Прочитайте онлайн Белая скво | Глава XVII. САМОУВЕРЕННОСТЬ

Читать книгу Белая скво
3912+4597
  • Автор:
  • Перевёл: Д. Арсеньев

Глава XVII. САМОУВЕРЕННОСТЬ

Постоянный поселок племени Олуски выглядел гораздо внушительней временного лагеря из вигвамов у залива Тампа.

Восточной резиденцией семинолов служил город, построенный задолго до того, как испанцы высадились во Флориде, и здесь жило много поколений индейцев.

Вождь, вернувшись после долгого отсутствия, с удовольствием вступил под родительскую крышу.

Он был вдвойне доволен, потому что привел с собой своего племянника Вакору, который, думая о красивой двоюродной сестре, с готовностью принял приглашение.

Вот они сидят с зажженными трубками в доме, Сансута им прислуживает.

Вакора, глядя на проворную, стройную девушку, занятую домашними делами, нашел ее еще более прекрасной, и то, что она чувствовала его внимание, увеличивало ее прелесть.

– Я доволен, племянник, – говорил Олуски, – доволен, что ты снова среди нас. Я чувствую, что уже не молод: поддержка твоей твердой руки мне в старости очень нужна.

– Я всегда к твоим услугам, дядя.

– Я это знаю. Если бы Олуски думал по-другому, он не был бы доволен. Твой двоюродный брат, Сансута, останется у нас. Ты должна его поблагодарить за это.

– Я ему благодарна.

– А Вакора благодарен за приветственную улыбку на устах Сансуты.

Девушка покраснела, услышав этот тонкий комплимент, и вышла, оставив двух вождей наедине.

– Ты сказал мне, Вакора, что дела в твоем племени идут хорошо и что в вашем доме советов мир и согласие.

– Да, дядя, как и во времена моего отца.

– Это хорошо, без согласия нет настоящей силы. У нас тоже так.

– Но Олуски ничего не говорил мне о бледнолицых с залива Тампа.

– Они по-прежнему наши верные друзья. Несмотря на все твои опасения, Вакора, Роди и колонисты верны своим обещаниям.

– Я рад слышать эти слова Олуски, – был ответ племянника.

– Я тебе не рассказывал, что белый вождь предложил мне продать холм.

– Продать холм? Какой холм?

– Тот, на котором мы ежегодно живем летом. Мы называем его холмом Тампа – из-за залива.

– Правда? Ему нужен и этот холм? – возмущенным тоном спросил молодой вождь.

– Да. Я созвал наш совет и передал его слова.

– И каков был ответ воинов?

– Таков же, как и мой. Отказ.

Вакора облегченно вздохнул.

– Когда я передал этот ответ белому вождю, он не рассердился, но встретил его, как друг.

– Действительно?

– Да. Он настоял на том, чтобы я принял его дары, и сказал, что дружба Олуски стоит больше земли.

– Но ты отказался от подарков? – оживленно спросил молодой индеец.

– Не мог: мой старый друг не принял отказа. Боясь оскорбить его, я согласился.

– Нужно было отказаться, дядя.

– Вакора так говорит, потому что подозрителен. Олуски не сомневается в том, что эти люди – друзья.

– Да, дядя, я подозрителен и всегда буду подозрителен по отношению к белому человеку. Белый человек ничего не дает, если не ожидает десятикратной прибыли. Он дает краснокожему стекляшки, а взамен требует золото.

– Во многих случаях это так, но не в этом. Белый вождь сделал мне ценный подарок, а в обмен просил только дружбу.

– Так он сказал. Но что он имел на самом деле в виду?

– Я вижу, что не убедил тебя. Я тебя не виню; но хотел бы, чтобы ты хорошо подумал, прежде чем осуждать. Целый народ не может отвечать за дела отдельных плохих людей.

– Я подумаю об этом. Если ошибаюсь, признаю это и поверю во все хорошее, что ты говоришь об этих людях.

– Ты говоришь, как настоящий мужчина, Вакора, и Олуски рад это слышать.

Беседу прервало появление индейца, одного из воинов племени.

– Что нужно Марокоте? – спросил Олуски.

– Поговорить с Вакорой, вождь.

Вакора пожелал выслушать его в присутствии дяди.

– Марокота должен говорить с Вакорой наедине, если Олуски это разрешит.

Олуски сделал знак племяннику, который, встав, направился вслед за воином к выходу.

– Вакора должен отойти со мной подальше, – сказал индеец.

– Иди, я следую за тобой.

Марокота пошел вперед и остановился только на некотором удалении от здания.

– Вакора верит Марокоте?

Молодой вождь вздрогнул, услышав этот вопрос, который его проводник задал напряженным тоном.

– Да, я тебе верю.

– И он будет служить Олуски, нашему вождю?

– Всей своей жизнью!

– Сансута дорога Олуски!

Вакора снова вздрогнул. Слова Марокоты звучали загадочно. Его проводник продолжал:

– Сансута прекрасна!

– Мы все это знаем. Ты пришел, чтобы сказать мне это?

– Бледнолицые восхищаются красотой индейских девушек.

– Ну и что?

– Один из бледнолицых приметил красоту Сансуты!

– Ха!

– Его глаза радуются ее виду; ее щеки горят, когда она видит его.

– Как его зовут?

– Уоррен Роди.

– Как ты это узнал?

– Марокота – друг Олуски и хочет, чтобы вождь был счастлив. Сегодня посыльный Уоррена был в городе – негр, Хромоногий.

Молодой вождь молчал. Марокота следил за ним, не мешая ему думать.

Придя в себя, Вакора спросил:

– Где Марокота видел негра?

– В старой крепости.

– В старой крепости? Что он там делал?

– Марокота пошел по следу – хромая нога и палка – и увидел; как он входил в старую крепость. А там его ждали.

– Кто?

– Его хозяин!

– Уоррен Роди?

Марокота кивнул.

– Я слышал их разговор, – сказал он.

– О чем они говорили? – спросил молодой вождь.

– Вначале я не мог разобрать – они говорили шепотом. Немного погодя рассердились. Уоррен обругал Кривоногого и ударил его. Черный человек произнес проклятие, вскочил на стену крепости и спрыгнул по другую сторону от той, где лежал я.

– А ты слышал, о чем они говорили до ссоры?

– Слышал, как бледнолицый сказал, что Хромоногий исполнил его поручение только частично и должен вернуться и закончить дело. Черный отказался. Именно из-за этого тот, другой, рассердился и ударил его.

– Это очень странно, Марокота. Тут какое-то предательство, которого я не понимаю. Негра нужно найти и расспросить.

– Ну, масса индеец, это сделать нетрудно! Хе! хе! хе!

Если бы сам демон тьмы явился перед двумя индейцами, они не были бы так поражены, когда услышали эти слова: потому что произнес их сам Хромоногий. Черный, казалось, обрадовался эффекту, который произвело его неожиданное появление, и какое-то время продолжал радостно хихикать.

– Да, и чего же вам нужно от бедного негра? Вы его нашли! Хе! хе! хе!

Вакора строго повернулся к нему.

– Я намерен держать тебя, пока ты не расскажешь всю правду!

– Правда, масса индеец, это то, что всегда говорит старый негр. Он не может с этим ничего поделать, потому что такой у него характер. Правда и невинность – единственное его богатство, хвала Господу!

И произносилось это набожное высказывание с дьявольским видом.

Вакора оборвал попытки негра уйти от ответа и приказал немедленно сообщить, чего хочет Уоррен Роди, с каким посланием он отправил негра и к кому.

Но Хромоногого, однако, остановить так легко не удалось.

– Ну, масса индеец, я не возражаю против того, чтобы кое-что вам рассказать, но не люблю говорить при других. Отошлите его, – он указал на Марокоту, – и старый Хромоногий все вам расскажет. Он и так собирался это сделать, когда шел сюда.

Со вздохом вождь отпустил Марокоту и, велев негру идти за собой, прошел еще немного дальше от поселка.

После этого состоялся долгий и, очевидно, интересный разговор. Хромоногий, как обычно, яростно жестикулировал, а молодой вождь, сложив руки на груди, слушал его рассказ.

Расстались они поздно. Негр заковылял в направлении развалин, а Вакора вернулся в дом своего дяди.