Прочитайте онлайн Багдадские встречи | Глава двенадцатая

Читать книгу Багдадские встречи
3016+1631
  • Автор:

Глава двенадцатая

Виктория вернулась в отель. Ноги ныли от усталости. Марк, удобно устроившийся в одном из кресел на террасе, дружески окликнул ее и представил своего собеседника, довольно небрежно одетого мужчину средних лет.

— Мистер Дейкин… Мисс Джонс, только что приехавшая из Англии… Что вам предложить, мисс Джонс? Мартини? Сайдкар?

Виктория выбрала сайдкар, добавив, что с удовольствием закусила бы этот коктейль фисташками. Если уж есть возможность закусить, грех ею не воспользоваться…

Дейкин уныло проговорил, что ограничится лимонадом. Марк заметил, что это крайне неразумный выбор, но настаивать не стал, поскольку увидел проходившую мимо миссис Кардью Тренч и немедленно обратился к ней.

— Вы ведь знакомы с мистером Дейкиным, не так ли? Что вам будет угодно заказать?

— Чуть — чуть джина с лимонным соком. Непринужденно поздоровавшись с Дейкиным, миссис

Кардью Тренч, обратилась к Виктории.

— Вам, по-моему, очень жарко?

— Долго прогуливалась по улицам, — объяснила Виктория. — Там столько любопытного!

Тем временем принесли напитки. После коктейля Виктория закусила и впрямь основательно: целой тарелочкой фисташек и изрядной толикой чипсов. К группе присоединился новый собеседник, которого Марк представил Виктории как капитана Кросби.

— Давно вы приехали? — поинтересовался капитан.

— Только вчера.

— То-то я никогда вас не встречал.

— Очаровательна, не правда ли? — с улыбкой вмешался Марк. — Я в восторге от того, что она здесь и что я смогу дать в ее честь великолепный обед!

— Обед? — не веря своим ушам, спросила Виктория.

— Именно так!.. Чудо, а не обед! Будет паштет из гусиной печени.., настоящий страсбургский паштет.., икра, речная рыба в грибном соусе, индюк, фаршированный рисом, виноградом и специями.., и все это приготовит мой шеф — повар, настоящий волшебник… Уж он-то умеет угодить любому гурману!.. Я говорю не о себе, я очень воздержан в еде. Зато люблю выпить!

Виктория, у которой от одного описания яств начались спазмы в желудке, убежденно заявила, что это было бы просто чудесно. Ее волновал один вопрос — действительно ли Марк собирается дать такой роскошный обед и, если да, то когда это будет.

Миссис Кардью Тренч обратилась к Кросби:

— Я думала, что вы все еще в Басре.

— Вчера вернулся.

Взгляд Кросби скользнул по фасаду отеля.

— А кто этот элегантный кабальеро на балконе? Тот, что в широкополой шляпе?

— Это же сэр Руперт Крофтон Ли! — ответил Марк. Его вчера привез к нам мистер Шривенхем. Очаровательный человек и знаменитый путешественник, поднимавшийся в горы и на верблюде пересекавший Сахару.

Кросби кивнул.

— Слыхал о нем. Даже книжку его читал.

— Мы летели в одном самолете, — с показным равнодушием заметила Виктория.

Ей польстило, что Дейкин и Кросби взглянули на нее с явно возросшим интересом.

— Держится он довольно отчужденно, — добавила она, — и, по-моему, занят прежде всего самим собой.

Миссис Кардью Тренч улыбнулась.

— В Симле я знавала одну из его теток. У них в семье все такие! На редкость умные, но очень самодовольные люди.

— Он с самого утра даже с места не двинулся, — неодобрительно заметила Виктория.

— Желудок, — объяснил Марк. — Он за весь день в рот ничего не взял. Жаль, очень жаль! — Видимо, чтобы отогнать грустные мысли, он обратился к бармену:

— Еще по стаканчику!

— Только не мне! — воскликнула Виктория. — Все, больше не могу!

Допив свой лимонад, Дейкин попрощался и вышел. Тут же за ним последовал и Кросби.

Миссис Кардью Тренч легонько щелкнула по стакану Дейкина.

— Лимонад и только лимонад! Дурной признак!

— Почему? — простодушно поинтересовалась Виктория.

— Потому что плохо, когда человек начинает пить в одиночку.

— Что ж поделаешь, бывает, бывает! — добродушно заметил Марк.

— Он и впрямь сильно пьет? — удивленно спросила Виктория.

— Потому и не продвигается по службе, — ответила миссис Кардью Тренч. — Его не увольняют, но и не более того!

— И все же это прекрасный человек! — вмешался Марк.

Миссис Кардью Тренч скривилась.

— Тряпка да и только! Бедняга — совсем размяк на Востоке, как и многие другие до него!

Чуть позже Виктория поднялась к себе. Сняв туфли, она прилегла и задумалась. У нее осталось еще чуть больше трех фунтов, но этого не хватит даже на то, чтобы расплатиться по счету в «Тио». Учитывая, с какой готовностью Марк угощает выпивкой, о питании, если удовлетвориться рационом из спиртного, фисташек и чипсов, в ближайшие два — три дня можно не беспокоиться. За номер, однако, рано или поздно придется платить. Конечно, следовало бы, давно следовало бы подыскать более дешевый отель. Только как его найти в городе, где мало кто понимает язык, на котором она говорит? Одна, без денег, в незнакомом, чужом городе, она не знала ни к кому обратиться в поисках работы, ни даже какую работу тут можно найти. Эдвард вернется из Басры… Но когда? Да и помнит ли он еще ее? Надо было быть последней идиоткой, чтобы вот так улететь в Багдад! Кто такой, в конце концов, Эдвард? Молодой человек, каких тысячи, пусть даже очень симпатичный и милый. Она же почти ничего не знает о нем! И посоветоваться не с кем. Марк — человек неплохой, но занят исключительно самим собой. Миссис Кардью Тренч немедленно заподозрит что-нибудь, миссис Клип уехала из Багдада, доктору Ратбону судьба Виктории глубоко безразлична.

Как бы то ни было, ей нужны деньги! Нужна работа безразлично, какая! Можно наклеивать марки, смотреть за детьми, подавать в ресторане… Если ничего не найдется, останется только отправиться в консульство и попросить вернуть ее на родину… Но тогда Эдвард навсегда уйдет из ее жизни.

Виктория все думала и думала, пока наконец не уснула.

Проснулась она через несколько часов. Решив, что за семь бед ответ все равно будет один, она спустилась в ресторан и плотно пообедала. К концу обеда она отяжелела, но зато настроение заметно поднялось.

Не стоит ломать себе голову! Поживем — увидим. Кто знает, что принесет завтрашний день? Может быть, удастся что-то придумать или неожиданно вернется Эдвард…

Перед сном Виктория решила погулять по выходившей к реке террасе. По местным понятиям ночь была исключительно холодной, так что на террасе не было никого, кроме какого-то официанта из ресторана, облокотившегося на перила, и, судя по всему, глазевшего на воду. Заметив Викторию, он поспешил вернуться в здание через служебный ход.

Виктория, для которой ночь была обычной, чуть прохладной летней ночью, немного задержалась на террасе. В лунном свете Тигр приобрел какую-то особую, новую красоту. Взгляд девушки надолго задержался на другом берегу реки, скрытом завесой из пальм, темном и таинственном.

Когда Виктория ушла, официант вновь выскользнул и вернулся к прерванному появлением девушки занятию: прикрепил к перилам веревку с завязанными на ней узлами, спускавшуюся к самому берегу.

К нему приблизился еле видный в темноте силуэт.

— Все в порядке? — спросил официант.

— Да, сэр. Ничего нового.

Покончив с делом, мистер Дейкин сменил белый китель официанта на свой обычный синий пиджак и не спеша прошел в конец террасы. У лестницы он остановился. Вскоре к нему присоединился вышедшей из бара Кросби.

— Что-то прохладновато сегодня, — заметил капитан. — Вы-то больше в Тегеране работали, вам это не так заметно.

Дейкин не ответил, и несколько мгновений оба стояли молча. Затем Кросби спросил:

— Кто эта малютка?

— Насколько я знаю, племянница Понсфут Джонса, археолога.

— Да?.. вполне возможно… Меня смущает только, что тем же самолетом, что и Крофтон Ли…

— Проверить в любом случае не мешает.

Последовала новая пауза, и вновь первым заговорил Кросби.

— Вы и впрямь считаете, что он поступил разумно, перебравшись из посольства в отель?

— Думаю, что да.

— Несмотря на то, что там все уже было приготовлено и выверено до малейших деталей?

— В Басре все было тоже выверено до малейших деталей… И тем не менее, дело обернулось плохо.

— Да, Салах Хасан был отравлен.

— Чего-нибудь в этом роде следовало ожидать! Есть у вас основания предполагать, что подобная попытка была предпринята и в консульстве?

— Вполне вероятно. Был там один странный «инцидент. Какой-то тип выхватил револьвер… Ричард Бейкер ударом по руке обезоружил его…

— Ричард Бейкер… — протянул Дейкин.

— Вы знаете его?

— Знал когда-то.

После новой паузы заговорил уже Дейкин.

— Импровизация!.. Я делаю ставку именно на нее. Если, пользуясь вашим выражением, мы выверим все до малейших деталей, задача противника может сильно упроститься — достаточно ему проникнуть в наши планы. По-моему, Кармайклу не удалось бы добраться до посольства, а если бы он и добрался…

Дейкин не докончил фразу, но смысл ее и так был ясен.

— Здесь, в отеле, — продолжал Дейкин, — в курсе всего происходящего лишь двое: вы и я.

— Но ведь они узнают о том, что Крофтон Ли пере — брался сюда из посольства.

— Узнают, это неизбежно. Однако, вы, видимо, не учитываете, Кросби, что, поскольку импровизируем мы, импровизировать придется и им. «Тио» — новый элемент в этом деле. Никто не мог заранее устроиться здесь и подготовить какую-то ловушку. О том, чтобы встретиться именно в «Тио», никогда не было и речи.

Взглянув на часы, Дейкин добавил:

— Пойду посмотреть, как поживает Крофтон Ли.

Дверь сэра Руперта отворилась прежде, чем Дейкин успел в нее постучать. Комната была освещена лишь небольшой лампой, висящей возле кресла, из которого Крофтон Ли встал, чтобы встретить гостя. Прежде, чем снова сесть, сэр Руперт положил на стол маленький пистолет, появившийся было в его руке.

— Итак, Дейкин? — проговорил он. — Полагаете, он прибудет?

— Думаю, что да. Вы никогда не встречались с ним, сэр Руперт?

Крофтон Ли покачал головой.

— Нет, хотя рад был бы познакомиться. Как ни как, Дейкин, этот молодой человек обладает мужеством.

— Обладает, — ответил Дейкин. — И притом немалым. Сделанный сэром Рупертом комплимент мужеству

Кармайкла чуточку удивил его и, скорее, неприятно.

— Я говорю не о личной смелости, — проговорил Крофтон Ли. — Я знаю, что он отлично проявил себя во время войны. Я имею в виду иную смелость, смелость…

Он умолк, подыскивая нужное слово.

— Смелость воображения? — подсказал Дейкин.

— Если хотите! У него достаточно смелости, чтобы поверить во что-то, кажущееся совершенно невероятным, и достаточно мужества, чтобы рискнуть жизнью в попытке доказать, что смешная сказка вовсе не так уж смешна… Для этого необходимы качества, которые не часто встречаются у современных молодых людей. Я надеюсь, что он придет.

— Думаю, что придет.

— Все ли меры предосторожности приняты вами?

— Да, Кросби будет на балконе, а я в коридоре, наблюдая за лестницей. Когда Кармайкл придет, постучите в стенку, и я присоединюсь к вам.

— Хорошо.

Дейкин бесшумно вышел и через несколько секунд был уже в своей, расположенной рядом комнате. Отсюда он, оставив дверь чуть приоткрытой, мог наблюдать за лестницей. Дежурство началось.

Лишь через четыре часа гуфа, примитивное суденышко, множество которых ходит по Тигру, причалила к низкому берегу реки недалеко от «Тио». Еще через несколько минут на веревке, свисавшей с перил террасы, появился поднимавшийся по ней силуэт.

Другая веревка, закрепленная на балконе «Тио», свисала к самой земле, скрываясь в густой тени эвкалиптов.