Прочитайте онлайн Ангел желания | Глава 17

Читать книгу Ангел желания
4018+4274
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 17

За ночь волнение не покинуло Натали, Камерон устроил их с Давиной в соседних комнатах, а Рэфа и Роя разместил вместе, перед комнатами девушек, чтобы те могли нести свою вахту. Но несмотря на то, что лэрд Морей согласился на все просьбы Натали, девушку терзали сомнения и не выдержав одиночества, она тихонько прокралась в соседнюю комнату, заработав по дороге недовольный взгляд Рэфа. Тихонько постучав, Натали вошла в комнату. Видимо плохие манеры заразительны, теперь она, как и все шотландцы считает, что если постучать, то ты уже не врываешься к человеку в личное пространство, даже если он не дал тебе разрешения войти.

– Это я, не пугайся, – сказала девушка и подошла к кровати подруги. – Можно к тебе? Я замерзла, а Пегас в конюшне и идти до него далеко.

Давина мягко рассмеялась и отбросила край одеяла, Натали сразу залезла внутрь. Какое-то время они молча лежали вместе и слушали как в камине потрескивают дрова, а ветер за окном поет свою заунывную песню.

– Мне страшно, – сказала Натали.

– Мне тоже, – ответила Давина, – но он честный человек, это ты правду сказала и если дал слово, то сдержит его.

– Я говорила сегодня только правду, ну или то, во что я верю и рада, что он тоже поверил нам.

Обе девушки знали кто этот Он, как будто других мужчин в мире не было, но был один, на которого они возлагали надежны и свое благополучие.

– Нам надо поспать. Думаю, что это еще не конец и завтрашний день готовит нам новое испытание, а тебе нужны силы, чтобы с ним справиться. Я в тебя верю, ты молодец.

Сказав это, Давина повернулась к Натали и обняла ее. После этого обе немного расслабились и так и уснули в объятиях друг друга, как сиамские близнецы.

Утром волнение девушек только усилилось. Что если лэрд передумал, что если все это было зря? Натали быстро оделась и поспешила в комнату к Давине, которая, как и вчера вечером меряла помещение шагами. Разница заключалась только в том, что пол был каменный, вонь отсутствовала и сделав очередной круг, Давина останавливалась около окна, с тоской глядя в него. Натали молча подошла к ней и тоже выглянула в окно. Надо признать, посмотреть там было на что. Ниже крепостной стены простирался пологий склон, все еще хранящий зеленую траву, местами посеребренную снегом, мерцающим в лучах еще низкого солнца, как россыпь алмазов. Выше по склону пастухи гнали отару овец и эти меховые клубки быстро перебирали своими ножками и громко блеяли, а эхо разносило звуки далеко вниз, возможно до самого плато, где вчера их встретил Камерон. С другой же стороны этого великолепия раскинулся лес. Казалось, дубы были настолько стары и огромны, что замок пытался немного отступить, чтобы не мешать им расти на этой прекрасной земле. И там, за кронами вековых деревьев, низко висело еще только всходящее в свои права, но холодное солнце, лаская своими лучами не совсем облетевшую листву. Оно подсвечивало красные и желтые листья, делая их похожими на россыпи рубинов и гранатов, с яркими прожилками янтаря. Натали пожалела, что не выглянула утром из своего окна, возможно столь прекрасная картина смогла бы отвлечь ее от грустных мыслей, и утро началось бы приятнее. Однако, как следует обдумать это она не успела, дверь в комнату отворилась и обе девушки, обернувшись, увидели в дверях одного из тех воинов, что были с ними вчера.

– Доброе утро, лэрд зовет вас позавтракать и обсудить дальнейшие планы.

– Спасибо, мы готовы спуститься, – сказала Давина и взяла Натали за руку, чуть сжав ее в знак поддержки.

Они вошли в большой зал, почти полностью заполненный людьми, шумно что-то обсуждающими, так что их прихода даже не заметили. Воин проводил их к местам, специально оставленным для них рядом с Морейем. Девушки поприветствовали лэрда, и он подал им знак, что все разговоры будут после еды. Они не были сильно голодны, а нервное напряжение и вовсе не давало насладиться предложенными блюдами и девушки слегка перекусив, начали искать взглядом своих воинов. Но то, что заметила Давина, отбило у нее остатки аппетита. В самом конце стола напротив них сидела уже не молодая, но все еще очень красивая женщина, она открыто кокетничала с несколькими сидящими рядом мужчинами, явно предоставляя им больше свободы действий, чем было бы прилично. Их руки периодически приобнимали ее, а некоторые, особо смелые, даже пытались поцеловать. Длинные, черные как смоль и прямые как палки волосы ее были распущены по плечам, карие глаза в обрамлении густых ресниц были призывно прикрыты, а пухлые губы ярко алого цвета посылали недвусмысленные намеки. Но не вид женщины и не явно распущенное поведение так взбудоражило Давину, она узнала ее и повернувшись к Морею, напрочь игнорируя сидящую между ними Натали, спросила.

– Лэрд, скажите, можем ли мы попросить вас запереть двери?

– А что случилось, моя дорогая?

– Среди нас предатель и мой долг передать его в ваши руки для немедленного суда и самого сурового наказания. – Произнесла она ровным и спокойным голосом, за которым чувствовалась злоба и ненависть.

– Конечно, они и так закрыты, если ты посмотришь, то убедишься в этом, – и действительно, когда девушки повернули головы, увидели, что перед закрытыми дверями стоит несколько воинов, как будто беседующих, – но скажи, какого предателя ты заметила среди моих людей? Ты должна быть в этом полностью уверена, чтобы выдвигать подобные обвинения, иначе та кара, которой ты требуешь для него, может пасть и на твою голову. Готова ли ты к этому?

– Да, я готова, я полностью уверена. Я вижу этого человека своими глазами и это не член вашего клана.

– О ком ты ведешь речь?

– О Катрионе, она была МакАрок, теперь же у нее нет имени, лэрда и клана. Она должна была быть изгнана, но к тому моменту, как мы узнали о ее причастности к похищению Натали, она сбежала, самым гнусным и позорным образом.

– Тогда ты, наверное, хочешь предъявить ей обвинение?

– Если позволите.

– Я позволяю, – сказал он и откинулся на спинку кресла.

Давина встала, и громко произнесла:

– Катриона, бывшая МакАрок, ты предала свой клан и своего лэрда. Ты виновна в похищении его жены, у тебя нет достоинства, а теперь нет ни имени, ни семьи, ни дома. – На середине этих слов, все разговоры затихли, а взгляды обратились к стоящей девушке.

– Я, Давина МакАрок, сестра лэрда Йена, в его отсутствие предъявляю тебе обвинение в измене, также в похищении жены лэрда, также в неоднократных попытках убить жену лэрда. На совете клана было решено изгнать тебя, но воины, отправленные сообщить тебе об этом, узнали, что ты трусливо сбежала. Ты не известила о своих грехах лэрда, в чьем клане сейчас живешь, за чьим столом сидишь. Эти честные и добрые люди, приняли тебя, не зная, что ты лгунья и предательница. Я, Давина МакАрок, прошу лэрда Морейя Броукина, покарать тебя самым жестоким образом.

После этих слов в зале повисла гробовая тишина, все присутствующие смотрели на только что смеющуюся девушку, сейчас же краска покинула ее лицо, глаза загорелись дьявольским огнем, а рот искривился в злой гримасе.

– Катриона, – произнес Морей, – у тебя есть, что ответить на это обвинение?

Взгляд ее прожигал Натали с безумной ненавистью.

– Ты здесь, – прошипела она, – этого не может быть, я сделала все, чтобы несмотря на то, что ты смогла сбежать от этого англичанина, тебе не было жизни. Он провалил уже сделанное дело, упустив тебя, я преподнесла ему на блюде и тебя, и все твои богатства, а он упустил тебя, как он мог. Я почти получила того, кого ты у меня украла! Он мой! – Кричала она, запустив руки в волосы. – Французская шлюха, ты отобрала его у меня!

– Он никогда не был твоим, – спокойно сказала Давина.

– Ты ничего не знаешь! – вопила она. – Он звал меня по ночам, я согревала его постель и его сердце, пока эта тварь не появилась! Ты должна была сдохнуть еще тогда, просто упала бы с лошади и сломала бы себе шею, но нет, тебе помогли, и из пруда ты тоже выбралась, и от Генри, будь он неладен, сбежала. Ты не могла быть такой же хорошей, как Исла? Вот она умерла быстро и с первой же попытки и даже благородно прихватила на тот свет свое отродье. Я должна была родить ему детей, я должна была стать его женой, но ты все испортила! – После этих слов, она совсем обезумев попыталась броситься на Натали, но воины, уже стоящие рядом с ней, схватили ее за руки. Катриона начала дико визжать и вырываться. – Это ты во всем виновата, я все равно доберусь до тебя, я не дам тебе жизни с ним, ты знаешь, что твой дражайший родственничек захватил его в плен, а как думаешь, кто ему помог в этом? Думаешь этот болван смог бы хоть что-нибудь сделать сам? Да он даже войну развязать не сумел, все пришлось делать самой.

– Если ты его любишь, зачем же так поступила с ним? – тихим голосом спросила Натали, положив руки ни свой едва округлившийся живот, стараясь закрыть его от потока злобы и желчи, льющейся изо рта этой безумной. – Генри же убьет его, и неважно, получит ли он от меня то, что хочет или нет.

– Если он не будет моим, то и тебе не достанется, лучше смерть, чем знать, что он будет в твоей постели!

Руки девушки безвольно соскользнули с живота, она сидела пораженная до такой степени, что просто не могла поверить во все сказанное этой женщиной, в чьем помешательстве у нее не возникало сомнений. Натали не заметила, как чьи-то сильные руки поддержали ее, не давая упасть со стула, как повинуясь молчаливому приказу, воины вытащили, продолжающую, вопить и ругаться женщину. Кто-то гладил ей лицо, и она медленно сфокусировала взгляд сперва на руке, а потом и на ее обладательнице.

– Все будет хорошо, – сказала ей Давина, – если за всем этим стояла Катриона, то больше она не сможет нам навредить. Все кончится, и война, и все наши беды, и мы обязательно освободим наших любимых, все будет хорошо, – продолжала шептать она.

– Да, – произнесла Натали сдавленным голосом, – я только не могу понять, за что?

– Она была безумна, а в их поступках нельзя искать логики.

– Наверное, ты права.

– Дитя мое, – раздался ласковый голос Морейя, над ухом Натали и она поняла, что это именно он ее держит, – разреши Камерону проводить тебя в твою комнату. Тебе нужно отдохнуть, на тебя слишком много всего свалилось, ты не можешь на своих хрупких плечиках нести весь мир.

Она одарила заботливого мужчину лучезарной улыбкой.

– Я и не буду этого делать, но и отдыхать пока не могу. Я хочу вернуть своего мужа и хочу вверить ему все заботы о мире, мне же хватит забот о нем.

– Тогда, – он поднялся на ноги, осторожно посадив ее на стул, и все же придерживая за плечи, – я прошу всех, не входящих в совет клана немедленно выйти отсюда.

Натали понемногу начала приходить в себя, осознавая слова Морейя.

– Вы правда нам поможете?

– Именно это я и собираюсь сделать.

Через три часа все обсуждения были закончены и мужчины начали собираться в путь. Женщин, невзирая на их протесты, решено было оставить в замке Броукинов. Для обеспечения безопасности они были под присмотром их же охраны, которая поклялась не выпускать девушек за главные ворота ни под каким предлогом. Давина хотела оскорбиться, на подобное отношение, но увидев испуг в глазах сестры, решила промолчать. У них была еще одна проблема, требующая решения, и тут Натали не хотела справляться одна. Катриона была в подземелье, ожидая, как с ней поступят. Ей не доверяли, ее боялись, она знала слишком много об обоих кланах и могла снова пойти к англичанам и рассказать о планах по спасению Йена и Нейла. Натали запретила отнимать жизнь у женщины, но и отпускать ее было бы глупо. Так что им еще предстояло найти решение для этой задачки, пока же Давина настояла на том, чтобы Натали как следует поела и отдохнула.

– От того, что ты себя и ребенка заморишь голодом, никому лучше не станет.

– Ты не понимаешь, мне кусок в горло не лезет, я могу только молиться о спасении Йена и Нейла.

– Ничего даже слышать не хочу, осталось совсем немного и все мы будем вместе, так что ты должна поесть, а потом хорошо отдохнуть.

– Надо решить, что делать с Катрионой, но от ванны я бы не отказалась, – улыбнулась она.

– Я уже придумала, – ответила Давина.

– А мне расскажешь?

– Да, я решила, что мы подождем возвращения Йена, он лэрд нашего клана и мы не должны решать такие вопросы в его отсутствие.

– Ты просто тоже не знаешь, что с ней делать, – улыбнулась Натали.

– Поверь, я знаю, но ты не разрешаешь мне этого сделать, – зло сказала девушка.

– Я не могу отнять чью бы то ни было жизнь, вместо того, чтобы ее подарить.

– Вот именно по этой причине нам нужен Йен, и не забывай, ты вторая, кого она пыталась свести в могилу. У него есть право узнать, что случилось с Ислой и Лесли.

– Ты права, – сказала Натали, отправляя в рот кусочек сыра, – и я действительно голодная, – рассмеялась она, – надеюсь, что уже очень скоро мы будем все вместе и будем готовиться к свадьбе. Да, хотела спросить тебя, ты не видела Колин, дочь Морейя?

– Нет, у меня вообще сложилось впечатление, что она избегает нас. Но я знаю, как это выяснить, если захочешь.

– Хочу, – кивнула Натали.

– Тогда ешь, а пока будешь отдыхать, я все разузнаю, – улыбнулась Давина.