Прочитайте онлайн Ангел желания | Глава 5

Читать книгу Ангел желания
4018+4293
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 5

– Я не понимаю тебя, Мод, – проговорила Натали, – чем опять ты не довольна? Я списываюсь с управляющим и веду дела отсюда, дома все хорошо, а ты все равно не довольна! Объясни мне, чем?

– Я не довольна тем, что вы ни строчки не написали лорду Чатерсу Он может начать вынюхивать и узнает, что одна юная леди живет в одном шотландском клане, с пятью мужчинами под одной крышей и до сих пор находится не замужем. – Назидательно произнесла Мод, а Натали поежилась от ее слов.

– Ах, оставь, между мной и этими пятью мужчинами ничего нет, и тебе об этом хорошо известно, а управляющему я написала, что гощу у своих шотландских родственников. Он же не знает, что таковых на самом деле нет, так что тебе не о чем беспокоиться.

– Ах, не о чем! А как же понимать ваши почти ежедневные прогулки с лэрдом Йеном? Не забывай, он не рыцарь, у них тут другие обычаи, он может забрать тебя себе и не быть с тобой в законном браке, что ты на это скажешь?

– Скажу, что у Йена самые что ни на есть чистые помыслы, – с легкой грустью произнесла девушка, что не укрылось от ее служанки, и та в свою очередь, покачав головой продолжила.

– А если не Йен, а один из его дражайших братцев решит оставить вас в качестве сувенира, что тогда? – Не унималась Мод. – Я с вами с самого рождения, я заменяла вам мать, и очень люблю вас моя госпожа. Но одумайтесь! Возможно нам стоит отправиться домой и выйти замуж, а не то ваш дядюшка до нас доберется. Или не приведи господь, его светлость Карл восьмой не прознал бы, что есть юная сиротка с обширными владениями и не устроил бы для вас «выгодную партию».

– Да. Мод, все так, но я не могу уехать отсюда. Не сейчас, когда я так полюбила этих людей. После смерти отца я почувствовала себя здесь как дома, дай мне хоть немного насладиться этим чувством, пока я опять не отправилась на борьбу с ядовитыми гадами.

Не выдержав такой прямоты, Мод обняла свою госпожу, прижала ее к груди и как в детстве начала гладить по голове и покачивать из стороны в сторону, а про себя думала, – что же делать? Час, когда ее вырвут из этого спокойного и умиротворенного состояния не за горами.

Прошла еще неделя с последнего разговора Натали с Мод, и Йен опять пригласил девушку на очередную прогулку, ставшую почти ежедневным ритуалом. Сегодня Йен предложил поохотиться и немного прогуляться. Несмотря на то, что ночью выпал снег, он ответил, что это никак не отражается на крепости шотландского духа, а вот французский дух, чтобы не замерзнуть, может одеться потеплее. Девушка послушала его и облачилась в теплый, темно – синий костюм для верховой езды, отороченный каракульчой, и плащ с кроличьим подбоем. Сочетание цветов выгодно выделяло и подчеркивало природную голубизну глаз, а сапфировый цвет бархатной амазонки как нельзя лучше это дополнял. Йен смотрел на Натали такими же недоверчивыми глазами, как в первый день, когда увидел. Он все еще не мог поверить, что она реальна и вот сейчас едет рядом с ним, звонко смеясь над очередной его шуткой. Только он не умел шутить, а она и это находила забавным, и самое страшное, что, когда на него смотрели ее бездонные глаза, сердце этого могучего война пропускало удар. Если Натали так и будет смеяться, они не поймают ни одной живой души, подумал Йен. Ну и пусть, он на эту охоту поехал не за пропитанием, а только для того, чтобы побыть с ней наедине. Ему доставляли огромное удовольствие их прогулки, Натали оказалась замечательной рассказчицей, и он уже мог представить себе ее жизнь в имении Думас, как будто побывал там лично. Он же говорил немного, в основном отвечая на ее вопросы, и иногда чувствовал себя древним старцем рядом с этим нежным и непосредственным ребенком. Однако, были у них и общие черты. Натали так же, как и Йен видела только два цвета: черный и белый. Для нее было только добро и зло. Добро она видела вокруг себя во всем, а со злом пока не сталкивалась. Йен же напротив сталкивался слишком часто, о чем наглядно свидетельствовали его шрамы, и не только физические. Они были такие разные, – он такой сдержанный, даже угрюмый, и этот восторженный ангел, способный своей теплой улыбкой осветить все вокруг. А он так нуждался в этом тепле, так же как она в его спокойствии.

– Как ты думаешь, Йен, – весело щебетала Натали, – мы увидим сегодня хоть одно животное?

И именно в этот момент на опушку полянки где они остановили коней вышел дикий вепрь, и судя по крови на его морде и боку – подранок. Всегда спокойная кобыла Натали учуяв свежую кровь начала нервничать и вставать на дыбы. Натали пришлось приложить все свое умение, чтобы усмирить животное. Но кабан не стал ждать, с невероятной скоростью он приближался к девушке. Далее все случилось так быстро, что Натали почти не успела испугаться. С диким криком Йен оттолкнулся от лошадиного хребта и бросился на зверя, приземлившись ему на спину он вонзил меч в основание шеи. Животное издало предсмертный визг и упало на землю буквально в метре от наездницы, а на снегу начала растекаться алая лужа крови. Подойдя к Натали Йен не стал снимать девушку с лошади, а просто посмотрел в ее расширившиеся от испуга глаза.

– С тобой все в порядке? – шепотом произнесла она.

Йен обнял ее за талию и положил голову на колено, – со мной все хорошо, скажи только, почему всякая опасность выбирает именно тебя? – Пользуясь моментом, девушка запустила руки в его густые волосы, и решив не обижаться на это замечание, Натали только рассмеялась: – Потому, что меня защищаешь ты, – ответила она и посмотрела в его глаза. Йен все же не смог удержаться, стянул девушку с лошади и крепко обнял, а затем осторожно начал приближаться губами к ее губам, сердце Натали затрепетало, после последнего проявления его чувств прошло уже так много времени, он что же собирается целовать ее только, когда ей грозит опасность? Оскорбившись этим предположением, Натали обвила руками его шею и притянула к себе лицо, а затем отдала всю себя ему и этому поцелую. Йен отстранился первым, Натали обмякла в его руках и тяжело дышала, голова ее кружилась, мысли путались, а губы горели. Но ей хотелось чего – то большего, хотелось, чтобы этот поцелуй никогда не заканчивался, хотелось объятий еще теснее и жарче, хотелось того, что боялась получить, но так желала. Открыв глаза, она увидела улыбку Йена, немного самодовольную, но такую милую, такую уже любимую. Она осторожно дотронулась до его губ, а он нежно поцеловал каждый ее пальчик, и опять волна жара прокатилась по всему ее телу заставляя содрогнуться.

– Нам пора возвращаться, я не хочу встретиться с тем, кто подрал этого кабана, – тихо произнес Йен, и Натали с грустью отстранилась от него.

– Да. Наверное, ты прав, – сказала она.

Услышав в ее голосе печальные нотки, Йен был на седьмом небе от счастья. Он понял, что она так же, как и он не хочет прерывать этого момента уединения, что не хочет возвращаться с ним в замок, где они опять будут у всех на виду. Но с другой стороны, он взрослый мужчина, ему двадцать семь, а ей едва исполнилось семнадцать, он не мог просто протянуть руку и взять то, чего так сильно желал, нет! Ему надо думать о его клане, о благополучии его людей, а не о нежных губах и ласковых руках Натали Думас. Подсадив девушку обратно в седло, Йен приторочил тушу убитого кабана к своей лошади, и они поехали обратно к замку. Возвращение, однако, не было гладким. Прибыл гонец из Англии с сообщением для леди Думас, в котором ее дядюшка выражал негодование по поводу ее отсутствия в объятиях «их дружной семьи» и заверял Натали, что буквально через день – другой приедет лично в замок МакАраков с целью воссоединения семьи после столь трагической потери. Письмо выпало из рук Натали, а нежный румянец, который появился от терпкого морозного воздуха, покинул лицо. Увидев это Мод сразу начала допрос от кого было письмо, а Йен схватился за рукоять меча и думал, как бы незаметно увести гонца, чтобы задать ему свои вопросы. Ему была ненавистна сама мысль, что-кто– то может так быстро и так сильно расстроить девушку, которую он поклялся защищать.

– Генри, – только и смогла выдохнуть она.

– Когда? – жестко потребовала ответа Мод.

– Может уже завтра, может через день. Он узнал, что я здесь и явится забрать меня.

– Может не стараться, – отвели Йен, – я никому тебя не отдам.

Натали подняла не него полные боли и обожания глаза.

– Он мой опекун по закону, и имеет право забрать меня и выдать замуж за своего недотепу – сына, что он пытается сделать уже очень давно. Пока был жив отец, он не разрешал этот брак, а теперь его ничто не удержит, – Натали закрыла лицо руками и постаралась сдержать подступившие к горлу слезы.

– Пойдем, – сказал Йен, хватая ее за руку и не дожидаясь ответа, куда – то потащил, – зачем он хочет это сделать? – поинтересовался мужчина, не сбавляя шага.

– Земли. После смерти отца, все переходит ко мне, а это много денег.

Он так резко остановился, что девушка налетела на него, путаясь в длинных юбках, которые не были рассчитаны на бег и резкие остановки. Йен взглянул в ее лицо: глаза покраснели, носик чуть припух, но больше всего его выводил из себя ужас, стоящий в ее глазах. В этих огромных, бездонных глазах, в которых ему так хотелось утонуть.

– Мне не нужны твои земли, – сказал он и пошел дальше, а Натали безвольно болталась за ним. Можно было возмутиться и попробовать остановиться, но девушка боялась, что в подобном случае рискует просто упасть. Но вот их путешествие закончилось, и подняв глаза, она увидела резные двери и распятие над ними. Он привел ее в церковь? Не теряя зря времени, Йен открыл дверь и впихнул туда Натали.

– Святой отец, – позвал он, – вы нам сейчас очень нужны.

– Да сын мой, чем могу вам помочь? – Улыбнулся священник, но, когда увидел суровое лицо лэрда, и заплаканное Натали улыбка оставила его.

– Нам надо обвенчаться, срочно.

– Что? – только и успела сказать Натали, когда Йен дернул ее за руку.

– Невеста не уверена, – спросил священник, не прерывая подготовки к обряду.

– Уверена, святой отец, не сомневайтесь.

Тут в двери вбежала запыхающаяся Мод, а за ней Рэф, оба были обеспокоены происходящим. Сперва они просто решили посмотреть куда Йен тащит Натали, и увидев церковь, сообразили, что лэрд собирается решить проблему единственным законным способом. Правда неизвестно, насколько законным будет принуждение к браку, но спорить с ним в эту минуту никто не решился. Рэф мог только позвать братьев и сестру Йена. Мод же взирала на все происходящее с опаской, она давно мечтала заполучить в защитники своей подопечной этого воина, но надеялась, что молодые подойдут к этому решению не по необходимости, а по взаимной симпатии, которая столь явно между ними присутствовала, но которую они так старались не замечать.

Натали не могла поверить, что это происходит с ней, на самом деле. Она выходит замуж, но за кого? За человека, которого она любит. И как только в ее голове прозвучали эти слова, сомнения покинули девушку, взгляд стал уверенный, а на губах заиграла торжествующая улыбка. Йена поразила эта перемена, он ожидал всего, что угодно, но только не этого. Они женятся, нет, он заставляет ее выйти за себя замуж, а она улыбается, улыбается так, будто это самый счастливый день в ее жизни. Йен отказался понять женщину, которая стоит с ним перед алтарем, к черту, он отказался понять всех женщин. Но тут его внимание отвлекли вбежавшие в церковь родные, он бросил на них красноречивый взгляд, говоривший, лучше любых слов. Однако, никто не собирался им мешать, напротив, «гости» сели на первую скамью и пока священник готовился сочетать браком молодых, улыбались. Давина подошла к Натали под тяжелым взглядом брата, надела девушке на голову шляпку с вуалью, а когда закончила скудные приготовления невесты, обняла ее и поцеловала. Церемония была краткой, но не скомканной, проведена была по всем правилам и с полной торжественностью присущей моменту. Когда священник спросил невесту о добровольности ее желаний и готовности соблюдать святые обеты, она торжественно сказала: «ДА!» и еще раз ослепительно улыбнулась, а дорогие братцы радостно завопили. Из церкви они направились в главный зал, где стараниями Мод уже накрыли к праздничному ужину. Подойдя к замку, они увидели, что перед ним собрались почти все члены клана, и Йен по-хозяйски обняв молодую супругу, радостно представил ее своим людям уже в новом качестве. Девушку сразу оглушили восторженные крики, теперь уже ее соплеменников. Все поздравляли молодых и были действительно счастливы такому повороту событий, и только тут Натали решилась украдкой посмотреть на лицо Йена, в церкви он был серьезен, но и только, лицо его практически ничего не выражало. Сейчас на нем угадывалась легкая, но довольная улыбка. Неужели он рад, действительно рад, что они поженились? Она легонько тронула его за руку, которой Йен обнимал ее и поймав его взгляд тихонько спросила: – Ты рад?

Его лицо озарила полноценная улыбка и глаза заискрились счастьем, – Я рад. – Это все, что он произнес в слух. Воины клана присягали на верность жене лэрда, опускаясь на одно колено и втыкая свои ножи в землю, тем самым давая понять, что отныне их оружие принадлежит и ей. Женщины обнимали или просто дотрагивались до Натали, и среди этого всеобщего веселья Йен смотрел на свою молодую жену и думал, как же она до сих пор не понимает, как он счастлив? Да он почти готов кричать на весь мир, что он самый счастливый человек на свете! Все что он хотел – он смог получить, все из-за чего волновался – решилось само собой! А самое главное, после церемонии он понял, что его чувства к Натали взаимны. Это было намного больше того, о чем он молил Бога и о чем позволял себе мечтать. Но надо показать его молодой жене, как он дорожит ей и этим моментом, Йен быстро ее поцеловал и повел в замок. Когда Гэвин начал играть, а Давина петь, Натали лукаво подмигнула супругу, после чего его лицо вытянулось в недоумении, а она зашлась радостным смехом. Это не укрылось от остальных собравшихся, но вопросы они решили пока не задавать, а посмотреть на развитие событий между этой парочкой. Много позже, когда празднества закончились, а вместе с ними, веселые песни и пляски, настало время подниматься в комнату. Йен взял Натали за руку и прошептал ей на ушко: – поднимайся, я сейчас подойду. После этой фразы она начала нервничать. Конечно, она несомненно знала об этом аспекте замужества, но почему-то не думала, что он наступит так сразу и уйдя в свои мысли не торопясь поднялась к себе в комнату, где ее встретила Мод.

– Что случилось девочка? Ты из-за его светлости так распереживалась?

– Нет, Мод, из-за Йена, – ответила она.

– А что из-за него переживать то?

– Ну, мы с ним вроде как поженились и сейчас вроде как наша первая брачная ночь, – смущенно проговорила Натали, боясь даже поднять глаза на старую кормилицу.

Минуту стояла полная тишина, после чего Мод пробурчала, что может это и к лучшему, а потом предложила ей подготовиться к приходу супруга. Только сейчас до Натали начал в полной мере доходить смысл содеянного, она безумно испугалась. Отец никогда не говорил ей, что происходит между мужем и женой в столь интимный момент, а из разговоров горничных все было очень туманно. Мод помогла Натали раздеться и лечь под одеяла, под которыми та начала дрожать, несмотря на более чем теплый воздух в комнате. Но вот дверь открылась и на пороге появился Йен, девушка уже в открытую паниковала. Какой же он огромный, широкие плечи занимали собой весь дверной проем, грудь его вздымалась от тяжелого дыхания. Он отошел в сторону выпуская Мод, которая не упустила момента подмигнуть, почти потерявшей самообладание воспитаннице. Йен закрыл дверь и не спеша направился к кровати, присел на край и развязал плед. Оставшись в одной рубахе, он лег на кровать рядом с женой. Заглянув в ее необыкновенные глаза, доверху наполненные страхом, он чуть не отпрянул.

– Тебе понравилось, когда я целовал тебя, там, на поляне? – спросил он, нежно накручивая на палец прядь ее золотых волос.

– Да, – чуть слышно пролепетала девушка.

– Тогда чего ты боишься сейчас?

Натали не смогла ответить, только продолжала смотреть на него глазами испуганного олененка, отчего Йен немного усмехнулся.

– Можно я просто поцелую тебя, ничего больше? – серьезно задал он вопрос.

– Да, – так же полу выдохнула Натали.

Его губы медленно приблизились к лицу девушки и легким движением прошли по ее губам, он немного отстранился, ожидая ее отклика на небольшую ласку. Руки, сжимающие одеяло, чуть расслабились, а голова девушки чуть подалась вперед, следуя за ним, большего пока ему было не нужно. Придвинувшись к ней ближе, Йен нежно положил руку на затылок, привлекая к себе и начал нежно целовать. Легкие прикосновения его губ дразнили, язык обводил контуры ее рта, не совершая попыток проникнуть внутрь, пока она сама не открылась ему навстречу с легким выдохом. Его язык скользнул внутрь ее рта, они сплелись в страстном поцелуе, отчего одна рука девушки переместилась на его плечо, нежно притягивая к себе. Натали не заметила, как оказалась сидящей у Йена на коленях, а его руки исследовали нежные изгибы ее тела. Восторг от нежной девичьей кожи, такой горячей и податливой, под его прикосновениями, пьянил разум сурового шотландца. Голова Натали тоже начала кружиться от поцелуя. Губы Йена двинулись ниже, нежно прокладывая дорожку к мочке уха, которую он поцеловал и к ее удивлению слегка прикусил, чем вызвал стон одобрения. От уха он начал процеловывать дорожку по нежной лебединой шее, которую она уже выгибала навстречу его губам, ниже, туда, где пока находился край одеяла. Проведя языком по ее ключицам, он начал спускаться, к ее груди, отчего вздохи стали более шумными и прерывистыми. Уложив жену обратно на кровать, он осторожно отодвинул одеяло лишь настолько, чтобы позволить своим губам продвинуться и достичь желанного возвышения ее груди. Расположив одеяло на прелестном животике, он начал медленно целовать ее груди, по кругу приближаясь к нежной розовой вершинке. Когда его ласки дошли до долгожданного бутона, с припухших губ сорвался стон, а сосок совсем затвердел, жаждая поцелуя. Йен слегка лизнул самый кончик соска, чем вызвал еще один стон. Не понимая, чего она хочет, Натали стремилась к большему, чтобы это ни было, ей нужно было еще, и ее рука, все еще лежавшая на его мускулистом плече начала придвигать его к себе, ближе. От такого приглашения он отказаться не смог и со всей страстью прижался к нежной груди, накрыв ее своим ртом, горячим и жадным. Вбирая плоть, посасывая и нежно покусывая, чуть потянув на себя, одновременно, то же самое проделывая рукой с другим соском. Девушку охватил жар, которого она раньше не знала. Внизу живота начало накапливаться странное тепло, а от его рук это тепло быстро превратилось в пылающий огонь. Йен нежно провел рукой по шелковистой коже девушки, исследуя точеную фигуру, спускаясь по ее бедру. Он осторожно обхватил ногу девушки и согнул ее в колене, продолжая блуждать по ней от щиколотки вверх, по икре, к колену, а когда дошел до внутренней стороны бедра, по телу девушки прошла дрожь и новый стон сорвался с ее губ. Но этот был уже совершенно другой, требовательный, заставляющий продолжать исследовать ее нежное и такое податливое тело. Опять вернувшись к губам, он стал ласкать ее бедра, а дойдя до заветного местечка, нежно провел пальцами по завиткам волос. Он подразнил еще сомкнутые складки кожи, нежно и медленно проходя по самым потаенным частям ее существа. Йен немного отклонился и осмотрел тело лежавшей перед ним девушки. Теперь она уже полностью была обнажена, а одеяло отброшено в сторону. На ее нежной молочной коже играли отблески огня, придавая ей легкий золотистый оттенок, а волосы, раскинутые вокруг стройного тела, создавали ощущение, что она плывет, по золотой реке. Ее губы раскраснелись и были приоткрыты в ожидании поцелуев. Грудь высоко вздымалась и опадала, соски были напряжены, и без сомнения тоже ждали его прикосновений. Тонкая талия предваряла ее округлые бедра и длинные, стройные ноги. Он мог бы бесконечно смотреть на эту картину, но его собственное желание заставляло его продолжить сладостную пытку. Ах, как бы ему хотелось прильнуть губами к расщелине между ее ног, погрузиться в сладость ее тела, но не сейчас, он очень боялся напугать жену таким напором. Вытянув стройную женскую ногу, Йен повторил губами то, что недавно делали его руки, лаская языком, покусывая, осторожно поднимаясь от щиколотки к так манившему его лону. Дойдя до внутренней поверхности ее бедра, он ненадолго остановился. Девушка под ним извивалась и непрерывно стонала, теперь уже изо всех сил впиваясь ногтями в его плечи и спину, он видел жар желания в полуприкрытых глазах. Больше не существовало никаких запретов, только желание, охватившее их тела, только страсть. Йен больше не сомневался, он не потеряет вновь того, что так хотел получить и что уже так любил. Последний рубеж, после которого она станет полностью его, и никто не сможет ее отнять. Тогда он кончиком пальца, медленно раздвинул складки ее плоти, тело Натали пробил озноб, а Йен поднял к губам палец, который еще мгновение назад был в обжигающей сердцевине, и облизнул его. Прикрыл глаза, и наслаждался ее вкусом, ее запахом, она была полностью готова для него. Но Йену хотелось сделать этот огонь еще жарче. Нежными круговыми движениями он проник в нее, тело девушки выгнулось навстречу новым ощущениям. Его губы жадно пили ее грудь, роскошное тело разметалось по кровати, глаза были наполнены страстью. Тогда он осторожно развел по шире ее ноги и опустился, давая почувствовать свое возбуждение. Не переставая ласкать ее лоно, он пододвинул свое восставшее естество к сосредоточению ее женственности и стал осторожно вдвигаться внутрь. Она была горячей, влажной и такой манящей! Тогда одним сильным толчком он погрузился внутрь. Натали вскрикнула и сжалась, все тело девушки пронзила боль, она впилась в его плечи, которые только недавно ласкала и прижимала к себе. Йен завладел ее губами, его руки продолжали ласкать ее, и постепенно она расслабилась, тогда он немного отступил и медленно вошел обратно. Боль понемногу отпускала, а на смену пришел до селе неизведанный трепет, и она последовала за ним, отвечая на поцелуи и принимая ласки. Тогда мужчина начал двигаться настойчивей, наращивая темп, а Натали изгибалась, чтобы полностью вобрать его в себя. Йен так долго ждал этого момента, что начал терять осторожность. Пальцы девушки впиваться в его спину, под ними перекатывались мускулы на его широкой спине. Она прижимала его и прижималась сама, в безумной попытке стать еще ближе, полностью раствориться в нем, обхватив ногами его крепкие бедра. А он продолжал вбиваться в ее плоть, все неистовей, приподняв одной рукой ее ягодицы. От небольшой перемены позиции, огонь в животе Натали начал распространяться по всему телу, искать выход, она начала неистово целовать, губы, шею, вцепилась зубами в его плечо, чем только сильнее подстегнула его. Девушка не знала, как и что сделать, чтобы освободиться от нарастающей тяжести во всем теле. И тут рука Йена скользнула вниз, почти соединилась с его плотью, начала легонько, почти незаметно ласкать местечко, над самым естеством. От этого нового ощущения девушка вскрикнула, тело полностью захватил огонь, и ее будто пронзила молния, мышцы начали сокращаться, а весь жар выплеснулся наружу, и в одночасье она полностью растворилась в этом новом, но таком приятном ощущении. Тело подрагивало, мышцы внизу живота продолжали сжиматься, отчего новая волна наслаждения накрыла ее. Видя, что Натали преодолела эту невидимую грань и освобождение захватило ее, Йен с последним мощным толчком извергся в девушку и уткнулся лицом в нежную кожу ее шеи. Спустя некоторое время, слегка уняв сердцебиение, Йен осторожно, чтобы не раздавить свою хрупкую жену, скатился на бок, увлекая за собой Натали. Он не мог еще разорвать объятия, нет, слишком рано, он лег на спину и устроил ее на своей мускулистой, покрытой испариной груди.

– Это всегда так? – ошеломленным и хриплым голосом спросила она.

– Если тебе понравилось, значит так будет всегда.

– Мне понравилось, – смущаясь, ответила девушка.

Йен самодовольно улыбнувшись, погладил ее по спине, пригладил волосы совершенно собственническим жестом.

– Теперь ты моя, – тихо, но уверенно произнес он и погрузился в сон.