Прочитайте онлайн Белый вождь | Глава XXXVРазные слухи

Читать книгу Белый вождь
2412+15579
  • Автор:
  • Перевёл: Литагент «Клуб семейного досуга»

Глава XXXV

Разные слухи

Гарсия был убит. Вискарра еще не умер, но когда его подняли, он имел вид человека, которому жить оставалось недолго, а он безумно боялся смерти.

Лицо его было в крови, щека пробита пулей; он болезненно стонал и, лишившись нескольких зубов, раздробленных свинцом, не мог связно говорить.

Он был ранен в лицо, и рана его не представляла никакой опасности, но молодой и неопытный лекарь Сан-Ильдефонсо не смел пока высказать окончательного мнения, и в течение нескольких часов трусливый жалкий комендант находился в мучительной неизвестности насчет своей судьбы. Незадолго до этого умер гарнизонный доктор, а на его место еще не прислали нового.

Весь тот день страшное волнение царило как в крепости, так и во всем городе. Весть о странных событиях разнеслась по долине с быстротой степного пожара. Толки разрастались до бесконечности. Сначала прошел слух, что на город напали дикари под предводительством Карлоса, охотника на бизонов, и, должно быть, в большом количестве, коль осмелились открыто атаковать крепость. Гарнизон крепости будто бы отбил их после кровавой схватки, в которой все офицеры, включая коменданта, погибли, выполняя свой долг. Ожидали еще и другого ночного нападения, которое, без сомнения, теперь уже будет на город.

По другим сведениям, взбунтовались мирные индейцы – тагносы и они, все-таки под предводительством Карлоса, пытались овладеть крепостью, но храбрый гарнизон блистательно отбил эту атаку. Потеря была с обеих сторон значительная; в числе погибших находились комендант Вискарра и его офицеры. И это было только начало огромного заговора, в котором участвовали все тагносы Сан-Ильдефонсо, и сегодня ночью они повторят свое нападение!

Все разумные люди, трезво поразмыслив, не соглашались с этими предположениями, они казались им невероятными. Зачем непокорные индейцы осаждали бы крепость, если могли ограбить почти беззащитный город или богатых землевладельцев, захватив щедрую добычу? Каким образом охотник на бизонов мог стать их предводителем, имея столько серьезных причин выступить против них, ибо также не сомневался, что они похитили его сестру? Нет, он никак не мог возглавить нашествие индейцев!

Что же касается восстания, заговора, то он опровергался самыми очевидными фактами. Мирные индейцы спокойно работают на полях, а принадлежавшие к миссии предавались своим обычным занятиям. У рудокопов, судя по вестям, все было спокойно, без каких бы то ни было признаков заговора. Большое племя тагносов, некогда владычествовавшее на северо-востоке Мексики и обращенное после завоевания в христианство, даже не пыталось свернуть ига креольского населения, с которым слилось и мирно сосуществовало уже несколько столетий. Без сомнения, тагносы были недовольны своей судьбой, но не проявляли, по крайней мере в настоящее время, ни малейшего желания прибегать к насилию для ее улучшения. Все тагносы занимались своей работой. Откуда же могли взяться мятежники? Словом, слухи казались невероятными.

Половина жителей Сан-Ильдефонсо собралась вокруг крепости, и после разнообразных толков и рассуждений, после изложения разных версий узнала часть истины. Впрочем, ставшие известными жителям подлинные события были так же таинственны и загадочны, как и самые необъяснимые предположения. Какие могли быть поводы у Карлоса покуситься на жизнь двух офицеров гарнизона? Кто были индейцы, его сопровождавшие? Нападение произвели воинственные или мирные, одним словом, дикари или мятежники?

Странное дело! Солдаты, принимавшие участие в мнимой «битве», не могли ответить на вопросы любопытных. Тот говорил одно, этот – другое.

Несколько слов, которыми Карлос обменялся с офицерами и которые слышала большая часть солдат, были весьма обычны, естественны, спокойны, но, сопоставленные с последовавшими событиями, слова эти и вовсе запутывали и без того непонятное дело. Не получив от солдат удовлетворительного объяснения, любопытные разошлись по домам, продолжая спорить, обсуждать случившееся и стараясь общими усилиями разрешить эту таинственную историю. А между тем начали появляться новые вести.

– Вот что случилось, – говорили одни. – Охотник в самом мирном настроении пришел просить помощи против индейцев. С ним было лишь несколько тагносов, которых он взял с собой для содействия в поисках. Комендант сперва обещал помощь, а потом одумался и отказался от своих обещаний, и этот отказ стал причиной вспышки Карлоса.

– Неправда, – говорили другие. – Разве вы позабыли поведение Карлоса в день праздника, его оскорбительное ухаживание за дочерью дона Амбросио, его ревность к Робладо? Причина всему – ревность. Все помнят, как повел себя Карлос в конце праздника, смеялись над ним. Он зол на капитана, и когда не смог его захватить, то поспорил с комендантом и все на нем выместил. И так далее…

Хотя и это предположение было не слишком правдоподобным, однако многие разделяли его из-за невозможности угадать настоящую причину поведения Карлоса. Причина же была известна только четверым в крепости да троим вне ее стен, а все остальные о ней даже и не подозревали.

Одно только, на чем все единодушно сходились, – это виновность охотника на бизонов. Обычная казнь с помощью петли казалась горожанам для него слишком слабой, и, уж когда поймают Карлоса, пусть получит по заслугам! Какая чудовищная неблагодарность! Ведь буквально накануне офицеры вместе со своими храбрыми солдатами отправлялись в погоню за индейцами, чтобы оказать ему такую услугу, а он пожелал их крови! Должно быть, он лишился рассудка, или его околдовала старая мать.

Убить поручика Гарсию, самого любимого из всех офицеров! Проклятие!

Действительно, Гарсия пользовался всеобщим расположением не потому, что обладал большими добродетелями. Его любили и уважали за доброту, мягкий характер, он никому не приносил вреда. Словом, совсем не походил на старших офицеров.

В описываемый вечер не было в Сан-Ильдефонсо ни одной души, ни одного человека, расположенного к охотнику. Впрочем, мы ошибаемся: в одном сердце горело прежнее пламенное чувство к нему, это было сердце Каталины. Но и она не знала таинственных причин, руководивших ее возлюбленным. Одно она знала твердо: он не способен на дурное дело, он не может быть не прав! Что ей до клеветы и злоречия, которыми его осыпали, до того, что он отнял жизнь у ближнего: он не мог действовать так без основания, – вероятно, ему нанесли ужасное оскорбление и тем вызвали на подобный поступок. Она была убеждена в этом, потому что слишком хорошо знала благородный характер Карлоса: он был повелителем ее сердца и не мог поступить бесчестно.

К ней дошли самые печальные вести; она предчувствовала долгую, может быть, вечную разлуку. Ему нельзя было появляться не только в городе, но даже в колонии: он должен был скрываться в прериях, преследуемый подобно волку или дикому бизону; его могут схватить и, быть может, убить…

Мысли Каталины были горькими и безутешными. Когда она могла надеяться увидеть его? Может быть, никогда!