Прочитайте онлайн Белый вождь | Глава XXXIVКатастрофа

Читать книгу Белый вождь
2412+14806
  • Автор:
  • Перевёл: Литагент «Клуб семейного досуга»
  • Язык: ru

Глава XXXIV

Катастрофа

Пока совещались офицеры, Карлос неподвижно оставался в седле на прежнем месте у ворот крепости. Капитан с полковником отошли от решетки, и хотя их не было видно, однако охотник на бизонов догадывался о причине их удаления и терпеливо ждал.

У ворот бродило человек сорок солдат, с любопытством разглядывающих коня и всадника, но хорошо знакомый призыв трубы заставил их поспешить к конюшням; у входа остался один часовой.

Уланы слышали предшествовавший разговор охотника с офицерами и поняли, что означал сигнал. Хотя полковник и не дал пока ответа, Карлос был уверен в его согласии. До тех пор он не имел еще определенного плана, да и как он мог составить его, если все зависело от какой-то случайности? Единственная мысль, сверлившая его и не дававшая ему покоя, заключалась в том, чтобы найти возможность остаться с Вискаррой наедине хотя бы на одну минуту.

Он понимал всю бесполезность долгих объяснений, которые, отняв драгоценное время, привели бы его лишь к аресту и смерти; ему необходима была только минута для короткого объяснения и для мщения. Мысль о гибели сестры кипятила ему кровь и не оставляла места ни для каких рассуждений. Как сложится все дальше, он не думал и рассчитывал на свои силы и находчивость, если ему вдруг придется бежать.

Но ведь комендант мог и сам возглавить поиски и взять на себя руководство отрядом! В таком случае охотник на бизонов решил пока воздержаться от каких-либо действий и, будучи в роли проводника, выждать благоприятного момента, чтобы не только уничтожить врага, но и, отомстив, убежать от преследования. На дикой, мало известной равнине он не боялся и вдесятеро большего числа улан, надеясь на свою ловкость и силу да быстроту своего мустанга.

Труба заиграла сбор в поход. Пойдет с ними или не пойдет Вискарра? Этот вопрос мучил охотника, не выходил у него из головы, пока он неподвижно сидел в седле, с нетерпением и тревогой устремив свой взгляд на решетку террасы.

Наконец показалась напыщенная фигура коменданта, который с важностью высокого благодетеля, делающего огромное одолжение, вышел сообщить жалкому просителю приятную новость. Луч радости блеснул на лице Карлоса. Это было не от удовольствия из-за получения известия о дозволенной экспедиции, как подумал Вискарра, – охотника обрадовало, что полковник, похоже, один оставался на террасе.

– Как милостивы ваше превосходительство, что исполнили просьбу такого ничтожного бедняка! Я уж и не знаю, как выразить вам свою признательность за оказанную мне честь.

– Не стоит благодарности. Вы ничем мне не обязаны: офицер его католического величества, исполняя свой прямой долг, в благодарности не нуждается.

И Вискарра, преисполненный достоинства, важно и гордо помахал рукой, что означало окончание беседы, и собирался удалиться.

– Так вы позволите мне быть проводником вашего превосходительства? – спросил Карлос, задержав своим вопросом полковника.

– Нет, сам я не пойду в этот поход, я вверяю руководство отрядом моему лучшему офицеру, капитану Робладо, он собирается в эту минуту; вы можете подождать его.

С этими словами Вискарра быстро отошел от решетки и продолжил свою прогулку по террасе. Не находя удовольствия в разговоре с охотником на бизонов, он поспешил от него поскорее уйти.

Карлос только и хотел узнать и услышать эту новость и понял, что нельзя терять ни минуты. В одно мгновение он решил приступить к действию. До сих пор он оставался на лошади, и никто не видел его карабина, ложе которого упиралось в стремя, а дуло было прижато у него к плечу. Высокие кожаные сапоги (armas de agua) и серапе, закутывавший его плечи, скрывали это смертоносное оружие. Под полой того же серапе, никем не замеченный, скрывался острый охотничий нож, висевший у левого бедра. Другого оружия у Карлоса не было.

Охотник на бизонов не оставался в бездействии во время краткого совещания коменданта с Робладо, хотя старался выглядеть беззаботным. Он успел тщательно осмотреть все вокруг и убедился, что из главных ворот (saguan) каменная лестница ведет наверх, на террасу. Эта лестница предназначалась для солдат, которым по долгу службы следовало подниматься наверх. Однако Карлос знал, что существовала и другая лестница, офицерская, и хоть никогда раньше не бывал в крепости, правильно решил, что другая лестница должна находиться на противоположной стороне здания. Он также заметил, что в воротах стоит только один часовой и что каменная скамейка в глубине ворот, на которой обычно отдыхали караульные, сейчас свободна. Дисциплина в крепости была далеко не строгой, а Вискарра, сам подтянутый и франтоватый, слишком занятый собственными удовольствиями, не беспокоился о том, чтобы поставить ее на должную высоту.

Все это наблюдательный Карлос заметил еще раньше, чем Вискарра второй раз подошел уведомить его о своем решении направить отряд против индейцев. Как только полковник скрылся из виду, охотник не стал медлить ни секунды. Неожиданно тихо сойдя с седла, он оставил лошадь на месте, даже не позаботившись привязать ее, а только замотав поводья за луку седла, зная, что мустанг отлично обучен и терпеливо будет дожидаться своего хозяина.

Прижав как можно плотнее к ноге ложу карабина под серапе, хотя теперь плотно прижатый к ноге приклад уже был виден, Карлос подошел к воротам. Тут им овладело легкое сомнение: пропустит ли его часовой, или нет? Если нет, смерть часового неизбежна!

Все это было решено в одно мгновение, и охотник крепко схватил под плащом рукоятку своего охотничьего ножа.

К счастью для Карлоса и для часового, столкновения не произошло. На часах стоял какой-то беззаботный олух, неуклюжий ленивый малый, который слышал предыдущий разговор, и в действиях Карлоса не увидел ничего подозрительного. Он, впрочем, попытался было не пустить охотника, но тот быстро проговорил:

– Не посмей задержать меня, комендант только что потребовал, чтобы я поднялся к нему.

Хотя этот ответ не вполне удовлетворил часового, однако он пропустил Карлоса.

Отыскав лестницу, Карлос взбежал на ступеньки с легкостью кошки. Его мокасины производили так мало шума, что, когда он взбежал на террасу, Вискарра не заметил, что больше здесь не один. Деспот, грабитель, похититель, погубивший любимую сестру охотника, находился в шести шагах от ее брата, который пришел отомстить за честь и невинность девушки, в шести шагах от смертоносного дула карабина и ничего еще не знал о том, что ему грозит. Полковник, отвернувшись, смотрел в другую сторону и не видел нависшей над ним опасности.

Не более чем на секунду остановив взгляд на коменданте, Карлос внимательно осмотрел стены крепости: ему надо было убедиться в том, что поблизости никого нет. Двое часовых, занимавшие посты на башнях, стояли таким образом, что не могли видеть террасы, – и больше нигде никого! Карлос получил возможность действовать без помех.

Он мог выстрелить в спину полковника, но эта мысль, придя ему в голову, только мелькнула на мгновение. Он не собирался убивать Вискарру подобным образом: осторожность и благоразумие подсказывали ему употребить нож – оружие молчаливое, удар которого не привлечет ничьего внимания и скорее даст возможность убежать, когда все будет завершено.

Карлос слегка опустил на землю ложу карабина, дуло которого прислонил к решетке. Легкий стук железа о камень заставил полковника резко обернуться – он вздрогнул, увидев ненавистного охотника. В первый момент он вспыхнул гневом, который, однако же, быстро перешел в страх, когда он заметил мгновенную и невероятную перемену в лице охотника на бизонов.

– Кто вам позволил входить сюда? Как вы смели?..

– Тише, полковник, тише! Я не глухой. А вас могут услышать!

Эти слова, произнесенные тихим, решительным и одновременно грозным голосом, парализовали гнусного похитителя. Он понял, что человек, стоявший у него перед глазами, руководствовался только отчаянием и не отступится от исполнения своего намерения. Лицо Карлоса ясно говорило ему: «Смерть при малейшем сопротивлении!» В этом еще больше убеждал вид блестящего ножа, который охотник уверенно держал твердой рукой.

Вискарра посинел от ужаса. Теперь он понял, что просьба о помощи была только предлогом, чтобы приблизиться к нему, добраться до него, Вискарры. Значит, следы его обнаружены, преступление известно, виновник установлен, и брат явился отомстить или потребовать удовлетворения. Все ужасы ночного сновидения представились полковнику, перемешавшись со страшной действительностью, вставшей перед его глазами.

Он не знал, что сказать, да и едва ли был в состоянии произнести хоть слово, и только обводил все вокруг блуждавшим взглядом в надежде встретить какую-нибудь помощь со стороны. Он был отделен от своих, окружен серыми стенами и находился лицом к лицу с грозным противником. Он хотел позвать на помощь, окликнуть кого-нибудь, но чувствовал, что это был бы последний крик в его жизни.

– Что вам нужно? – пробормотал он наконец.

– Мне нужна моя сестра.

– Ваша сестра?

– Да.

– Карлос… Я не знаю… Она не здесь… Я…

– Лжете! Она здесь, в крепости. Прислушайтесь: наша собака воет у этой двери. Что это значит?

Карлос указал на дверь нижнего этажа, у которой с жалобным воем вертелся Бизон, словно хотел проникнуть в нее. Солдат пытался отогнать собаку.

Вискарра машинально взглянул по указанному направлению. Он увидел собаку, увидел также солдата, но не посмел позвать его: вид острого клинка парализовал его. Охотник повторил свой вопрос:

– Что это значит?

– Я… я… Не знаю.

– Вы снова лжете: она вошла в эту дверь. Где она сейчас? Говорите же скорее!

– Уверяю, что мне неизвестно. Поверьте мне….

– Вы хотите обмануть меня, но она здесь. Я прошел по всем вашим запутанным следам, и все ваши хитрости потрачены зря. Солгите еще раз – и этот нож вонзится вам в сердце по рукоятку! Она здесь! Говорите же мне, где Розита?

– О! Нет, не убивайте меня. Я все скажу… Она… она… здесь… Клянусь вам, что я уважал ее, не сделал ей ничего плохого! Не воспользовался…

– Негодяй! Ступай же сюда! Стань к стене! Быстро!

Карлос указал место, откуда была видна часть внутреннего двора. Зная, что между повиновением и смертью выбора не было, комендант подошел к решетке.

– Теперь прикажи привести ее сюда. Ты знаешь, кому поручено ее стеречь. Но только спокойно и безо всяких штук, слышишь? При малейшем слове, даже знаке часовому – ты погибнешь! Ну!

– Боже мой! Боже мой! Но если откроется эта тайна, я погиб, обесчещен!.. Пощадите, пощадите меня! Немного терпения – и сестра будет вам возвращена, даже сегодня ночью, клянусь вам!

– Я требую, чтобы мне возвратили ее сию же минуту. Кликни сообщников, пусть они освободят и приведут ее сюда… Скорее! Я сгораю от нетерпения. Промедли еще минуту – и я не отвечаю за себя…

– О Боже! Вы хотите убить меня! Послушайте!.. Остановитесь!.. Ах!

Последнее восклицание было произнесено, однако же, совершенно другим тоном, чем предшествовавшие: это был крик торжества и радости.

Комендант стоял лицом к лестнице, по которой поднялся охотник, а Карлос, глядя в противоположную сторону, не заметил, что на террасе появился еще один человек. Он считал, что они одни с Вискаррой, как вдруг почувствовал, что кто-то сильно схватил его за руку, которую он поднял. Вырвав руку, он быстро обернулся и очутился лицом к лицу с офицером, в котором узнал поручика Гарсию.

– Я против вас ничего не имею, – крикнул ему охотник. – Не вмешивайтесь!

Не отвечая ни слова, Гарсия взвел курок пистолета и прицелился Карлосу в голову. Охотник бросился на поручика.

Раздался выстрел, на мгновение дым окутал противников. Один из них тяжело рухнул на землю, а когда дым немного рассеялся, появился второй – тот, кто остался цел и невредим.

Это был охотник на бизонов, и его длинный нож был весь в теплой крови.

Он бросился к месту, где оставил Вискарру, но комендант очутился уже на другом конце террасы и бежал к офицерской лестнице.

С первого же взгляда Карлос понял, что не мог помешать полковнику убежать и что было бы безрассудством следовать за ним, так как выстрел уже, конечно, поднял тревогу.

Им овладело отчаяние, но лишь на несколько секунд, ибо внезапная мысль мелькнула в голове охотника: он вспомнил о своем карабине, с помощью которого мог догнать Вискарру, схватил его и прицелился.

Комендант уже добежал до половины лестницы, над краем стены виднелись только его голова и плечи, когда он вдруг остановился и оглянулся. Уверенность в спасении рассеяла его страх: движимый любопытством, он хотел взглянуть, чем окончилась борьба Гарсии с охотником. Он хотел остановиться на одну секунду, но в то мгновение, когда он повернул голову, грянул выстрел из карабина, и Вискарра покатился с лестницы вниз.

– Я не промахнулся, – сказал сам себе Карлос. – Гарсия тоже убит. Теперь следует подумать о собственном спасении. Выстрелы всполошили всех. Надо спасаться.

Между тем отовсюду неслись яростные крики. Сотни пик готовы были впиться в тело нарушителя. Карлос понимал это и быстро решал, как уходить: по той лестнице, что пришел сюда? Вторая вела во внутренний двор и была уже заполнена солдатами, которые собирались подобрать Вискарру.

Значит, первый путь! Перескочив через труп поручика, Карлос бросился к лестнице, но и тут послышались шаги вооруженных солдат.

Отступление было отрезано!

Он снова перешагнул через труп, пробежал по террасе, перешагнул через перила и глянул вниз.

Стена была очень высокой, рискованно прыгать с такой высоты, но только этот путь оставлял какую-то надежду на спасение. Уланы уже выбежали на крышу с копьями и карабинами; вокруг засвистели пули, колебаться было нечего. Карлос увидел своего мустанга, который грыз удила, слегка изогнув гордую шею. «Слава Богу, он жив!»

Вид верного коня воодушевил Карлоса – и он спрыгнул на землю, к подножию стены, целый и невредимый. Карлос пронзительно засвистел, конь примчался к нему, всадник вскочил в седло и был таков. Вслед ему раздалось несколько выстрелов, всадники бросились за ним в погоню, но прежде чем они успели выехать из ворот крепости, Карлос достиг опушки зарослей и скрылся в густой листве кустарников.

Отряд улан помчался в карьер под руководством Робладо и Гомеса, но когда приблизился к зарослям, то десятка два голов показались над кустами, и дикий воинственный клич приветствовал испанцев.

– Индейцы! Los barboros bravos! – закричали ошеломленные солдаты, объятые ужасом.

Одни остановились, другие повернули назад. Но Робладо скомандовал: «Стой!» и приказал подождать подкрепления. На ноги подняли весь гарнизон. Солдаты окружили заросли и наконец решились войти в них, но индейцев не обнаружили, хотя следы их лошадей остались на всех тропинках по всем направлениям.

Безуспешно обследовав кустарники в течение нескольких часов, Робладо с уланами возвратился в крепость.