай, Джордж! Ты хочешь сблизиться с такой женщиной?

– Вы изложили свой взгляд на ситуацию, адмирал, а теперь выслушайте меня. Я встретил молодую леди при весьма необычных обстоятельствах. Если бы я был моложе, я влюбился бы сразу и безоглядно, но теперь я старше и разумнее. Я не спешил, присматривался, и мое доброе впечатление лишь окрепло. Рядом с ней я чувствую себя счастливейшим человеком на свете. И все, кто имел с ней дело, подтверждают мое мнение. Единственное, что можно сказать против нее, это наличие неудачной сестры. И что же? Это должно уничтожить все добродетели мисс Ванстоун, которую я люблю? Напротив, контраст только усиливает ее очарование. Мое счастье будет зависеть от жены, а не от ее сестры. Полагаю, миссис Ноэль Ванстоун уже причинила достаточно бед. Я не хочу, чтобы она стала источником несчастий для моей любимой. Я взрослый человек и способен отвечать за свои поступки и свой выбор. Мисс Ванстоун – единственная женщина, на которой я могу жениться.

Адмирал встал и прошелся по комнате. Ситуация складывалась самая серьезная. Смерть миссис Гёрдлстоун уничтожила запасной вариант, предусмотренный тайным письмом Ноэля Ванстоуна. Если наступит третье мая, а Джордж еще не женится, дело обернется катастрофой. Остается чуть больше двух недель до публикации объявления о венчании в церкви Оссори. Адмирал по натуре был упрям, но в данном случае его слишком тревожили перспективы любимого племянника.

– Ты уже обручился с мисс Ванстоун? – спросил он внезапно.

– Нет, сэр. Я подумал, что обязан сперва обсудить все с вами.

– Весьма обязан. И ты оттягивал разговор до последнего момента? Думаешь, мисс Ванстоун ответит согласием?

Джордж колебался с ответом.

– Да черт побери твою скромность! Не время для сантиментов! Она согласится?

– Думаю, да, сэр.

Адмирал сардонически рассмеялся и еще раз прошелся по комнате туда-сюда. Потом резко остановился, засунул руки в карманы и замер в углу, погрузившись в какие-то мысли. Через несколько минут лицо его прояснилось, он быстро подошел к Джорджу, по-прежнему сидевшему у камина, и мягко положил руку на плечо племянника.

– Ты неправ, Джордж, но уже поздно что-либо менять. Шестнадцатого апреля нам надо разместить в газете объявление о помолвке и назначить день свадьбы в Оссори, иначе ты потеряешь деньги. Ты рассказал мисс Ванстоун о положении, в котором оказался? Или тоже оставил все на последний момент?

– Мое положение, сэр, настолько необычно, что леди может превратно понять мои мотивы. Я бы не хотел делиться с ней всеми подробностями. Я вообще не понимаю, как ей все это рассказать.

– Начни с ее друзей. Дай им понять, что речь идет о деньгах, они помогут убедить ее, если тебе трудно будет преодолеть ее щепетильность. Как долго ты будешь у меня на этот раз?

– Я думал провести здесь несколько дней…

– А затем вернуться в Лондон и сделать предложение? Тебе хватит недели, чтобы обо всем договориться?

– Если хотите, адмирал, я задержусь здесь на неделю.

– Не надо. Отправляйся завтра, не теряй времени.

Джордж в изумлении посмотрел на дядю.

– Тебя здесь ждали письма. Не было среди них послания от моего старого друга сэра Фрэнклина Брока?

– Было.

– Он приглашает тебя остановиться у него на ферме?

– Да, сэр.

– Хорошо, поезжай туда завтра с утра.

– Адмирал, вы совершенно ошибаетесь на мой счет. Моя привязанность к мисс Ванстоун от этого не ослабеет.

Адмирал Бертрам снова прошелся туда-сюда по комнате, а потом заметил:

– Всегда стоит попытаться.

– С этим не поспоришь, сэр.

– Ну и славно. Теперь выслушай мое предложение. Дай мне честный шанс! Не отрицаю: ты веришь, что мисс Ванстоун – единственная женщина на свете, способная сделать тебя счастливым. Не стану с этим спорить. Но насколько ты уверен в своих чувствах? Ты ведь не раз уже влюблялся в прежние годы. Некогда ты был сильно увлечен мисс Брок. Прошло не больше года. И она была среди тех, кого я рекомендовал тебе в качестве наиболее достойных невест.

– Сэр, вы путаете легкий флирт с серьезным чувством, – мягко возразил Джордж.

– Очень может быть. Но, Джордж, я знаю тебя с тех пор, когда ты ростом был не выше моего телескопа. Я прошу тебя только об одном – испытать свои чувства к мисс Ванстоун. Поезжай завтра на ферму к Броку, проведи неделю в обществе мисс Брок, а потом возвращайся в Сент-Крукс и скажи мне, как намерен поступить. Если ты подтвердишь свою решимость связать судьбу с мисс Ванстоун, с моей стороны больше не будет возражений. Наверное, тебе это кажется стариковским безумием, но больше я тебя ничем не стану беспокоить.

Адмирал вернулся к камину и снова положил руку на плечо племянника. Джордж пожал ее. Дядя давно заменил ему отца и стал самым близким человеком.

– Я выполню вашу просьбу, сэр, – серьезно ответил он. – Но предупреждаю, что эксперимент совершенно бесполезный. Впрочем, ничего не имею против недели на ферме Брока.

– Спасибо, Джордж, я рассчитывал на тебя, и ты меня не разочаровал. Если мисс Брок не избавит нас от этих трудностей, примем ситуацию такой, какая она есть. Налей-ка нам еще кларета. Что дают нынче в лондонских театрах? Мы на флоте всегда любили театр.

Остаток вечера разговор шел о пустяках. Адмирал лишь вскользь коснулся запретной темы, когда они прощались.

– Ты не забыл про завтрашний день, Джордж?

– Конечно нет, сэр. После завтрака я возьму легкую коляску.

На следующее утро мистер Джордж Бертрам покинул дом, и у Магдален не осталось шансов расположить его к себе.