Прочитайте онлайн Белый вождь | Глава XXXIСон в руку

Читать книгу Белый вождь
2412+14788
  • Автор:
  • Перевёл: Литагент «Клуб семейного досуга»
  • Язык: ru

Глава XXXI

Сон в руку

– Клянусь честью, превосходная шутка! – сказал Робладо, пуская дым сигары и заливаясь смехом. – Это единственное развлечение, выпавшее нам на долю с тех пор, как мы поселились в этой проклятой глуши. Значит, умеючи, можно устраивать себе развлечения даже и в пограничном укреплении. Но, правда, и хлопот получилось немало. Знаете, полковник, мы таки порядком натерпелись, а теперь, когда все кончено, скажите мне откровенно: стоила ли игра свеч?

– Я жалею, что впутался в это неприятное дело, – серьезно ответил Вискарра.

Робладо пристально посмотрел на коменданта: занятый прежде сигарой и своими шутками, он не заметил мрачной физиономии полковника.

– Что это с вами, полковник? – воскликнул капитан. – Неужели же так должен выглядеть человек, у которого двенадцать часов во власти прелестная девочка? Значит, что-нибудь да не так?

– Все не так.

– Объясните! Разве вы ее не видели?

– Только одну минуту, но и этого с меня довольно: она сумасшедшая!

– Как сумасшедшая?

– Она заговаривается. Ее странные речи испугали меня до такой степени, что я поспешил выйти, вверив ее попечениям Хосе. Уверяю вас, друг мой, что у меня пропало всякое желание оставаться с ней.

– Это ничего, ерунда, – сказал Робладо. – Завтра же она придет в себя. Она думает, что находится у дикарей, готовых ее убить и скальпировать. Но как только она придет в себя, вы постараетесь ее разуверить. Ведь придется же с этим покончить, и потому, чем скорее, тем лучше: вы должны поскорее ввести ее в курс дела, сказать ей правду и дать время примириться со случившимся. Теперь, когда вы заперли ее в четырех стенах, вдали от любопытных глаз и ушей, вам необходимо приучать ее становиться ручной. Придумывайте какие хотите способы, вас никто не подозревает, всё сваливают на индейцев. Жители Сан-Ильдефонсо настолько убеждены в набеге шайки ютов, что этот ее поклонник дон Хуан предлагал собрать добровольцев в экспедицию для преследования дикарей. Сделай это кто-нибудь другой, возможно, он нашел бы поддержку, но наш влюбленный не пользуется авторитетом, никому нет дела ни до его стада, ни до дочери колдуньи. Вот если бы вдруг возвратился сам охотник на бизонов…

– Робладо! – перебил его комендант глухим голосом.

– Что угодно? – спросил капитан, с изумлением глядя на Вискарру.

– Я видел странный сон, и он-то омрачает меня больше, чем помешательство молодой девушки. Ужасный сон!

– Как? Храброго солдата волнует какое-то жалкое сновидение! Расскажите мне поскорее, я обладаю искусством истолковывать сны и разъясню вам все самым удовлетворительным образом.

– Мне снилось, что я был с Карлосом на вершине Утеса загубленной девушки. Он будто все узнал и привел меня туда, чтобы наказать за сестру и отомстить за нее. Меня притащили на самый край и после отчаянного сопротивления с моей стороны столкнули с обрыва в пропасть, и я все летел, летел, летел… Наверху стояли охотник с сестрой и с матерью; отвратительная старая колдунья заливалась диким, безумным смехом и выражала свою варварскую радость, хлопая в ладоши, а ее длинные костлявые руки… Я продолжал лететь вниз, не касаясь земли, дна нет, и этот страшный полет разбудил меня. В ужасе я проснулся. Даже открыв глаза, я не скоро еще пришел к убеждению, что все это мне грезилось, и долго ощущал, что все происходит на самом деле. Не правда ли – страшный сон?

– Да, но он ровно ничего не означает.

– Погодите, Робладо, я еще не все сказал. Не более четверти часа назад, размышляя об этом странном видении, я случайно взглянул на роковой утес. На его вершине явственно обрисовывался всадник, прекрасно видимый на фоне черного неба, похожий на охотника на бизонов; я узнал его лошадь, которую помню очень хорошо, как и то, что он превосходно держится в седле. Мной овладело непостижимее волнение, я на минуту отвернулся, а когда взглянул туда снова, всадника уже не было, он исчез так быстро, что я готов был поверить, будто, находясь еще под влиянием сна, мое воображение создало этот призрак.

– Вполне вероятно, – ответил Робладо, желая разуверить и успокоить своего сообщника. – Во-первых, с этой террасы до вершины того утеса по крайней мере три мили, и на таком расстоянии абсолютно невозможно отличить Карлоса от какого-либо другого всадника. Во-вторых, охотник на бизонов в настоящую минуту, находясь за сто миль от кончика моей сигары, рискует своей драгоценной жизнью ради приобретения повозки вонючих бизоньих шкур и сушеного мяса. Будем надеяться, что его краснокожим друзьям придет фантазия снять с него белокурый скальп, которым так любуются некоторые наши горожанки. Что касается вашего сновидения, дорогой комендант, то оно весьма натурально. У вас слишком живо сохранилось воспоминание об искусстве наездника, отличившегося в день праздника именно на этом утесе. Вы думали о его сестре и не без основания полагаете, что сеньор Карлос не слишком бы пощадил вас, если б вы попались в его руки после того что похитили Розиту… из всего этого, перемешавшегося в вашем сознании, и сложилось ваше сновидение. Присутствие старухи также легко объясняется: вы не могли забыть, как она выглядела, когда я хватил ее томагавком на пороге хижины. Вид у нее был, я вам скажу, – забыть трудно. Ха, ха, ха!

И негодяй продолжал смеяться, уже даже не потому, что это воспоминание было настолько смешным, а для того, чтобы еще раз подчеркнуть и убедить Вискарру в том, какой ничтожной безделицей было все это событие.

– Успокойтесь, друг мой, рассейте свои мрачные мысли! Выбросьте их из головы! – прибавил он.

– Не получается, Робладо. Напрасно я стараюсь отогнать их: сон этот преследует меня, как тень, у меня будто какое-то плохое предчувствие. Сейчас я думаю, что лучше бы эта девчонка оставалась в своей земляной хижине, – да, клянусь всеми святыми, я хочу, чтобы она возвратилась туда! Я не успокоюсь до тех пор, пока не избавлюсь от нее. Мне эта проклятая сумасшедшая теперь настолько ненавистна, насколько прежде внушала самую пламенную любовь.

– Э, полноте! Вскоре вы измените свое мнение и полюбите ее еще больше, чем прежде.

– Ошибаетесь, Робладо, сам не знаю, отчего она мне опротивела. Дай Бог, чтобы она поскорее оказалась подальше от меня.

– Ничего нет легче от нее избавиться и возвратить на место прежним путем. Для этого нужен только еще один маскарад, и никто никогда ни о чем не догадается. Если вы действительно говорите серьезно…

– Никогда еще я не говорил серьезнее, Робладо, – воскликнул Вискарра, схватив капитана за руку. – Придумайте, Бога ради, способ возвратить ее без шума и скандала. Говорите скорее, потому что я как на иголках.

– Нам остается только переодеться индейцами, и тогда…

Но неожиданный крик Вискарры прервал капитана. Глаза полковника округлились от испуга, губы побелели, на лбу выступили крупные капли пота; дрожащей рукой он указывал на дорогу, которая вела к воротам крепости.

Капитан не понял, что случилось. Вискарра стоял у внешнего края террасы, откуда хорошо просматривалась эта дорога. И он первый увидел…

Робладо, находившийся на середине террасы, кинулся к решетке и взглянул в указанном направлении. Покрытый пылью, весь в поту всадник галопом скакал по дороге. Он был достаточно близко, чтобы капитан узнал его, как уже узнал полковник.

Это был Карлос, охотник на бизонов.