Прочитайте онлайн Белый индеец | Глава третья

Читать книгу Белый индеец
3812+1751
  • Автор:
  • Перевёл: А. Гук
  • Язык: ru

Глава третья

К своей одиннадцатой осени Ренно так вырос и возмужал, что по силе и ловкости иногда превосходил даже взрослых воинов. Гонка сам занимался обучением сына, и раз в неделю уходил вместе с Ренно в лес. Люди считали, что великий сахем учит сына тайнам ведения войны и заключения мира, тайнам, которые сделали Гонку самым грозным и уважаемым вождем ирокезов.

Эл-и-чи исполнилось девять. Он окреп, но все еще был мал ростом. Сверстники уважали его за ум и неизменную стойкость. Теперь Эл-и-чи всегда принимал участие в играх и борьбе, и даже если знал, что проиграет, сражался до последнего. Худощавый, но выносливый, он мог целый день шагать по лесу, совсем как взрослый воин.

Братья всегда были рядом, и так хорошо понимали друг друга, что не нуждались в словах, словно могли читать мысли.

В лесу они обычно проводили время с Я-го-ном. Иногда такие прогулки длились по несколько дней. Ренно и Эл-и-чи никому не рассказывали об этих встречах, а мальчики не осмеливались спрашивать сами.

Ска-нон-ди дважды безуспешно пытался пройти испытание на право называться воином, и с трудом справился с ним на третий раз, иначе его, скорее всего, изгнали бы из племени. Теперь Ска-нон-ди был молодым воином, и мальчики редко виделись с ним.

Ренно стал главой отряда, хотя многие ребята были старше его. Никто не мог сравниться с сыном Гонки на охоте, рыбалке или военных тренировках. Наставники удивлялись мудрости и здравому смыслу одиннадцатилетнего мальчика.

Когда на деревьях начинали желтеть листья, мальчикам позволяли вернуться домой к родителям, и весь отряд с нетерпением ждал осени. Приходило время охоты, нужно было помочь родителям сделать запасы на зиму.

Ина справила сыновьям новую одежду. Каждое утро они досыта наедались маисовой каши с кленовым сиропом, брали с собой в запас холодного мяса, а также непременный горшочек меда для Я-го-на и отправлялись на охоту.

Братья любили охотиться вместе. Эл-и-чи умело выслеживал дичь, а Ренно ловко расправлялся с ней стрелами или дротиком. Однажды вместе с Я-го-ном братья убили лося. Но никто, кроме Гонки, не знал, как Я-гон помогает им. Туша убитого лося была слишком большая. Пришлось просить Я-го-на постеречь ее, а самим бежать в поселение за помощью. Три взрослых воина освежевали и отнесли добычу в деревню.

Однажды утром братья как обычно вышли из дома. День был ясный. Дымок лесных костров смешивался с аппетитными запахами, доносившимися из длинных домов. Отец-солнце показался над горизонтом, и мальчики наслаждались покоем, царившим вокруг.

Они миновали частокол, прошли через поле и вошли в лес, не заметив, как Ска-нон-ди украдкой направился следом. Два года ждал юный воин. Он долго следил за братьями, изучая их привычки, но теперь пришел его час. У Ска-нон-ди не было четкого плана. Может, придется их убить. Или просто опозорить перед всем селением. Там будет видно.

Ренно с братом бесшумно шли по лесу, будто ноги их не касались сухих листьев и веток. За годы занятий сыновья Гонки привыкли к такому шагу. Они шли к югу, и вскоре Ренно жестом остановил брата. На земле виднелись отпечатки оленьих копыт. Эл-и-чи внимательно разглядывал самый большой след.

— Это самец, — тихо сказал он, как всегда делали сенеки, чтобы их голоса не разносились по лесу.

— Нет, это самка, — возразил Ренно, опустившись перед следом на колено.

Ему хотелось, чтобы это оказалась самка, потому что матери больше нравилась мягкая шкура, чем жесткая и тяжелая.

— Слишком глубокий след для самки, — не сдавался младший брат, хотя понимал, что, скорее всего, прав Ренно — он редко ошибается.

Никто не мог определить по следу, самец или самка оленя оставили его. Ренно усмехнулся и в шутку дернул брата за волосы. Так они обычно предлагали пари: проигравший должен был вырезать мозг и потроха. Эта работа считалась самой неприятной.

Следы были совсем свежие, и мальчики пошли вперед очень осторожно. Казалось, два призрака скользят между деревьев.

Ска-нон-ди осторожно крался следом.

Ренно взглянул на брата. Эл-и-чи кивнул в знак понимания. Следы вели к соляной скале. Олени часто приходили туда полакомиться.

Ска-нон-ди тоже знал про скалу и видел оленьи следы. Сначала он хотел просто спугнуть оленя и сбежать. Но тогда братья не поймут, кто виновник неудачи, а Ска-нон-ди хотелось, чтобы они знали о его мести.

Ренно увидел оленя и спрятался за деревьями. Эл-и-чи тоже остановился, еще до того, как увидел животное. Он присмотрелся и хмыкнул. Важенка подошла к скале и принялась лизать камень. Ренно снова оказался прав.

Старший сын великого сахема подавил улыбку. Он выиграл, но не стал огорчать братишку. Теперь предстояло убить животное. Ренно подал знак брату, они разделились и стали обходить скалу с разных сторон. Тот, кто окажется ближе, должен стрелять первым.

Ска-нон-ди подошел почти к самой скале и оказался между братьями. На вершине он заметил странное пятнышко, замер и наконец различил человеческую фигуру. Кто-то прятался там, наверху, но не пытался стрелять в оленя. Выходит, это враг сенеков.

Ска-нон-ди не знал, что делать. Он жаждал мести. Но он сенека, верный сын своего народа, и если бы удалось убить или захватить в плен врага, то он, Ска-нон-ди, покрыл бы себя славой и стал настоящим воином.

Наконец здравый смысл победил. Месть может подождать: Ренно с братом никуда не денутся.

Юный воин обогнул полянку и пробрался к пологому склону. Теперь он смог разглядеть незнакомца. Тому было не меньше двадцати пяти лет, на нем была белая краска эри. Враг.

Эри увидел Эл-и-чи и потянулся за стрелой.

Ска-нон-ди оставалось еще пятьдесят ярдов, но пройти их было невозможно. И он тоже решил стрелять.

В это время Ренно почувствовал неладное, поднял голову и увидел, что Ска-нон-ди готовится стрелять. Ренно не мог видеть эри и решил, что молодой человек хочет выстрелить в него или брата.

— Нет! — выкрикнул Ренно.

Олень умчался, а мальчик кинулся к Эл-и-чи, чтобы сбить с ног и укрыть собственным телом.

Эри заметил Ска-нон-ди и понял, что попал в ловушку. Враг сенеков развернулся, сменил цель и выстрелил.

Ска-нон-ди был обречен: стрела вонзилась ему в горло. Он с хрипом вскрикнул, рухнул на землю и тут же умер.

Ренно только теперь осознал, что им с братом угрожает. Бросившись к Эл-и-чи, он обронил свой лук. Эл-и-чи, пытаясь укрыться среди деревьев, тоже выронил оружие. Безоружный Ренно оказался прекрасной мишенью. Эри засмеялся, вытащил следующую стрелу и прицелился.

Ренно решил умереть достойно, скрестил руки на груди и стал ждать.

Но выстрела так и не последовало. В лесу раздался треск и рев, и Я-гон на задних лапах бросился к эри. Огромный медведь сжал его своими страшными лапами. Эри закричал. Я-гон вонзил зубы в плечо врага, потряс его, словно собака кость, и бросил к подножию скалы, туда, где еще недавно стоял олень. Медведь зарычал, опустился на четыре лапы и посмотрел на Ренно.

Мальчик тоже молча глядел на зверя.

— Спасибо, брат, — сумел наконец произнести Ренно. — Пусть твой зимний сон будет мирным, и да хранят тебя маниту.

Я-гон повернулся и ушел в лес. Эл-и-чи вышел из-за деревьев:

— Мы не увидим Я-го-на, пока на деревьях не появятся почки и не вырастет новая трава. Как нам отблагодарить его? Если бы не он, эри убил бы нас обоих.

— Члены одной семьи не считают долги, — ответил Ренно. — Отец всегда помогает нам, но мы не говорим, что в долгу перед ним. Я старше и сильнее тебя и тоже помогаю тебе. Но когда-нибудь придет день, и ты спасешь мне жизнь.

Потом они сплели носилки, чтобы отнести в деревню тело Ска-нон-ди. Ренно подошел к эри, опустился на колено, снял скальп и заткнул его за пояс.

— Это добыча Я-го-на, и я возьму это для него.

Носилки оказались тяжелыми, и они шли медленно.

— Ска-нон-ди, — заговорил младший брат, — был настоящим сенека. Он не был нам другом, но отдал за нас жизнь, и я почитаю его память.

— Это так, — отвечал Ренно, но сам не до конца верил в эти слова.

Он все думал: как странно, что Ска-нон-ди появился откуда ни возьмись. Может, он как раз подстерегал братьев, а эри помешал ему? Олень сбрасывает рога, но шкура остается прежней. Так же и люди. Ска-нон-ди научился скрывать злобу, но вряд ли изменил свое отношение к братьям.

— Эри убил бы нас, если бы Ска-нон-ди не принял эту стрелу, — продолжил Ренно. — Но я рад, что мы не остались в долгу перед его кланом. Я-гон, наш брат, отомстил за него.

Эл-и-чи удивился мудрости старшего брата. Верно сказала Са-ни-ва, сестра отца: «Когда Ренно вырастет, не будет ему равных ни в одном племени на земле».

Когда Ренно исполнилось четырнадцать лет, Са-ни-ва собрала всех женщин клана Медведя. Вместе с Иной они заявили, что Ренно, хоть и младше других мальчиков на один год, но готов пройти испытания. Женщины знали сына Ины и не стали спорить. Об этом решении сразу сообщили Гонке.

Великий сахем собрал военный совет.

— Не посылайте Ренно на испытания только потому, что он сын Гонки, — сказал глава клана Медведя. — Отправьте его, только если он действительно достоин.

Глиня