Прочитайте онлайн Ангел желания | Глава 18

Читать книгу Ангел желания
4018+4191
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 18

Камерон пришпорил коня, чтобы доложить Морею об увиденном в окрестностях замка.

– Они стоят большим лагерем на вершине холма, у них небольшой вооруженный отряд человек в двести, за замком они не следят вообще, считая, что уже взяли его. Чатерс тоже там, но редко выходит из своей палатки. Пленников держат на окраине лагеря, в железной клетке, выгладят они плоховато, но оба живы. Я дал им заметить меня, так что они будут сидеть тихо и ждать, пока мы придем.

– Как ты это все узнал, всего за пару часов? – Удивился Морей. – Мы еще даже лагерь не разбили, а ты уже вернулся с новостями.

– У клетки сидели двое охранников, они и так тараторили без остановки о том, какие шотландцы дураки и какой хитрый их господин, а после того, как Йен меня увидел, он помог узнать много интересного.

– Молодец, даже в плену, он помогает нам. Когда они планируют нападение?

– Завтра утром. Но как я понял, у нас с ними утро начинается в разное время, им перед нападением нужно прихорашиваться, как женщинам, – усмехнулся он.

– Хорошо. Но не обижай наших женщин, – рассмеялся он, – люблю сражаться с англичанами, пока они соберутся на войну, шотландцы уже войдут в их крепость, – засмеялся Морей в полный голос.

– Это точно. Я предлагаю войти в их лагерь ночью, освободить пленников и взять в плен их Чатерса, пускай посидит в наших подземельях, может, будет поуважительнее.

– Сомневаюсь, но мысль мне нравится. Начерти план их лагеря, и мы подумаем, как лучше его взять. Я хочу сделать это тихо и быстро, пускай лорд Генри проснется, когда нам это будет выгодно, хочу увидеть удивление на его лице.

– Слушаюсь, – ответил Камерон.

Когда сумерки сменились глубокой ночью и лагерь противника уснул, лес вокруг него ожил. Казалось, что каждая ветка, дерева ли, кустарника ли, ожила. Отовсюду показались люди, рассредоточившиеся еще днем и ожидавшие знака своего лэрда, чтобы начать атаку. Ночную тишину разорвал шелест стрел, и часовые упали на землю. После этого горцы рассредоточились по всему лагерю, как туман над озером, они надвигались неслышно, но неумолимо. Камерон подошел к клетке в которой держали Йена и Нейла, снял с тела стража ключи и тихо отворил замок. Мужчины, просидевшие в одной позе несколько дней, не могли сами стоять на ногах, но братья по оружию поддержали их, помогали сделать первые шаги по своей земле, свободной от английской оккупации. Ночной воздух дышал морозцем, под ногами попадались белые от снега островки, которые приходилось осторожно обходить, чтобы не оставить следов, пока было рано обнаруживать свое присутствие. Освобожденных отвели в лагерь, где их напоили и накормили, дали отдых затекшим мышцам, чтобы утром они были в силах совершить свое возмездие. А тем временем в лагере шла жестокая борьба. С тихими стонами и уханьем оседали на землю английские солдаты: кого-то поразила в грудь стрела, кому-то перерезали горло, и плодородная шотландская земля вдоволь напилась крови предателей. Когда же на небе забрезжили первые лучи зари, все пространство было усеяно трупами и падальщики начали слетаться на столь щедрое угощение. Воздух пропитал запах смерти, холодный и страшный, он был как будто живой, забирался под одежду, полз по спине, и рассказывал о страшном месте. Мужчины вернулись в свой лагерь, оставив часовых наблюдать за единственной нетронутой палаткой в лагере, в которой находился лорд Генри и его слуга.

– Ну, что, – спросил Морей, – тяжело принять помощь от Броукинов?

– Не тяжелее чем спасать МакАрок и МакГейри, – ответил Йен, – но мы вроде как воюем, или я ошибаюсь?

Морей раскатисто рассмеялся.

– Ты многое пропустил, друг мой. Твоя жена заключила мир между нашими кланами, от твоего, между прочем, имени!

Казалось, что это была хорошая шутка, Морей опять зашелся хохотом, а Йен сидел с вытянувшимся лицом.

– Вы захватили мой замок?

– Пока что нет, – многозначительно сказал он, – я бы даже сказал, что мы предупредили его захват, но твоих женщин там нет, они в моем замке.

Услышав это, Йен похолодел, вырваться из английского плена, чтобы узнать, что его жена находится в руках его врагов.

– Ты сказал женщин, кто еще у тебя в заложниках, – сурово спросил он.

– Твоя сестра, прекрасная Давина, но я не говорил, что они заложницы, скорее наоборот, две эти женщины поставили с ног на голову весь мой замок. – Сокрушался лэрд. – Не знаю, как ты держишь ее в узде, но мой конюх боится и на десять метров подходить близко к той дикой зверюге, на которой она приехала.

Теперь пришла очередь Йена смеяться. Поняв, что опасность не грозит ни его жене, ни сестре, он немного расслабился, заметив краем глаза, как-то же самое сделал и Нейл, чем привлек внимание Морейя к своей персоне.

– А ты, мой мальчик, зря предпочел моей дочери женщину МакАрок. Она бесспорно красива и умна, но все же какой хороший союз мог бы получиться, – сказал Морей мечтательно.

– Как я понимаю, – начал Нейл, – нас повысили из ранга «Грязные свиньи»?

– О, да! Если девушки так любят вас, и так рискуют ради вас своей жизнью, это много стоит. Они преданны вам, и готовы как дикие кошки выцарапывать глаза всем, кто пытался им помешать. И еще одно, мне сказали, что ты знаешь некую Катриону?

– Да, – ответил Йен, – но думал, что она сбежала.

– Сбежала, но не далеко, сперва к англичанам, а потом ко мне, – грустно произнес Морей, – наверное, впервые в жизни, мне придется извиниться перед своим врагом.

– Не стоит, – сказ Нейл, – а то я расплачусь!

И новый взрыв хохота огласил окрестности.

– Договорились, но пришло время отправляться ближе к английскому лагерю, нельзя же пропустить представление, тем более, что мы получили места в первом ряду?

– Не могу поверить, что моя жена отправилась к тебе за помощью, прихватив заодно и мою сестру.

– Она не только сестру прихватила, – заметил Морей, – но еще и охрану.

– Хорошо, что хоть об этом она подумала, – прорычал Йен.

– Чувствую, что ее ждет хорошая трепка, когда вы встретитесь, – усмехнулся Нейл.

– Только не будь слишком строг, если бы не она, мы бы так и продолжили воевать и поверь, было бы много крови и много жертв и с ваших сторон, и с моей. Твоя жена спасла много хороших воинов, дала им возможность сражаться за правое дело и открыла мне глаза. Больно признавать это, тем более перед своим врагом, но меня одурачили, обманом втянули в эту ненужную воину. Я очень хотел заключить мир между нашими семьями, мы слишком устали от этой войны, я получил ее в наследство от своего отца, а он от своего, но это не то наследие, которое я хочу оставить после себя и уверен, что Лохлан думает так же. У нас много плодородных земель, но все мужчины вынуждены отдавать себя войне. Наши поля обрабатываются женщинами и стариками, у тебя же, – он посмотрел на Йена, – богатый клан, который успешно ведет торговлю. Я хочу оставить сыновьям сильный и сплоченный клан, хочу, чтобы они гордились мной, как я уверен, будет гордиться тобой твой собственный сын.

– Мне очень дороги твои слова, друг мой. Ты спас мою жизнь и мою честь, позволь отплатить мне за это, хотя бы заключив мир между нами.

– Это то, чего и я хочу, но знаю, что свадьбы не будет, – закончил он печально.

– Да, когда я вернул свою жену, она смогла за несколько дней увидеть то, что нам не удавалось годами.

– И это я знаю тоже, – улыбнулся он, – и знаю также, что твоя маленькая женщина задумала что-то. Могу только пожелать тебе терпения, ибо характер у нее очень упрямый. Но нам действительно пора, давайте оставим разговоры на потом, когда сможем собраться за общим столом, а сейчас за дело.

Они подошли к остаткам английского лагеря как раз вовремя, в единственной оставшейся палатке послышались голоса, и паж вышел на улицу, видимо, по какому-то поручению своего господина. Однако картина, представшая его взору, заставила его ноги прирасти к земле. То, что некогда было их лагерем, теперь представляло собой поляну, усеянную мертвыми телами, палатки обрушены, а здесь и там догорали костры. Вороны, черным облаком кружили над землей, кое-где, уже наслаждаясь пиром, выклевывая глаза и языки павших воинов. Когда же молодой человек смог двигаться, он сделал несколько шагов вперед, ботинки его хлюпали в грязи, снег растаял под горячей кровью убитых, напитав землю. Опустив глаза на свои башмаки, он ужаснулся и с воплем бросился к своему хозяину. Лорд Генри, не ожидавший такого, чуть не свалился с постели, когда ворвался паж. Лицо его было бело как мел, глаза расширены и полны ужаса, губы безмолвно тряслись.

– Что такого ты увидел? – спросил Чатерс.

Губы молодого человека затряслись сильнее, но он так и не смог ничего вымолвить, только показал на выход из палатки. Делать было нечего, и лорд Генри решил сам узнать, что же повергло его слугу в подобный ужас. Он поднялся на ноги, обул туфли и накинув плащ поверх ночной сорочки, направился к выходу. Отбросив полог, он прикрыл глаза от ослепившего его зимнего солнца. Когда же зрение вернулось к нему, увиденное поразила его не меньше, чем впечатлительного мальчишку. Разница была только в том, что по правую руку от него собрались Броукины во главе с Морейем, а по левую Йен и Нейл.

– Что здесь происходит? – все-таки спросил лорд Генри, заранее зная, что ответ ему не понравится.

– Знаете, лорд Чатерс, – начал Морей, с подчеркнутым пренебрежением произнеся его имя, – до нас дошли слухи, что эта война началась благодаря вашим стараниям, а смелые шотландские воины очень не любят, когда из них делают тупое оружие.

– Думаю, вы что-то не так поняли, – начал оправдываться он, и вместе с тем пятиться в палатку.

– Не стоит, дорогой дядюшка, – с едким сарказмом сказал Йен, – войско ваше перебито, моя жена в безопасности, предательница схвачена, а вашим словам мы больше не верим. Так что вариантов у вас немного, я бы даже сказал, совсем нет, – усмехнулся он, – за исключением одного.

– И какого же?

– Посидеть теперь вам в клетке, пока мы не придумаем, что с вами делать.

После этих слов, воины схватили англичанина и связали, слуга с ужасом наблюдал за всем происходящим.

– Что будем делать с этим? Убьем? – спросил Морей, а молодой человек еще сильнее вжался в стенку палатки и задрожал.

– Нет, у меня на него планы. Пока оставим его себе, а потом отправим обратно в Англию.

С этими словами паж выдохнул и начал сползать на землю с явным облегчением.

Много времени пришлось потратить на то, чтобы освободить поле боя от тел и мусора. Все ценное погрузили в небольшую повозку, позаимствованную у свиты лорда, тела сложили в телегу и прикрыли тканью от палатки с гербом Чатерса, а все остальное сгребли в кучу и сожгли.

– Зачем тебе понадобилось собирать тела, не лучше ли было придать их земле?

– Если ты позволишь просить тебя проявить немного терпения, мой друг, – ответил Йен, – как только мы доберемся до моего замка, я все тебе объясню.

– Будь по-твоему, но меня снедает любопытство, а я очень не люблю оставлять его неудовлетворенным.

После этого, они начали собираться в недалекую дорогу до замка МакАрок, и уже издалека люди выбегали из ворот с радостными криками, встречая своего лэрда. Йен здоровался со всеми, пожимал руки мужчинам и обнимал женщин, некоторые, особо чувствительные, даже проронили слезу – другую. Но празднества решено было отложить до момента возвращения домой его жены и сестры, а возможно и до скорой свадьбы, о которой мечтал Нейл. Он все время говорил, что после плена хочет поскорее обнять свою любимую и не готов терять больше ни минуты драгоценного времени. И все же после недолгого, но тяжелого заключения, обоим молодым людям требовалась помощь Мораг, которая только прицокивала языком и качала головой, обрабатывая бесчисленные порезы, синяки, ссадины и несколько переломов. Мужчины старались быть сильнее, чем было возможно в их состоянии, но, когда знахарка огласила свой вердикт, им пришлось смириться и до следующего утра оставаться в постелях. Но Морей тоже не хотел терять времени даром и пока войско МакАрок, во главе с братьями возвращалось домой вместе с МакГейри, он послал гонца в свой замок, чтобы привезти женщин домой. Молодой воин воспринял свою миссию со всей ответственностью и уже к следующему утру достиг ворот замка.