Прочитайте онлайн Атаман из будущего. Огнем и мечом | ТайныАзов, поздняя осень 7148 года от с. м. (ноябрь 1638 года от Р. Х.)

Читать книгу Атаман из будущего. Огнем и мечом
2316+1551
  • Автор:
  • Язык: ru

Тайны

Азов, поздняя осень 7148 года от с. м. (ноябрь 1638 года от Р. Х.)

– …и ты был прав, эта А…

– Стой! Не надо лишний раз вспоминать ее имя. Мы с тобой уже об этом говорили. Агент Крыло. Только так и никак иначе. И в мужском роде. Он.

Петро невольно взял паузу в разговоре. Тяжело все-таки общаться с человеком, который думает не так, как ты и с детства знакомые тебе люди. Даже более необычно, чем иноземцы. Мыслит чуть ли не потусторонне, словно из другого мира, а не из другого времени. Из-за этого понятные слова вдруг наполнялись необычным, вывернутым каким-то смыслом.

– Так здесь же никого, кроме нас двоих, нет! – Свитка выразил свое удивление энергично, но не громко, как бы проникшись настроем собеседника. – Или… ты подозреваешь, что даже в этой светелке нас могут подслушивать?

– Здесь – вряд ли. Проверял, двери закрываются плотно, они обиты войлоком, и, чтоб нас подслушать из-за них, надо обладать звериным слухом. Да и немного дальше охранник сидит, он бы интересующегося нашим разговором заметил. Стены толстые, окошки закрыты, на втором этаже – к ним тоже не подберешься. Сверху – крыша, в эту погоду там по доброй воле вряд ли кто сидел бы, да и, опять-таки, запретил я туда всем ночью ходить.

Москаль-чародей говорил спокойным голосом, взгляда не опускал, видно было, что не шутит. Чувствовалась в его голосе даже какая-то… скука, как у учителя, в бог знает какой раз повторяющего очередному школяру прописные истины. До немолодого уже колдуна пока не доходившие.

– Так зачем же?.. – не выдержал глава разведки.

– Затем! Всегда помни: «И у стен бывают уши».

Боясь ляпнуть что-нибудь резкое, Петр налил себе в чарку меду, выпил хмельной напиток одним глотком, вытер усы. Совершая эти действия, он вспомнил о случае в доме Калуженина и таинственной смерти подсыла. Спорить и хамить расхотелось, решил выслушать дальнейшие доводы. В знак того, что понял, кивнул.

– Привыкай, что такую информацию никто лишний услышать не имеет права. Даже самый что ни на есть свой. В идеале, который, к сожалению, недостижим, и мы с тобой такого знать не должны, и Хмель – тоже.

– Так он же кошевой атаман!

– Да хоть хрен с бугра! Сейчас кошевого выбрали, не без нашей, кстати, помощи, умного и не склонного к предательству. А бывало, что и совсем неподходящих людей избирали, сам знаешь. Обидится такой, когда скинут, и к врагу сбежит. И конец тогда всей нашей агентурной сети. Посему знать агента должен только связник да куратор в Чигирине. А кошевому достаточно ведать, что разведка в такой-то стране разузнала то-то и то-то. А кто конкретно – великая тайна запорожского или донского войска.

– А если сбежит кто-то из посвященных в тайну? – не без ехидства поинтересовался Петр у разошедшегося Аркадия.

– Бывает, – пожал плечами он. – Выдаст несколько наших агентов, в самом худшем случае – обрушит разведывательную сеть в одной стране. Потому как человек, отвечающий за разведку в Молдавии, ничего не знает об агентах в Трансильвании. И наоборот. А если кошевой атаман запомнит всех главных поставщиков информации, да во всех странах… сам понимаешь.

Петр понимал. Да только в обоих войсках главный атаман обладал диктаторскими полномочиями, и человека, отказывающегося отвечать на его вопросы, мог отправить на виселицу. Испокон века так было. Было, а теперь нуждалось в коренной переделке. Одной из многих. И все – из-за наглой рожи напротив.

Аркадий также выпил чарку меда, вытер рот и свою куцую бороденку чистой белой тряпицей, которую достал из кармана, и вопросительно уставился на Петра, сбив того с мысли:

– Вернемся к текущим, в смысле – нынешним делам?

Петр мысленно споткнулся об эту фразу собеседника, потом сообразил и продолжил прерванный им же рассказ:

– Хм… так… агент Крыло донесла, что Ракоци по-прежнему колеблется в выборе цели весеннего похода.

– Петр, прости, не считай это придиркой или моим фокусом, но агент Крыло ДОНЁС. Поверь, это очень важно и может обернуться для нас всех крупными неприятностями. В этих правилах каждая буква кровью оплачена.

Характерник чуть было не сплюнул.

– Да-да, вроде бы несущественная мелочь, а из-за нее можно проиграть битву и потерять тысячи воинов. Привыкай сам и приучай других. Молодежи будет легче перестроиться. Без обид? – продолжил изложение шпионских наук Аркадий.

Свитка молча кивнул, плеснул на донышко меду, выпил, вытер усы рукавом свитки и возобновил свой доклад, перебитый замечанием о правильном наименовании подложенной под Ракоци бабенки.

– В общем, пока Ракоци и сам не знает, куда его черти понесут. Везде и хочется, и колется. Он и атаки Лупу на волохов опасается, в прошлом году они вместе с Бессарабом смогли отогнать молдавского господаря, а вдруг он опять на юг двинет? Опять-таки, земли австрийской Венгрии сильно влекут, его предшественник их почти завоевал, но был вынужден оставить по приказу из Стамбула. Теперь-то на окрики оттуда ему плевать. И поп из Франции воду мутит, деньги большущие за нападение на императора обещает.

Аркадий привычно полез чесать затылок. В отличие от собеседника, он голову не брил.

– Деньги – это серьезный аргумент… очень серьезный. Не было печали… надо будет срочно разработать операцию по нейтрализации агента Ришелье. Нам Франция сейчас враг в чистом виде. Но, думается, его не только туда тянет?

– Да и оставшаяся почти без войск османская Венгрия его манит, как сметана кота. В общей замятне кто ему помешает? И на юг Польши он не прочь еще раз сходить. Сомневается пока. Но войска к походу готовит, припасы копит, воевать точно будет.

– А Бессараб?

– Тот тоже войска набирает. Недавно возмущался поступком Ракоци, который сманил к себе на службу отряд немцев, нанятый собственным, Бессараба, волошским посланником. Пойти походом на юг – его мечта. Только он сильно опасается удара в спину от того же Лупу.

– Да… они там как пауки в банке, друг друга ненавидят больше, чем кого-либо со стороны. А Лупу как?

– Действительно мечтает захватить Валахию. Только сразу с Валахией и Трансильванией ему не справиться.

Балканский гадючник появился не в двадцатом и не в девятнадцатом веке. Впрочем, как и кавказский. В связи с географической близостью дела балканские интересовали больше запорожцев и Хмельницкого, кавказские – донцов и Татаринова. Затихшая на зиму война обещала летом взять реванш сразу на нескольких фронтах. Аркадий еще в первую зиму пребывания здесь наметил с Богданом потенциальных союзников на Балканах. Только вот они друг с другом норовили сцепиться с куда большим энтузиазмом, чем жаждали воевать с османами.

– Как ты сам думаешь, удастся господарей на османов натравить?

– Трудно сказать. Уж очень друг дружку боятся и ненавидят.

– Хмелю удалось их уговорить на приезд в Чигирин?

– Да и уговаривать особо не пришлось. После спаленного Царьграда и разгрома Польши он сейчас в большом авторитете. Уже и посланник от цесаря приезжал, насчет вместе воевать против турок и шведов.

– Шведов?!

– Да Хмель с ума еще не сошел, в их войну влазить. А супротив турок пообещался помочь, если что.

– Официального посла пришлют?

– Куда денутся?! Думаю, уже через пару месяцев явится. Сербы приехали недавно, говорят, в Белграде всего несколько сот азапов и пандуков (боснийских стрелков) осталось. Стали даже гонюллиян (добровольцев для службы в гарнизонах, иногда и иноверцев) набирать. Только большой вопрос – в кого они будут стрелять, случись там война.

Попаданец задумался. Поведение сербов в данном случае было не заведомо антитурецким, а именно неопределенным. Историей Аркадий интересовался и знал, что они предпочитали Османскую империю Австрийской. В войске Баязета сербы дрались против армии Тимура не менее стойко, чем янычары. Но последний год мог здорово изменить умонастроения в том регионе. Огромные военные налоги для большинства стали непосильным бременем, и ростовщикам, их откупившим, приходилось собирать только в сопровождении немалых военных отрядов, и то не всегда успешно. Чем дальше, тем чаще гайдуков оказывалось больше, и бились они все умелее и злее.

– В Болгарии, наверное, еще хуже обстоят для турок дела?

– Да, конечно. Татары походя здорово Болгарию и Македонию разорили.

– Беглецы не преувеличивают? Вроде шли они там мирно, на чамбулы не разбивались, сел не палили.

– Хм… правда, не разбивались и не палили. Похватали, конечно, некоторое число зазевавшихся девчат, молодух и мальчишек, угнали сколько-то скота… но с бережением шли, не как по вражьей земле, сами турки куда больше шкоды там творят. По-божески татары прошли те земли. Только болгарам от этого не легче. Многим предстоит от такого бережения мучительнее умереть.

– Стада?

– Ты на такой исход и рассчитывал? А я-то тогда удивлялся, чего наш Москаль-чародей за ворогов заступается?

– Рассчитывал я, точнее надеялся, на всеобщее восстание против турок. А выступал за татар прежде всего потому, что не люблю лишнюю кровь лить. Зачем людей резать, если можно попросить уйти? Главное – предъявить достаточные аргументы.

– Да… шли они без жесточи, только скоту, бесчисленным стадам, каждый день есть-пить надо. Поля и луга вытоптали да потравили, сады попортили… а насчет восстания ты… уж очень размечтался. Что те же селяне против орды сделать могли? И в городах там стен нет, турки заставили срыть. Какие там бунты…

– Еще не вечер.

– Что?!

– Я в том смысле, что немного времени прошло, погоди, может, и будет восстание.

На сей раз ненадолго задумался Свитка:

– Знаешь, а может, и будет. Сейчас там турки только в крупных городах и уцелели. Да в местах, где их султаны селили племенами. Голод страшный, говорят, до людоедства доходит, гайдуки не только в горах и лесах, почитай, везде ходят, всех, кто за османов, режут. Был бы там человек наподобие нашего Хмеля… Много и в разоренную поборами Сербию набежало. Того и гляди полыхнет и там. Император почуял легкую добычу, если на него Ракоци не набросится, не удержится, пойдет на Белград и Буду.

– Вот последнее крайне нежелательно. Хорошо бы уговорить их пока в Венгрию не лезть, иначе Ракоци от войны с австрияками ничто не удержит.

– Как ты его удержишь?! Он же император!

– Император тоже человек. И не всегда умный. Н-да… а ведь надо срочно к нему посольство слать.

– От войска Запорожского?

– Эээ… пожалуй, Хмель в таких делах сам лучше разбирается. Не сомневаюсь, что сообразит, я б на его месте… от себя, как гетман послал, чтоб не отчитываться подробно перед кругом.

– Чего просить?

– Ничего! Упаси господи чего-то просить! Только предлагать поделить!

– Чужие земли? – улыбнувшись в густые усы, после короткой заминки спросил главный разведчик.

– Разумеется. И предупредить, что при малейшем движении в османскую Венгрию у него появится сразу куча сильных врагов с армиями более многочисленными, чем те, с которыми он уже воюет.

– Предлагаешь угрожать? – в удивлении поднял брови Петр.

– Нет-нет! Просто предупредить, что тогда Трансильвания сразу же, а османы чуть позже пойдут на него войной, и не факт, что австрийцам удастся удержать Вену в этот раз. А если Ракоци будет его союзником, то и мы империи сможем помочь большим войском.

– Предлагаешь отправить туда запорожцев?

– Обещать – не значит жениться. Хотя, вполне возможно, и придется помочь. Чем больше врагов одновременно будет у турок, тем легче будет нам.

– Вот с этим никто спорить не будет!

– Теперь срочно надо найти подход к одному из советчиков Ракоци, чье мнение для него не пустой звук. Есть у него такие?

– Есть, он не напыщенный дурак, к советам умных людей прислушивается.

– Вот к такому человеку надо найти подход. Узнать все о его привычках, недостатках и пороках, мечтах. Да… быстро такое не сделаешь, обойдется это недешево, но составьте на двух-трех трансильванских влиятельных вельмож такие списки. Авось удастся кого-то на крючок поймать. Не обязательно даже, чтоб нам сведения присылал. Важнее, чтоб советовал господарю то, что нам нужно. В мое время таких людей называли агентами влияния.

– И правда, – потеребил ус Свитка, – недешево это выйдет… Неужто обязательно такие деньжищи на ветер выбрасывать?

– Не выбрасывать на ветер, а вкладывать в выгодное дело! – покачал головой Аркадий. – Для нас очень важно знать, что творится в самых верхах такого важного соседа, как Трансильвания. Надеюсь, союзника, хотя сам знаешь, по-всякому жизнь обернуться может. Если делать все с умом, сторицей те деньги вернутся.

Петр еще плеснул себе на донышко хмельного напитка, выпил, не спеша съел дольку тыквы в меду.

– Если Богдан даст «добро» – сделаем!

– А теперь еще срочнее и важнее. Надо подкупить слугу того самого французского попа.

Характерник молча, вопросительно посмотрел в глаза собеседника, как бы приглашая его развить мысль.

– Миллион ливров – большие деньги и неубиваемый аргумент. Если вы не готовы выложить два миллиона. Правильно?

– Почему? Пушки повесомее будут.

– Вообще-то да, но если хочешь заключить с человеком союз, угрожать ему… – развел руками Аркадий.

– Хм… такого союзника и правда лучше сразу во враги записывать.

– Ну а платить больше, чем Франция, мы не можем, через год от стамбульской добычи ничего не останется. Значит, надо перехватить тот миллион по пути, в Польше, кроме как через нее такие деньги в Трансильванию никак не довезти.

Давая собеседнику передых, Аркадий хотел плеснуть себе еще меду, но в последний момент передумал и налил сбитня. Мед хоть не очень крепок, но коварен, а говорить предстояло о важных делах и долго.

– Слуга подскажет – когда повезут деньги, а мы их перехватим? – предположил Петр. – А не обидится Ракоци на хищение его денег?

– Обидится и сильно! – улыбнулся Аркадий. – Только при чем здесь мы? – опять развел он руками. – Караван с деньгами перехватят поляки, пусть и в Париже на них обижаются, авось денег давать нашим врагам не будут. И Трансильвания на них лишний раз нападет.

– А ведь может получится… Ох и ядовитая ты тварь, Аркадий! Такие пакости измысливаешь… – помотал головой характерник.

– Честно говоря, не выдумываю, а приспосабливаю к нашим делам вычитанное.

– Господи ты боже мой! Да как же такое можно пропечатывать?!

– Ха! Разве это пакости… Ладно, о книгах как-то в другой раз поговорим. Что у нас в Молдавии?

– Да обложен Лупу, как медведь в берлоге, и так же, как косолапый, об этом не знает. Добре ты придумал – хорошенько бумаги покойного митрополита изучить. Тесные у него связи там были, тайные от господаря. Если Лупу про такое узнает, боярам тем головы не сносить, сразу согласились служить, и платить им ничего не надо!

– Вот платить как раз, если заработает, надо обязательно. Не обязательно деньгами. Но об этом тоже позже. А в Валахии?

– Вот там пока таких подходов к Бесарабу нет. Но будем искать.

– Тьфу ты, черт! О Черногории забыл. Неужели и там тишина?

– Какая там тишина! Большими отрядами спускаются с гор и режут по окрестностям мусульман, всех подчистую изничтожают, от мала до велика, никого не щадят. Даже девок молодых убивают! – В голосе сечевика слышалось нескрываемое порицание. Действительно, девок-то всегда можно продать, зачем зря переводить хороший товар? – К Богдану прислали послов, предупредили, что будут проситься под руку дожа. Сильно жалели, что мы слишком далеко.

Два колдуна еще долго сидели, обговаривая дела тайные. Много чего им надо было обсудить, обговорить. Про все соседние страны перемолвили и о казацких землях не забыли.