Прочитайте онлайн Атомный экспресс | Глава 10

Читать книгу Атомный экспресс
4016+897
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 10

Я и не заметил, как наступил рассвет. Солнечный свет проникал в коридор из-под штор, словно вода в трюм старого корабля. Поезд, ритмично чавкая, пожирал километры, и утроба вагона жизнерадостно пульсировала и мерцала. Качались горшки с засыхающими цветами, колыхались нижние края занавесок, торчащие из-под светозащитных штор, словно ночные рубашки из-под кожаных курток чекисток, клевал носом Влад, сидящий на откидном стульчике и расставивший в стороны прикованные руки, как крылья.

По коридору маятником двигался сержант. Автомат он держал на плече и, как завшивленный, все время чесался виском о торчащий рогом магазин.

– Эй, часовой! – сказал я, когда сержант поравнялся с моим купе. – Я хочу в туалет.

– Иди, – ответил сержант таким тоном, словно его можно было и не спрашивать о такой ерунде.

Я радостно схватил полотенце, намотал его на шею и выскочил в коридор. Чуда не произошло, сержант преградил мне путь и кивком указал на другой конец вагона.

Повернувшись, я сделал пару шагов и оказался рядом с Владом. Тот приподнял голову и открыл красные от недосыпа глаза.

– Доброе утро, – сказал я ему, краем глаза следя за часовым.

– Ага, – ответил Влад. – Добрее не бывает. Чай уже разносили?

– Не задерживайся! – сказал часовой.

– Человек пить хочет, – объяснил я.

– И не только пить, – простонал Влад.

– По очереди!

– Потерпи, – сказал я Владу. – Я недолго.

Я дошел до купе Милы и посмотрел на женщину через дверной проем. Мила не спала, но лежала на диване и шлифовала пилочкой ногти. Темные очки, ухоженная прическа, бледный макияж. Я вспомнил, как ночью Филин нашел в ее сумочке накидной ключ. Филину было все равно, как он попал в ее сумочку, но Мила испугалась и стала оправдываться не столько перед ним, сколько перед нами. Если бы не эти бравые ребята с автоматами, подумал я, сдержанно кивая женщине в знак приветствия, то Влад устроил бы Миле разбор полетов по полной программе. Ключ – это серьезная улика. Убитая проводница была заперта в туалете снаружи именно таким ключом. Но зачем Миле понадобилось убивать проводницу? И вообще, почему она все время темнит, что-то скрывает, и в первую очередь свои глаза?… А впрочем, зачем всей этой ерундой забивать себе голову?

Когда хочется в туалет, мысленно сосредоточиться на какой-нибудь проблеме очень трудно, и я дошел до туалета, заполненный только рефлексами.

Ни трупа, ни выломанной двери здесь уже не было. Прежде чем переступить порог, я внимательно осмотрел пол. Он был чист, словно его добросовестно помыли. Затем я постоял над унитазом, нажал педаль слива и через открывшуюся трубу посмотрел на свободу.

Купил Вова бензин, подумал я, излишне не драматизируя ситуацию и все же достаточно искренне соболезнуя своему другу, которому сейчас было вдвойне тяжело. Мало того, что он сам попал в число заложников, так и его несчастные цистерны тоже разделили с ним его участь. Почему же именно его держат в наручниках? – думал я, разглядывая свое потемневшее от щетины лицо. Потому что он внешне выглядит самым здоровым из нас? Или потому что у него самый крутой характер? Но Влад вроде бы ничем не выдал бандитам своей неукротимости.

– Скоро? – спросил сержант, заглянув в умывальник.

Я тотчас схватился за штаны.

– «Молнию» на ширинке заело, – сказал я. – У тебя случайно пассатижей нет?

– Только кувалда, – ответил сержант и спрятался за перегородкой.

Я обыскал все свои карманы, но ничего, что могло бы заменить ручку и карандаш, не нашел. Я заглянул под раковину и на вентилях нашел влажный коробок спичек. Отсыревшими серными головками можно было накалякать пару слов на зеркале.

Я достал из коробка спичку и приставил ее к стеклу. Никакого плана, как и утешительных слов, в голове не было. Все происходящее было настолько нелепым, что хотелось только пассивно ждать, когда эта нелепость принесет плоды и сама собой прекратит существование. Какие-то отморозки грабанули НИИ и вынесли оттуда радиоактивный материал. Это, конечно, очень смело. Но вот с угоном поезда они, конечно, погорячились. Поезд – не самолет и даже не автобус, он не может ехать туда, куда террористам захочется, и вообще направление его движения прогнозируется с точностью до миллиметра. То, что Филин представился фамилией Влада и назвал меня своим сообщником, вряд ли доставит нам особо много неприятностей. Невидимый полковник и его руководство наверняка сразу поняли, что фамилии либо вымышленные, либо позаимствованы у заложников. Трюк давно известный и уже не остроумный. Зато какая реклама бензину! Газеты разнесут сенсацию по всей Азии и Европе: «ТЕРРОРИСТЫ ЗАХВАТИЛИ ВОСЕМЬ ЦИСТЕРН С БЕНЗИНОМ, ПРИНАДЛЕЖАЩИЕ НАЧИНАЮЩЕМУ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЮ ВЛАДУ УВАРОВУ». Да этому бензину потом две тысячи рублей за литр золотая цена!

Я послюнявил кончик спички и вывел на стекле: «ТЕПЕРЬ ТВОЙ ГРУЗ ЗОЛОТОЙ. НЕ ПРОДЕШЕВИ!»

Выйдя из умывальника и энергично стряхивая с ладоней капли воды, я сразу же наткнулся на ногу сержанта. Опершись спиной в перегородку, он задрал ногу, поставив свой грязный ботинок на округлый бок титана, изображая шлагбаум.

– Долго сидишь, – сказал он. – Ты здесь не один. Не умеешь быстро – будешь облегчаться в своем купе.

Я сделал неопределенный жест рукой, который можно было расшифровать как раскаяние или согласие использовать свое купе в качестве отхожего места. Полагая, что воспитательный процесс на этом закончился, я вплотную подошел к ноге сержанта и постучал по ней пальцем. Сержант, однако, «шлагбаум» не опустил, а посмотрел в коридор и кивнул:

– Давай иди!

Я ожидал увидеть Влада, но из-за угла коридорного излома неожиданно появилась Мила. Сержант, дождавшись, когда она приблизится, опустил ногу.

– Не разговаривать! – предупредил он.

Мы с Милой разминулись впритирку, и ее лицо оказалось настолько рядом, что я успел увидеть свое отражение в ее очках. Я улыбнулся и зачем-то подмигнул, словно хотел сказать: не робей, все образуется. И только когда я дошел до середины коридора и поравнялся с умирающим Владом, до меня дошло, что мое послание на зеркале первой прочитает Мила, а Влад, если его отведут в туалет следом за ней, будет весьма озадачен, определяя авторство текста.

Как назло, сержант шел за мной по пятам, провожая до самого купе, и я не смог даже состроить сколь-нибудь многозначительной гримасы на своей физиономии. Влад смотрел на меня с завистью и нетерпеливо переступал с ноги на ногу.

Не успел я зайти в купе, как по коридору быстро прошел Филин.

– Господа и дамы! – громко говорил он. – Прошу всех занять свои места у окон!

Я мысленно чертыхнулся и снова вышел в коридор. Филин, на мгновение остановившись у купе Леси, с силой ударил ногой по перегородке.

– Не заставляйте меня повторять! – сказал он и пошел дальше, всякий раз ударяя кулаком по двери каждого купе.

Следом за мной в коридоре появилась Леся. Она приветливо кивнула мне и, с трудом подчиняясь, бочком встала у окна, скрестила ножки и, поднеся к лицу маленькое круглое зеркальце, занялась своей прической. Затем вышла Регина и без выкрутасов прислонилась грудью к шторе.

Филин гонял сквозняк по коридору. Теперь он шел в мою сторону и говорил по радиостанции:

– Все время сиди на полу и голову не высовывай. Машинист пусть наденет фуражку, а руки опустит на рычаги. Не позволяй ему притормаживать, даже если они откроют огонь.

Он был возбужден, как артист перед ответственным выступлением. Лицо его румянилось, глаза блестели.

– Побыстрей! – поторопил он Милу, появившуюся в конце коридора с полотенцем в руке. – Где вы должны стоять?

Мила не ответила. Мне показалось, что она стала рассеянной и не совсем понимала, что от нее требуют. Стуча каблуками ботинок, по коридору быстро прошел сержант. Каждого из нас, кто стоял у окна, он касался ладонью, словно рефери проверял игроков американского футбола перед началом игры. Заторможенная Мила продолжала идти по коридору ему навстречу, пока не поравнялась со мной.

– Куда? – крикнул ей сержант. – Назад!

Филин отключил радиостанцию и встал рядом с Владом.

– Если вы опустите руку или слишком широко раскроете рот, – сказал он, – то сержант без предупреждения выстрелит вам в голову… Не тяните «браслет»!

Он вынул из кармана ключ и разомкнул наручник на правой руке Влада.

– Держите! – протянул Филин радиостанцию. – Вы понимаете, что от вас требуется?

Портативный передатчик с короткой антенной утонул в ладони Влада. Мой друг смотрел на него с таким видом, словно Филин предлагал ему одним ударом превратить прибор в груду деталей.

– Вызов! – крикнул сержант из противоположного конца коридора и кинулся к Филину, протягивая ему сотовый телефон.

Филин кивнул сержанту. Тот встал за спиной Влада и дернул затвор.

– Слушаю вас, полковник! – сказал Филин, поднеся телефон к уху. – Наши позиции сближаются? Я так и понял, что вы не оставите нас в эти нелегкие для нас часы. Сейчас вы меня увидите!

Он сделал шаг назад, протянул руку и, нажав на замки, поднял штору вверх. Ослепительно яркий свет хлынул через окно в коридор. Я невольно прикрыл глаза рукой и отшатнулся, словно через стекло лился поток радиоактивного излучения. Залитый светом, будто на съемочной площадке, перед окном остался один Влад. Не смея оторвать от щеки радиостанцию, он ослепленными, слезящимися глазами уставился в окно.

– Вы меня видите? – кричал в трубку Филин. – Превосходно! Надеюсь, вы убедились в том, что я вполне вам доверяю?…

Влад превратился в статую. Он совсем не мог играть. Впрочем, никто этого от него и не требовал. Я видел, что мой друг слишком напряжен, что его лоб стремительно покрывается каплями пота и, срываясь, они скатываются по его высокому лбу на переносицу.

– Вы принимаете мои предложения? Без оговорок?…

Я незаметно отступил на шаг, пытаясь увидеть окно Влада под более удобным углом. Мне показалось, что напротив вагона висит какой-то крупный темный предмет. Сержант загораживал, я не мог рассмотреть, что происходило за окнами вагона.

– В таком случае, полковник, принимайте к сведению следующее: перед Казанджиком, за десять километров до него, на нашем пути должен стоять заправленный под завязку локомотив. Никаких маневров с составом не производить. Мы подцепимся к этому локомотиву, и он потянет нас дальше. В локомотиве людей быть не должно…

Филин был увлечен разговором, сержант стоял ко мне спиной, и я, воспользовавшись случаем, на мгновение сдвинул штору в сторону и посмотрел в щель.

Рядом с поездом на малой высоте летел боевой вертолет. Камуфляжные пятна песочного цвета делали его малозаметным на фоне выжженной пустыни, и вертолет напоминал грязное пятно на стекле окна. Облака рыжей пыли клубились вслед за ним. Бешено вращающиеся лопасти превратились в полупрозрачную «тарелку», насквозь пронизанную солнечными лучами. Я успел заметить за пластиковыми фонарями фигуры командира и наводчика-оператора. Боковая дверь десантного отделения была откинута вниз, и из черного проема торчали стволы снайперских винтовок.

– Договорились, полковник! Приятно иметь дело с деловым человеком, – оживленно говорил Филин. – Я надеюсь, что…

Окно перед Владом вдруг с оглушительным звоном лопнуло и разлетелось во все стороны стеклянными брызгами. Горячий воздух ворвался в вагон, и занавески взметнулись вверх, словно махровые лапы Мойдодыра. Влада откинуло от окна с такой силой, словно его задело лопастью вертолета, и он обязательно влетел бы в купе, если бы не был пристегнут одной рукой к поручню. Мой тяжеловесный друг повалился на пол, и, прежде чем я успел понять, что случилось, на полу оказались Филин с сержантом.

– Стоять!! – властно крикнул Филин, едва приподняв голову над полом. – Всем оставаться на местах!!

Сержант для острастки выстрелил в потолок. Пули прошили пластиковую обшивку, и через дыры, как из душа, полился ослепительный свет, преломляясь в нитях дыма. Нам на головы посыпались стружки. Я услышал, как за моей спиной взвизгнула Регина, словно ее неожиданно ущипнул за ягодицу Бунимас. Не соображая, что делаю, я низко пригнулся и, отталкивая Милу, обеими руками вцепившуюся в откидной стульчик, кинулся к Владу, который лежал на боку, и его поднятая кверху рука, пристегнутая к поручню, багровела от врезавшегося в запястье «браслета».