Прочитайте онлайн Без права на наследство | Глава III

Читать книгу Без права на наследство
3016+7547
  • Автор:
  • Перевёл: Ольга Валерьевна Чумичева

Глава III

Едва ступив в комнату, где ее никто не ждал, Магдален заметила письмо. Ей хватило одного взгляда на адрес, чтобы все понять. Бледная и молчаливая, она присела у стола и взяла послание. Дважды она хотела было распечатать его, и дважды не решалась. Она смотрела на почерк сестры, и прошлое наяву вставало перед ней во всем его ужасе. «Что бы он думал обо мне, если бы знал все о моей былой жизни?» – думала она.

Наконец Магдален набралась отваги и вскрыла письмо. Внутри оказалось еще и второе послание, тоже написанное знакомой рукой, но его она отложила в сторону, сосредоточившись на словах Норы.

«Вентнор, Остров Уайт, 24 августа

Дорогая моя, любимая Магдален,

когда ты будешь читать это письмо, постарайся вообразить, что мы расстались лишь накануне, забудь о том, что происходило за время нашей разлуки, пусть все это останется в прошлом.

Меня предупреждали, как опасно волновать тебя или утомлять слишком длинным письмом. Осмелюсь ли я сказать тебе, что считаю себя теперь счастливейшей из женщин? Надеюсь, я имею право так сказать, тем более что не могу скрывать от тебя что-либо.

Моя дорогая, подготовься к настоящему сюрпризу. Я вышла замуж. Всего неделю назад я сменила имя и стала счастливой супругой Джорджа Бертрама из Сент-Крукса.

Сначала на пути к этому браку были трудности, боюсь, некоторые возникли по моей вине. К счастью, мой муж с самого начала понимал, что я искренне люблю его, и дал мне второй шанс после моих первоначальных сомнений. Тебе, наверное, будет особенно интересно то, что именно ты стала причиной этого брака. Если бы я не приехала в Олдборо в писках тебя, я бы не встретила Джорджа, который приехал туда при сходных обстоятельствах. Когда мы теперь вспоминаем наше знакомство, оказывается, что именно ты привела к нему нас обоих.

Я обещала не утомлять тебя, так что должна завершать письмо, вопреки своему желанию. Но – терпение, терпение! Вскоре мы увидимся. Мы с Джорджем собираемся в Лондон, чтобы забрать тебя к нам, в Вентнор. Это приглашение моего мужа и мое. Не сомневайся, Магдален: я вышла за него замуж лишь после того, как он понял мои желания и надежды, узнал, как ты мне дорога. Я могла бы еще долго говорить о дорогом Джордже, но должна оставить место и для мисс Гарт, которая непременно хочет написать тебе несколько строк. У меня есть еще один сюрприз для тебя, но оставлю его до момента нашей личной встречи. Даже не пытайся угадать! Ты все равно не сможешь.

Твоя любящая сестра

Нора Бертрам».

(Дополнение от мисс Гарт)

«Дорогое мое дитя,

я так рада слышать новости о Вас после мучительной неизвестности, благодарю Бога, что он не дал мне сойти в могилу, потеряв Вас навсегда. Я не знаю, насколько Вы в состоянии читать наши послания, поэтому ограничусь лишь короткой припиской к письму вашей сестры. Я увидела, что она ничего толком не написала о своем муже, а ведь Вы его совсем не знаете. Но предоставлю ей самой исправлять эту оплошность. Мне предоставили небольшой коттедж в Шэнклине, рядом с новым домом Вашей сестры, так что мы можем видеться в любой момент. Я рада была бы принять Вас у себя. Если Вы захотите отдохнуть в уединении и покое, Вам стоит лишь написать об этом.

Всегда ваша преданная

Гарриет Гарт».

Письмо выпало из рук Магдален. Впервые на ум ей пришли мысли, прежде неведомые.

Нора, которая с невероятным терпением переносила обрушившиеся на нее незаслуженные страдания, Нора, которая не искала мести и всегда оставалась кроткой и искренней. Честная и открытая, всегда исполненная любви Нора! Она вышла замуж за человека, получившего в итоге деньги из Ком-Рейвена! И это после крушения всех попыток, предпринятых Магдален, всех ее усилий восстановить справедливость и позаботиться о старшей сестре. Но именно странные и сложные схемы, реализованные Магдален, запустили череду событий, которая привела к браку ее сестры и получению ее мужем этого наследства.

Это открытие оказалось для нее потрясением. Добро и Зло так долго сражались в ее душе, но теперь она обрела новую жизнь, испытала благородные чувства и безграничную благодарность к человеку, проявившему к ней неожиданную и бескорыстную доброту. Мучения ее уходили в прошлое, прежние тревоги казались совсем не столь важными. Мир предстал перед ней в новом свете. И теперь, прочитав новости об удаче сестры, она не испытывала ни зависти, ни досады, лишь сердечную радость и ощущение высшей справедливости. Кто, если не Нора, заслуживает счастья, любви и богатства?!

Так она и сидела, забыв о втором письме, погруженная в свои мысли, вплоть до возвращения Кёрка. Он остановился на площадке снаружи, открыл дверь в ее гостиную и спросил, не нужно ли ей чего-нибудь. Магдален попросила его войти. Выглядел Кёрк встревоженным и усталым, сегодня он казался старше, чем обычно.

– Это вы принесли мне письмо? – спросила она.

– Да, доктор просил передать его вам.

– Полагаю, доктор сказал вам, что оно от моей сестры? Она хочет встретиться со мной, с ней приедет и моя прежняя гувернантка, мисс Гарт. Они будут очень благодарны вам за все, что вы для меня сделали.

– Я не жду их благодарности, – сдержанно ответил он. – Я делал это не для них, а для вас, – голос капитана предательски дрогнул. – Когда приедут ваши друзья, полагаю, они заберут вас с собой, в какое-то более достойное и удобное место.

– Разве может быть место, более дорогое для меня, чем то, где вы меня нашли? И разве есть друзья дороже того, кто спас мне жизнь?

Повисла пауза.

– Мы оба были счастливы здесь, – сказал Кёрк. – Вы не забудете меня, когда мы попрощаемся?

При этих словах Магдален побледнела и встала, опершись на край стола.

– Почему вы так говорите? Разве нам предстоит вот-вот прощаться?

– Я подумал…

– О чем же?

– Я подумал, что когда приедут ваши друзья…

Магдален прервала его:

– Вы думаете, что я могу уехать с кем-то, пусть даже с родным человеком, ничего не сказав вам об этом? О, неужели такое возможно? – на глазах Магдален выступили слезы.

– Нет-нет, я вовсе не смел так думать!

Она опустилась на стул. Внезапно она вспомнила свое давнее сомнение: сможет ли он хорошо относиться к ней, если узнает о ее прошлом? Сможет ли любить ее?

– Я не вижу причин не уехать с близкими, но сперва хотела бы знать, что непременно увижу вас снова. Вы хотите знать, как я оказалась здесь? Одна, не сообщая о себе друзьям…

– Я ничего не требую, – быстро ответил он. – Я не хочу знать ничего такого, что могло бы огорчить вас.

– Вы всегда верны своему долгу, – улыбнулась она. – Позвольте мне взять с вас пример и попытаться исполнить свой.

– Я гожусь вам в отцы, – горько сказал он. – В моем возрасте проще следовать долгу, чем в юности.

Он так много думал о своем возрасте, что даже не сомневался: она тоже должна была об этом размышлять. Но Магдален и в голову это не приходило, а потому она не придала значения его словам.

– Вы даже не представляете, как я дорожу вашим добрым отношением, – проговорила она, чувствуя, как теряет отвагу. – Как я могу принимать вашу доброту, не открыв вам сперва мое сердце? О, не останавливайте меня, помогите мне сказать правду!

– Вы должны рассказать все, если считаете это необходимым. Может быть, вам будет легче написать?

Магдален охотно ухватилась за эту возможность.

– Да, вы правы. В письме я буду храбрее и смогу ничего не утаить от вас. Но вы не пишите мне в ответ! – воскликнула она, внезапно пораженная опасностью, таящейся в ее откровенности. – Лучше будет, если вы выразите потом свое мнение при встрече. И пусть она состоится здесь, в том самом месте, где вы нашли меня совершенно беспомощной и вернули к жизни, где я узнала вас. Здесь, в этой комнате, я смогу вынести самые суровые слова. Не думаю, что я уеду больше чем на месяц. Этого достаточно, чтобы и вы, и я все обдумали. Я не хочу, чтобы вы спешили с ответом. Тем более что вам пора заняться своими делами, вернуться к своим близким. Вы согласны?

– Да, пусть будет так, как вы сказали. Если вы вернетесь через месяц, найдете меня здесь.

– Это не нанесет ущерба вашим планам?

– Да, мне это вполне удобно, – он встал и взял шляпу. – Теперь мне пора, иначе я опоздаю.

– Значит, мы дали друг другу обещание?

– Обещание, – печально кивнул он.

Магдален почувствовала его меланхолию, и это причинило ей боль. Мгновенное желание утешить, приободрить его заставило Магдален чуть крепче пожать протянутую ей на прощание руку.

Капитан Кёрк не догадался о ее чувствах, но задумался о том, что двигало ею: благодарность или любовь? Он все еще полагал, что слишком стар, чтобы понравиться такой юной особе. И эта мысль преследовала его всю дорогу до офиса на Корнхилл.

Оставшись одна, Магдален взялась за письмо мисс Гарт – короткое, но исполненное искренней признательности за доброту и щедрость гувернантки. Она выразила готовность принять ее приглашение.

Только теперь она заметила второе письмо, выпавшее из послания Норы и оставшееся до сих пор не распечатанным! Почерк показался ей незнакомым, так что она сперва взглянула на подпись и с удивлением узнала, что оно от их бывшего соседа мистера Клэра. Старый скептик пренебрегал официальными вступлениями, он с первых строк перешел к главному предмету сообщения.

«У меня есть для Вас новости о злосчастном моем отпрыске. Постараюсь не утомлять Вас многословием.

Если Вы помните, я всегда говорил, что Фрэнк – человек недостойный. После того как он сбежал от своих нанимателей в Китае, это стало совершенно ясно. Как Вы думаете, куда он направился? Он спрятался между бочками с мукой на борту английского судна и добрался тайком из Гонконга в Лондон. Назывался корабль «Освобождение», капитаном там служит некий Кёрк. Вместо того чтобы проявить благоразумие и высадить этого шельмеца в ближайшем порту, как только его обнаружили на судне без всяких на то прав, капитан Кёрк стал с ним разговаривать, выслушал его байки и жалобы: голодный, без средств англичанин вдали от дома, как еще он мог вернуться в Англию, если бы не забрался на чужой корабль без разрешения? Полагаю, другой капитан в два счета избавился бы от этого балласта, но Фрэнк умеет втираться в доверие. Капитан выразил сочувствие, экипаж пожалел бедолагу, пассажиры растаяли. В общем, его кормили, приодели и решили доставить домой бесплатно. Можете счесть его везунчиком, но ничуть не бывало! Моему недостойному сыну всего мало.

Когда корабль достиг мыса Доброй Надежды, выяснились новые обстоятельства. Среди пассажиров капитана Кёрка оказалась немолодая вдова богатого колониста. Надо ли говорить, что она проявила особую заинтересованность в судьбе Фрэнка? Вы можете и сами догадаться, к чему это привело. Задумайтесь о карьере моего сынка и поймете, что он за птица. Он никак не заслуживал доброты и щедрости Вашего отца. Он не заслуживал Вашего внимания и симпатии. Он не заслуживал места в отличной лондонской конторе, куда его взяли по просьбе Вашего батюшки. Еще менее он заслуживал второго шанса в колониях. Все доставалось ему без труда, и он не умел ценить это. По большому счету, он не заслуживал и того, что его решилась взять в мужья женщина, которая ему едва ли не в бабки годится! Однако я получил уведомление об их свадьбе, которое немедленно отправил в печь. В прилагающемся письме он сообщил, что они с престарелой супругой намерены купить загородный дом с поместьем. И не сомневайтесь: Фрэнк отхватит кусочек полакомее, а потом еще и доберется до Палаты общин, там как раз полно таких болтунов и бездельников!

Если Вы разумная девушка, каковой я Вас всегда считал, значит, давно уже поняли истинную цену Фрэнку и эти новости Вас не удивят. Как не хватает мне разговоров с Вашим добрым отцом! Как приятно было поболтать с ним о жизни, порой позлословить, порой пошутить. Всегда остаюсь Вашим другом, если Вы того пожелаете,

Фрэнсис Клэр Ст.»

Помимо краткого волнения, когда в письме мистера Клэра зашла речь о капитане Кёрке, Магдален не испытала особых чувств. Она спокойно прочла послание, которое прежде могло больно ранить ее. Но она и вправду давно уже поняла цену Фрэнку Клэру-младшему, так что его отец мог бы похвалить ее теперь. Судя по тому, что капитан Кёрк, не раз упоминавший пассажиров своего корабля, никогда не вспоминал Фрэнка, можно было думать, что в своих жалобах тот не рассказывал про былое обручение с Магдален. Она и сама уже перестала вспоминать об этом этапе в жизни.

Подумав, она добавила несколько строк к письму для мисс Гарт и отослала его на почту.

На следующее утро пришел ответ. Мисс Гарт подтверждала приглашение в коттедж Шэнклин. Мистер Меррик счел, что больная вполне окрепла для путешествия, но еще до отъезда предстояла встреча с Норой. Сама мисс Гарт намеревалась назавтра забрать Магдален и отвезти на вокзал. Пребывание в Домах Аарона подходило к концу.

Но ни сборы в дорогу – совсем простые, ведь у нее не было багажа, – ни ожидание встречи с сестрой и гувернанткой не занимали Магдален так, как мысли о Кёрке. Чем занят он теперь? Почему и сегодня поспешил в Сити? Может быть, ему скоро предстоит новое морское путешествие? Не пришла ли ему пора вновь подняться на борт?