Прочитайте онлайн Атомный экспресс | Глава 23

Читать книгу Атомный экспресс
4016+961
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 23

Мне казалось, что ноги мои постепенно высыхают и превращаются в песок, и пройдет еще совсем немного времени, и они рассыплются, и тогда я поползу, цепляясь руками за шпалы и колючки. Губы мои потрескались от жажды, язык распух, словно во рту застрял комок глины. Спина Влада, идущего впереди, в просоленной, побелевшей куртке, плыла перед моими глазами, двоилась в радужном ореоле. Иногда я оборачивался и кидал взгляд на Лесю, которая беспрестанно спотыкалась, выписывала зигзаги и крутила головой, словно ей слышались вопросы и она давала на них отрицательные ответы.

Когда солнце скрылось за горизонтом, Влад скинул с плеча ящик и упал рядом с ним. Леся попыталась стащить с себя сумку, но ее повело, она попятилась спиной и, споткнувшись, села на колючку. Я, стоя на коленях, рассматривал свои руки, похожие на надутые медицинские перчатки. Распухшие пальцы не сгибались, поверхность ладони потеряла чувствительность; я возил ею по острому гравию и не чувствовал боли.

– Будем отсыпаться, – произнес Влад. – Сделаем тент и будем валяться до тех пор, пока не восстановим силы… Эй, малыш! Пусти-ка по кругу бутылку! Совсем в глотке пересохло.

Малыш посмотрела на Влада такими глазами, словно он просил ее сбегать в ближайший ларек за холодным шампанским, легла навзничь, на автомат, положив голову на сумку, и замерла, будто уснула. Но, словно о чем-то вспомнив, она опять поднялась на ноги, подошла к моему рюкзаку, выдернула из него одеяло, прихватила бутылку с водой и постелила себе в стороне, в ложбинке между песчаными холмами. Она легла на одеяло, как на шезлонг, положила автомат на колени, направив его в нашу сторону, и, отпивая из бутылки, из-за полуприкрытых век наблюдала за нами.

Этот откровенный конвой стал меня раздражать, в то время как Влад отнесся к причудам девушки совершенно спокойно. Он лишь поинтересовался у нее, будет ли она охранять их сон ночью, и, вкопав ящик в песок на манер стола, пошел вдоль рельсов собирать высохшие колючки.

Быстро смеркалось, дневную жару вытеснял звездный холод. Песок остыл в считаные минуты, словно мы весь день жарились на сковородке и, наконец, под ней загасили огонь. Уже через полчаса я с нежностью вспоминал о солнцепеке. Наши обезвоженные и изможденные тела легко теряли тепло, и мы с Владом накинули на себя одеяла.

Аппетита не было, и лишь только для того, чтобы восполнить запас сил, мы подогрели на костре консервированную рыбу с овощами и сварили кофе в алюминиевой кружке. Леся ела отдельно от нас, в своей ложбинке, громко стуча ложкой о края консервной банки.

Мы все настолько устали за прошедший день, что никого из нас не тянуло на разговоры, и ужин прошел при гробовом молчании. Влад допивал свою порцию кофе лежа, его глаза слипались, и я беспокоился, как бы он не вылил содержимое кружки на себя. Леся завернулась в одеяло, как младенец в пеленку, причем автомат не оставила снаружи, и от того, что не было видно ни ствола, ни рук, девушка становилась еще более непредсказуемой.

Силы быстро возвращались ко мне. Я сидел возле костра, подкидывая в него пропитанные солнцем крепкие корявые ветки и высохшие колючки, смотрел в огонь, который весело потрескивал и выпускал в черное небо ароматный дымок, и чувствовал, что тело снова становится легким, а мышцы упругими, и если возникла бы необходимость, я встал бы и пошел дальше.

Еще не было девяти, а Влад храпел вовсю, наводя ужас на местных шакалов. Я видел его лицо сквозь оранжевую шторку пламени. Одна рука его лежала на крышке ящика – так Владу, наверное, было спокойнее. Его заботы были более громоздкими, чем мои, и более примитивными, потому мой друг глубоко и крепко спал.

Ко мне же сон не шел. Я уже в который раз думал о событиях последних двух суток, прогоняя их в сознании в строгой хронологической последовательности, словно проверял шелковую ленту на ощупь, отыскивая незаметные глазу шероховатости и петли.

Леся делала вид, что спит, но я видел, что она неплотно прикрыла глаза и наблюдает за мной. Я послал ей воздушный поцелуй.

Притворяться уже не было смысла, девушка откинула одеяло и села. Красные блики от костра скользили по ее лицу и волосам, отчего казалось, что Леся рыжая до корней волос.

Она подошла к костру, не забыв прихватить с собой автомат, села на корточки и кинула в огонь колючку. Пламя с треском прожевало жесткие длинные листья, заканчивающиеся острыми шипами, и отрыгнуло искры.

– Почему не спишь? – спросил я.

– Не хочется, – уклончиво ответила Леся.

– Ты не бойся, я на тебя нападать не собираюсь.

– А я и не боюсь! – с вызовом ответила Леся, вонзив в меня черный, раскалившийся в костре взгляд.

– Ничего у тебя не получится.

– У твоего друга тоже!

– Может быть, сразу обо всем договоримся?

– С тобой?! – воскликнула Леся.

– А почему бы и нет?

– Я тебе не верю.

Я отрицательно покачал головой:

– Не то слово, Леся. Ты хотела сказать, что не доверяешь мне. Так?

– Может быть.

– Так давай объяснимся.

– Не хочу я с тобой объясняться. Я вообще слушать тебя не хочу.

– Это потому, что ты знаешь наперед, что я тебе могу сказать. Тебе просто неинтересно со мной, как с человеком, для которого в тебе уже нет ничего загадочного.

Возмущенная, Леся поднялась на ноги, отошла от костра в темноту. Я видел, как она, увязая по щиколотку в песке, поднялась на холм. Ее обнаженные по плечи руки, казалось, сделаны из полированного красного дерева. Она замерла коричневой статуэткой на вершине холма, глядя в непроницаемо-черную ночь. Кажется, ей хотелось прогуляться, но ночная пустыня, по которой без света нельзя было и шагу ступить, ее отталкивала. Я подлил масла в огонь:

– Будь осторожна, наступил час волка. Да и на кобру запросто наступить можно.

Леся струсила. На волка с автоматом она, может быть, пошла бы. Но мысль о ползучей твари, в которую не так просто попасть из автомата, парализовала ее волю.

Она сердито дернула плечами, повернулась и на несколько шагов спустилась ближе к костру.

– Проводи меня! – требовательно сказала она.

– Пожалуйста! – великодушно согласился я, накинул на плечи одеяло и стал взбираться на холм. Леся пропустила меня вперед, держа автомат на изготовку, и, только когда я отошел от нее шагов на пять, пошла за мной.

Я двигался медленно, внимательно глядя себе под ноги. Собственно, я уже почти ничего не видел, так как скупые отблески далекого костра уже едва выхватывали из темноты камни и колючки. Всякий раз, когда под ноги попадала высохшая ветка, у меня холодела спина, но, когда из-под моей ноги выскользнул жирный черный хвост, покрытый на конце кольцевыми чешуйками, невероятное отвращение и гадливость выдавили из меня сдавленный вопль.

Я рухнул на песок, поджимая колени к животу, и стал корчиться, судорожно загребая песок руками. Леся завизжала за моей спиной, я услышал, как треснули колючки под ее ногами. Она тоже увидела змею и машинально кинулась за помощью ко мне.

Я перевернулся на спину, снова на живот, выгибаясь в дугу. Хрипы и стоны вырывались из моего рта. Леся медленно приблизилась ко мне. Ее лицо изредка освещалось вспышками пламени, и я заметил, что лицо ее искажено гримасой ужаса и восторга.

– Отсоси!! – прохрипел я. – Яд… из ранки… на ноге…

Озираясь вокруг, она возвышалась надо мной. Ее лицо расслаблялось, становилось безучастным и равнодушным, только в черных глазах красными огоньками отражался костер.

– Это очень хорошо, – наконец произнесла она. – Сейчас ты подохнешь и уже никогда не сможешь навредить мне. Я хотела тебя пристрелить, но судьба избавила меня от этой гадкой необходимости.

– Не-е-т! – страшным голосом произнес я. – Влада… позови… Не хочу-у-у!

То, что видела Леся, уже было агонией. Я до боли, судорожно стиснул кулаки, перевернулся на бок, сжался, как младенец в утробе, издал протяжный вздох и замер.

Несколько секунд девушка неподвижно стояла надо мной, затем быстро опустилась на колени, положила автомат на песок и принялась обыскивать меня. Ее руки скользили по моей груди, карманам джинсов, проникали за пояс. Мне становилось щекотно, и, когда она запустила свою холодную змеиную ладонь мне под майку, я хрюкнул, крепко схватил ее за руки и, перевернувшись, подмял ее под себя.

Шокированная таким перевоплощением и моим коварством, она некоторое время была вялой и безвольной, а затем вскрикнула и начала отчаянно сопротивляться.

– Мерзавец! Мерзавец! Обманул…

Она была сильной, но тем не менее я без труда удерживал ее под собой.

– Слушай, малыш, а не заняться ли нам любовью? – на правах победителя издевался я. – Как романтично: Влад спит, вокруг нас ночь, звезды, кобры…

Леся взвизгнула и попыталась укусить меня за нос, но я успел увернуться.

– Я разожгу твое желание, – нес я какую-то чушь. – Чувство опасности придает ощущениям необыкновенную остроту… Признайся, Филин когда-нибудь трахал тебя ночью в пустыне? Нет? Значит, у тебя будут незабываемые ощущения!

Кажется, она воспринимала мои слова всерьез, но не перспектива быть изнасилованной пугала ее, а то, что теперь я мог безнаказанно говорить все.

От бессилия и злости она заплакала. Всего несколько минут назад эта жестокая девушка могла пристрелить меня, и ее рука не дрогнула бы, а теперь она плакала навзрыд подо мной, и я, чувствуя грудью и животом ее головокружительный рельеф, пожалел ее, как сильный слабого, как мужчина женщину, которых природа создала друг для друга для совсем иных взаимоотношений, чем были сейчас между нами.

Я встал, подхватил автомат и, поймав руку Леси, поднял ее с песка, стряхнул прицепившуюся к ее попке колючку.

– Пойдем, погреемся, – сказал я дружелюбно.

– Никуда я не пойду! – выкрикнула Леся.

– Тогда оставайся, – ответил я и, закинув ремень «калашникова» на плечо, побрел к костру, напевая под нос про мальчика, который хочет в Тамбов.

Леся, однако, оставаться одной среди ползучих гадов не пожелала и поплелась следом за мной. Влад не спал, стоял перед костром, сунув руки в карманы, и смотрел на нас. Его разбудили наши крики, междометия и фрагменты словесного принуждения к интимной близости, потому он не кинулся мне на помощь. Он смотрел на меня с пуританской строгостью, как отец на сына, вернувшегося с ночной гулянки утром. Правда, увидев автомат за моей спиной, он мгновенно сменил гнев на милость:

– А эта ерундовина откуда у тебя?

– Леся подарила, – ответил я, опускаясь на свою подстилку у костра. – В память о незабываемой ночи.

– Хороший подарок, – оценил Влад, снял с меня «калашников» и стал рассматривать его так, словно видел автомат первый раз в жизни. – Повезло тебе. А мне ничего не подарила, хотя у нас тоже была незабываемая ночь.

– Так незабываемой она была для тебя, а не для Леси, – пояснил я.

– А-а-а! – кивнул Влад. – Теперь понятно.

Леся на вялых ногах спустилась по холму, подхватила с песка одеяло и кинула его у самого костра.

– Приготовь кофейку, – попросил я Влада.

Леся смотрела на костер, в ее глазах бесновались пожары. Она мысленно разговаривала сама с собой, губы ее беззвучно двигались, голова покачивалась, то утверждая, то отрицая, руки нервно теребили маленькое зеркальце. Она все чаще поднимала голову, глядя на меня, словно примеривала мое лицо к своим доводам.

– Все не так! – вдруг глухо произнесла она, исподлобья глядя на меня. – Все было не так, как ты думаешь!

Влад, сидя перед костром на корточках и помешивая ложкой кофе, с любопытством взглянул сначала на Лесю, а потом на меня:

– А разве ты еще и думаешь?

Это было не смешно. Как и все то, о чем я хотел сказать.

– Я ее не убивала, – произнесла Леся.

– Кого? – уточнил я. – Проводницу или Регину?

– Я никого не убивала! – теряя контроль над собой, громко сказала Леся и со злостью швырнула в огонь зеркальце, которое судорожно сжимала в руках, словно хотела сжечь свое лицо.