Прочитайте онлайн Ангельский огонь | Часть 20

Читать книгу Ангельский огонь
7918+7120
  • Автор:
  • Язык: ru

20

— Ну кузен, должен сказать, что женитьба пошла тебе на пользу, — сказал Жан-Пьер Ролану.

В ожидании гостей Бала Урожая Делакруа кузены засели с бокалами бренди в библиотеке. Жан-Пьер приехал из Нового Орлеана, чтобы принять участие в празднествах. Оба выглядели сегодня весьма торжественно: черные фраки, манишки, жилеты и галстуки — из тканей высочайшего качества.

— Да, могу признаться, что в ее компании жизнь стала значительно приятней, — ответил Ролан. — Она хорошая жена, и ее присутствие здесь продемонстрировало мне, — он сделал паузу и задумчиво улыбнулся, — насколько прежняя моя жизнь была пустой.

Жан-Пьер посмотрел на Ролана со смесью восторга и изумления. Слова о честности и смирении, да еще из уст Ролана Делакруа! Это просто маленькое чудо! С момента, когда Жан-Пьер появился в доме, для него стало очевидным, что с появлением молодой жены характер Ролана изменился в лучшую сторону.

— Таким образом, кузен, я полагаю, что у Анжелики не возникало дальнейших подозрений относительно обстоятельств твоей свадьбы?

— Нет, — ответил Ролан, но при этом нахмурился. — Все-таки, я должен сказать, что последнее время ее что-то беспокоит.

— Неужели?

— Конечно, она заботлива и преданна. Но на определенном этапе… — он помолчал и добавил: — она, кажется, ушла в себя.

Жан-Пьер тоже нахмурился, раздумывая над словами Ролана. Затем он щелкнул пальцами и сказал:

— А, кузен, ты слишком много внимания уделил урожаю, не так ли? — Он подошел ближе и пихнул Ролана в бок. — Молодой жене, такой, как твоя Анжелика, требуется стопроцентное внимание мужа.

— Может быть, ты и прав, — Ролан улыбнулся.

— Или, возможно, хороший Бог уже выбрал вас для благословения маленьким узелком с небес? В таких ситуациях женщины начинают вести себя несколько необычно — или что-то в этом роде, как мне в свое время говаривали.

— Анжелика еще слишком молода, чтобы иметь детей, — Ролан опять нахмурился.

— Я не хочу быть бестактным, кузен… но, видя, что твоя жена — в сущности девушка и учитывая твой страстный характер… — Жан-Пьер застенчиво кашлянул.

Ролан встал и смерил кузена задумчивым взглядом.

— Ты прав, кузен. Ты просто бестактен.

— Тогда покорно прошу принять извинения, — бесстрастно ответил Жан-Пьер.

Еще какой-то миг Ролан продолжал строго смотреть на Жан-Пьера, затем допил остатки бренди и поставил рюмку на камин.

— Поскольку гости прибудут с минуты на минуту, я пойду наверх и спущусь вместе с женой. Может быть, тебе удобней подождать нас в гостиной?

— Хорошо, кузен.

Выйдя из библиотеки, Ролан и Жан-Пьер встретили Бланш. Ролан посмотрел на сестру и улыбнулся про себя. Удивительно, но впервые за многие годы она сменила свой традиционный черный наряд. Сегодня на ней было шелковое лиловое платье. Он был уверен, что за Бланш последует Анжелика, и от этого у него стало теплей на душе.

— Добрый вечер, сестра. До чего же мило ты выглядишь сегодня, — произнес Жан-Пьер.

Комплимент вызвал застенчивую улыбку Бланш.

— Ну, я думаю, уже все готово.

— Вы с Анжелой прекрасно подготовили дом, — сказал Жан-Пьер, глядя на букеты цветов в хрустальных вазах и поручни лестницы, увитые гирляндами.

— Спасибо, Жан-Пьер, — поблагодарила она с довольной улыбкой.

— Знаешь ли, Бланш, все время хотел сказать тебе кое-что… Мой отец может возвратиться в Новый Орлеан из Копенгагена в любой день. Я надеялся, что он примет участие в этом празднике, но, увы, нам не повезло. Но я хотел, чтобы ты знала, как тепло он отзывается о тебе в письмах. Он несколько раз писал, что с нетерпением ждет встречи с тобой.

— О, как это мило со стороны Жака, — неловко пробормотала Бланш, потупив взор. Пока Жан-Пьер говорил, она все больше ощущала смутное беспокойство.

— Господа, извините, мне кое-что нужно сделать напоследок…

Голос Бланш затих в глубине коридора. Ролан покачал головой.

— Она здорово побледнела, когда ты упомянул о Жаке.

— Мне тоже так показалось, — кивнул Жан-Пьер. — Ты думаешь, есть хотя бы малейшая надежда для моего отца и Бланш? Папа был так одинок все последние годы, с тех пор как умерла мама.

Ролан посмотрел в направлении гостиной, где Бланш вела беседу с дирижером небольшого оркестра, выписанного из Нового Орлеана. Затем решительно повернулся к Пьеру.

— Так же как и ты, я хотел бы, чтобы твой отец и Бланш сошлись. Каждый раз, когда к нам приезжает Жак, бросается в глаза, что они неравнодушны друг к другу. Но, увы, они настолько различны — Жак путешествует по свету большую часть года, а Бланш настоящая отшельница, сидит в Бель Элиз. Полагаю, что больших надежд на этот план возлагать не стоит, — он хлопнул кузена по плечу и благожелательно произнес: — Но скажи дяде Жаку, чтобы он навестил нас сразу же после возвращения в Новый Орлеан. Бланш ведь туда не поедет…

— Безусловно, передам твое приглашение.

— Хорошо. Извини, но я должен пойти и проверить, все ли в порядке у Анжелики.

Ролан медленно поднимался по лестнице. Его мысли вернулись к любимой жене. При воспоминании о предположении кузена он вновь нахмурился. Его Анжелика была еще настолько молода, — всего лишь семнадцать. А ведь так много женщин умирает при родах! Конечно, идея иметь ребенка от Анжелики выглядела привлекательно… Да, ему нужны наследники плантации. Но ведь еще так рано! Так быстро! А как хотелось пожить для себя…

Он вздохнул. Возможностей забеременеть у Анжелики было предостаточно — Ролан не мог с ней не спать. Возможно, было бы лучше, если он делал бы это время от времени. Но ему было легче умереть, чем лишиться этого. Она стала истинной владычицей его дум. Он не мог дождаться встречи с ней, услышать ее звонкий смех, заглянуть в бездонные глаза.

Ролан с нетерпением ждал окончания сбора урожая, — это даст ему возможность уделять ей больше внимания. При одной этой мысли он ускорил шаг. Затем открыл дверь в спальню, увидел ее — и от счастья почти потерял голову. Он стоял и смотрел, сердце его бешено билось, взгляд полон испепеляющей любви.

Его очаровательная жена стояла у окна, а Коко наводила окончательный лоск на ее прическу. Роскошные локоны волшебными волнами спускались по гордой шее… Ее вечернее платье было великолепно, темно-красный бархат плотно обтягивал талию, придавал роскошной фигуре божественные очертания… Декольте, отороченное белой кружевной лентой, с вплетенной красной тесьмой подчеркивало упругость молодой груди. Рукава, собранные на плече, ниспадали до локтей. В этом торжественном наряде она предстала изумительной комбинацией ангела и сирены. Он не мог оторвать от нее глаз.

— Ты просто очаровательна, — пробормотал он задыхаясь.

Анжелика повернулась и увидела мужа, стоящего в дверном проеме. Она даже не слышала, как он вошел. Сегодня он был неотразим в своем бальном наряде. Его глаза со страстью пожирали ее, когда он осматривал ее с головы до пят. Глядя на его красивое точеное лицо, она почувствовала внутреннее возбуждение. Она улыбнулась ему:

— Добрый вечер, Ролан. Мы закончили, — сказала она, повернувшись к Коко.

— Да, мадам.

— Ты сделала потрясающую прическу мадам, — добродушно сказал Ролан девушке.

— Спасибо, хозяин, — ответила девочка Ролану и, потупив глаза, пошла к выходу. Ее движения были довольно нескладными, поскольку все отчетливей проступала беременность.

Анжелика заметила, как нахмурился Ролан, глядя вслед удалявшейся девочке.

— Коко должна родить ранней весной, — пробормотала она.

Ролан повернулся к ней, в глазах его зажглись недобрые огоньки:

— Спасибо твоему дяде Жилю. О Боже, как я рад, что ты больше не живешь у этого человека.

Он приблизился к Анжелике, заключил в объятия и опалил долгим, страстным поцелуем.

— Ты потрясающе красива, мадам Делакруа. Я тебя никогда от себя не отпущу. У меня такое ощущение, что я буду биться с каждым мужчиной в округе, чтобы завоевать твое внимание.

Романтическое настроение Анжелики внезапно улетучилось — слова Ролана напомнили ей, что он не единственный, кто будет ревновать сегодня вечером. Она была абсолютно уверена, что Каролина Бентли придет сегодня на бал — под предлогом приглашения от ее мужа. Не глядя на Ролана, она спросила:

— Ну, а что вы скажете о себе, мой муж? Разве сегодня здесь не будет женщин, на которых вы могли бы заглядеться?

— Ни за что на свете, — ответил он, почти испугав ее неистовостью отрицания, за чем последовал очередной жаркий поцелуй.

Спустя миг Ролан отпустил ее и подошел к комоду. Он выдвинул ящик и достал небольшую инкрустированную шкатулку. Подойдя к Анжелике, он положил шкатулку на столик, стоявший у окна.

— Я хотел тебе сказать, что теперь это все — твое, — сказал он, небрежно открывая коробочку.

Анжелика охнула, когда увидела изумрудные и рубиновые ожерелья, серебряные и золотые браслеты, усыпанные крошечными сапфирами, бриллиантовые тиары и цепочки.

— Ролан, но я не могу все это принять.

— Чепуха. Эти ювелирные изделия принадлежали семье Делакруа на протяжении нескольких поколений, и последней их владелицей была моя мать. Теперь они твои.

— Они когда-нибудь принадлежали Луизе? — Анжелика закусила губу.

— У Луизы были собственные украшения, — по его лицу пробежала тень. — После ее смерти я вернул их ее семье.

Он сделал шаг к Анжелике, что-то достал из шкатулки.

— Думаю, сегодня тебе подойдут жемчуг и соответствующие серьги.

— Если это доставит тебе удовольствие, Ролан.

— Да, и не малое. А теперь — повернись.

Анжелика повиновалась, и Ролан надел ей на шею тяжелую двойную нить жемчуга. Прикосновение его теплых рук произвело впечатление электрического разряда. Она услышала его неразборчивый шепот, затем рука начала гладить обнаженную шею, проникла за лиф. По телу ее пробежала дрожь, когда его пальцы нащупали плотный сосок. Колени Анжелики ослабели, она слегка пошатнулась, а его неугомонная рука уже ласкала ее стройную талию.

— Скажи-ка мне кое-что, мой ангел, — прошептал он, страстно ее целуя.

— Да? — прошептала она в ответ.

— Есть такая вероятность, что могла забеременеть?

Она сжалась, он повернул ее к себе лицом, рука с груди пропутешествовала к залитой румянцем щеке.

— Не стесняйся, дорогая.

— Пока нет, Ролан. — Анжелика закусила губу. — Ты ужасно разочарован?

Он сипло засмеялся и привлек ее к себе.

— Ни в коей мере.

— Не разочарован?.. — затаив дыхание, она спросила: — Ты не хочешь детей?

— Конечно, хочу. Но я совсем не возражаю, если это произойдет не завтра, — в задумчивости он продолжал: — Знаешь, дорогая, мы все-таки должны поехать в свадебное путешествие. Как ты смотришь на то, чтобы съездить на несколько недель в Новый Орлеан теперь, когда со сбором урожая покончено?

— О, с большим удовольствием, Ролан! Будет так приятно опять встретиться с Эмили…

— Не рассчитывай, что ты очень часто будешь видеться с Эмили. Я повезу тебя в Новый Орлеан, потому что хочу, чтобы мы были только вдвоем. Такова обязанность молодого мужа. Я хочу тебя испортить и избаловать. Но в основном я хочу наслаждаться твоим обществом. Черт побери, если бы гости пришли немного позже!

— Нам надо спускаться вниз, Ролан, — прошептала Анжелика.

— Тогда после бала, — ее муж улыбнулся и предложил ей руку.

* * *

Гость, прибывший бы в Бель Элиз часом позже, обнаружил бы дом ярко освещенным и заполненным звуками музыки и смеха. Во всех окнах горел свет, между столбами висели разноцветные фонари. Высокие колонны на фронтоне украшены зелеными растениями и цветущими камелиями. Ноябрьская ночь была ясной и звездной и обещала приближение прохлады.

Настроение общего веселья захватывало вновь прибывающих — модно одетых плантаторов, их жен и детей, которым помогали выйти из пролеток одетые в ливреи слуги. Все направлялись к порталу Бель Элиз — Бал Урожая Делакруа действительно был важным событием в жизни округи, и никому и в голову не приходило пропустить его. Еще бы — угощение было потрясающим, вина — превосходными…

В проеме парадной двери гостей встречали, направляя их в большую гостиную, где прибывшие раньше уже вовсю кружились под звуки вальсов Штрауса. Из столовой манили запахи многочисленных креольских блюд — раки на льду, тушеная утка, овощи в винегрете и невообразимый набор десертов на любой вкус. А в гостиной их ожидал под руку с женой хозяин плантации. Многие уже общались с мадам Делакруа в церкви.

Жена господина Делакруа сегодня выглядела в красном бархатном платье с двойной ниткой жемчуга, ее серьги удачно контрастировали с прической. И хозяин Бель Элиз никогда не выглядел таким гордым и красивым, как сейчас, когда стоял рядом с супругой и с улыбкой приветствовал гостей.

Анжелике передалось приподнятое настроение мужа. Прибывавшие гости были весьма любезны, и вечер, похоже, удался.

Немногим ранее Анжелика пыталась уговорить Бланш встречать гостей, но та уклонилась. Посмотрев в противоположный угол комнаты, отметила, что Бланш мирно беседует с Аннет Жюпо. Буйные расцветки юбок Бланш удачно контрастировали с тривиальным нарядом Аннет.

В начале вечера Анжелика имела удовольствие познакомиться с очень интересным брюнетом — мужем Аннет. А вот Клара Жюпо сегодня опять выказала холодность в отношении Анжелики.

— Каролина, вот так сюрприз! — услышала она голос мужа.

Анжелика повернулась, и в ее глазах вспыхнула подозрительность. К ним приближались Каролина и светловолосый мужчина, оба весьма элегантно одетые — Каролина — в светло-голубое платье из тафты, украшенное метрами белых кружев, ее кавалер — в черный фрак. Раньше Анжелике приходилось видеть этого мужчину в церкви. От Бланш ей было известно, что это брат соперницы.

— Добрый вечер, Ролан, — произнес он, протягивая руку для пожатия. — Мы бы никогда не пропустили ежегодный Бал Делакруа даже за весь тростник в округе. Правильно я говорю, Каро?

— Конечно, — пробормотала Каролина, когда Ролан с почтением пожал руку ее брату. Она повернулась к Анжелике. — Дорогая, вы сегодня просто очаровательны. Не удивительно, что ваш муж не отходит от вас.

Анжелика почувствовала, как у нее зарделись щеки при таком неожиданном, смелом комплименте.

— Спасибо, мадемуазель Бентли, — ответила она натянуто. — Надеюсь, вы хорошо проведете вечер в Бель Элиз.

— О, я надеюсь. — Она кивнула в сторону брата: — Вы не знакомы с Джорджем, дорогая?

Когда Анжелика отрицательно покачала головой, она добавила:

— Мадам Делакруа, познакомьтесь с моим братом, господином Бентли.

Джордж Бентли сделал шаг вперед и пожал руку Анжелики. Она отметила, что это был интересный мужчина, хотя почти по-женски стройный и бледный. Волосы светлые, будто выцветшие, черты лица тонкие, но приятные, глаза светло-голубые. Он часто заморгал, когда пожимал ей руку, и сказал:

— Мадам Делакруа, как приятно наконец встретиться с вами. Мне так понравилось ваше пение в церкви.

— Спасибо, мсье, мне тоже очень приятно с вами познакомиться.

Анжелика смутилась, когда Джордж нагнулся, чтобы поцеловать ее руку. Краешком глаза она заметила негодующий взгляд Ролана. В конечном счете, он во всем и виноват — ведь это он опять привел свою бывшую любовницу в их дом.

— Вы убедитесь, что Джордж — настоящий меломан, — продолжала верещать Каролина. — Джордж, не пойти ли нам отведать так соблазняюще пахнущие блюда?

— Пожалуйста, чувствуйте себя как дома, — натянуто сказал Ролан.

Когда Каролина взяла брата под руку и подтолкнула в сторону столовой, Джордж через ее плечо посмотрел на Анжелику.

— Мадам Делакруа, мы поговорим позже.

Молодожены стояли в напряженном молчании, когда Бентли удалились. Ролан хотел что-то сказать, но к ним подошел слегка возбужденный Жан-Пьер. Анжелике было интересно — сколько он успел выпить.

— Хватит заниматься встречей гостей, — он улыбнулся ей. — Пора присоединиться к развлекающимся. Пойдем потанцуем, если твой муж не возражает.

— Ты мой гость, — произнес Ролан, растягивая слова. Анжелика едва успела посмотреть на мужа, как Жан-Пьер подхватил ее за руку и утянул в группу танцующих.

— Ты сегодня обворожительна, — прошептал он.

Анжелика посмотрела на красивое лицо Жан-Пьера, его тонкие усики, темные креольские глаза. Во многих отношениях он напоминал ей Ролана — однако это все же было далеко не то.

— Вы со мной флиртуете, Жан-Пьер?

— Несомненно, — ответил он смело.

— Вы осознаете, что я теперь замужняя женщина?

— Вне всякого сомнения, замужем… Я бы сказал, что мой дотоле разгульный кузен безнадежно в тебя влюблен.

В одно мгновение все, казалось, замерло.

— Вы в этом уверены? — спросила Анжелика, пристально посмотрев на своего кавалера.

— Без сомнения, дорогая. Но никогда не повредит, ну… как бы сказать… небольшая подстраховка — для того, чтобы внимание мужа не слишком отвлекалось.

Он умышленно притянул жену брата к себе. Анжелика хихикнула.

— Жан-Пьер, но это же нехорошо.

— Так поступают все креолы.

Стоя напротив них, Ролан действительно сгорал от ревности, глядя, как они кружились в вихре вальса. Рассуждая трезво, он знал, что у него нет причины отказывать Жан-Пьеру. Однако минуту назад он заметил, с каким обожанием Анжелика смотрит на того — по его дурацкому представлению, такой взгляд может принадлежать только ему. Затем Жан-Пьер до неприличия близко прижал ее к себе. Она засмеялась. Со всей очевидностью, она флиртовала с ним…

«С меня хватит», — решил он. Он разгонит все эти танцульки и покажет девчонке — кто ее настоящий хозяин. Ролан собрался было нырнуть в массу танцующих, когда почувствовал, что кто-то тянет его за рукав. В раздражении он повернулся и увидел Клару Жюпо.

— Добрый вечер, мсье Делакруа, — сказала она прерывающимся голосом, не отрывая от него восторженных глаз.

— Добрый вечер, Клара, — ответил он, пытаясь скрыть нетерпение. Музыка прекратилась, и невозможно было сказать, чем там Анжелика занимается с Жан-Пьером.

— Мама и папа разрешили мне приехать домой из школы, специально чтобы прийти к вам на бал. Я надеялась, что позже, возможно, вы и я, я имею в виду мы…

Ролан едва слушал ее.

— Очень приятно, что ты пришла, дорогая, — пробормотал он, разыскивая глазами свою жену в толпе. — В столовой тебя ожидает роскошная еда… — и Ролан удалился, оставив Клару в дрожи от унижения его отказом.

Оркестр заиграл другую мелодию, и к тому моменту, когда он разыскал Анжелику, она кружилась с другим мужчиной — на этот раз это был Джордж Бентли. Он оглянулся с сердитым видом. Было выше его понимания — почему Каролина с Джорджем оказались сегодня здесь? Он, конечно же, не ожидал, что Анжелика пригласит их.

Но тогда многое в поведении Анжелики становилось объяснимым и настораживающим. Очевидно, ей нравилось играть роль кокетки — каждый из присутствующих мужчин во все глаза наблюдал ее легкий танец с Джорджем. Стиснув зубы, он направился в их сторону.

Однако на сей раз за руку его потянула Бланш. С раздражением Ролан повернулся к сестре.

— Бал удается на славу, не правда ли, Ролан? — сказала она весело.

— Да, конечно, — ответил он, стараясь не выйти из себя. — Ну, а как ты веселишься, сестра?

— Прекрасно, — она обратила свой взор в сторону танцующих. — Кажется, Анжелика тоже времени не теряет…

— На то похоже, — сухо сказал он. — Бланш, если ты меня извинишь…

— О, Ролан, — продолжала Бланш. — Тебя ищет господин Жюпо. Думаю, это по важному делу.

Ролан вздохнул и посмотрел на веселящуюся жену. Через несколько танцев придет его черед пригласить ее.

— Хорошо, Бланш, я разыщу Луиса.

Ролан нашел Луиса в столовой, и они удалились в кабинет. Они долго беседовали относительно новых приспособлений, установленных на плантации Луиса, предназначенных для переработки урожая будущего года. Однако разговор неожиданно оборвался, когда Ролан услышал пение — прелестные звуки «Качания в люльке» донеслись до него из гостиной сквозь плотно прикрытые двери.

— Это поет моя жена, — сказал он другу, затушив сигару.

Они вернулись в гостиную и увидели Анжелику в кругу обожателей: она пела, стоя у пианино, Джордж Бентли аккомпанировал. Ролан был далеко не в восторге от того, что его жена выбрала такое место и такую аудиторию. Он окинул сцену сердитым взглядом, когда Каролина пробилась к нему и прошептала:

— Несколько минут тому назад твоя сестра буквально заставила Анжелику петь под аккомпанемент Джорджа. Интересно, когда-нибудь прекратятся твориться чудеса?

Кивнув в сторону Анжелики, она добавила:

— Должна признаться, она очаровательна, Ролан, такого голоса я никогда прежде не слышала — даже в опере.

Когда Анжелика закончила петь, раздался гром аплодисментов. Гости принялись выкрикивать названия арий, которые они хотели бы услышать. С сердитым видом Ролан отстранился от Каролины. Ему было приятно, что его бывшая любовница держится от него в стороне. В конце концов, он должен считаться с чувствами Анжелики.

Однако как же с чувствами мужа считалась Анжелика? В настоящий момент — никак. Когда его жена запела старую песню речников «Шенандо», стало очевидно, что все мужчины просто очарованы. Руки Джорджа Бентли порхали по клавиатуре, но глазами он откровенно пожирал Анжелику. Кровь Ролана вскипела. Она была просто как…

«Луиза», — подумал он. Старые, горькие воспоминания затмили гневом глаза. Первая жена была бесстыдной кокеткой и многократно подвергала его унижениям. Как и Анжелика сейчас. И все-таки он мог поклясться, что разница была. Вполне очевидно, что в действительности она никогда не хотела этого замужества. Ее бесстыдное поведение сегодня говорило о том, что она далеко не удовлетворена только его знаками внимания. Ну тогда и плевать на то, что она чувствовала. Она была его женой, а он не допустит такого предательства.

Анжелика закончила исполнение, и спустя минуту публика потребовала еще, — и еще. Даже музыканты, которые взяли перерыв, присоединились к гостям и слушали пение Анжелики. Когда наконец пение прекратилось и музыканты возобновили игру, Анжелику сразу же пригласил на танец старший сын семьи Буфорт.

Но на этот раз даже сам дьявол не смог бы остановить Ролана, когда он устремился к своей жене. Похлопав партнера Анжелики по плечу, он произнес:

— А теперь настал мой черед, мсье.

Тон Ролана был настолько откровенно угрожающ, что молодой человек тут же откланялся. Ролан практически схватил Анжелику.

— Ролан, я уж начала было думать, что ты решил игнорировать меня весь вечер, — сказала она ему таким голосом, что он бы мог любить ее до конца дней, если бы сначала не убил.

Услышав невнятный ответ, она спросила:

— Ролан, почему ты выглядишь сердитым?

— Потому, что моя жена разыгрывала спектакль и флиртовала с половиной округи.

— Ролан, но это просто грубость. И, помимо того, я ни с кем не флиртовала, — от удивления она открыла рот.

— Ты флиртовала с любым, на ком были надеты брюки!

— Я этого не делала, — настаивала она, оглядываясь по сторонам. — И это нетактично говорить так в присутствии гостей.

Он притянул ее ближе к себе. О Боже, как же он ее любил! Она его просто околдовала — как и, по всей видимости, любого из присутствующих мужчин — своими глазками и обольстительным телом.

— Мы обсудим это позже, — многозначительно прошептал он ей на ухо.

Закончился второй танец. Анжелику отвела в сторону пожилая дама, которая больше всех хвалила ее за пение, и пригласила на следующее заседание женского общества. Анжелика приняла приглашение, но когда она начала разыскивать Ролана, его уже увел один из друзей-плантаторов.

Она задумалась. Почему мужу не понравилось ее пение при гостях? Это обескуражило ее. Разве целью всей вечеринки не было развлечение гостей? Ведь это Бланш настояла, чтобы она спела. И это ведь ее пригласили на танец несколько из присутствующих мужчин. Конечно, она предпочла бы танцевать с Роланом, но у каждого из них были свои обязанности хозяина и хозяйки. Что он на самом деле хотел, — чтобы она грубо отказала гостям?

Так или иначе, это ему, видимо, пришлось напустить туману, после того как он пригласил Каролину. Конечно, она должна была согласиться с тем, что Ролан держался от Каролины на отдалении на протяжении всего вечера. Возможно, как намекнула Бланш, Ролан просто хотел, чтобы ее видели на вечере, ибо ее отсутствие привлекло бы внимание к тому факту, что она и Ролан в свое время были близки.

Анжелика вышла из центральной гостиной, чтобы подышать свежим воздухом, а заодно избежать повторных приглашений на танец от гостей, однако ее внимание привлек приглушенный звук рыданий, доносившихся из библиотеки. Она приоткрыла дверь и увидела Клару Жюпо. Хрупкие плечи девушки сотрясались от плача.

— Клара? С тобой все в порядке?

Девочка повернулась к Анжелике — лицо ее выражало скорбь, а глаза сверкали гневом.

— Вы! Почему вы вышли за него замуж!?

Анжелика нахмурилась — поведение девочки было явным подтверждением того, что она безнадежно влюблена в Ролана. Клара была только на год моложе Анжелики, но уже давно превратилась в соблазнительную девушку.

— Клара, ты потеряла рассудок, — бесстрастно сказала Анжелика. — Тебе не следует говорить того, о чем ты позже пожалеешь. Пойдем наверх.

— Я ненавижу вас! — она сжала кулаки, дыхание тяжело вырывалось из груди. — Я любила его всю мою жизнь, а вы у меня его украли. Он уезжает всего-навсего на неделю, и затем возвращается с вами. Что вам пришлось сделать, чтобы заарканить его? Это должно быть что-то необычное, ибо любой знает, что в ином случае ни один из Делакруа не женился бы на такой…

— Клара, я думаю, тебе лучше остановиться, — сдерживаясь, сказала Анжелика.

— Не хочу и не буду! — закричала она и топнула ногой. — Я не хочу верить, что родители Ролана устроили ваш брак. О таком свадебном контракте никто никогда не слышал во всей округе! Много лет назад уже было известно, что рано или поздно Ролан захочет слияния Бель Элиз с плантацией моего отца. Он и папа были закадычными друзьями с тех пор, как помнят себя.

— Клара, — твердо сказала Анжелика. — Мой муж тебе обещал что-нибудь?

— Нет, потому что вы его украли до того, как он мог это сделать! — с этими словами Клара выбежала из комнаты.

Анжелика вздохнула. Она знала, что эту истерику воспринимать слишком уж серьезно не следует. К несчастью, девочка была по уши влюблена в Ролана, но правда и то, что ее муж не сделал ничего такого, чтобы поощрить чувство Клары. Для Анжелики было неприятно узнать, что никто в округе никогда не слышал о свадебном контракте между ней и Роланом. Но, так или иначе, подобные личные бумаги не всегда становятся достоянием общественности. Анжелика мало что знала о креольских традициях в таких делах.

Она глубоко вздохнула. Пора отправляться на поиски ревнивца. В некотором смысле чувство собственника, терзавшее Ролана, ей нравилось. Но мог ли он быть влюблен в нее, как утверждал Жан-Пьер?

В портале, ведущем в гостиную, Анжелика задержалась, надеясь найти там Ролана. Его нигде не было видно, но зато возник Жан-Пьер.

— Еще станцуем, дорогая?

Окинув взглядом гостиную, Анжелика заметила юную Клару, устремившую взор в пол.

— Нет, спасибо, Жан-Пьер. Но я буду очень признательна, если вы станцуете с Кларой Жюпо.

Жан-Пьер оглянулся и нахмурился.

— Вон та? Так у нее комплекция японской хурмы и соответствующий ей характер.

— Жан-Пьер, или вы станцуете с ней, или, я клянусь, не заговорю с вами весь оставшийся вечер, — Анжелика сверкнула глазами.

— Дорогая, — он притворился изумленным, — тебе не надо прибегать к угрозам, — проворчал он, направляясь к Кларе.

Минуту спустя Анжелика смотрела на них, кружащихся в танце. Клара застенчиво смотрела на Жан-Пьера, а он вовсю старался казаться очаровательным…

— Станцуем, мадам Делакруа?

Анжелика повернулась как раз в тот момент, когда Ролан взял ее за руку и вывел на середину зала.

— Я думала, вы больше меня не пригласите, — прошептала она с улыбкой.

— Ты моя до конца вечера, — прошептал он, — или, клянусь, я закачу публичный скандал.

Было два часа ночи. К этой поре гости или разъехались, или разошлись по отведенным им комнатам. Как только парадное платье оказалось в шкафу, Анжелика отпустила Коко. Ролан сел на кровать не раздеваясь и смотрел, как жена надевает ночную рубашку и расчесывает волосы у туалетного столика.

Спустя минуту он снял ботинки и фрак, повесил его в шкаф. Вернувшись к кровати, он сел в изголовье и наблюдал, как Анжелика управляется с косами.

— Как много заколок, — проворчал он. — Почему уходит так много времени, чтобы их вынуть?

— Это последняя, — мягко сказала она.

Она потянулась за гребнем, когда рассыпалась последняя коса. Подошла к кровати и положила гребень рядом с мужем. Он подхватил ее, увлек в постель, затем вздохнул:

— Ну, а теперь — садись, — и Ролан принялся расчесывать ее длинные волосы, пока они не заблестели, как шелковые.

— А теперь давай-ка поговорим. Зачем ты флиртовала со всеми мужчинами? — с горечью произнес он.

— В последний раз говорю, Ролан, я не флиртовала, — она развернулась в его руках. — Это не моя вина, что все твои гости хотели потанцевать со мной. Ты что, ожидал, что я предложу им пойти и прыгнуть с причала?

Его рот растянулся в кривой улыбке.

— Думаю, у них это неплохо бы получилось.

— Я никогда не смогла бы быть настолько грубой! И более того, я прекрасно знаю о своих обязанностях в качестве твоей жены и хозяйки дома для твоих гостей.

— О да, ты всегда исполняла свои обязанности, не так ли, дорогая? — Взгляд его стал сердитым. Повернув ее за подбородок так, чтобы их глаза встретились, он добавил: — Ну, тогда скажи мне, моя маленькая кокетка, ты бы вышла за меня, если бы мои родители не устроили этот брак?

Позже Анжелике пришло в голову, что, не назови он ее кокеткой и не рассердись она на это, она вряд ли ответила бы ему с вызовом: «Нет».

Она едва успела услышать звук, похожий на рычание, как он тотчас перевернул ее и подмял под себя. И тут же его рука начала блуждать по ее телу.

— Ролан, что ты делаешь?!

Однако последующее послужило красноречивым ответом. Он пригвоздил ее руки к матрацу и со злым выражением лица стал настаивать:

— Ну, а теперь я, наконец, полностью завладел тобой?

— О да, — выдохнула она.

Ролан овладел ею с небывалым неистовством. В какой-то миг она начала вскрикивать и хотела было закрыть лицо подушкой, но он не дал ей этого сделать.

Испытав неземные ощущения, они лежали бок о бок, и он нашептывал ей ласковые слова.