Прочитайте онлайн Атомный экспресс | Глава 27

Читать книгу Атомный экспресс
4016+824
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 27

– Что-то ты совсем раскис, – сказал Влад, сидя на корточках и выталкивая из магазина на песок патроны. – Эх, Кирилл…

– Хватай за нос горилл, – досказал я. – Сколько?

– Пять патронов. Это, конечно, не бог весть что, но все же за себя постоять можно.

– Даже если бы у нас было безоткатное орудие, – сказал я, – мы вряд ли смогли бы постоять за себя. Филин был ягненком в сравнении с Тихонравовой.

– Пожалей себя! – отмахнулся Влад. – Хватит меня грузить своей депутаткой! Трахать ее надо было, когда в поезде ехали, и не было бы сейчас проблем. А ты в носу ковырялся…

Он снова снарядил магазин, прищелкнул его к автомату и, любуясь оружием, смахнул с него невидимую пыль.

– Во всей этой истории мне до сих пор неясно одно: какая падла сперла документы у Тихонравовой, – сказал Влад, целясь в ближайший камень.

Я вытряхивал из обуви песок. Он спрессовался, и пришлось стучать кроссовками о булыжник.

– Я спер.

– А? – сдавленно произнес Влад. – В каком смысле? Шутишь, что ли?

– Если бы шутил, то мы вряд ли бы еще жили.

Влад подошел ко мне и присел рядом на корточки.

– Кирюш, – сказал он, заглядывая мне в лицо. – А на хрена ты это сделал?

– Чтобы сохранить нам жизнь. Пока Мила не узнает, где находятся документы и не получит их обратно, над нами с тобой будет порхать ангел-хранитель.

– Какой же это ангел-хранитель, к едрене-фене, когда черные платки по нас с трех стволов лупили?

– И что? Попали? – Я поднял голову и взглянул на бордовое лицо Влада. – Ты можешь поверить в то, что трое профессионалов не могли попасть в меня с пятидесяти метров?

Влад сел на камни и схватился за голову.

– О-о, блин горелый! – простонал он. – Как я хочу покоя! Не надо мне ни бензина, ни изотопов, ни славы, ни богатства! Только дайте мне спокойно дожить до старости! И какого черта ты связался с этими бумажками?… Где они, дятел крашеный?!

Я задрал майку, вытащил полиэтиленовый пакет и кинул его к ногам Влада. Тот, как бомбу, поднял его, раскрыл, посмотрел внутрь и осторожно выудил один лист.

– «Шестнадцатое ноль девятое, – стал вслух читать он. – Ликвидация по списку „Б“. Обеспечение А. Султанова. Предварит. подготовка эс-эр-вэ в Балашихе. Доп. для подстраховки по двести гр на каждого из военных складов там. див.». Таманской дивизии, что ли? А чего по двести грамм? Водяры?

– Водяры, – кивнул я. – Прячь обратно. Если бы Мила была уверена, что эти бумажки я ношу с собой, нас бы давно закидали гранатами. Но она сомневается: а вдруг я спрятал их или отправил почтовым голубем в Останкино? Поэтому, Влад, они будут нас брать только живыми.

– А зачем мы им живыми?

– Как зачем? – удивился я недогадливости друга. – Чтобы совать нам иголки под ногти, выпытывая, куда мы спрятали документы. Или, скажем, обливать физиономии крутым кипятком.

Влада аж передернуло. Он отшатнулся от меня и произнес:

– Типун тебе на язык, болтун. С меня довольно… Вот что, – сказал он после недолгой паузы. – Закопай ты их поглубже да камнем привали, и давай ноги уносить.

– Хорошо, – кивнул я. – Предположим, я их закопаю. Мы бредем по пустыне. И вдруг снова подкатывают к нам два джипа. Тихонравова спрашивает: где документы? Я ей отвечаю: закопал в пустыне, камнем привалил и пописал сверху. Мила обыскивает нас и приказывает: показывай, где закопал. Мы приводим всю банду на это место, выкапываем документы, и нас тотчас кончают.

Влад издал утробное рычание. Волнуясь, он принялся бродить вокруг меня.

– Не надо было их брать с собой, чучело! Не было бы проблем!

– Стоп! – взмахнул я рукой. – Предположим, я их не взял. Оставил в вагоне, на прежнем месте. Та же ситуация: Мила догоняет нас, бредущих по пустыне, и расстреливает вообще без всяких разговоров, как людей, узнавших о ее тайне.

– Тогда не надо было читать их! – взвыл Влад.

– Так я их и не читал сначала! – перешел я на крик. – Я тебе на зеркале в туалете послание написал, а она решила, что это я над ней подтруниваю, про документы намекаю!

– Значит, не надо было писать на зеркале! – тоже заорал Влад.

– Может быть, мне просто не надо было с тобой ехать? – вдруг тихо сказал я. – И не было бы у тебя проблем.

Влад нахмурился, опустил лицо и проворчал:

– Я этого не говорил.

Мы помолчали. Влад был недоволен мной, но ясно высказать претензии не мог.

– И что ты предлагаешь? – наконец спросил он.

– Я разделю бумаги на две части и одну из них суну за пазуху Филину.

– Зачем?

– Тихонравова не знает о том, что здесь произошло. Она по-прежнему уверена, что нас четверо, и мы вместе идем через пустыню к трассе. Если она где-нибудь выловит нас, я скажу, что ради своей безопасности мы с Филиным поделили документы пополам, и если в назначенный день и час, в определенном месте он меня не дождется, то передаст свою половину в редакцию какой-нибудь популярной газеты.

– Зачем тогда вообще что-либо совать покойнику за пазуху? Сожги половину, а скажешь, что отдал ее Филину.

– Видишь ли, Влад, в чем дело, – сказал я, помолчав. – Я почти не вижу шансов на то, что мы благополучно выберемся отсюда. А Тихонравову очень хочется наказать. Если нас убьют, то остается надежда, что трупы Филина и Леси рано или поздно найдут. Может быть, вертолетчики, может быть, пастухи. Значит, найдут и документы. А там, даст бог, кто-то ими всерьез заинтересуется. Сейчас все падки на сенсации и разоблачения. А здесь, – я постучал ладонью по пакету с документами, – скандал года, если не десятилетия.

– Скажешь – десятилетия! – вяло возразил Влад. – Да мелочь все это! – начал он убеждать самого себя. – Такие скандалы в России каждый день происходят. И ничего. Никому это уже не интересно. И все депутаты на местах. Потому что никто в эти скандалы не верит. И правильно делают, что не верят! Мало ли что журналисты накалякают в своих газетенках! Всем верить?

Он опустил глаза, посмотрел на автомат, повертел его и, вынув из кармана платок, стал тщательно протирать его ствольную коробку, рукоятку, спусковой крючок.

– Положу, где взял, – пояснил он. – Хватит приключений и подвигов! Как сказал бы король своим мушкетерам, на сегодня хватит приключений и подвигов! Отлистай половину бумажек, великий комбинатор!

Я кинул пакет ему в руки. Влад вытащил всю пачку и на глаз разделил ее пополам.

– Значит, ты хочешь, чтобы Филин и после своей смерти нагадил Тихонравовой? Ну, будь по-твоему. Пойду, затолкаю ему в трусы эти бумажки.

Он накинул на автомат платок, поднял его с земли и, сунув под мышку, вразвалку пошел за камни, где посреди полянки лежали два трупа.

* * *

Солнце клонилось к закату. Мы пылили по козлиной тропе вниз, туда, где, по словам Филина, был артезианский колодец. Горы тускнели, теряли очертания, становились плоскими, лишенными рельефа силуэтами, словно были вырезаны из серой бумаги и наклеены на розовый фон. По ходу я срывал длинные, похожие на ивовые, листья верблюжьей колючки и, покусывая их, пытался хоть немного притупить жажду. Листья были терпкими на вкус и никакого облегчения не приносили, но я успокаивал себя тем, что огромные верблюды, довольствуясь этим источником влаги, бывают вполне счастливы.

Через час мы уже шли рядом, привалившись друг к другу плечами и касаясь головами. Влад тянул какую-то заунывную восточную мелодию, а я вспоминал Анну, представлял, как она готовит мне ванну, взбалтывает в теплой воде пену, подает мне мягкое полотенце и шампунь, а я, упав перед ванной на колени, опускаю голову и начинаю жадно пить; я лакаю теплую мыльную воду, а Анна кричит…

– Ты чего скулишь? – спросил Влад. – Пожуй колючек.

Наши длинные тени тащились впереди, образуя большую букву Л. Мне казалось, что если Влад резко шагнет в сторону, то я упаду на камни телеграфным столбом и больше не поднимусь. Когда я уже потерял всякую надежду увидеть колодец, из-за камней на нас выплыло странное сооружение, похожее на большой перевернутый чугунок без днища, сложенный из сырых глиняных кирпичей. Вокруг него ворсистым ковром зеленела свежая травка.

– Вода! – прохрипел Влад и зачем-то сдавил мне горло сухой и шершавой, как вобла, рукой.

Как по команде, мы кинулись вперед. Вход в «чугунок» оказался с противоположной стороны, и необходимость обегать постройку принесла больше мучений, чем последний час пути. Внутри было сумрачно, сыро и прохладно – самая жизнетворная атмосфера, которую я когда-либо знал. Мы склонились над каменным ободком узкого колодца.

– Где-то должно быть ведро! – хрипел Влад. – Посмотри у себя под ногами!

– Нет здесь ничего!

– Тогда держи меня за ноги, я полезу вниз!

– Да я не удержу тебя, медведь! В тебе сто двадцать кило веса!

– Уже меньше! – не преминул поправить меня Влад. – Не удержишь – и черт со мной!

Он в самом деле намеревался влезть в колодец головой вниз. Опасаясь, что он застрянет в вертикальной шахте где-то на полпути к воде, я схватил его за ворот и оттащил назад. Тут у меня под ногой и загрохотало ведро.

– Хватай его! – закричал Влад, словно ведро могло сорваться с цепи и ускакать.

Я поднял узкое, как снарядный цилиндр, помятое, в дырках ведро и запустил его в колодец. Цепь грохотала, как железнодорожный состав, ведро билось о стенки колодца, скрипело и вибрировало. Влад стал помогать мне протравливать цепь, будто мне было не по силам самому опустить и поднять ведро.

Наконец, упоительной мелодией внизу забулькала вода. Затаив дыхание, мы слушали, как ведро легло набок, стало тонуть и наполняться водой.

– Тяни! – крикнул Влад.

Наверное, со стороны мы напоминали рыбаков, вытаскивающих из морских глубин сеть с богатым уловом. Вода выливалась из прохудившегося ведра водопадом, и этот ужасный звук заставлял нас все быстрее тянуть цепь. Наконец, это замечательное, мокрое и холодное ведро оказалось в наших руках. Мы одновременно припали к нему губами. Влад громко стонал и сопел, я пил редкими и большими глотками. У меня в голове все поплыло, словно я выпил шампанского. Сердце учащенно забилось в груди. Оторвавшись от ведра, я вытер губы рукой и, тяжело дыша, стал прислушиваться к приятным ощущениям, когда кровь веселым ручейком струится по венам.

Я настолько был погружен в это райское наслаждение, что не сразу заметил стоящего чуть позади нас с Владом человека. Я заметил его краем глаза, повернул голову и встретился с черными глазами. Человек был лыс, бронзоволиц и худ. Он был одет в черную рубашку, нижние края которой были связаны узлом. Потрепанные джинсы поддерживал на тонкой талии широкий ремень с медной пряжкой. Незнакомец держал в руке пластиковую канистру и терпеливо дожидался, когда мы с Владом утолим жажду.

Влад, удивившись незаметному появлению здесь этой загорелой мумии, столь же сдержанно, как и я, поставил ведро на ребро ободка, звучно сплюнул под ноги и подбоченился.

– Вода в радиаторе закипела, – улыбнувшись, объяснил незнакомец и потянулся за ведром. Мы с Владом расступились. Мумия взяла ведро и слила в канистру остатки воды.

Ничего удивительного, подумал я. Вода – источник жизни. Сюда ведут все караванные тропы. Учкудук – три колодца…

Незнакомец завинтил крышку на канистре, поднял ее и, снова растягивая в улыбке свои тонкие губы, сказал:

– Ну? Пошли?

В его поведении не было ничего угрожающего, но именно это и насторожило нас.

– Кажется, пешком мы больше не пойдем, – сказал Влад, как только мы остались в «чугунке» одни. – Готовься, сейчас будешь рассказывать сказку про Филина.

Я нырнул из проема в душный и липкий вечер. Два уже знакомых мне джипа стояли рядом, передками к колодцу. Капот одного из них был поднят, и над двигателем, окутанным клубами пара, нависал худой незнакомец. Двое мужчин с автоматами, в светлых рубашках и пиджаках сидели в машинах и смотрели на меня. Никто ничего не приказывал, не угрожал, но я не стал делать опасные глупости, шагнул к машине и остановился в нескольких шагах от нее.

Когда пить не хочется, быстро забываешь, что такое жажда. Идиоты, подумал я про нас с Владом. Конечно, они ждали нас у колодца, потому что знали, что воды с собой у нас нет и мы обязательно спустимся сюда. А надо было перетерпеть и обойти этот колодец стороной.

Я искал глазами Милу, но депутатши ни в машинах, ни рядом с ними не было.

– Здорово, мужики! – громко поздоровался Влад. Кажется, он успел вылить на себя ведро воды и теперь тщательно приглаживал волосы ладонями. – До Небит-Дага не подкинете?

«Мужики» не ответили. Из джипа вышел мужчина зрелого возраста в черном костюме с блестящими лацканами. Смешно выбрасывая вперед короткие ножки и при этом не вынимая рук из глубоких карманов, он приблизился к нам, долго рассматривал наши лица, переводя взгляд то с одного, то с другого, и наконец произнес:

– Гражданин Уваров? Гражданин Вацура?… Я прокурор области Сапурниязов. – В его ладони взмахнуло красными крылышками удостоверение. – Вы обвиняетесь в совершении террористического акта: краже радиоактивных изотопов, захвате и убийстве заложников и угоне железнодорожного состава.

Он качнул головой, и тотчас двое скуластых парней выскочили из машины и встали за нашими спинами с автоматами на изготовку. Прокурор повернулся к нам спиной и, переваливаясь с ноги на ногу, пошел к джипу.

Не церемонясь, нас с Владом обыскали, едва не раздев до трусов. Легавые вытряхнули из меня, как из мешка, пакет с документами, паспорт, авиационный и железнодорожный билеты и все это передали Сапурниязову. Тот сначала заглянул в пакет, вытянул несколько страничек и тотчас опустил их обратно. Положив пакет на капот, он раскрыл мой паспорт, полистал его и сунул в карман своего пиджака. Билеты не вызывали у него особого любопытства, пока я сдуру не ляпнул:

– Обратите внимание на дату моего прилета в Ашхабад.

Прокурор обратил внимание на дату, после чего взял билеты двумя пальцами за уголки и поднес к ним пламя зажигалки.

Влад презрительно скривился. В отличие от меня он не надеялся даже на пародию на расследование.

– Ты еще расскажи, что тебя в числе первых приняли в пионеры, а на заводе наградили переходящим вымпелом, – ядовитым голосом посоветовал Влад. У него в карманах нашли договор о купле-продаже бензина, аренде цистерн и паспорт. Паспорт прокурор спрятал в карман, а бумаги сжег.

Влад поглядывал на меня, силясь что-то сказать. Наконец он вымученно произнес:

– Хорошо, если лет по двадцать дадут, тогда у нас еще останется надежда когда-нибудь увидеться.

– Напрасно надеетесь, – дружески сказал прокурор и, не глядя мне в глаза, спросил: – В пакете не все документы. Где вторая половина?

– Разве эти документы имеют какое-нибудь отношение к нашему теракту? – вопросом на вопрос ответил я.

Прокурора, казалось, это удовлетворило. Он кивнул и щелкнул пальцами. Нас подтолкнули к машинам. Влада посадили в одну, меня в другую.

– Прощай, Кирюха! – закричал Влад. – Прости, что…

Рев моторов заглушил его слова. Джипы сорвались с места и, подскакивая на ухабах, понеслись на край пустыни, откуда наползало темно-синее звездное небо.