Прочитайте онлайн Белый вождь | Глава XXVМаскарад

Читать книгу Белый вождь
2412+15269
  • Автор:
  • Перевёл: Литагент «Клуб семейного досуга»

Глава XXV

Маскарад

– Посредница срезалась, – сказал полковник капитану. – Посмотрим, какая другая тетива остается моему луку.

– Разве вы не догадываетесь, любезный полковник?

– Не совсем, – отвечал Вискарра.

Однако же у него готово было сорваться с языка слово «насилие». Он думал уже о нем в самый первый день своей неудачи, в первоначальном порыве гнева. И он не ошибся в ответе капитана.

– Действуйте силой! – сказал Робладо.

– Но каким образом?

– Возьмите несколько солдат и ночью совершите похищение красавицы. Ничего нет проще. Вы с этого и должны были начать с такой дурочкой. Похищенная девушка весьма скоро смягчается, я это знаю по опыту. Уверяю вас, что ваша хорошенькая блондиночка станет ручной задолго до возвращения охотника.

– А в противном случае?

– Но чего же вам бояться и в противном случае?

– Злословия, сплетен, Робладо.

– Э, дорогой полковник, вы проявляете невероятную робость в этом деле! Если до сих пор оно велось дурно, то из этого не следует, что и впредь вы поведете его неблагоразумно и неловко. Вы увезете ее ночью. У вас здесь есть комнаты, куда никто не смеет войти, есть даже те, что совсем без окон. Выберите надежных людей, которых много и не потребуется: достаточно человек шесть, и вы заткнете им рты шестью золотыми унциями. Это так же легко, как украсть рубашку, а здесь речь и идет только о рубашечке.

Глупая и грубая острота показалась самому Робладо такой занимательной, что он разразился хохотом сам и увлек коменданта.

Полковник, однако же, не решался прибегнуть к крайним мерам. Хотя он был и не так груб, как его товарищ, не таким отъявленным подлецом, его удерживали не деликатность чувств и не душевное благородство – он давно уже равнодушно смотрел на зло, причиняемое им ближнему. Не волновало его также и то, будет ли Розита счастлива или несчастлива. Его удерживал страх. Робладо упрекнул его в робости, и упрек этот имел основания.

Вискарра не мог бояться какого-то физического наказания: жертва и ее родственники были слабы и беспомощны, в то время как сам он пользовался здесь почти неограниченной властью. Для него не представляло затруднений отделаться от людей, которые мешали ему, он даже мог своему акту мщения придать вид справедливости, чтобы, даже осудив на смерть невинных людей, объявить это актом правосудия. Народ роптал, креолы угрожали лишить Испанию власти над Мексикой; правительство метрополии стремилось удержать посредством строгих мер постепенно возраставшее волнение умов. При подобных обстоятельствах легко не только арестовать, но и лишить жизни самых невинных, под предлогом государственной измены. Вискарру удерживал лишь страх скандала: невозможно, чтобы осталось в секрете такое дерзкое похищение и чтобы вся долина с жадностью не обсуждала такую скандальную, такую пикантную историю. Новость могла перешагнуть границы колонии (а это уже совсем плохо) и, может быть, достичь ушей самого вице-короля. Этого комендант боялся больше всего. Мексиканский двор вообще-то не отличался строгой нравственностью, он сквозь пальцы смотрел на разные дебоши, если только они совершались не всенародно, а втихомолку, но мог ли он не обратить внимание на такое насилие, какое задумал Вискарра? Нет, конечно, – хотя бы из политических соображений.

Вообще страх полковника имел основания. Дело не могло остаться в тайне: мошенники, которым он рассчитывал поручить его, легко разболтали бы о своем подвиге. Конечно, он мог наказать своих солдат за болтливость, так как это были его подчиненные, но что толку из этого, какую бы пользу извлек он из своего мщения? Это все равно, что запереть конюшню после того, как украдены лошади.

Возможно ли было обмануть народ отрицанием факта? Без сомнения, ревнивый поклонник, находившийся рядом, и брат, который должен был возвратиться, приложили бы все возможные усилия, чтобы найти похитителя. К тому же с похищением как нельзя лучше совпали бы и посещение коменданта, и попытка сводни. Вискарру заподозрили бы, обвинили, Карлос и дон Хуан преследовали бы его самым страшным образом, а чтобы избавиться от них, необходимо было вступить на путь, усеянный пропастями.

Таковы были рассуждения коменданта, которые он изложил капитану Робладо.

– Это не значит, что я отказываюсь от дела, – прибавил он, – напротив, я желаю добиться своего, но средства, предлагаемые вами, связаны с немалым риском и чреваты множеством опасностей. Надо бы поискать чего-то другого.

И они нашли.

Робладо был человеком более основательным и характером решительнее, чем его начальник. Подумав несколько мгновений, он поставил стакан на стол и воскликнул:

– Ура, Вискарра! Дело в шляпе!

– Браво!

– Завтра же, если хотите, красавица будет у вас во власти, и самые злые языки ничего не заподозрят. Во всяком случае, вы можете пренебрегать ими, бояться вам нечего. Мне пришла в голову великолепная мысль, единственная, подсказывающая, как можно преодолеть все затруднения.

– Не мучьте же меня, Бога ради, дружище! Сообщите поскорее свой план!

– Дайте окончить стакан, такая превосходная мысль горячит и увеличивает жажду.

– Пейте же, пейте поскорее! – говорил нетерпеливый Вискарра, подливая вина сообщнику.

Осушив свой стакан, Робладо подошел к полковнику и шепотом сообщил ему подробности нового плана. Мысль Робладо была принята с восторгом, и полковник, вскочив со своего места, повторял: «Браво! Браво!..» Несколько раз он прошел по комнате с беспокойством радостно возбужденного человека и затем разразился смехом.

– Черт побери, друг мой! Вы в стратегии искуснее самого великого Конде. Клянусь, это превосходный план, и я не замедлю привести его в исполнение.

– Зачем откладывать? Приступим сию же минуту!

– Вы правы, следует немедленно заняться приготовлениями к этому замечательному маскараду.