Прочитайте онлайн Ангельский огонь | Часть 23

Читать книгу Ангельский огонь
7918+6911
  • Автор:
  • Язык: ru

23

— Мне следует тебе кое в чем признаться, — сказал Ролан.

Это было час спустя, после их очередных любовных утех.

— Да? — пробормотала Анжелика, целуя его в подбородок.

— Когда мы поженились, я не изменял тебе с Каролиной. Мне никто не был нужен, кроме тебя.

Анжелика с обожанием посмотрела на мужа. Его честность согрела ее душу; чистый взгляд его глубоких глаз не оставил сомнений в его искренности.

— Спасибо, что ты мне это сказал, Ролан.

— Я думал, что, возможно, тебя это интересовало.

— Да, интересовало. Но куда ты постоянно уезжал по вечерам из Бель Элиз?

— Обычно я играл в карты с Луисом Жюпо до тех пор, пока Аннете не надоело, что муж лишает ее своей компании, — он засмеялся. — Затем я проводил время с Жюлем Буфортом и другими плантаторами, которых знаю.

— Но почему, Ролан? Неужели было так тягостно побыть со мной?

— Действительно ужасно, — он улыбнулся, — потому что, честно говоря, мой ангел, я не доверял себе в том, что не дотронусь до тебя.

— Если бы ты только знал… — Анжелика хихикнула, встряхнув головой.

— Знал что?

— Именно то, — она покраснела, — я безумно хотела, чтобы ты дотронулся до меня.

— На самом деле? — его губы скривились. — Тогда к чему все эти ханжеские разговоры о супружеских обязанностях?

— Потому, что я воспринимала эти обязанности вполне серьезно, — она нахмурилась. — И потом, молодая женщина просто не знает, как сказать мужу…

— Что она хочет, чтобы он занялся с ней любовью?

Она застенчиво кивнула.

— Тогда, кажется, мы все время хотели одного и того же, — он усмехнулся, покачав головой.

— Да, кажется.

— Но больше не кажется, мой ангел?

— Больше нет, — она прижалась к мужу.

— Итак, ты хотела, чтобы я занялся любовью с тобой, — он опять засмеялся.

— Да, — сказала она охрипшим голосом.

— Когда ты решилась на это?

Она почувствовала, как у нее загорелись щеки.

— На самом деле, Ролан, должна ли я…

— Да, ты должна мне сказать. Я не допущу больше никаких секретов между нами, мой ангел. Скажи, когда ты пришла к этому — наиболее интересному для меня заключению.

Она посмотрела ему в глаза и прошептала:

— Почти сразу же, как встретила тебя. Ты был настолько возбуждающе красив, и…

— Да?

Она вздохнула, ощутив, как напрягается его мужское достоинство.

— Загадочен — немного пугающий.

— А теперь ты страшишься меня? — он отпустил ее руку и принялся ласкать ее.

— Немного…

— А почему?

— Потому что ты пробудил во мне такое… Мне кажется, что я уже не принадлежу самой себе… — она содрогнулась от удовольствия.

— Все правильно, ты принадлежишь мне, дорогая, а я тебе. Это так, как и должно быть.

— Да, это как раз то, что надо.

— И что, все же еще немного страшно?

— Да.

— Тогда давай удалим твои последние страхи, — прошептал он, целуя…

Они проснулись от звука голосов в холле.

Ролан сел в напряжении, с угрюмым видом.

— В чем дело, Ролан?

— Очевидно, Жан-Пьер и Жак вернулись с обеда. Давно пора разобраться с моим знаменитым племянником.

— Разобраться? В чем? — она сразу же села.

— В том, что он взял тебя с собой. Конечно у тебя были причины для расстройства, но Жан-Пьеру не следовало вмешиваться в дела мужа и жены. Ему ни в коем случае не надо было помогать тебе в осуществлении побега.

— Но, Ролан! Он же не знал!

— Как он мог не знать?

— Потому что я спряталась в багажном отсеке его кареты, — она виновато улыбнулась.

— Ты этого не делала! Ты, дерзкая девчонка, мне следует тебя опять выпороть, — он засмеялся, Ролан был поражен, — Бланш мне об этом не сказала.

— Бланш сказала тебе, что я уехала с Жан-Пьером? — Анжелика удивленно подняла бровь.

— Она видела, как вы уехали вдвоем. Странно — она не упомянула, что ты сидела в багажном отсеке, — но, с другой стороны, я не дал ей времени выговориться. Все мои мысли бродили вокруг того, чтобы отправиться в погоню.

— Я так и заметила.

— Тогда, детка, нам здесь делать нечего. И это хорошо. Мне не очень-то нравится мысль вызывать на дуэль кузена.

— Вызывать Жан-Пьера? О, Ролан! Конечно, ты бы не…

— Тссс, — предостерег он ее. — Они могут услышать тебя. Помимо всего прочего, как я только что сказал, вопрос закрыт. Теперь я могу увезти тебя.

— Увезти меня? — Она хмыкнула.

— В отель «Сент-Луис», чтобы должным образом провести медовый месяц. Я не собираюсь выпускать тебя из виду — или из постели — несколько дней подряд.

— Ролан, мне сдается, что ты… — глаза у нее округлились.

— Да? — пытался подсказать он с дьявольской улыбкой.

— Ненасытен.

Он снова счастливо засмеялся и усадил ее к себе на колени. И вновь начались ласки, а немного спустя он утомленно спросил:

— Теперь ты знаешь истинное значение этого слова?

Будучи хозяином своего слова, Ролан привез Анжелику в роскошный отель «Сент-Луис», и они не покидали номер на протяжении трех дней. Номер был большой и выходил на площадь Вье Карр. Они провели не одно прекрасное осеннее утро на балконе, неспешно завтракая и наблюдая за кипучей уличной жизнью.

Анжелика упивалась этими днями с Роланом, занимаясь любовью или просто разговаривая лежа в постели. Часто она вспоминала день, когда сбежала от мужа, а он ее настиг. И каждый раз у нее стоял в ушах его крик «Я люблю тебя!». При этих воспоминаниях на глаза ее навертывались слезы.

Больше он не говорил, что любит ее, но и она еще не призналась ему в любви. Иногда ей приходило в голову усомниться: на самом ли деле он произнес те слова, или они вырвались в отчаянии. Она крайне сожалела, что не выразила своих чувств в тот день; теперь, когда возможность была упущена, не было подходящего момента, чтобы объясниться с Роланом.

Но о том, что она еще не могла выразить словами, красноречиво говорило ее тело. Ролан улыбался ей «особенной» хищной улыбкой, шептал — «Иди сюда, мой ангел», — и она бросалась в его объятья, покрывая его гордое лицо поцелуями. Иногда в моменты наивысшего наслаждения она про себя произносила молитву, чтобы близость принесла им ребенка. Она так его сейчас хотела — сына с густым басом и гордой осанкой Ролана или дочь с его заразительным смехом и голубыми глазами. Ребенок сделал бы их счастье еще более полным.

На третий день добровольного заточения они получили весточку от семьи Миро, приглашавших их отправиться на следующий день на пикник на озеро. Когда Ролан спросил Анжелику, не хотела ли бы она поехать, та охотно согласилась и они тут же пошли по магазинам, чтобы купить ей новое платье.

Их увеселительная поездка была прекрасна: стояла солнечная погода, воздух прохладен и освежающ. Ролан, Анжелика и семья Миро добрались до озера на «Курящей Марии» — местном поезде, отправлявшемся со станции «Сент Джон Вью» до местечка под названием Малнебург. Они гуляли по парку и садам, обедали в знаменитом ресторане, где подавали блюда из даров моря. Из павильона, где они ели, открывался удивительно прекрасный вид на озеро со спокойной голубой водной гладью, которой, казалось, нет конца.

После супа из икры с крабами и суфле из омаров мужчины вместе с Филиппом удалились. Они прогуливались под кипарисами у кромки воды, Морис и Ролан курили, в то время как Филипп бросал в озеро камешки. Эмили и Анжелика остались одни и устроились на веранде.

— Дорогая, ты просто сияешь, — сказала Эмили Анжелике, когда они заканчивали по второй чашечке кофе с молоком.

— О, Эмили, я так счастлива с Роланом.

— Должна признаться, я была сильно взволнована, когда на днях случайно встретилась на рынке с Жан-Пьером. Я не хотела бы быть бестактной, но бедняжка был расстроен. Он признался мне, что он и его отец очень обеспокоены вашей с Роланом ссорой, которая случилась у них в доме.

— О да, мы поссорились, — Анжелика кивнула и улыбнулась. Она наклонилась вперед и сказала: — Я обнаружила, что Ролан женился на мне, скажем, при менее чем честных обстоятельствах.

Увидев, что Эмили нахмурилась, она добавила:

— Вы знали, не так ли?

— Да, дорогая, я предполагала, что творилось что-то странное. — Эмили закусила губу. — Но в действительности я не знала деталей.

Вкратце Анжелика объяснила Эмили, как Ролан солгал ей при первой встрече и тем заставил ее выйти замуж.

Когда она закончила свой рассказ, Эмили находилась в состоянии возбуждения.

— Дорогая, это непередаваемая история. И, похоже, Ролан женился на тебе как раз вовремя. Надеюсь, ты на него уже не злишься?

— О, я была взбешена, когда узнала, что он солгал, — Анжелика покачала головой. — Но в конце концов он доказал мне, что обман был необходим для моего же блага. — Она слегка покраснела. — На самом деле, это довольно романтично, когда об этом задумаешься — на что ему пришлось пойти, чтобы жениться на мне.

— О, дорогая — это действительно романтично. — Эмили засмеялась, захлопав в ладоши. — Очевидно, ты понимаешь, что Ролан по уши влюблен в тебя?

— Надеюсь, я доставила ему удовольствие, — Анжелика еще больше покраснела.

— Доставила удовольствие? — повторила Эмили. — Моя дорогая, ты — просто ответ на все наши молитвы. У тебя есть хоть малейшее представление, что из себя раньше представлял Ролан?

Анжелика покачала головой.

— Он никогда не смеялся, никогда не улыбался. Он был как пороховая бочка. Сплошные нервы да грубость. Но с тех пор, как он встретил тебя… он, должно быть, полюбил тебя с первого взгляда.

— О, я надеюсь на это. Я знаю, что я… — Анжелика радостно улыбнулась.

— Тоже полюбила его с первого взгляда?

— Да.

— Ты сказала ему об этом? Он поклоняется земле, по которой ты ходишь, — Эмили нагнулась и взяла Анжелику за руку.

— Я просто жду подходящего момента.

Эмили отпустила руку Анжелики, и выражение лица у нее стало задумчивым, когда она посмотрела на приближающихся к ним Ролана, Мориса и Филиппа.

— Поспеши, дорогая. Подходящий момент может всегда ускользнуть, и тогда будет совсем поздно.

Анжелика тоже повернулась, чтобы посмотреть на приближающуюся троицу. Ролан и Филипп шли взявшись за руки и смеялись. Сердце у нее екнуло, когда она подумала о том, что дядя и племянник очень похожи друг на друга. И почему Эмили так смотрела на них обоих? Вспоминала ли она время, прожитое с Жюстэном — или ее что-то мучило?

Компания вернулась домой ближе к вечеру. Ролан вежливо отказался от приглашения Миро на ужин. Анжелика почувствовала облегчение от того, что они не остаются, поскольку экскурсия была продолжительной; однако она не могла сдержать проблеск ревности, когда Ролан поцеловал на прощанье Эмили и Филиппа. Она почувствовала вину за чувство собственницы, особенно потому, что ей очень нравились и Эмили и Филипп; однако ее смущал взор Эмили, которым она смотрела сегодня на Ролана и Филиппа.

Они поужинали у Антуана. Анжелика чувствовала себя более раскованной наедине с Роланом, он же на протяжении всего ужина не спускал с нее глаз. Ей показалось, что он читал ее мысли, когда он дотянулся до нее, взял ее руку в свою и сказал:

— Дорогая, несколько часов, проведенных с кем-то, — и я схожу с ума и хочу быть только с тобой.

Она посмотрела в его глаза, полные страсти, и у нее уже не осталось сомнений, как они проведут ночь. Покончив с трапезой, она с трудом могла удержать дрожь в руках.

Однако волшебство было внезапно разрушено, когда они покидали ресторан. Ролан вел жену к выходу и вдруг остановился как вкопанный, уставившись на пожилую пару в вечерних туалетах, которая ожидала, чтобы их обслужили.

Он чертыхнулся, и лицо приняло каменное выражение, когда он подвел ее к незнакомой паре. При приближении Ролана и Анжелики их лица тоже стали напряженными. Мужчина заговорил первым. Кивнув Ролану, он холодно сказал:

— Привет, Ролан. Вот это сюрприз.

— Привет, Бернар, — сдержанно ответил Ролан, не подавая ему руки. — Привет, Ленор.

Она окинула Анжелику холодным взором серых глаз. — А кто эта молодая дама?

— Ленор, Бернар, могу я представить вам мою юную жену, Анжелику Делакруа? — произнес Ролан с достоинством.

Пожилая пара обменялась недоуменными взорами, а Ролан сказал:

— Дорогая, познакомься, Бернар и Ленор Рилё.

Мадам устремила на Анжелику взгляд, полный ледяной враждебности.

— Ролан, это просто потрясение. Я бы подумала, что ты…

— Ленор, извините, но нас ждет карета. Мы не хотели бы отрывать вас с Бернаром от обеда — не говоря больше ни слова, Ролан потянул Анжелику к выходу.

На улице их ждала взятая напрокат карета. Когда кучер помогал им забраться внутрь, Анжелика слышала, как Ролан приказал ему прокатить их по набережной, перед тем как поворачивать к отелю.

Ролан хранил молчание. Спустя минуту он зажег тонкую сигару, и свет спички озарил его встревоженное лицо. Анжелика взяла его за руку.

— Ролан, что это были за люди, мимо которых мы проходили у Антуана? Почему они так тебя расстроили?

Он не ответил, но она почувствовала, как его пальцы сжались.

— Ролан, ну, скажи мне, пожалуйста, кто они?

— Это были родители Луизы.

Долгое время оба молчали. Затем Анжелика пробормотала:

— Ты не думаешь, что настало время рассказать мне о ней?

Ролан глубоко затянулся, и до нее донесся запах дорогого табака.

— Возможно, ты права, дорогая. Возможно, пришло время рассказать тебе о моей первой жене — и ее семье, — он собрался с мыслями. — Видишь ли, когда я был всего лишь ребенком, мои родители сосватали меня с Луизой Рилё. В то время их семья владела плантацией к югу от Бель Элиз. Позже мы поженились. Мне был двадцать один год, а ей — восемнадцать. И дело не пошло…

— Что ты имеешь в виду?

— Луиза терпеть не могла, — Анжелика услышала, как он скрипнул зубами, когда закончил фразу, — постельный аспект брака. Ей вообще было противно быть за мной замужем. Очевидно, другие ей давали то, чего не мог я, и она довольно часто это доказывала…

— О, Ролан, как это должно быть ужасно! — Анжелика ахнула и добавила: — Должно быть, с Луизой было что-то не то. Почему она была такой дурой и не хотела быть с тобой?

— Я тоже не был святым, — он пожал плечами. — Понимаешь, Луиза была не единственной, не желавшей этого брака, не хотевшей чувствовать себя загнанной в угол.

— Понимаю.

— Луиза, должно быть, была сделана из другого теста, у нее не было того, что есть в тебе. Она не была способной стать хозяйкой Бель Элиз или вообще чьей-либо женой, если уж на то пошло. И, надо признать, я в этом ей не помогал и не симпатизировал. Так или иначе, мы жили как кошка с собакой, и это просто чудо, что мы прожили вместе два года.

— А как Луиза умерла?

— Как я уже упоминал, Луиза изменяла мне с другими мужчинами, — он опять глубоко затянулся. — А ближе к концу она и вовсе повела себя неразумно. Бланш думает, что она всегда была с небольшим сдвигом. Каждый раз, когда я смотрел на другую женщину, она сходила с ума. Думаю, она даже воображала, что между мной и Бланш что-то было. Но все начало раскручиваться после того как погиб Жюстэн.

— Жюстэн? Эмили и Филипп ведь жили в Бель Элиз, когда его не стало, не так ли?

— Совершенно верно. Однажды вечером Жюстэн уехал в Новый Орлеан, напился, и его переехало повозкой. Вот так и случилось — никакого предупреждения — и Эмили вдова. Конечно, бедняжка потеряла голову, осталась одна-одинешенька с грудным сыном на руках. Я делал все, что было в моих силах, чтобы помочь ей, — но, боюсь, именно это и толкнуло Луизу на крайность.

— Как это произошло?

— Луизе пришла в голову сумасшедшая идея, что я сплю с Эмили. Она даже думала, будто я был с ней близок в то время, когда был жив Жюстэн, и более того, что Филипп — мой сын.

Страх Анжелики между тем нарастал.

— И ты понял, что она…

— Все открылось в день ее смерти. Понимаешь, в тот вечер мы устроили вечеринку в Бель Элиз, и я боюсь… — он откашлялся, — … Луиза флиртовала со всеми подряд, и я отплатил ей тем же. Она сказала мне, если я посмею танцевать с Эмили, то она меня убьет. Но, чтобы досадить ей, я на все оставшиеся танцы приглашал вдову Жюстэна. О Бог, мне следовало бы прислушаться к ней. Я просто не осознал, что она уже дошла!

— Что случилось потом? — прошептала Анжелика.

— Позже, этим же вечером, когда гости разъехались, Луиза ворвалась в кабинет с заряженным пистолетом. И обвинила меня в том, что я сплю с Эмили, и что Филипп — мой сын. Я пытался убедить ее, что ни то, ни другое неправда — и так оно и было на самом деле. Но она и слушать меня не хотела. Завязалась борьба, и в конечном счете Луиза нажала на спусковой крючок, хотя я и пытался этому воспрепятствовать. Следующее, что я увидел, это то, что она лежит на полу и смотрит на меня широко раскрытыми глазами, а вокруг все забрызгано кровью. Полиция назвала это несчастным случаем, но тем не менее с тех пор я испытываю чувство огромной вины.

— О, Ролан, — сердце Анжелики сжалось от боли за него, и она крепко сжала его руку.

А он повернулся к ней и иронически произнес:

— Ну, моя дорогая, как можно себя чувствовать, выйдя замуж за человека, который убил свою первую жену?