Прочитайте онлайн Белый вождь | Глава LXIIIПосещение пленника

Читать книгу Белый вождь
2412+15051
  • Автор:
  • Перевёл: Литагент «Клуб семейного досуга»

Глава LXIII

Посещение пленника

Женщины остались в городской тюрьме, но Карлоса для большей безопасности поместили в каземате в крепости.

В тот же вечер к нему явились посетители. Комендант и Робладо не могли отказать себе в удовольствии насладиться подлым мщением. После обильных возлияний они вошли в темницу с веселыми собутыльниками и стали оскорблять связанного пленника и издеваться над ним. Его осыпали всевозможными грубыми ругательствами, какие только можно себе представить и на какие оказалась способна их фантазия. Долго арестант молча переносил все оскорбления; наконец, терпение его истощилось, он не сдержался, сказал что-то о перемене в лице полковника. Тот в бешенстве бросился с кинжалом в руке на Карлоса и заколол бы его, если бы не вмешались Робладо и его приятели.

– Разве вы позабыли, – напомнил капитан, – что ему предстоит казнь; не лишайте же себя и нас удовольствия увидеть его на эшафоте.

Это удержало Вискарру, но он не мог отказать себе в подлости ударить несколько раз по лицу беззащитного пленника.

– Пусть живет негодяй! А пока его задушит палач, мы ему приготовим великолепное представление.

И толпа пьяных вышла пошатываясь, оставив Карлоса размышлять над тем, какое ему обещано представление. Что же могло ожидать его? Он знал, что ему суждено умереть публично на площади, что толпа будет смеяться над его муками, что ему нечего ждать сострадания ни от военных, ни от гражданских судей; но, очевидно, речь шла не о нем. Без сомнения, опасность угрожала близким и дорогим ему людям. Он думал об этом целую ночь и даже тогда, когда дневной свет проник в отдушину его темницы. Почти целое утро его оставляли без воды и без пищи. Тюремщики обращались с ним грубо, он не слышал от них ни одного нормального слова, никто не бросил на него сочувственного взгляда. По-видимому, никто из друзей не принимал участия в его судьбе, все его покинули.

В полдень его вывели из каземата под усиленной охраной. Неужели на казнь?

На городской площади он увидел необыкновенное стечение народа. Представители всех сословий обитателей колонии собрались в городе. И земледельцы, и фермеры, и скотоводы, и рудокопы – все были здесь. Терассы кишели народом, равно как и улицы. Что же это значит? Очевидно, толпа ожидала какого-нибудь редкого зрелища. Не об этом ли говорил Робладо? В чем же оно заключалось? Не предполагали ли подвергнуть Карлоса публичной пытке? Это было вполне вероятно.

Стража провела сопровождаемого проклятиями охотника на бизонов через толпу в тюрьму.

У стен новой темницы стояла грубая скамья, и Карлос упал на нее, потому что у него были связаны руки и ноги.

Его оставили одного, но двое часовых находились снаружи у входа, и несколько солдат заняли посты поблизости; остальные же смешались с толпой любопытных на площади.

Карлос пробыл несколько минут без движения, почти без мысли. Несчастье подавляло его, и первый раз в жизни он поддался полному отчаянию. Уверяют, что надежда уходит только с жизнью, но это не так. Карлос еще жил, однако надежда угасла в его сердце. Он не мог рассчитывать на беспристрастие суда, а бегство было невозможно. Враги, сабли которых гремели по коридорам, стерегли его с такой же бдительностью, какой соответствовала трудность его захвата. Но мысль его снова работала.

Во всяком случае, естественно, что человек, за которым заперлись тюремные затворы, когда он остается один, осматривает стены темницы, чтобы убедиться, действительно ли он лишен свободы. Карлос поддался этому инстинктивному побуждению.

Свет проходил сквозь отверстие сверху, через небольшое оконце, до которого он, однако же, мог достать, привстав на скамейку. Оконце это позволяло ему измерить толщину стен, построенных из земляного кирпича. Их легко можно было пробить, имея достаточно времени и с помощью острого орудия, но Карлос не имел ни того, ни другого. Он был убежден, что через несколько часов, а может быть, и через несколько минут его поведут на место казни.

«О! – грустно подумал он. – Я не боюсь смерти, не боюсь даже пыток, которым, без сомнения, буду подвергнут. Мысль, убивающая меня – это мысль о вечной разлуке с матерью, сестрой и с моей любимой! Если бы я мог увидеться с ними хоть в последний раз, если бы у меня был друг, который передал бы им мое последнее “прости”… Но нет, мне суждено умереть, не увидевшись с ними».

Оконце – отверстие снаружи – находилось на несколько футов выше человеческого роста, и по временам в помещении становилось темно: какой-нибудь прохожий, забравшись на плечи товарища, бросал любопытный взор на арестанта. В тюрьме быстро темнело. Карлос прислушивался и среди проклятий, которыми его осыпали, различал другие, относившиеся к его сестре и матери. Отчего же их имена повторялись так часто? Почему о них так много говорят?

Более часа пролежал охотник на бизонов на скамье, как вдруг к нему в тюрьму вошли Вискарра и Робладо в сопровождении Гомеса. Карлос думал, что настал его последний час, но ошибся. Враги пришли только поиздеваться над ним, насладиться его муками.

– Ну, приятель, – сказал ему Робладо, – мы обещали тебе представление на сегодня и держим свое слово. Мы пришли сообщить тебе о начале спектакля. Стань на эту скамейку и смотри на площадь, которую можешь всю окинуть одним взглядом, а так как она очень близко, то ты не нуждаешься и в бинокле. Скорее же, не теряя времени, становись на скамейку и увидишь то, что тебе надо увидеть. Вставай! Не теряй времени!

Капитан завершил свой монолог хриплым смехом, который поддержали и комендант с сержантом; после этого все трое вышли из тюрьмы, приказав тщательно запереть за собой двери.

Карлос старался проникнуть в смысл слов Робладо; через несколько минут ему показалось, что он решил загадку.

«Не иначе, как они осудили моего друга дона Хуана, – подумал узник. – И он поплатится за меня жизнью. Значит, эта казнь должна послужить мне зрелищем. Но нет! Я не удовлетворю прихоти этих негодяев».

И он снова улегся на скамейку с намерением не подходить к окну.

– Бедный дон Хуан! – прошептал он. – Верный друг! Ты умираешь за меня и за Розиту!

Вдруг отверстие потемнело, в нем показалось чье-то лицо, и сиплый голос крикнул:

– Эй, Карлос, охотник на бизонов! Привстань немного и посмотри, что там представляет собой твоя мать, старая колдунья!

Укус ядовитой змеи не вывел бы Карлоса быстрее из бесчувственности. Он мгновенно вскочил, позабыв, что у него связаны ноги, несколько секунд шатался и упал на колени. Наконец после тяжких усилий ему удалось встать на ноги, взобраться на скамейку и выглянуть наружу.

При виде зрелища, представившегося его глазам, кровь застыла у него в жилах, холодный пот выступил на лбу, и ему показалось, что рука дьявола терзает ему сердце железными когтями.