Прочитайте онлайн Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы 07 | Маленький беззащитный пипл Часть пятая

Читать книгу Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы 07
4316+885
  • Автор:
  • Язык: ru

Маленький беззащитный пипл Часть пятая

Два часа спустя мы с Серегой уже сильно жалели о том, что так запросто расстались с этими нефакабельными ченчинами, и горевали о них.

Получилось так, что мы катастрофически быстро разбухивались, и с каждой минутой совершить съем было всё менее вероятно. Сереге уже не надо было делать никакого Джуманияза, чтобы все встречные ченчины от нас шарахались. Не за горами уже был тот момент, когда мы могли превратиться в лиц в нетрезвом виде, которым, как известно, в Советском Союзе спиртные напитки не отпускались.

Опасаясь этого, мы бросили съем и ринулись в ближайший гамазин.

О, это был гамазин. Таких гамазинов мы никогда прежде не видели — ни на Украине, ни в Молдавии, ни в Эстонии, ни в Литве, ни — тем более в Белоруссии и РСФСР. Это был гамазин самообслуживания: то есть, каждый мог взять бухло прямо с полки и уже потом подойти с этим бухлом к прилавку.

Увидев такое, мы с Серегой сразу затарили свои сумки бутылочным пивом и смело пошли к прилавку. Сидевшая за прилавком ченчина спросила, сколько мы взяли пива. Мы с Серегой переглянулись.

Она не стала проверять наши сумки, а просто верила нам на слово. Это было впечатляюще стильно, чисто по-западному, будто в этой уютной стране уже победил капитализм.

Прибежав домой, мы разгрузили свои сумки и снова ворвались в этот гамазин. На сей раз мы затарили сумки вайном, а сверху положили пива, так чтобы казалось, что сумки все сплошь пивом затарены.

И снова мы ворвались в гамазин, в третий раз, словно в сказке. Теперь раз мы затарили свои сумки не только вайном, но и всяческим закусем, да так, что вайна вообще не было видно. И добрая ченчина за прилавком опять честно попросила нас перечислить тот закусь, который мы взяли.

Ворвавшись обратно на дачу, мы посчитали нашу прибыль и остались ею довольными. Кроме того, мы решили сдать пустую посуду, для чего перелили всё наше пиво в большое эмалированное ведро, а вайн разлили по стеклянным банкам.

Банки мы крышками закрыли и в холодильник поставили, чтобы вайн не испортился, а в пивное ведро, которое, понятно, в холодильник не умещалось, мы ржаного хлеба накрошили, как меня мой краснодарский дядька, дядя Саша, в детстве научил, чтобы пиво не испортилось. Это было похоже на то, как Еня Алини окрошку из Солнцедара делал, но об это речь еще далеко впереди.

Сдав посуду, мы взяли еще батл водки, на всякий случай, если крепости пива и вайна в известный момент не хватит. И вот тогда Серега заложил руки за спину и сказал:

— Вяжи.

Я взял полотенце и связал Сереге руки. Тогда Серега подошел к большому эмалированному ведру, со связанными за спиной руками, словно приговоренный к смерти, глубоко нагнулся и, опустив голову в ведро, стал хлебать замечательное рижское пиво, носом куски ржаного хлеба в ведре раздвигая.

И вот, наконец, уже тогда — насытившись и отвалившись от ведра, вытер Серега бороду о свои плечи, развернул грудь и сказал:

— Маленький, беззащитный пипл.