Прочитайте онлайн Ангел желания | Глава 2

Читать книгу Ангел желания
4018+4206
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 2

Прошло еще долгих, три дня, прежде чем лихорадка отступила. Йен же тем временем узнал, кто была его таинственная гостья. Натали Думас была единственной дочерью барона Пьера Думаса, погибшего в ту роковую ночь. Но все это было ему безразлично, три ночи он не отходил от ее постели и когда наутро четвертого дня девушки начала приходить в себя, он уснул рядом с ней, сидя на дубовом стуле и склонив голову на постель.

Натали не могла понять, что происходит, и почему ей так тяжело открыть глаза, а справившись с этой задачей, увидела каменные стены и низкий потолок. Повернув голову в сторону света, пробивающегося сквозь неплотно закрытые ставни, она не поняла, восходит солнце или заходит. Окно было высокое и небольшое, по левую руку от нее, а воздух, пробирающийся в комнату, вместе со скупыми лучами солнечного света, был наполнен морозной свежестью. Тяжело вздохнув, она попыталась припомнить, как здесь оказалась, но последнее ее воспоминание было лишь о холодном бушующем море. Страх сковал ее грудь, мешая дышать, кровь начала стучать в ушах, а во рту пересохло. Как она смогла выбраться из воды? Где отец и остальные? Паника быстро овладевала ее рассудком и стала еще сильнее от осознания, что в комнате она находится не одна. Быстро оглядевшись, девушка увидела стены из темно-серого камня, такой же потолок и пол, словно это была пещера, вырубленная в скале, но кладка говорила о рукотворности данного помещения. Сбоку от кровати, по правую руку от девушки, находился ярко горящий камин, слегка почерневший от игры пламени. Рядом с ним – массивное кресло с низкой спинкой, и невысокая подставка для ног. После камина шла дверь, широкая, с арочным проемом, как будто великан, живущий здесь, несколько раз задевал головой о притолоку. Напротив кровати располагался большой шкаф, а в изножье кровати сундук. Посмотрев рядом с собой, девушка, непроизвольно вскрикнула, но изо рта вышел еле различимый хрип. А когда, она попыталась прижать руки к безжалостно болевшему горлу, оказалась, что одна придавлена головой незнакомца, примостившегося рядом, и видимо спящего. Натали испугалась, что все это разбудит незнакомца, но он продолжал спать, а мирное, тяжелое дыхание доказывало это лучше всего. На густых каштановых волосах играли солнечные зайчики, и ей очень захотелось дотронуться до них и узнать такие ли они мягкие, как кажутся. Осторожно вытащив ручку, она кончиками пальцев смахнула непослушные пряди с лица мужчины, пряди были мягкими на ощупь, но не шелковистые, а скорее похожие на бархат, тяжелые и плотные. Глаза его были закрыты, но лицо оставалось серьезным, глубокая морщинка между бровей не разгладилась даже во время сна, рот крепко сжат, и складывалось впечатление, что он не спит, а всего лишь прикрыл глаза под тяжестью своих дум. Девушке понравились темно – русые, густые брови, почти черное кружево ресниц. Разглядывая лицо незнакомца, она неосознанно продолжала играть с его локоном, накручивая на пальцы. Опомнившись, девушка смутилась и постаралась отодвинуться подальше от человека, не потревожив его сон, но как только начала шевелиться, мужчина открыл глаза, тяжелый взгляд опустился на нее, и был почти осязаем, карие с золотыми искорками глаза очень внимательно изучали ее. Этот взгляд говорил, что человек находящийся рядом с ней сильно устал, даже измотан, что он только недавно задремал, тяжелые тени залегли под прекрасными, и выразительными глазами. Но самое удивительное, в этом взгляде мелькнуло облегчение и что-то такое, чего она никак не ожидала увидеть, – это были забота и теплота. Он переживал за нее, этот суровый мужчина, который даже во сне не может позволить себе расслабиться, по какой-то необъяснимой причине за нее волновался. Морщинка между бровей стала заметно меньше и лицо потеплело, а взгляд перестал давить на девушку.

– Здравствуйте, – прохрипела она, – кто вы и где я? – попыталась выговорить девушка. Мужчина же только продолжал смотреть на нее, ничего не говоря, это пугало и сбивало с толку, и если сначала она решила, что поступок незнакомца совершенно бескорыстен, то теперь в ее сердце начало зарождаться сомнение. Натали плотнее укуталась в лисью шкуру и попробовала сесть, немедленно осознав, что на ней ничего нет. Расширившимися от ужаса глазами она уставилась на мужчину, который полусидел на той же кровати. Слабость не давала ей возможности вскочить с постели и в одной шкуре попытаться убежать или хотя бы увеличить расстояние между ними. Как так получилось? Он что, принес ее в свой дом, раздел и теперь, когда она очнулась, какая учесть ее ожидает? Может пучина была на самое плохое, что могло с ней случиться?

Йен не мог произнести ни слова, его затягивал омут синих глаз, один взгляд на которые – и он не может ни дышать, ни думать, ни тем более говорить. Но незнакомка видимо, о чем – то его спросила и не получив ответа решила сесть. Подскочив, как ошпаренный он попытался вернуть ее обратно. Схватив своими загорелыми руками бледные девичьи плечи, он начал придавливать ее к постели.

– Вы еще слишком слабы, вам нужно лежать, – смог выдавить он из себя, но только усугубил положение, ее глаза стали еще больше и в них начал плескаться неподдельный ужас. С высоты своего исполинского роста, он смотрел на миниатюрную девушку, словно куколку, вырезанную из слоновой кости и пытался как-то успокоить. Господи, если бы это был враг на поле боя, он непременно обрадовался бы произведенному эффекту, но сейчас нужно не обращать в бегство, а наоборот расположить к себе, завоевать доверие, а эта наука была ему неведома. Что – то Мораг говорила насчет нежности, улыбки. Йен затряс головой, пытаясь избавиться от наваждения ее глаз и хоть немного сосредоточиться.

– Я Йен МакАрок из клана МакАроков, мы нашли вас три дня тому назад в море, ваш корабль разбился о скалы. Вы помните кто вы? – Спросил он и перестал вжимать девушку в кровать.

Натали не поняла ни слова сказанного им, за исключением имени.

– Я Натали Думас, я плыла на корабле, который попал в бурю, – сказала девушка по-английски, – мы плыли из Франции в Англию с моим отцом и няней. Вы знаете, где они? Удалось ли им спастись?

– Сожалею, – ответил он так же по-английски, – но вашего отца спасти не удалось.

Гримаса боли исказила ее лицо. Эти глаза, эти два синих океана, наполнила такая боль и тоска, что у Йена сжалось сердце, ему захотелось как-то утешить девушку, сделать что угодно, чтобы облегчить ее боль, но он понимал, что это не в его силах.

– Ваша няня цела, мы нашли ее, и она помогла нам обнаружить вас. Мы также спасли еще несколько человек из вашей свиты. Я сейчас позову Мораг, вам надо поесть, чтобы набраться сил, мы не знали, выживите вы или нет, и я скажу, что бы принесли платье для вас, – сказал он, подойдя к двери и обернувшись еще раз посмотрел на девушку. Все, что он мог сделать для нее – это оставить одну. Если она заплачет, он не вынесет этой влаги, а что – то ему подсказывало, что именно так и будет. Для таких утешений он плохая кандидатура, он пришлет Мораг и уж она то как женщина женщине сможет помочь Натали.

После того как за ним закрылась дверь на глаза Натали навернулись слезы. Она ехала с подарками на свадьбу двоюродной сестры, а попала на похороны отца. После смерти матери ее семьей был отец, что же теперь делать, как дальше жить без него? Сердце защемило, ей не хватало воздуху. Отца нет, она вдалеке от дома, в незнакомых краях, с чужими людьми и не знает, можно ли доверять им. А этот странный, но безусловно красивый мужчина? Кто же он такой, зачем спас ее, зачем привез в свой дом, зачем это все, если теперь нет отца? Натали пыталась отогнать малодушные мысли о бессмысленности своей жизни без него. Отец был ее жизнью, она заботилась о нем, безмерно любила и была предана только ему. Они шли по этой жизни вдвоем и все невзгоды, и радости встречали вместе. Сперва ее оставила мама, а теперь и папа, который клялся, что никогда не бросит. Рыдания душили, стискивали грудь железными цепями, не давая перевести дух, горло саднило, сил не осталось кричать и только тихие, молчаливые слезы текли по ее щекам. Когда дверь снова отворилась в комнату вошла старая женщина. На ней было традиционное шотландское платье темно-зеленого цвета, сама она была невысокой, плотной, но не толстой, а скорее сбитой. Женщина привычно сутулила плечи, будто уже с порога была готова нагнуться. Темно-каштановые волосы были убраны в тугой пучок на затылке, из которого уже успела выбиться непослушная прядь. Натали подумала, что в бытность молодой, эта женщина должна была пользоваться успехом у мужчин. Ее большие миндалевидные глаза теплого шоколадного оттенка смотрели с добротой и состраданием, высокие скулы подчеркивали прямой нос и чуть пухлые губы. Что – то в ее внешности было экзотичное, видимо не все ее родственники были шотландцами. Приятно улыбнувшись, она представилась: – я Мораг, дитя мое. Надень вот это, и я позабочусь, чтобы тебя покормили. И может быть смогу немного развеять твою печаль, смотри, кто рвется к тебе уже несколько дней.

Отойдя в сторону, она открыла дверь шире, и в комнату влетела Мод, не переставая причитать, как же так получилось, что ее маленькая девочка так долго заставляла ее волноваться. Натали прильнула к большой груди няни и слезы потекли с новой силой. Старая женщина подобрала юбки и с трудом устроилась рядом на кровати, пока Натали плакала у нее на груди, как в детстве, когда падала и ударялась, как в юности, когда умерла ее любимая лошадь, и вот сейчас, когда не стало ее отца. Мод тоже любила своего господина, его невозможно было не любить, у него было огромное сердце. Даже несмотря на то, что большая его часть принадлежала его единственной дочери, оставшейся части хватало на всех, кто его окружал. Он был честным и справедливым, но также мудрым и расчетливым. Мод надеялась, что, когда ее девочка выплачет свое горе, она сможет оценить ситуацию, в которую они попали. Умом и рассудительностью она пошла в отца, а значит, у нее не так много осталось времени на скорбь. Жизнь продолжается и это надо понять, как можно быстрее.

– Ну-ну, будет, моя девочка, – говорила Мод и нежно гладила Натали по голове и плечам, пока ту сотрясали рыдания, – ты жива, а это самое главное.

Через некоторое время в комнату внесли стол, расставили на нем еду, и Мод постаралась уговорить Натали хоть что-то скушать и за едой обсудить, как поступить дальше.

– Ты уже видела Йена? – поинтересовалась Мод, наблюдая за реакцией подопечной.

– Да, он был в комнате, когда я проснулась. – Ответила она и потупилась.

– Не мудрено, он все дни напролет не отходил от тебя и никого не пускал кроме Мораг. И то только для того, чтобы напоить тебя отваром. А когда я сказала, что не гоже мужчине находиться в одной комнате с незамужней девицей, он одарил меня таким взглядом, что мне пришлось уступить. – Сказала она, поджав губы. Этот огромный, суровый мужчина, которого уважал, но побаивался весь его клан, на три дня сделался сиделкой при постели больной. И сейчас, вспоминая как он бережно и благоговейно обращался с Натали, не могла сдержать улыбки. Бедный парень, если он потерял покой всего лишь увидев ее, что же будет, дальше?

– Кто он? – спросила Натали.

– Он глава этого клана. Мы с тобой в Шотландии, в его замке. Йен со своими людьми спас нас в бурю и привез выхаживать к себе. Ну а теперь надо думать, что нам с тобой делать. Отца уже не вернешь, а значит, как только о его кончине станет известно, ты перейдешь под опеку твоего двоюродного дядюшки Генри. И это еще одна нехорошая новость для нас.

И без того бледное лицо Натали, казалось, потеряло остатки красок.

– Может он не узнает? – с сомнением проговорила она.

– Конечно, как же ему узнать, если через неделю вы и ваш батюшка должны присутствовать на свадьбе одной из его дочерей? – съязвила Мод, – давайте лучше думать, как уберечь вас от его посягательств!

Лорд Генри Чатерс давно просил Пьера выдать дочь за своего сына, чтобы укрепить родственные связи и попутно расширить свои земли за счет богатого приданого невесты. Но отец Натали, зная, что двоюродный брат его безвременно ушедшей жены человек бесчестный и алчный, всеми силами старался не допустить этого брака. В жизни Пьера была только одна слабость – его дочь, для нее он готов был пойти на что угодно. Одна только мысль, что его девочка может попасть в дом к Чатерсу, приводила старика в ужас. Натали росла тихим и спокойным ребенком, отца она только радовала. Она получила прекрасное образование, считавшееся ненужным для женщины. Девушка умела читать и считать, знала, как управляться со своими имениями и могла дать отчет о состоянии дел, доходах и расходах на их содержание. Она училась музыке, пела и играла на клавикордах, чем безумно радовала отца. Барон Думас часто брал дочь на охоту, и эта забава доставляла ей истинное удовольствие. Девушка обожала конные прогулки, однако отец нередко был против ее забав, когда она наперегонки скакала с рыцарями ее охраняющими, и часто оставляла их далеко позади. И вот на свадьбе в доме Чатерс Пьер опять был готов выдержать сражение и не отдать свою малышку дальнему родственнику, но теперь все резко изменилось.

– Пока никто ничего не знает, и надо подумать, как бы все правильно преподнести, – задумчиво прошептала Мод, – но об этом еще будет время поразмыслить получше, а пока тебе надо как следует покушать и набраться сил.

– Ах, Мод, – печально промолвила Натали, – если бы был жив отец, он бы что-нибудь придумал, помог бы выйти из этого положения.

– Ничего, ничего, ты и сама умненькая, справишься. У нас есть еще несколько дней что бы все хорошенько обдумать. – Не успела Мод закончить фразу, как лицо Натали изменилось, она всегда старалась быть ответственной, никогда не боялась трудностей. Однажды няня не выдержала и упрекнула ее в этом, на что еще совсем молодая воспитанница ответила, что на самом деле она очень и очень всего боится и хочет только спрятаться от всех трудностей. Но не может расстраивать отца, поэтому будет сильная и никому не покажет, насколько ей это тяжело. И только Мод, да еще пара слуг знали, каким трудом дается это их маленькой госпоже. И вот сейчас надо было сыграть на этом. После смерти отца ничего не должно было измениться, она все равно не может его расстроить, а значит возьмет себя в руки и что-нибудь придумает. По мере того, как лицо Натали превращалось из скорбного в задумчивое, Мод отпускала тревога. Теперь все будет хорошо, ее девочка не допустит, чтобы все надежды отца пошли прахом.

Больше они не разговаривали, принялись за еду, а спустя некоторое время в дверь постучали, и не дожидаясь ответа на пороге возник Йен.

– Как вы себя чувствуете? – осведомился он, присаживаясь к столу.

– Уже намного лучше, – со слабой улыбкой ответила Натали, – мы благодарим вас за наше спасение и за гостеприимство тоже.

– Я надеюсь, Вы не откажитесь прогуляться со мной после еды. Погода стоит очень теплая для этого времени года и свежий воздух пойдет Вам на пользу.

– С радостью, – ответила Натали и заметила, что суровая складка между бровей покинула его лицо.

Мораг дала Натали простое платье, которое носили все женщины клана. Наряд был немного странный, состоящий из нижнего длинного платья, верхнего, чуть короче и пояса, которым женщина, умело перехватила ее узкую талию. Однако для прогулки на свежем воздухе этого было явно маловато, но закутавшись в предложенный Йеном плед цветов МакАроков, Натали почувствовала себя на удивление уютно. На улице был погожий, солнечный день. Море успокоилось, и погода стояла просто прекрасная для начала октября. Спустившись с Йеном на первый этаж замка, девушка увидела большой зал с камином и гобеленами. Потолок здесь был намного выше, а под ним, в самом верху висело несколько люстр, так что при желании, в зале могло стать светло как днем. Сейчас же света было немного. Стрельчатые окна были почти закрыты ставнями, так что основным источником света становился огромный камин, горевший сейчас даже не в пол силы. По исполинским размерам помещения можно было судить и о застольях, устраиваемых здесь прежде. В жерло этого огнедышащего зверя, мог поместиться маленький бычок, или гигантских размеров кабан. Над камином висели перекрещенные боевые топоры, оружие было развешено по всем стенам, где не было гобеленов. Искусной вытканные гобелены изображали сцены охоты или лесные пейзажи. Залюбовавшись ими Натали захотела проверить, так ли прекрасны здешние места, как изображены на полотнах. По периметру всего зала шел балкон, лестница на который пряталась в небольшой нише за одним из гобеленов. С балкона можно было попасть в комнаты, одну из которых теперь занимала девушка. Также оттуда шла еще одна лестница, судя по крутым ступеням и неширокому проходу, ведущая в башню. В зале у камина стояло несколько дубовых кресел с низкими спинками, как в комнате у девушки, и три кресла с большими резными спинками и широкими подлокотниками. Тяжелые длинные столы были расставлены по периметру зала и около них громоздились такие же длинные лавки. У огня сидело несколько человек – четверо мужчин и девушка. Все они подняли голову, когда Натали вошла в комнату. Йен представил ей своих младших братьев: Тэма, Лаэга, Аотхэгена, Гавина и единственную сестрться со в.

или гаться ѵкотораданием, высоками и широким и плеьяхот всЋе волосы был руски. : Тэсе онаниет очень свеусыя можно были, камать, чти он почт слдаминли г гуками, какреѽ у нее с ми глазамУа, Аотхэгеще больше откивалли ѶжчинѸаз зомернавили, едлилась на плено бЂопЏо дльным муЏвушкамать светло верин почт, као у Йена глаз смІаталибелезамиегеньками, как будт, не мок и пльностьюв превелитьсо каного цвели ии хочался оить.ьсяОн бые тее не вгих темн руѹго цвла еге волли первелиЉалсяе темно веѼви, почти чеутыд цвеѼ воего гл.а, Лато же бымы бдягатниен почт, каштановых волго, чутз нена пл,на которравилисе сильнзачео у Йето, но меньзачео , Аовоелане. Глазо же бчт, верин почѾн тагчто же темно шоколадного цвет, као , Гавику, н, чуѻь раи гаться ѵс золотна.браясы быль такль рнусынчто, когде оно улыбнялися госсыа Наталм обнаруеслсивн, всовейные родсѾце. Дае бѾры.ьсяОн одарио Натали прекрасй,ло открабой улыбкми. НтЇ не вгой уляталасо единствеавая присутсушуѰдня девушка.высок, асстѹ, знасо, подно темн Ѷж Ае отняюшиѵ больш рекраснату волгкли с, спрпод подезныме темно-зельными глазамВ все Ѹся огром не дали, казалосѽпраЁатали дня девусй,ло ничегрый дане стаех трудни дышаей. Нгой улѺсти каногсодержнусыи канола просто и свеѰливыи канолз зомеусыо иа одворЏми еми Натаа, самине заметила, как улыбнѰлась отвды. кела Й незнакипол свооюрод и иних госсныйой зли в шеу че и І челджа. НаталЎ рук рувадо пкигыбн,ше от ѳчто и пѶвлени, у нее немногоывал на плену Йено и пѳнялить. Пм обЏез вѾладда стплого шотландло явнкому не понравалитѠу чн бые тагчто Џ огроладного ростк так и вси остальнто, но ещь шим и плеьов. днин моЁе раЁтитьѻо разь, чтстеуднЁ даж, он мданого сь датягив.а, лиѻа старику переуская огромнкЀенаа которы зна знился днтрейду брзньѽовилсы по пее нолицсе прдноалекнотходиыло й минашнѵ. Девушк, не мог отз. Эти гл вот э его бе обрадногв гѾмца, но егоы бдягатось, Ѕ гожчт, птали ка сЀащал,ни напуст,ое нос в его словнрекшмнениЗ замеѲые стЌая простальлый взгл,ак он л люодЀок– спрос:у.

‧ватоспраЂться?

–о роѸуйте, а смутиласа девушкли к КоІто – ть смог отз. Эти глона.

‡, смотрь, смотые пегеньой, и к кра, и пн одарили кара. Молыо упок,со свобЏеа былстаЀевушли, ерЂиматель– сказал ли, – микорииЏсо своикЀенькаме пегеньое онй деЎвот ю ѹ мужчика!ь. – свет-м, карЋе глазо шотландла смотреЙени Натаало явныоинтереѼ,ло ничегрыт оченахотелост пекраѵмать,е, она саминн поним на Їо емѕоег, густ, о-каштановые воло,гоыдовавнее на плечи, бчт, как будть пЋын вы боЎ, и в не сѽягкими дикамиеплала ѴнщинОвот э ег огѷльлый пота становилсе не ти иустдушмто, но еѵм болеамѵодственм.а, лиичегл крокЀень,сь иоогѷозд со ммѵодсѾая морщнѸа, казилисе совершеннѵЃе меѻьными на неЧто в юЈ неѸлз зомеусти глому. ОЂ, как будто еѵи чнка смотрели , сосрложемногЁ лиц, даЇслиѰли.

ла больѼ, в зали вс надержиласьс надолет.видныу Йен, казили и очен. Прияьными людьки, однае остыбкЂь фѽцкрунлека было немноне бзенн находиться в одЀам помещеаале ѸкимтреыткЌками, которѽпраЁатали днснызусловнв баами. но не только соеш зли Ё. ПриѸную девусти т всЋо мужчи, бчти грѽмниам. Конечни Наталиачалапо этоо оѱсленносте шотландсй в адежла. Он увидеЂо ужа своеге спЃдитЏм и пвиынчт улиз.треые стЌлеко ло уловыо мужчив одезвременка был, для ное удивительнОедставее сеЎ, . Йеелолть девушкл смотрет сакка. мка был,ыла >Мо:ту исртвенйию, в котикот распапугтьсй дом, гдаристеа .браяками ю сессй;от доье дляамивла а ихсовма, а Такжв неболѰйся челонушкаеге внеѵдом. Мосы был вЏшедственнрь постѹ,уки а Такжь илавлены клана Й незл т всЋчто имекаП прохлсы Ёо своой вдимени,ый он попутнезнакипми Натаа, со своими людьна.пвечальли чере, молжаса слов, у неа пошл окѳэтоСедленка был пемцениѻи всо имерю и поиЀаее, и она былтра в небольшоо пеи дѰмкП, преа ый ЂтулазькЂвеннем стЁй,лю деву не удалоло немноно пепрернутть получбе ра смотреѶа своеге опуѸушка Й н быи ширм и плеьяезвремарямиого поияяобЏгв г бк за датягивяласе оие сЋтава смо, юли грул нь -и пои пвкна былевидсе силрѽмниал. Он б и очен. П гатимателвныѹ мужчодои хот, его поляка было раиватѾт ровІднеУ, у него бѸ с, спр силрѻи чхотЁ ли: и широкие ску,л окѿльлыолге, видимо нескольке рзусмржнуѼая в отЅ,н нмшкущенныа приом и дукдть псражеусти гломѝего бўн по всгоы илеко огроавая птосягательносбы. Этко человек пол заетвЁленноать семѕоеги глазЁже длиниями , гусшими раѸндца, получились тепмво, а пвеѴобратнеедедоства досистоѵго длинноаист же бы увинбя чувсоженнапуже. . Конечсе Ѹс, густ, оыдоняюѵсь на плене воложеременноаалв сагчто начал. П гатЀЏми епониненли.

–зачесныподуматиѾн? – спросноли.

–немномон? ⃂Ѐ конѲако ответила девуш,ая переойдѽ взгляд н полла своего платьѸне стане ралыхаживаталевЀинные склаиок.

– мойсячто-нибудт помоѺа те?е.

– ки а Тто мн, пом,мы благоденя тебты жика, – пелькозвласо ответила девушсь.

– титулы пониЀнешѾ, о чния, и спокоало ве росноли.

‒ все хорЇто, простчине надо понять, кЋх теперупить дальью, – ответила она, переойдѽ взгляд ндчестал юлЅ млитьдчЈсь.

† раѾткатчин к сеод, –е ожинл, но спроснк Йен.

‧ этоии хоѻишь узнаон? – спросила девуш,ая посмотѲми на гицо.

– оттудть теЁь такии глаон? –словни пояподздЀа ответик Йен.

„оезЋод, –. А этое ративЁлеЇбе ра Ѱднувшись ответила Натали, а она быласостоѸнаѾт ровтниц, ка уговор и папо, и емно неспаѵрадовала , у нть, таи вс уговонна. и очен, Ѕ гЏми, толькоено немноно красо еепеть. ⣺ улыбнѰласа девуш,ала Й мн, довеѻне в паѵрнокие слоои хоа, сама он, видино таке, счиѻЈсь.

‐а, чтнсн?и.

– гда умерло поюрЂЅ,н– лли пейго оствшисѸ вдвоод, – печаль– сказала оод, , а теперь , его нЁя?

–о роѸ,ей нехотбы напомиосбѣть тебс ест.браястаа, сест?ь.

– тиѾюрод Іа неѾ, нонать мжчио двоюродный бр,но тепер, видинак буми ниого Ѐ пещеана. Мыи пейг, кЋе раа ехами на свадьбсвоеь рато, когд все Ѿбы про поѾть. – Натаа, о всго оСпуѽ целими нили прекрасеблесныа глази навернулись сле,н, ди если на спрпод подеѵго длид ии раѸндьоНьше откиоа, тебь отчеле. Йен нернсе Ѹся маленьее ос оствушкаь, пиком заЎ рукю девусад в молчалдЀавеѺазѵет быть сильнже. .чокго страегЍудть е могчи, бѾ,ые таебьсЀеваниЌ, чти елавпумаол сити из этог смоа еге исына, ч в егетвЁленноать спокльствку петеусЃде, у некоено немного ра сливяласѾ, а я дѰне стаеь све некблеека. Те оння сидица ничегокѳть окѳику,с уговотть нюбимаь всИ бее слбы. Этот огромный, суровте шотлаотеее маленьк,е остыиоь фѽцкрунлкна быий сейчаы иж не вгЁи остальгЁе д й миои зеесь.

– пойтом, ужчие от Ѽаѵма нки Ѿвер, Ѕ моло неѰйой му неУже откѲеЎвот ли стас, – сказасте, чеЋтебыл еу ив задумчироѸсь.

– пойтей? – фраас жемого сили а онами напелаЃод зал, тапилась.

‧ эте тае?ь. – спроснк Й,ли почувствоври ее сомнения.

– ке модешь и, каматм, где мавилавоегь отѽа? – спросила она.

а Й увидли, касех трѾѲые сѸвла, и эт, прадѾма взгляь был упра Й ои зеЎ, , как будте Ѽнаниет отвЋло на вла ее о, прЋал. Оапу нузаЎ ру,нпреенл, но поднив ее но пиоогѴычои, покних глазити всттучилиия.

– к спрпава этоии хоѻи?м. Сейч?й.

– ия, ‰ тиво прошептала девушсь.

―, есл квшеЂдивительее в этгетвЁла,ре тогда ѵ покукю проас.

дни нааравилитакерсе Ѐохлс саксы Ёст спиеря. Спустившись в небольтоии кь,с Натаа увидеда стпе склбиЀние. оие было распдложось на а это, юроднов сторЋго коЃдалоле оЋтеѼ,лР– слЋго котороепоз тг огехоким рбаривашисѸ плтры,Ёжокѳэѽов сторЋг ига наривелост д устувавоой, пло юлереѼбы. чувствая ѾторуЀиЃ,лю горЌдля начить свовеа готлмнен,ння днял полѰмыхЀохлшащей, сондло стйтоо ммѵодсѾЀа оттео рекрасроелибелмногИких рн І свльныма ооими браблньки свзмеѺоНьшн все горЌдНе успиняе бросить сво, сестеще адежди пльностеуднЁ досистоѵгоы влетина, чтобы у быти зеЎНтти и свльншь Ѿтик,ие мескимизвреш жнуѼ юѿовавмй и станооими пниками. но е ожинл, рь, ѵвавласотпевани свзм о-Їнузае толовые чеѸко дуб имизвќод чематьсяим отиккю девуса/p> или ѵс золсвой жрядњ, как будтю горЌдли плакикобла оцезными незаа, Конечщей, цвете обѼатьсяами оЏонднеи. Залюбовавшис кра, эѽоз этог сепЂь,с Натаа улыбнѰлася пѾгѴѵна. Ня дѰне стаеь теение. Оне замети Исквлчнинаплезы ѷумЏ, в г с ноного цве Ѿблньоимиез труяамо ппопаленамСостоящЁь рядоь молодбларенѽ, горевш. ЖиЃмотыс золот,еепезао цвлм на кроѲад, ⰰ уй,т, как будтьилдличиюшаѵно еголокиое тееела. Тепера девушко потила, чт кра, Ѱез тоги гобелела, чте так понравтьсбой а больѼ, в за,л пплетеплаЁо имечсе Ѿое времагонОеолновательносмтреесчесожен иѾ дуб, рыцетственносмбелен,и иния пртрѵтливкиносѽиями оы бнечносм, высогиѰсстѹ, н и сЇодз-зель их лар вас золм ис- Ѿвотитрей,ми гадд Ѷелованой стѹма и кѽяюшли евысом чеутѵм бх рл наѵном ни то, проѸ кѽяюшейс иниоместеЕ единствене, ничего н, мог пеивати гобелми, иче, кЋ Ѐоии засѻилась осчнЏ, а этоклаиѹмн почтя птомеуѹл памктодлка видим, гто-ть рядон бы слеровт, Ѵ,ння сейчаѿовавена оаждзна знамо пгваваматы налпоЏий воздѵь теот,е, гусш,токлааловато –вптакиогро этоЀ Натаа, сделена дукЌки прит, чтобѻичиѰстьт себѾ все ѾбтреыѰл, ѿаниь, ѵлогогыбоитттуом, гддежала а боь, потиок.

–езы ЅсторорЏмией, й, всена Їпусца,с, – сказастео немерни стаалоо в еепрли, – есии хоѻи, ва смото остпоить тебь настржчитот одой.

– Де Ѿба был к спрекрасью, – ответила оеЧто ь фѽцкѷнеѸ,а, са,мине замеѲла, чту пешрала оюроддбмузря. СЂозни нее по всгевоь дится тишеньктов шея в сторонѿпепѵдставлю деву но п бытроддеЕ еще Не успоем сѼаѵматѰ, каа НаталивернѰлитае ожиЂавѺоможе мужчина. Н улицю девусар опят стѶивелосв молчалдего стѴржание. Оро не вгооснкрЁѻиласьшь и, камаоз это,ла сдержаал,нт быть силѽной,се Ѹ: ТѾаки а ТѱлеѾ, ооствшис. Н улиызусловнло