Прочитайте онлайн Атомный экспресс | Глава 14

Читать книгу Атомный экспресс
4016+882
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 14

– Влад!! – заорал я, вываливаясь из купе, и, путаясь ногами в скомканной ковровой дорожке, кинулся по коридору. Я потерял ориентацию в этом подобии коммунальной квартиры, с лету врезался в стеклянную торцевую дверь, развернулся и побежал обратно. Я мчался столь стремительно, что казалось, будто я стою на месте и толкаю ногами вагон. Дверь Влада была задвинута, и я нетерпеливо схватился за ручку.

– Ее придушили, Влад!! – крикнул я, отшвыривая дверь в сторону, и с открытым ртом застыл на пороге.

Влад тяжелой статуей продавливал задницей диван у самой двери и по-прежнему тупо смотрел на бутылку с минералкой, а напротив него, взгромоздившись на столик и поставив ноги в пыльных кроссовках на постель, сидел Филин. Он сильно изменился за то недолгое время, пока я его не видел. Одежда его была выпачкана то ли в краске, то ли в солярке, на руке, чуть выше кисти, запекшейся кровью чернел глубокий порез. Лицо его блестело от пота, лоб, изрезанный глубокими морщинами, напоминал полусырой блин из плохой муки, а нос заметно выделялся своим багровым оттенком и оттого казался непомерно большим, клоунским. Взгляд Филина плыл, казалось, что у него, как у хамелеона, зрачки движутся независимо друг от друга. Ствол автомата, в отличие от него, нацелился на меня своим черным зрачком не мигая.

– Сядьте, – медленно произнес Филин. – Я еще не все сказал вашему другу. Очень хорошо, что вы зашли к нам.

Я уже успел привыкнуть к особенности речи Филина, но сейчас я даже при большом желании не мог уловить в его голосе игры и жестокости. Наши с Владом колени соприкоснулись, когда я сел на край дивана. Мой друг наконец оторвал взгляд от бутылочной этикетки с изображением хрустальной горной вершины и взвалил его на меня. «Как он меня достал!» – прочел я мысль Влада.

Филин часто дышал и осматривал меня с ног до головы, словно делал массаж глазами. Это продолжалось слишком долго, и я откровенно заскучал. Влад отхлебнул воды и протянул бутылку мне.

– Я как чувствовал, – произнес Филин взволнованно. – К интуиции всегда надо прислушиваться, она зачаток предвидения. Перебор… Не успел.

Влад вздохнул. Похоже, что он это уже слышал.

– Мне нужен врач, – твердо сказал Филин. Это прозвучало как приказ с нотками безапелляционного каприза. – Может, кто-нибудь из вас – врач?

Мы с Владом снова переглянулись, словно хотели уточнить, не врачевал ли кто-нибудь из нас в прошлом.

– Что молчите? – надрывно спросил Филин, переводя взгляд с меня на Влада, и громче добавил: – Что молчите?! Отвечайте же!!

Я покосился на ноги Филина, затем на грудь, руки и голову. Никаких заметных следов ранения не было заметно.

– Я умею только смазывать зеленкой царапины и снимать рассолом похмелье, – мрачно признался Влад.

Филину было не до шуток. Он провел рукой по лицу, которое источало капли пота, словно оконное стекло в дождливую осень, и посмотрел в упор на меня:

– А вы?

Я пожал плечами:

– Увы! Но у нас, если не ошибаюсь, Мила врач.

– Сюда ее! – тотчас приказал Филин, и глаза его широко раскрылись, как у умирающего от жажды при виде стакана воды.

– А что, собственно, случилось? – поинтересовался Влад. Его, как и меня, донимало любопытство. – Может быть, мы чем-нибудь поможем?

– Сюда Милу!! – вдруг несдержанно, с необыкновенной яростью крикнул Филин и передернул затвор автомата.

Мила, по-моему, сама нуждалась в медицинской помощи. Она стояла в коридоре у разбитого окна, подставляя ветру несвежее, уставшее лицо и, по-рыбьи открывая рот, глубоко вдыхала горячий воздух.

– Как вы себя чувствуете? – вполне искренне спросил я.

– Отстаньте от меня, прошу вас, – слабым голосом ответила Мила, даже не взглянув на меня. Одной рукой она комкала край занавески, словно испытывала сильную боль и сдерживала себя, чтобы не кричать.

– Филин требует врача.

– Но при чем здесь я? Вы же прекрасно знаете, кто я!

– Надо продолжать игру, – терпеливо объяснил я. – Один раз вы представились врачом. Если сейчас откажетесь, то последствия могут быть плачевными.

Мила молчала. Ей все еще было дурно, и на то, чтобы продолжать игру, у нее не было сил. Но возразить ей было нечем.

– А что с ним? – недовольным голосом, с каким замшелый бюрократ идет на уступку, спросила Мила.

– Не знаю. Но выглядит он неважно.

– И как, по-вашему, я буду его лечить?

– Пощупайте у него пульс, посмотрите на язык, оттяните веко! Скажите, что он, должно быть, что-то не то съел, – зашипел я, озираясь по сторонам. – Мне, что ли, учить вас притворству и лицемерию?

Мила покосилась на меня и скривила рот, словно выпила дешевой водки.

– Это на что вы намекаете? Умник какой!

Она продолжала стоять, выдерживая паузу, без которой самолюбие было бы сломлено.

– А где его напарник? – зачем-то спросила она.

– Я выкинул его с поезда.

– В самом деле? Вы так легко признались в этом. Тогда, может быть, сознаетесь, что ударили проводницу?

– Бога ради, не тяните время, он может открыть стрельбу!

Мила покачала головой, поджала губы и отошла от окна. Но вместо того чтобы направиться к Филину, она зашла в свое купе и, встав напротив зеркала, стала причесываться. Я чувствовал, что мое терпение на исходе.

– Потом причешетесь! Вы хотите, чтобы я повел вас силой?

Мила усмехнулась. Она заметила, что я завожусь, и от этого получала удовольствие.

– Почему вы такой нервный? Может быть, я хочу понравиться Филину.

– В самом деле, – угрюмо заметил я. – В этом вагоне вы вряд ли еще кому сумеете понравиться.

– Естественно, – легко отпарировала она. – Филин здесь единственный мужчина.

Благоразумие взяло верх, и я промолчал. Мила, оттеснив меня собой, вышла в коридор и, стуча каблуками, направилась в купе Филина.

Я позавидовал выдержке Влада. Мой друг с глазами умудренной жизненным опытом и сытой собаки, у которой брови неизменно стоят домиком, развалился на диване, ничуть не смущаясь того, что автоматный ствол направлен ему в середину груди. Филин напоминал некую омерзительную субстанцию, состоящую из кишащих червей. Он весь двигался, шевелился, на его лице зверствовала мимика; методично проводя рукой по приглаженным волосам, он близко подносил ладонь к глазам, будто ему мерещились пляшущие по ней зеленые чертята; пальцы его мелко дрожали, и при этом он продолжал крепко сжимать автомат за рукоятку и нервно щелкать ногтем по спусковому крючку.

Мила остановилась на пороге. Даже со своей неистребимой привычкой манерничать, она замешкалась, увидев человека с оружием, пребывающего явно не в себе, и, мне кажется, не решилась бы подойти к нему, если бы Филин не соскочил со стола и не кинулся к ней:

– Мила! Черт подери! Я же вас ничем не обидел! Садитесь! Это кошмар! Это полный ужас! – Он перевел взгляд на меня и Влада и крикнул: – Вон отсюда! Очистите купе!

Мы с удовольствием подчинились. Впервые с момента, как Филин захватил поезд, мы с Владом без риска для жизни смогли остаться наедине. Как только дверь купе за нами закрылась, я схватил Влада за руку и потащил в тамбур.

– Быстрее! – торопил я. – Надо все обыскать! Где-то должен быть автомат сержанта!.. Черт возьми эти узкие двери!

– Пожалей себя, сотрешься! Да что ты дергаешь меня за палец!

Влад волочился за мной, как слон за погонщиком. Доза отравы, которой он успел надышаться, сделала его апатичным и вялым. Он еще не соображал достаточно хорошо, а я еще не мог выражать свои мысли спокойно и последовательно, потому нормально общаться друг с другом мы не могли и лишь сыпали междометиями и ругательствами.

Тамбур, примыкающий к локомотиву, был пуст. Переходная дверь, распахнутая настежь, качалась на петлях, и через проем был виден темно-зеленый задок тепловоза с большими фарами, заводской эмблемой и мутными ветровыми стеклами с щетками. Я надавил ногой на поднятый кверху лепесток мостика, встал на него и, держась за металлическую раму, посмотрел на сцепку и буфера. Огромный карабин-запор, оглушительно лязгая, ходил ходуном, напоминая адскую мясорубку, готовую перемолоть, размазать всякого, кто попадет в нее. И все же, обладая достаточной смелостью и ловкостью, можно было прыгнуть на выступающий карниз локомотива и оттуда добраться до задней кабины машиниста.

Влад, опасаясь, что я сейчас начну выполнять смертельный трюк, на всякий случай взял меня за ворот майки.

– Ты понял, что произошло? – перекрикивая грохот, спросил я.

– Когда? – уточнил Влад.

– Нас пытались усыпить. Машинист вырубился, и тепловоз автоматически стал тормозить. Я думаю, что Филин сумел добраться до кабины и запустить поезд, а вернулся в вагон этим путем. На ходу.

– Сомневаюсь, – крикнул Влад, затаскивая меня в тамбур. Он всегда сомневался во всем, о чем бы я ни говорил.

Мы снова пошли по коридору, открывая все двери подряд. В первые два купе, в которых стояли ящики с изотопами, мы не стали заходить, ограничившись лишь беглым осмотром. У двери, за которой находились Мила с Филиным, мы на минуту задержались.

– Ну, что это?! Что это?! – доносился крик Филина. – Вы посмотрите, разве это нормально?!

– Успокойтесь, я прошу вас! – лепетала Мила. – Я сейчас принесу вам лекарство, но все равно вам срочно надо ложиться в больницу.

– В какую, к чертовой матери, больницу?! Я хочу, чтобы вы ответили мне вразумительно: это конец? Это все?

Влад повернул ко мне недоуменное лицо.

– Про конец говорит, – шепнул он. – Может быть, у него какое-то венерическое заболевание?

Я толкнул друга в плечо. Дай ему волю, он простоял бы под дверью до тех пор, пока она бы не раскрылась.

Мы проверили оставшиеся купе. На труп Регины Влад посмотрел издали, покачал головой и тихо прикрыл дверь.

– Это Филина работа, – уверенно сказал он.

– Почему ты так решил?

– Знаешь, что мне сказал Йохимбе? Он видел, как Леся ночью светила в окно фонариком.

– Каким еще фонариком? – тряхнул я головой. – А зачем она светила?

– Сигналы подавала.

– Кому?

– Филину, кому же еще! Какой же ты тупой!

– А ты объясняй нормально! – Меня задела нормальная, в общем-то, фраза. – Это когда было?

– Когда наш вагон от поезда отцепили! Помнишь, Йохимбе спал в купе девчонок?

– Помню.

– Так он проснулся и увидел, как Леся моргает фонариком в окно. Дураку надо было притаиться, а он возьми да и спроси: что ты, мол, делаешь? Девочка поняла, что ее застукали, и тогда Регина подняла хай, будто он пытался ее изнасиловать. На помощь прискакала Мила, и они втроем негритоса скрутили.

– Бред какой-то! – отмахнулся я. – Ты в самом деле думаешь, что девчонки с Филиным заодно? Зачем же тогда ему надо было убивать Регину?

– Она слишком много про него знала, – моментально ответил Влад, открывая дверь умывальника и заглядывая внутрь. – А ситуация стала выходить из-под его контроля. В таком случае волк всегда предпочитает действовать в одиночку.