Прочитайте онлайн Белый вождь | Глава LXIIПоимка охотника на бизонов

Читать книгу Белый вождь
2412+14776
  • Автор:
  • Перевёл: Литагент «Клуб семейного досуга»
  • Язык: ru

Глава LXII

Поимка охотника на бизонов

Три дня прошло со времени отправки миссионерских охотников, и те, кто их послал, не получая известий, начинали испытывать тревогу. Никто не сомневался в заинтересованности и преданности двух разбойников – залогом успеха была обещанная награда. Власти твердо рассчитывали на удачу, но им поскорее хотелось узнать, что Карлос пойман, или, по крайней мере, близок к этому.

Робладо, Вискарра и падре Хоакин часто собирались для советов, во время которых выражали друг другу свое беспокойство и уговаривали друг друга не тревожиться.

Падре, впрочем, успокаивал всех, уверяя, что охотники день и ночь преследуют еретика и пока они его не схватят, о них ничего не удастся услышать.

– Как же вы хотите, – убеждал он, – чтобы они сообщали вам сведения о своих действиях? Вы узнаете об этом только тогда, когда они торжественно возвратятся, ведя с собой пленника.

И вдруг такой страшный удар для троих соучастников! Один пастух пришел и сообщил, что недалеко от рощи на берегах Пекоса видел два трупа, в которых признал Мануэля и Пепе. Хотя трупы были уже растерзаны волками и коршунами, но по остаткам одежды и снаряжению он узнал в них миссионерских охотников, которых хорошо знал.

Сперва предполагали, что они попались в руки диких индейцев, которые их умертвили. Жители долины понятия не имели о том, что охотников послали разыскивать Карлоса. Их знали здесь, но мало кого интересовало, куда и зачем они ходят. Жили они от поселения далеко, охотились еще дальше – туда никто никогда не добирался. Местные жители так и думали, что охотники попались кочующим индейцам, и те с ними расправились. Отряд улан в сопровождении пастуха отправился на указанное место, и следствие показало, что охотники погибли не от стрел дикарей, а от пули белого человека.

Кроме того, лошади были выпущены на свободу, собаки убиты, а их скелеты валялись по берегу Пекоса. Значит, не индейцы совершили это таинственное убийство, ибо они не преминули бы увести животных и поснимать с трупов одежду, а тем более забрать охотничьи принадлежности, имевшие кое-какую ценность.

Было произведено более тщательное расследование, и оказалось, что по соседству со следами лошадей мулата и самбо нашли следы знаменитого мустанга, подкованного особенным образом. Нашлись люди, которые узнали, чьи это следы. Значит, это Карлос, охотник на бизонов, убил миссионерских охотников. В колонии некоторые были убеждены, что он захватил их врасплох у огня и убил мулата тут же, на месте. Многие знали, что они враждуют с Мануэлем. Они могли встретиться и повздорить, мог Карлос и подкрасться и расправиться с ними. За несчастным самбо, который, вероятно, пытался сбежать, Карлос погнался, догнал и прикончил. Как всегда, говорили разное.

Все это усилило всеобщую ненависть к охотнику на бизонов. Его именем матери пугали детей, и даже мужчины, говоря о нем, осеняли себя крестным знамением. В нем более, нежели когда-нибудь, предполагали сверхъестественную силу и долгую его безнаказанность приписывали колдовству его матери. Каким же образом возможно захватить или убить его, когда он связан с самим дьяволом? Единственное средство схватить его и передать в руки правосудия – это лишить его единственной опоры, арестовать его мать и публично сжечь на площади. Это предложение было сделано несколькими самыми знатными гражданами и подкреплено единодушным согласием миссионеров. Впрочем, общественное мнение еще было недостаточно подготовлено к подобной крайне жестокой мере, как одно неожиданное новое событие совершенно изменило порядок вещей.

В воскресенье утром, когда толпа выходила после обедни, всадник, покрытый пылью, прискакал на площадь: это был сержант Гомес.

– Друзья мои! – воскликнул он: – арестован Карлос, охотник на бизонов!

Эта новость была встречена шумными восклицаниями, шляпы полетели вверх, несколько минут гремело «ура», и сержанту Гомесу едва удалось объяснить, что не ему принадлежит эта заслуга.

Действительно, Карлос находился в руках солдат, которым не пришлось применять ни хитрости, ни силы, потому что охотника предал один из его работников.

Лишенный возможности видеться с Каталиной и даже получить от нее известия, Карлос решил увезти мать и сестру из колонии и приготовил им в прерии безопасное убежище, в котором они могли пробыть спокойно до тех пор, пока он нашел бы возможность вывезти дочь дона Амбросио.

Под бдительным надзором врагов Карлосу было очень трудно действовать, но он так искусно принял все меры, что успел бы непременно, если б его не предал один из его работников, сопровождавший его в последнюю поездку, которому он полностью доверял.

Оставив свою лошадь в зарослях, Карлос занялся переселением родных. К несчастью, при нем не было Бизона, который, еще страдая от ран, не был рядом с хозяином, чтобы предупредить об опасности.

Работник, стоявший настороже, был еще раньше подкуплен Робладо и Вискаррой. Он поспешил дать знать отряду, блуждавшему в окрестностях, – ранчо оцепили, и Карлос пал в неравной борьбе, хотя и его преследователи дорого поплатились.

Вслед за появлением Гомеса на площади заиграли трубы, и торжествующий отряд вступил под громкие рукоплескания зрителей. Пленник находился среди солдат, крепко привязанный к спине своего мула.

Многочисленная толпа, любопытствовавшая видеть знаменитого охотника на бизонов, провожала его до самых ворот крепости.

Но публике предстояло еще другое зрелище: мать и сестра беглеца также были арестованы. При виде колдуньи зрители дрожали от страха и негодования. Пока их проводили от площади к городской тюрьме, толпа разражалась целым потоком проклятий.

– Смерть колдунье, смерть! (Muera la hehicero muera!)

Даже Розита с распущенными волосами не могла растрогать этих фанатиков, и многие кричали:

– Смерть им обеим – и матери, и дочери! (Mueran los duos, madre у hija.)

Раздражение обрело такой размах, что стража, сопровождавшая двух женщин в тюрьму, вынуждена была прибавить шагу, чтобы спасти их от преследования толпы.

К счастью, Карлос ничего этого не видел, он даже не знал, что его мать и сестра арестованы. Он надеялся, что их оставили дома в покое и что на нем одном неприятели должны были излить все мщение. Но он не предполагал, как далеко могло простираться их варварство!