Прочитайте онлайн Белый вождь | Глава LVIIIПроклятая собака!

Читать книгу Белый вождь
2412+14945
  • Автор:
  • Перевёл: Литагент «Клуб семейного досуга»

Глава LVIII

Проклятая собака!

Карлос был прав, считая, что Бизон спас ему жизнь, или, по крайней мере, сохранил свободу: если бы умное животное не опередило его, он вошел бы в пещеру, где его ожидала неминуемая гибель. Его враги для того, чтобы захватить его, предусмотрели все и приняли такие меры, которые почти обеспечивали успех. Поместив лошадей в глубине, оба охотника притаились по обе стороны входа за камнями с тем, чтобы броситься на Карлоса подобно тиграм; собаки находились тут же и должны были помогать им при нападении. Все было тщательно продумано, и все предвещало удачу: и тайна, прикрывавшая их отъезд, и терпение, с каким следили они за движениями Карлоса, и удобная засада в самой пещере. Все было проделано мастерски. Карлос не мог подозревать об их присутствии, так как, возвратившись в миссию темной ночью, они отдали привезенную дичь и получили от падре Хоакина приказание не появляться в городе. Отец Хоакин велел им ждать, пока не известит их.

Лишь несколько слуг миссии знали об их прибытии, следовательно, беглец не мог получить известие об их намерениях, а что касается следов, оставленных ими на каменистых тропинках ущелья, то они должны были ускользнуть от внимания Карлоса, ибо и днем едва виднелись на неровной почве.

– Дела наши идут отлично, – тихим голосом сказал самбо. – Мы увидим, как спокойно он будет приближаться, ведя лошадь сзади. Мы бросимся на него и свяжем прежде, нежели он успеет взяться за пистолет или нож.

Но судьба его не была предрешена. Мануэль это знал, потому снова и снова бормотал:

– Меня беспокоит эта проклятая собака: я часто слышал о ней и убежден, что ее репутация вполне заслуженна.

Они давно слышали о Бизоне, но не представляли, как великолепно он обучен.

– Черт ее побери! – воскликнул самбо вместо ответа.

– Если она раньше него подойдет к пещере, то предостережет своего хозяина, и все наши старания ни к чему не приведут; если же останется позади, тогда мы сможем себя поздравить. Но даже если она появится вместе с хозяином, до этого не подав сигнала тревоги, дело наше еще не потеряно.

Так рассуждали эти негодяи в ожидании встречи с Карлосом.

Не слыша извне ни малейшего шума, который извещал бы о приближении Карлоса, охотники на время покинули наблюдательный пункт, чтобы подкрепиться скудными припасами, оставленными Карлосом в пещере. Почувствовав холод, мулат отыскал плащ и накинул себе на плечи, а самбо вытащил тыквенную бутылку с водкой низкого качества под названием чингорито, которой оба оросили свою убогую трапезу. Они старались болтовней убить скучное время ожидания, и их огорчала только мысль о Бизоне, время от времени всплывавшая в их памяти.

По временам тот или другой приближался ко входу и осматривал ущелье.

– Я ничего не вижу, – сказал Мануэль после одного из подобных наблюдений. – Полночь еще далеко, и потому у нас еще много свободного времени. Карлос, скорее всего, бродит где-то в окрестностях колонии, вероятно, задержится и возвратится не раньше рассвета.

Высказав это предположение, он бросил последний взгляд на ущелье, но в тот же момент вздрогнул, вскочил и схватил приятеля за руку.

– Посмотри, Пепе! Вот он, белоголовый!

Мулат показал на тень, приближающуюся со стороны равнины. Самбо последовал совету приятеля и, хотя было темно, в самом узком месте ущелья заметил всадника на лошади, следовавшего с равнины.

– Черт возьми! Это действительно он, – сказал самбо, вглядевшись в темноту.

Они еще раньше договорились, кто где будет стоять.

– Ступай на свое место, дружище Пепе. Поставь волкодава сзади и держись за камнем, а я покараулю при входе.

Самбо повиновался, а мулат, взяв ищейку за загривок, прижался к утесу.

Через несколько секунд он бросился ко входу и не мог удержаться от беспокойного восклицания.

– Мы погибли, Пепе! Я это предчувствовал! Держись, Пепе! Собака напала на наш след!

– Черт побери! Что же делать?

– Скорее назад! В пещеру! Мы и его убьем в пещере.

Оба охотника притаились за камнями, чтобы броситься на Бизона и задушить его при входе в пещеру, но осторожное животное, почуяв опасность, остановилось на некотором расстоянии от них и залилось громким лаем. Разъяренный мулат с ножом в руке ринулся навстречу псу, на которого в то же мгновение бросилась и его ищейка. Между двумя собаками завязалась страшная драка и бесславно окончилась бы для ищейки, если бы ей не бросились на помощь мулат, самбо и волкодав. Видя неравные силы, проколотый в нескольких местах ножом и искусанный зубами четвероногих неприятелей, Бизон решился на отступление за скалы.

За ним никто не погнался: охотники все еще надеялись, что Карлос, не поняв, в чем дело, приблизится к своему убежищу. Но когда они увидели, что беглец поскакал назад, своды пещеры огласились страшными проклятиями и непристойной бранью.

Успокоившись наконец, достойные приспешники падре Хоакина решились вывести лошадей наружу, однако прежде, чем выйти из пещеры, остановились, чтобы посоветоваться, как быть дальше.

– Не погнаться ли нам за Карлосом? – спросил Пепе.

– Что в этом толку? Он уже будет далеко, ускачет на много миль прежде, чем мы успеем выехать на равнину.

Мысль эта привела обоих в отчаяние, и они пересыпали свои дикие возгласы проклятиями в адрес Бизона. Наконец, устав от бесполезных причитаний, охотники начали обсуждать план дальнейших действий.

– По-моему, – сказал самбо, – мы должны оставаться здесь до завтра. Дальше ночью идти бесполезно. Нет никакой возможности нагнать беглеца ночью, а днем, когда будет светло, мы легко распознаем его следы.

– Как ты глуп, дружище Пепе! Следить за ним днем и самим показываться на равнине – значит испортить все дело. Эх ты!

– Как же нам быть, брат Мануэль?

– Если мы пустим по его следам ищейку, она обязательно его обнаружит, даже ночью. Не уйдет белоголовый!

– Но, брат Мануэль, ведь Карлос остановится не ближе чем за десять миль отсюда, а можем ли мы настигнуть его в течение сегодняшней ночи?

– Ты глупеешь с каждой минутой, дружище Пепе! Миль за десять? Карлос, даже не подозревая о существовали испанской ищейки, остановится очень близко отсюда. Ах, проклятая эта его собака! Какую она с нами выкинула штуку!

– Черт ее побери! Этого уже больше не случится. Пес нам дальше не помешает.

– Почему ты так думаешь, Пепе?

– Я всадил ей нож в брюхо и ручаюсь, что она далеко не протащится.

– Если б я мог быть уверен в этом, я дал бы тебе две золотые унции. Околей его собака, и наша добыча, которая должна находиться по соседству, не минует наших рук. Мы можем настигнуть его еще до рассвета, потому что он не подозревает о нашем присутствии. Вот увидишь, дело верное!

– Как, брат Мануэль! Ты предполагаешь, что он недалеко уйдет?

– Я в этом уверен. Куда же ему идти? Никуда он не уйдет! Мы пустим по его следу испанскую ищейку и застигнем его спящим, беззащитным, если только с ним не будет его проклятой собаки.

– О ней ты не беспокойся: ей не прожить больше двадцати минут после моего удара. Когда мы найдем белоголового, он уже будет один, без собаки.

– В таком случае ее хозяин в наших руках. Идем!

С этими словами мулат тронул поводья и начал сводить лошадь со скалы в ущелье, куда за ним последовал и его приятель, и собаки.