Прочитайте онлайн Белый вождь | Глава LXVIIIПечальный конец веселого пиршества

Читать книгу Белый вождь
2412+15275
  • Автор:
  • Перевёл: Литагент «Клуб семейного досуга»

Глава LXVIII

Печальный конец веселого пиршества

После ужасного зрелища на площади, досмотрев все затеянное ими представление до конца, офицеры возвратились в крепость, где, как мы уже сказали, был приготовлен пир по случаю такого события. Именитые люди города – самые важные чиновники и знатные лица, включая священника, отцов иезуитов, алькальда и других, считали как бы своей обязанностью отпраздновать наказание еретика и поимку охотника на бизонов. Перспектива казни Карлоса наполняла их сердца радостью. Комендант и капитан решили веселиться. Они оживленно болтали о предстоящем удовольствии.

Вискарра был уже отомщен за презрение Розиты, ибо это он вскрикнул на площади: «Хватит, довольно!» Это вмешательство не было продиктовано состраданием: намерения его были гнусные и коварные. Еще один день – и молодая девушка лишится своего единственного покровителя, ее брата навсегда уберут с его пути! И тогда… Конечно, успех этот был куплен весьма дорогой ценой, и когда полковник видел в зеркале свое изуродованное лицо, горькие мысли омрачали болтовню, веселые шутки, музыку и возлияния.

Робладо, напротив, находился на верху блаженства.

– Будьте покойны, – говорил ему дон Амбросио, которого вино, лившееся рекой, сделало общительным. – Моя дочь раскаивается в своей глупости и равнодушно смотрит на судьбу охотника на бизонов. Успокойтесь, она будет ваша. Все ваше богатство заключается в эполетах, а моего состояния хватит на двоих, и неважно, что Каталина пока вам отказала, она в конце концов будет гордиться, став женой храброго офицера.

Дон Амбросио говорил с уверенностью. Вероятно, дочь обещала ему покориться, чтобы лучше скрыть свой отчаянный замысел.

Вино продолжало литься в изобилии. Песни, тосты, спичи сменялись друг за другом, и в полночь веселые собеседники еще сидели за столом, произносили тосты и патриотические речи. Вдруг среди оргии воскликнул один из гостей:

– Господа, нам недостает на этом празднике одного, и, чтобы сделать этот праздник полнее, я предлагаю потребовать сюда Карлоса, охотника на бизонов.

– Согласны! Согласны! – воскликнули многие из присутствующих.

Предложение поддержали несколько человек.

– Я его не видел, – заметил один из гостей, – и был бы не прочь взглянуть на такую знаменитую личность.

– Мне любопытно знать, как он будет сейчас выглядеть. Это полностью зависит от вас, полковник, отдайте приказание.

Вискарра охотно согласился исполнить желание, которое было направлено на то, чтобы еще больше унизить его ненавистного врага и надругаться над ним.

– Эй, сержант Гомес! – позвал он, отворяя дверь из зала.

Гомес с почтительным поклоном явился на зов полковника.

– Взять несколько человек и привести сюда арестанта! А мы, господа, пока выпьем!

Пирушка продолжалась, но недолго. Вскоре в комнату ворвался Гомес и провозгласил громким голосом:

– Арестант исчез!

Это известие поразило собеседников, словно упавшая среди них бомба. Все вскочили, опрокидывая стулья и столы, а по полу зазвенели осколки бутылок и стаканов. Гости разбежались в беспорядке: одни спешили, чтобы проверить, действительно ли это так, а другие бросились по домам, возможно, им понадобится защищать себя, ведь, по их мнению, им угрожал страшный разбойник. Вискарра и Робладо жутко растерялись: испускали только проклятия и отдавали противоречивые приказания, сохранив, впрочем, настолько благоразумия, чтоб поднять весь гарнизон на ноги. Через четверть часа уланы, под командой своего полковника, поскакали в город и оцепили тюрьму. Легко нашли отверстие в стене, через которое скрылся пленник. Но каким образом он смог развязать веревки? Кто передал ему нож, чтобы продолбить стену? Часовых осыпали вопросами, допрашивали и пороли, но это не привело ни к какому результату, ибо они до самого прихода Гомеса считали арестанта спящим и только от него узнали, что случилось.

По всем направлениям посланы были отряды, которые, однако же, ничего не выследили; во всех домах произвели обыск, но и это ни к чему не привело. Возможно ли, чтобы Карлос оставался в городе, когда мог убежать на Равнины?

На рассвете отряд, обследовавший низовья долины, не отыскав ни малейшего следа охотника на бизонов, а также его сестры и матери, возвратился в крепость. Все знали, что колдунья умерла накануне, но куда же девалось ее тело? Не ожила ли она, чтобы способствовать бегству сына? Последнее предположение быстро распространилось среди большей части суеверных обывателей.

Это таинственное обстоятельство начало несколько разъясняться немного позже, утром. Дон Амбросио, который накануне не хотел тревожить дочери, ожидал ее к завтраку в столовой.

– Что это она так долго замешкалась? – подумал встревоженный отец. – Не больна ли она? Эй! Пойдите, скажите сеньорите Каталине, что я ожидаю ее и что время вставать!

Постучались в дверь комнаты сеньориты, но никакого ответа не последовало. Обеспокоенный дон Амбросио велел сломать дверь. Постель оказалась несмятой: очевидно, сеньорита убежала.

Отец в отчаянии распорядился послать погоню.

– Найдите ее следы и приведите домой! – кричал он. – Где Андрес? Велите ему седлать лошадей!

Побежали в конюшню, открыли ее, но там все было пусто. Напрасно искали также Андреса, и только в сторожке удалось найти полумертвую Висенсу, которая рассказала, как Андрес, неожиданно бросившись на нее, забил ей кляп в рот, связал по рукам и по ногам и бросил в сторожке. Новость быстро разнеслась по городу. Какой страшный скандал! Дочь богатого рудокопа не только помогла убежать осужденному, но и сама последовала за ним. «Huyeron!» (Они убежали) – раздавалось повсюду. Невероятно!

Наконец, напали на следы лошадей, и большой отряд улан отправился на поиски, сопровождаемые многочисленными волонтерами; следы эти довели их до берега Пекоса и за рекой потерялись. Здесь пять лошадей разделились, так что каждая группа отправилась по своему направлению, и притом копыта коней на кремнистой почве не оставляли никаких следов.

Несколько дней продолжались безуспешные поиски, после чего отряд возвратился в город. На смену ему поехал другой, и тоже без малейшего результата. Исследовали берега Пекоса, ущелье, пещеру, обыскали каждый уголок, где Карлос мог найти себе убежище, но о беглецах не было ни малейших сведений, из чего заключили, что они покинули Сан-Ильдефонсо.

Несколько дружественных команчей, приезжавших в Сан-Ильдефонсо, подтвердили это предположение. Они говорили, что видели, как Карлос переходил Льяно Эстакадо в сопровождении двух женщин и нескольких слуг и с мулами, навьюченными съестными припасами. Карлос сказал индейцам, что отправляется в дальний путь – по ту сторону Великих Равнин.

Сведения эти не подлежали сомнению. Охотник на бизонов несколько раз высказывался о намерении уехать в Соединенные Штаты, и, конечно, он отправился туда, чтобы поселиться на берегах Миссисипи. Теперь за ним никто не гнался и, вероятно, он не намеревался больше возвращаться в новомексиканские поселения.

Прошло несколько месяцев. После известия команчей об охотнике на бизонов не было больше ничего слышно. Его не забыли, но перестали о нем говорить. Вискарра, Робладо и миссионеры вынуждены были отказаться от удовлетворения своей мести, так как произошли очень серьезные события, которые вытеснили у обитателей Сан-Ильдефонсо память о знаменитом беглеце. Колонии угрожал набег ютов, отразить которых гарнизон был не слишком-то в состоянии. К счастью, когда эти дикари в значительном количестве напали на город, на них, в свою очередь, напало и разрубило их другое воинственное племя индейцев. И хоть на этот раз набег не состоялся, обитатели долины не могли не испытывать опасения за свое будущее.

Далее возникла еще одна угроза: тагносы indios mansos (мирные индейцы), составлявшие большинство населения, восстали во многих поселениях и основательно потревожили испанское правительство. Естественно, и жившие в Сан-Ильдефонсо тагносы решили по примеру собратьев организовать заговор, который, однако же, удалось в корне пресечь благодаря бдительности местной власти. Заговорщиков схватили, допросили с пристрастием, осудили и расстреляли, их скальпы вывесили на главных воротах крепости, устрашая их темнокожих соплеменников.

Эти трагические события изгладили память об охотнике на бизонов. Кроме тех, у кого были серьезные причины постоянно, с ненавистью думать о нем, все перестали вспоминать Карлоса. Все полагали, что он перешел Великие Равнины и жил в безопасности среди своего народа на берегах Миссисипи.