Прочитайте онлайн Балканский тигр | Глава 1. ЗАКАТ СОЛНЦА ВРУЧНУЮ.

Читать книгу Балканский тигр
2616+914
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 1. ЗАКАТ СОЛНЦА ВРУЧНУЮ.

Владислав прикинул расстояние от вершины горы, где он вознамерился разместить одного из стрелков, до телевизионной тарелки, должной изображать работающий радар сербского ПВО, и вздохнул. На карте эти точки можно было соединить сантиметровой линией, на практике же, из за горного рельефа, наблюдатели друг друга не видели. Хотя должны были — по планам Рокотова.

Влад почесал затылок. Штабная работа утомляла больше, чем беготня с автоматом по холмам и перелескам.

— Не выходит? — осторожно поинтересовался Срджан, бывший студент химик, а ныне исполняющий в отряде роль заместителя командира.

— Так себе, — Владислав грустно покосился на собравшихся в его палатке боевых товарищей, — и да, и нет. Вроде бы расстояния для прямого выстрела хватает, но цель будет практически на пределе дальности. Единственная надежда, что они опять пройдут справа от горы. Тогда мы их точно замочим. Без вариантов.

— А если переместить стрелков еще выше? — внес предложение Веселии.

— Некуда, — отмахнулся Мирко, исползавший за прошедшие трое суток все окрестные вершины. — Подходящей площадки я не нашел. А стрелять с подвесной люльки… И не попадешь, и сам сорвешься. Хорошо, если один, а то ведь и товарища за собой потянешь.

— Нет, болтаться на веревках я вам не позволю, — вмешался Влад, — Совсем с ума посходили. Наша задача — обойтись без собственных потерь, даже если придется пожертвовать гарантией попадания. В конце концов, «Иглы» у нас две, одна ракета так или иначе попадет. Экономить на выстрелах не будем. Да и второй раз использовать тот же метод нам не дадут… Натовцы не идиоты, в этот район снова соваться не будут, постараются отутюжить с дальней дистанции. Так что возможность у нас одна единственная. С первого раза сковырнем супостата — и по домам.

Сербы насупились. Предложение разойтись по домам после удачной операции по душе им не пришлось.

— А вы что хотели? — усмехнулся Рокотов. — Организовать тут постоянное дежурство? Тогда надо где-то взять еще пяток ПЗРК. И наметить позиции километрах в десяти отсюда…

— Насчет ПЗРК можно подумать, — заявил вечно хмурый крестьянский парень Джуро, ведавший в отряде вопросами материального обеспечения. Его деревенская основательность служила хорошим подспорьем остальным, большинство из которых были городскими жителями и слабо разбирались в простой жизни на природе. — Я знаю один военный склад неподалеку…

— Отставить, — Влад нацедил себе кружку крепчайшего чаю. — Хорошего помаленьку. А то, не дай Бог, нас перестреляют караульные, когда мы на этот склад полезем. Ладно, что нибудь придумаем. А пока — всем отдыхать. Завтра еще тросы тянуть.

Сербы разошлись, тихонько переговариваясь между собой в предвкушении завтрашней операции, ради которой они торчат в этих горах уже неделю.

Рокотов откинулся спиной на свернутое одеяло и призадумался.

Пока все шло гладко.

Штурмовики НАТО, наносящие ракетные удары по юго-восточной Сербии, проходили точно над ущельем, где обосновался маленький отряд, и к ответному удару, должному несколько умерить боевой пыл летчиков Альянса, все было готово — выверены позиции, расставлены треугольником фальшивые радары, многократно проверена связь. Ловушка ждала свою первую и, к сожалению, для сербов, единственную жертву.

Владислав полностью разделял чувства своих новых товарищей. Так же зверел от каждого радиосообщения о новых погибших, так же не понимал позиции правительства и Президента собственной страны, не пожелавших или не сумевших остановить эту бойню, так же презирал велеречивых западных политиков, нагнетающих истерию и готовых ради смещения Милошевича уничтожить всех сербов до последнего. Война быстро и незатейливо расставила всех по своим местам — нормальных людей на одну сторону, подлецов и негодяев — на другую. Последние находились в меньшинстве, но именно в их руках была сосредоточена власть. Что в США, что в России, что в Югославии… На безликое «население» им было по обыкновению наплевать. Сотни и тысячи жизней поставлены на кон международной рулетки, где в качестве приза фигурируют политические рейтинги и возможность бесконтрольно запускать свои липкие лапки в казну.

Раньше Рокотова эти проблемы, в сущности, не волновали. Война казалась ему, обычному российскому биологу, чем-то далеким и нереальным, прерогативой развивающихся стран вроде африканских или суверенных республик бывшего СССР. Но в одночасье все перевернулось.

В неудачное время попав на территорию вступившей в войну Югославии, Влад на собственной шкуре испытал все прелести боевых действий, когда внезапно исчезают нормы гуманизма и ты оказываешься лицом к лицу с многочисленным и безжалостным противником. Причем разницы между другом и врагом практически нет.

Вчерашний кореш, с которым ты пил водку, может пристрелить тебя не моргнув глазом. И только потому, что у него есть автомат, а у тебя его нет. Или еще по какой мелкой причине — вроде прошлой обиды. Да мало ли причин, если как следует покопаться в памяти! А что уж говорить о людях малознакомых или совсем незнакомых, готовых выпустить в тебя очередь только из-за того, что сами боятся выстрела с твоей стороны.

Рокотову «повезло» вдвойне.

Чудом уцелев после взрыва палатки, где он в гордом одиночестве и в пятнадцати километрах от ближайшего населенного пункта занимался научными исследованиями, Владислав умудрился перейти дорожку специальной диверсионной группе албанских партизан и даже выкрасть у них из под носа мальчишку, с помощью которого те собирались «доказать» причастность сербов к зверскому уничтожению одной из деревень на границе с Косовом.

Потом ему на голову свалился летчик со сбитого американского «Стелса», и Влад столь же добросовестно спасал его от все тех же албанцев, считая их карателями из подразделений специальной полиции. Когда же фокус с переодеванием наконец открылся, биолог чуть не погиб, выводя летчика к точке спасения, где их обоих должны были подобрать морские пехотинцы США.

Черта с два.

Американцы оказались полной противоположностью благородным героям голливудских боевиков, и вместо положенной в таких случаях награды Рокотову досталась очередь из двенадцатимиллиметрового пулемета. Хорошо не попали, а взбешенный такой неблагодарностью Владислав перебил остатки албанского отряда и спустя сутки явился в городок Блажево, горя желанием совместно с сербами отбивать западную агрессию.

Однако путь в сербскую армию Владу был заказан.

К счастью, вместе с ним из зоны боев выбралась оказавшаяся там югославская журналистка центрального телевидения. Благодаря ее вмешательству Рокотова не определили в отдельную камеру местного полицейского участка, а просто вежливо предложили отправиться в Белград, отыскать российское, посольство и отбыть на историческую родину.

Владислава подобный расклад не устроил.

Послонявшись возле призывного пункта, он нашел общий язык с не принятыми на действительную военную службу молодыми сербами и уже через два дня имел в своем подчинении десяток ребят, не прошедших медкомиссию. Двое страдали от астмы, трое видели немногим лучше кротов, а у остальных обнаружилось плоскостопие. Были еще кандидаты, но глухонемых и сумасшедших Рокотов не принимал.

Когда формирование отряда «юных инвалидов» завершилось, остро встал вопрос об оружии. Ибо противостоять натовской авиации следовало современными средствами. Из катапульты истребитель не сбить.

Обращаться за помощью к официальным властям значило потерять время и вызвать ненужные подозрения. Поэтому в ночь, когда почти все жители города тушили подожженный кем-то (сильно напоминающим неугомонного Владислава) склад нефтепродуктов, несколько одетых в темное фигур ограбили близлежащую воинскую часть. К слову сказать, по этой части на следующий же день ударил немецкий штурмовик.

Добычей группы стали два комплекса «Игла», десяток гранатометов и пятнадцать автоматов АК-47 с кучей боеприпасов. Помимо этого хозяйственный Джуро прихватил на всех армейский камуфляж.

Группа быстро передислоцировалась в горы, на десять километров от Блажево. Там же выяснилось, что почти все «народные мстители» совершенно не представляют, как обращаться с оружием. К счастью, Джуро не забыл прихватить и инструкции, так что два дня сербы прилежно заучивали сухие строчки армейских наставлений. Экзамен сдали все, а контрольные стрельбы прошли на удивление гладко — никто не прострелил себе ногу и не попал из гранатомета в лежащего по соседству товарища. Даже те, кто хорошо видел чуть дальше собственного носа.

Усидчивостью бойцов Влад остался доволен. Теперь следовало привести заранее намеченный план в исполнение.

* * *

До здания американского консульства Иван Вознесенский добрался к полудню. Демонстрация протеста против бомбардировок Югославии уже началась, поэтому Иван не стал ломиться сквозь толпу в первые ряды, а скромно пристроился поодаль.

Питерская погода в тот день благоволила к собравшимся — дождик кончился за час до того, как у дома на улице Фурштадтской стали собираться первые митингующие, и теперь солнышко грело макушки демонстрантов и бойцов ОМОНа из немногочисленного оцепления.

Лозунги были те же, что и неделю, и две назад: «Руки прочь от Югославии!», «НАТО — убийцы!», «Россия + Сербия», «Милошевич, держись!». Некоторым диссонансом звучали крики старичка в потертом берете насчет агрессии США во Вьетнаме, но этого безобидного сумасшедшего знали все и не обращали на него никакого внимания. Старичок с плакатом, на котором едва угадывалась зверская рожа Линдона Джонсона, кочевал по всем мало-мальским значительным собраниям города, одинаково активно поддерживая и демократов, и анархистов, и косноязычных «левых», и вечно поддатых национал-патриотов. К нему повсюду относились с непонятной западному человеку нежностью и, что немаловажно, повсюду наливали «фронтовые сто грамм». Большей дозы пенсионеру не требовалось, и он благополучно засыпал на соседствующей с местом проведения митинга скамейке. Милиция его не трогала, почитая за некий непременный атрибут любой демонстрации, вроде хрипящего мегафона в руках у выступающего.

Иван поежился и поплотнее запахнул куртку.

В принципе делать ему здесь было нечего. Об истинном положении вещей в Югославии он знал лучше большинства собравшихся, ибо после окончания сербо-хорватского отделения филологического факультета семь лет посвятил изучению современной истории балканского конфликта. Также он прекрасно понимал, что митинг ни к чему не приведет, никто из сотрудников консульства даже не соизволит выйти на улицу, чтобы забрать приготовленное демонстрантами обращение к Президенту США. Давно установившимися правилами поведения за рубежом работникам диппредставительств Соединенных Штатов предписывалось не обращать внимания на вопли аборигенов и не реагировать ни на какие выступления. Особенно в отсталых славянских странах, должных, по мнению администрации «мирового полицейского», служить сырьевыми придатками к цивилизованному миру.

Вознесенский передернул плечами.

Косовская драма один в один повторяла трагедии в Хорватии и Боснии. Сербов убивали совершенно безнаказанно, а любой их протест приводил лишь к ужесточению санкций против них же самих. Мусульмане и католики резали православных десятками тысяч, повторяя преступления фашистов времен Второй мировой войны, организовывали гетто и концентрационные лагеря, применяли самые изощренные пытки, а «просвещенный» Запад аплодировал их успехам в деле построения независимых государств. Национальное и территориальное разделение постепенно сменялось разделением по вере — из православия упорно лепили язычество, из ислама — разновидность международного терроризма. Фанатики с обеих сторон убивали друг друга по указке миссионеров, чья деятельность оплачивалась из одного кармана.

Во время работы в университете Иван написал на эту тему десятки статей и брошюр, пытался донести до читателя всю глубину назревающей проблемы, делал прогнозы, которые непременно оправдывались через год-два. Без толку.

Его будто не слышали.

Или не хотели услышать. Занимались мелкими, но денежными делами.

Единственные, кто обратил внимание на его выступления в прессе, были американцы. Они добились увольнения Вознесенского с работы, скупили и уничтожили тираж его второй книги, несколько раз нанимали журналистов, обливавших Ивана грязью со страниц прозападных газетенок. Даже пытались инициировать медицинское освидетельствование, чтобы объявить его ненормальным. Последняя акция сорвалась случайно — «купленный» психиатр из районного диспансера, должный дать нужное заключение, попался на взятке, и тщательно спланированная операция не состоялась. Иван явился в диспансер именно в тот момент, когда доктора выводили из кабинета оперативники УБЭПа, сразу все понял и отправился в регистратуру. Вызывали-то его по телефону «для уточнения», поскольку якобы потерялся журнал с данными о выданных справках на оружие и водительские права. Журнал, естественно, оказался на месте…

Вознесенский прислонился к стволу дерева и еще раз осмотрел толпу. Все как на прошлых митингах. Часа через два демонстрация закончится.

Видеокамера, расположенная на уровне второго этажа консульства, повернулась вправо на тридцать градусов, и ее объектив нацелился на одинокую фигуру, стоящую чуть в стороне от основной массы митингующих.

Мэри Смит Джонс, начальник службы безопасности консульства, кивнула на монитор, и оператор увеличил лицо мужчины.

— Этот, — Мэри постучала по экрану пальцем. — Вы знаете, что делать.

Ее заместитель, худощавый русский парень, работающий в консульстве по контракту, утвердительно наклонил голову. Пожелания начальницы следовало выполнять быстро. Даже если они противоречили закону. Но на российские законы можно наплевать — не родился еще страж порядка, которому американцы сдадут своего верного слугу. Тем более — в России. Спустя три минуты из незаметной двери соседнего дома вышел юноша в длинной кожаной куртке и направился к группе скучающих молодых людей позади толпы.

— НАТО — параша! Клинтон — козел! — скандировала толпа, подзадориваемая кучкой плечистых «лимоновцев».

— Руки прочь от Вьетнама! — визгливо вклинивался старичок, размахивая своим плакатом.

В стены консульства полетели банки краснодарского соуса, яйца и презервативы, предусмотрительно наполненные мочой. Митингующие задохнулись от восторга, когда в незакрытую по чьему то недосмотру форточку на третьем этаже с чавканьем впился пакет с собачьим калом. Бурая жижа заструилась между стеклами. Довольный метким броском «лимоновец» быстро отступил в толпу; люди тут же сомкнулись, не давая бросившимся на перехват милиционерам скрутить руки доморощенному «снайперу».

Стены консульского здания за минуту превратились в гигантскую дурнопахнущую палитру.

Иван нахмурился. Разрешенная властями города демонстрация опять превращалась в фарс, который будут смаковать западные телекомпании, не упуская возможности помногу раз прокрутить своим зрителям особенно отвратительные моменты. Видеокамер вокруг консульства предостаточно. Вознесенский сунул руки в карманы пальто и подумал, что пора уходить.

Когда он двинулся в сторону станции метро «Чернышевская», к нему метнулись двое неприметных молодых людей и крепко схватили за руки.

Иван дернулся и закрутил головой, не понимая, что происходит.

— Спокойно, — стоящий слева коротко, без замаха ткнул Вознесенского в печень.

Судя по вспышке боли в правом боку, нападавший был вооружен кастетом. Иван осел, и молодые люди сноровисто подтащили его к арке проходного подъезда. Там ему еще раз от души врезали по спине и буквально бросили в маленький глухой дворик.

Экзекуция на этом не завершилась.

Из-за железной дверцы в грязно желтой стене вывалились четверо в форме охранников консульства и принялись ногами избивать Ивана. Били методично, с протяжным хеканьем, целя тупыми концами форменных ботинок в голову. Вознесенский перекатился в угол дворика, попытался вскочить, но его опередил один из охранников, приложив дубинкой в переносицу.

Иван потерял сознание.

С полминуты попинав бесчувственное тело, охранники все так же молча скрылись за дверцей. Окровавленный Вознесенский остался лежать на асфальте. Парни в кожаных куртках, наблюдавшие за избиением из-под арки, закурили и прогулочным шагом отправились на улицу. На выходе они столкнулись с омоновцем и помахали у него перед носом удостоверениями сотрудников уголовного розыска.

— Что там? — омоновец заглянул под арку.

— А-а, — один из парней небрежно пожал плечами, — алкаш… Бузить пытался, мы его и угомонили.

Автоматчик ответом удовольствовался и отошел. Услышанный им шум драки оказался общепринятыми «мерами успокоения» какого-то бухарика, видимо, нагрубившего его, омоновца, коллегам. Ну отлупили и отлупили, кому какое дело!

Меньше выступать надо.

Парни повернули в противоположную сторону и не спеша двинулись по аллее. На углу один из них воровато оглянулся и сунул другому сто долларов — треть суммы, полученной от консульского работника. Довольно хмыкнув, они пожали друг другу руки и молча разошлись. Один отправился в Следственное Управление на Захарьевской, второй — в отделение милиции на соседней улице. А по пути можно и валюту поменять, благо обменные пункты в этом районе торчат на каждом шагу.

* * *

Владислав присел у нависающего над пропастью обломка скалы и осторожно глянул вниз. Почти отвесная стена, испещренная выбоинами и меловыми потеками, спускалась на добрых триста метров. На дне пропасти громоздились светло серые валуны.

— Самое узкое место, — Срджан вытащил сигареты. — До того края сто двадцать метров.

— Пойдет, — Рокотов примостился рядом. — И уступчики удобные. Тросы можно почти до вершины дотянуть. Перекроем, как паутиной…

— А ты уверен, что они именно здесь полетят?

— Обязательно. Подниматься выше горы им не имеет смысла. Да и опасно слишком. — Влад с удовольствием втянул в себя ароматный дым. — Их тогда локатор враз обнаружит и наведет истребители. А вертуха супротив «МиГа» — ничто. Они постараются выйти в долину незаметно на сверхмалой высоте… А приманку мы разместим недалеко от выхода из ущелья.

— Ее еще получить нужно, — рассудительно заметил Драгутин.

— Получим, не боись, — Рокотов достал бинокль. — Отсюда до огневых позиций километр. Если по прямой. Штурмовики проходят точно вон над той лысой вершинкой. Плюс-минус сто метров. Ударим вовремя — и приманка сама к нам в руки ляжет, за два часа обнаружим. А здесь гранатометчиков посадим, с обеих сторон. Эти обычно парами ходят, так что у стрелков работа будет. Главное — осветительные ракеты не забудьте. Как первый запутается, сразу выпускайте «фонарь».

Срджан пометил что-то в блокноте и снова уставился на Влада.

— Ладно, — Рокотов затушил окурок, — ближе к делу. Зови остальных, нужно тросы принести и начать подготовку. Времени на самом деле в обрез. А перед ночной вам всем еще поспать надо…

* * *

Нахального итальяшку с серьгой в ухе пилот первого класса германских ВВС Герхардт Хенкель невзлюбил с первого дня, едва эскадрилья «Торнадо» приземлилась на базе Авиана. Серджио, наземный техник, не питал никакого уважения к летному составу, откровенно подтрунивал над всегда серьезными летчиками-истребителями и, ко всему прочему, был гомосексуалистом. А педерастов Герхардт презирал, считая их балластом нации. Суровое воспитание, коим он был обязан деду эсэсовцу, отсидевшему десять лет в сибирских лагерях, заставляло его презирать не только гомосексуалистов, но и славян, цыган, евреев, коммунистов, лесбиянок и вообще всех, кто не принадлежал к элите немецкого общества. В особенности тех, кого Хенкель не понимал.

Естественно, на людях Герхардт своих чувств не проявлял. За отсутствие политкорректности запросто можно было лишиться работы, а за антисемитизм так и вообще угодить в тюрьму. «Искупление вины» германского народа перед еврейским за преступления фашизма обернулось для немцев тем, что они боялись даже затрагивать эту тему — во избежание обвинений в неонацизме и скандалов в прессе.

Для Хенкеля итальянцы были такими же «недочеловеками», как евреи или славяне. Герхардт едва сдерживался, чтобы не размазать Серджио по стене ангара, и только совместное членство в НАТО и воспоминания о Бенито Муссолини, верном друге фюрера, останавливали его.

— Я вам еще раз говорю, что вторая ИНС барахлит, — терпеливо втолковывал он откровенно зевающему технику. — На выходе с боевого курса монитор навигации начинает рябить.

— Я уже три раза проверял, — раздраженно отмахнулся итальянец, который на самом деле и не дотрагивался до электронных блоков.

Они — беседовали по-английски, стоя напротив друг друга на самом солнцепеке. Герхардту было жарко, но он решил не уходить, пока самолично не убедится, что Серджио не филонит и действительно занимается проверкой системы. Техник же втайне надеялся, что полуденное солнце изжарит настырного немца в темной куртке. В холодильнике его ждали бутылочка красного вина, сыр и зелень, которые он намеревался употребить незамедлительно. А немец стоял непреодолимой преградой между желудком итальянца и манящими деликатесами.

— Ладно, — наконец сдался механик, — посмотрю при вас. Больше ничего проверять не нужно?

— Пока нет. Если понадобится, я сообщу, — бесстрастно ответил Хенкель.

«Вот козлина то! — обозлился Серджио, поднимаясь по приставной лесенке в пилотскую кабину. — Креста на нем нет! Что он докопался до этой ИНС, если все равно есть дублирующая система?»

В кабине боевого самолета, рассчитанной на стационарно сидящих пилотов, техник запнулся о край кресла и зло пнул его ногой. Сиденье сдвинулось на полсантиметра, но этого хватило, чтобы разорвался провод, соединяющий подрывную шашку катапульты и бортовой компьютер «Спирит 3». Медная жила провода скрутилась петлей и улеглась на контакте правого переднего пиропатрона, замкнув цепь и заблокировав отстрел плексигласового фонаря кабины.

Серджио, бормоча под нос ругательства в адрес настырного Хенкеля, вытащил из гнезда блок ИНС «Р1М1010» и продемонстрировал его пилоту.

— Второй брать будем? — ехидно поинтересовался итальянец.

— Будем, — раздраженно выдохнул немец. — Давайте этот сюда и вынимайте второй…

У него появилось дурное предчувствие насчет предстоящего ночного вылета. Но отказаться от выполнения боевой задачи Герхардт не мог.

* * *

Своих бойцов Влад поднял ровно в восемь вечера. По его разумению, пятичасового сна вполне достаточно, чтобы получить заряд бодрости на всю ночь.

Раде, которому по графику выпало дежурство по кухне, сварил котелок крепчайшего кофе и раздал собравшимся возле импровизированного стола бойцам по кружке. К кофе полагался только сахар, никаких излишеств вроде сливок или бисквитов в отряде не было.

Обведя собравшихся взглядом, Рокотов взял слово.

— Итак, друзья мои, еще раз пробежимся по пунктам нашего плана. Я называю имя, названный кратко докладывает. Можно не вставать… И сигарету, если кто курит, откладывать тоже не обязательно. Драгослав!

— Сопровождаю Йована, Войслава и Стёвана до наблюдательного пункта. Занимаю позицию номер три. Блокирую подходы со стороны тропинки. При получении приказов «отбой» или «возврат» сопровождаю группу до лагеря.

— В чем разница этих приказов?

— «Отбой» означает, что операция переносится, «возврат» — что задача выполнена.

— Молодец. Войслав!

— Занимаю пост на наблюдательном пункте вместе с Драгославом, Йованом и Стеваном. Отвечаю за визуальное обнаружение объекта. Снаряжение готово.

— Хорошо. Йован!

— Работаю «слухачом». — Худощавый парень с длинными белесыми волосами выкинул окурок. Из команды он видел хуже всех, его зрение было около минус шестнадцати. Но природа, в качестве компенсации, наделила парня уникальным слухом. Йован слышал шепот в десятках метров от себя, а звук самолета — за несколько километров. Причем по шуму Йован мог определить даже тип летательного аппарата, что Влад не преминул проверить три дня назад — серб услышал «Торнадо» за две минуты до его появления над горной вершиной. — Держусь Драгослава. Без сопровождения с поста не ухожу, даже в туалет.

— Правильно, — кивнул Владислав, — а то еще в пропасть сверзишься… Стеван!

— Отвечаю за рацию и служу вторым номером визуального обнаружения. Аппаратура проверена, работает как часы. Старший группы — Драгослав.

— Отлично. Наблюдатели задачу знают. Раде!

— Нахожусь в лагере на постоянной связи с ноля часов. Вместе с Джуро отвечаю за подключение ложных радаров. С двадцати двух до двадцати трех тридцати провожу проверку систем.

— Хорошо. Джуро!

— Ну, я, это… Сижу с Радиком, когда он прикажет — подключаю клеммы аккумуляторов. До этого вместе с ним обхожу электрические линии…

— Все верно. Драгутин!

— Располагаюсь на посту номер один. При получении информации от Стёвана привожу «Иглу» в боевое положение. Стреляю только после твоего подтверждения и при наличии визуального контакта с целью.

— Ты полькорталон принять не забыл?

Рокотов помнил, что Драгутин астматик. Задыхающийся в приступе стрелок мог нарушить весь ход операции.

— Уже принял. В час ночи приму еще две таблетки…

— Смотри у меня! — Владислав погрозил пальцем. — Коматозный герой нам ни к чему, так что будь любезен свое лекарство сожрать… Мирко!

— Стою вторым номером у Драгутина, веду наблюдение с помощью бинокля. Заодно проконтролирую, чтоб он таблетки съел.

— Это правильно. Доверяй, но проверяй… Веселии!

— Занимаю позицию в тылу лагеря. При получении сигнала о попадании начинаю обход территории с востока на запад. При контакте с «объектами» постараюсь взять одного живого…

— На рожон не лезь! — предупредил Рокотов. — Если не получится живого, то и труп сойдет.

— Ясно. О начале поиска докладываю Раде по рации…

— Угу… Срджан!

— Вместе с тобой нахожусь на посту номер два. Обеспечиваю связь и визуальное наблюдение.

— Правильно. Ну что, все задачу знают на пять баллов. Надеюсь, что сегодня нам повезет… Помните — стрелять только по моему приказу. — Влад встал и поднял кружку. — Ну, как говорил один генерал из фильма, который вы, к сожалению, не видели, — за победу!

Бойцы привстали и торжественно стукнулись жестяными кружками. Крестовый поход против авиации НАТО начался.