Прочитайте онлайн Ангел желания | Глава 10

Читать книгу Ангел желания
4018+4192
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 10

Но все когда-нибудь заканчивается, и эта поездка тоже. Возвращение домой было долгожданным и трогательным, все были рады видеть свою бесстрашную хозяйку. Члены клана собрались у первых ворот замка и встречали их радостными криками. Навстречу выехал Рой, и получив какие – то указания направился обратно к замку. Въехав во двор, Натали догадалась, о чем просил его Йен. У лестницы дома двое воинов пытались поднять по ступенькам упирающуюся Джинни, она что-то кричала, и люди, стоящие рядом, были явно в недоумении. Но пока они все смотрели на устраиваемую девушкой сцену, еще одна фигура осталась незамеченной и тихонько, словно тень, выскользнула в сгущающиеся сумерки.

– Что происходит, куда они тащат эту бедную девушку, – спросила Натали, когда Йен помог ей спуститься с лошади.

– Она предала свой клан и своего лэрда, которому клялась в верности. Ее ждет кара и она об этом знает, – сурово ответил он.

– И что же ее ждет? – с волнением, продолжала допытываться Натали, тяжело ступая на затекших после долгой поездки ногах. Йен поддерживал жену за талию, практически приняв на руку весь ее вес, чтобы она смогла идти самостоятельно. Обратный путь был почти в три раза короче, они делали мало привалов, это было тяжело, и девушка не хотела выяснять никаких проблем, ничего решать, только окунуться в теплую ванну. Затем еда и сон с любимым мужем. Слишком много всего случилось меньше чем за неделю, ей требовался отдых, как физический, так и эмоциональный. Но следующие слова Йена изменили ее настрой.

– Ее ждет изгнание, как предателя и если выживет, то до конца дней будет одна, без семьи, без клана и без защиты.

– Нет! – воскликнула Натали, – ты не можешь так с ней поступить!

– Таков закон, она должна была думать об этом до того, как предавала своих родных. – Йен был непреклонен, но Натали умудрилась вывернуться из его хватки и на нетвердых ногах встала перед ним, протянула руки, взяла его за лицо.

– Мы должны сперва разобраться в мотивах ее поступка, – уверенно сказала она.

– Каких мотивах? Она дважды пыталась тебя убить, а когда не вышло, подстроила твое похищение. Она или ее подельник убили двоих моих людей, украли мою беременную жену, в чем тут разбираться? – заканчивая фразу, Йен перешел на крик. Краска сбежала с лица девушки.

– Меня никто не пытался убить, а похищение спланировал дядя Генри. Охранников убил тот страшный человек, который вез меня к нему, и я очень хочу понять, – почему она это сделала? – проговорила Натали твердо, – в конце концов, это меня похитили, и я имею право знать правду. Прошу тебя, мне это действительно важно, – закончила она, смягчившись.

– Ты понимаешь, что я твой господин, и ты должна мне повиноваться?

– Да, я знаю, и приму любое твое решение. Но как любящий муж, ты же можешь разрешить своей неразумной, беременной жене такую блажь, как задать пару вопросов женщине, из-за которой на нас свалилось столько неприятностей.

– Я не потерплю, что бы мной командовала женщина, – сказал он уже спокойнее.

– Она только просит тебя о милости, как своего мужа, своего повелителя и своего лэрда, – сказала Натали, отпустила его лицо, смиренно сложила руки на груди и потупилась. Это было последней каплей.

– Ты не ангел, ты маленький дьяволенок, – произнес он с ухмылкой, – ладно, ты своего добилась, пошли. – Он снова обнял ее и повел по лестнице в дом, а Натали, не поднимая глаз последовала за ним, чтобы никто не заметил радостного огонька победы в ее глазах.

Войдя в большой зал Натали заметила, что присутствовали почти все воины клана. За креслом Йена стояли его братья и сестра, а перед креслом на коленях горько рыдая, стояла Дженни. Но не это привлекло внимание девушки, лица всех собравшихся были либо злые, либо презрительные, все, но не Аотхегена. Весельчак и балагур по натуре, он стоял с перекошенным страданием лицом. В его глазах плескался ужас, казалось, он схватился за спинку кресла, чтобы не броситься к стоящей на коленях девушке. Этого Натали никак не ожидала увидеть – боль волнами исходила от него, такого не должно было случиться. Ему, как и всем, полагалось радоваться возвращению домой сестры живой и невредимой, он мог презирать предательницу, но то что было на написано на его лице с презрением не имело ничего общего.

Йен прошел к своему креслу, рядом для Натали поставили стул, чтобы ей не пришлось стоять. Пока она проходила, все пытались как-то приободрить ее, кто дружеской ухмылкой, кто кивком головы. Давина на секунду завладела ее рукой и легонько сжала, показывая, как она рада. Когда Натали устроилась на своем месте, Йен обратился к Дженни.

– Зачем ты помогала украсть мою жену? – сразу спросил он.

– О, мой лэрд, – начала она, – я не знала, что они хотят причинить ей зло.

– Как это не знала, для чего же еще они могли похитить Натали?

– Она сказала мне, что это для всеобщего блага, – лепетала девушка, между всхлипами.

– Какого еще блага, что ты несешь, кому могло быть от этого хорошо? – уже не на шутку разозлился Йен.

– Ей, – ткнула Дженни пальцем в Натали. Этого никто не ожидал, Йен даже немного растерялся, но придя в себя, заговорил размеренно и спокойно.

– Ты можешь спокойно и внятно объяснить, что все-таки произошло?

Джинни сделала глубокий вдох, пытаясь справиться с душившими ее рыданиями и медленно начала рассказывать. Как-то вечером к ней пришла Катриона и сказала, что с ней связался родственник Натали, тот, что приезжал и пытался увезти племянницу домой. Она рассказала, что оказывается Натали была помолвлена с его сыном, и плыла в Англию для того, чтобы с ним обвенчаться. Но после кораблекрушения она встретила Йена и забыла о своем слове другому мужчине, а когда Йен узнал о приезде сэра Генри, то заставил Натали обвенчаться с ним, так как хотел получить ее любой ценой. Но сама Натали не любит лэрда и мечтает соединиться со своим женихом, а из страха перед мужем молчит об этом. Тогда ретивый молодой человек решил выкрасть ее и увезти обратно в Англию, чтобы они могли быть вместе.

Джинни не пугали явные не состыковки в этой истории, она ухватилась за нее как за спасательный круг и помогла осуществить задуманное. Правда, когда после похищения Натали их клан чуть не объявил войну Броукинам, девушка поняла, как ошибалась, что ее просто обманули, и уже понимала, какое будет наказание за этот поступок.

– Прошу, простите меня, если сможете, – снова заговорила она со слезами в голосе. – Я не хотела никому причинять вреда, я не верила, что она может полюбить тебя так, как ты заслуживаешь, я думала, что, если ее не будет, ты вскоре забудешь о ней, – на последних словах она опустила голову, чтобы скрыть свои глаза.

– С этой историей более или менее ясно, но у меня есть еще вопрос, – как ты смогла подстроить те несчастные случаи?

Джинни удивленно посмотрела на него, – какие случаи?

– Не надо врать, ты уже призналась, что помогла выкрасть мою жену, можешь не отпираться и от остального. Я просто хочу знать, как тебе это удалось? С подпругой я еще могу понять, но нарядить соломенное чучело ребенком и бросить его в замерзший пруд, тут надо иметь очень извращенный ум.

Джинни смотрела на него в полном непонимании, глаза ее расширились, и она даже рыдать перестала.

– Я думала то, что случилось с лошадью, была случайность, а с прудом чистое невезение, – промолвила она, – об этом я ничего не знаю, это правда, можете наказать меня за мое преступление, но два других я не совершала, – твердо сказала она.

Йен внимательно посмотрел на нее, – я тебе верю, ты может быть глупа настолько, что поверила в россказни о женихе, но не настолько хитра, чтобы спланировать это самой. Но ты упомянула об одном человеке, у кого хватило бы и хитрости придумать такое и ненависти привести план в исполнение. Где сейчас Катриона, приведите ее сюда.

К креслу подошел Рой, и нагнувшись прошептал, – как только я услышал ее имя, послал двоих за ней, но они нигде не смогли найти ее, а люди говорят, что видели, как она выходила из ворот замка как раз, когда вы вернулись.

– Эта змея все поняла и сбежала, хитрая гадюка, передай страже, чтобы ее не впускали в замок, а если кто увидит, пусть немедленно доставит ее для суда. Это она руками Джинни выдала врагам мою жену, и думаю, сделала это после того, как не удалось свести ее в могилу. Но скажи еще, это ты подбросила заколку моей жены на дорогу к клану Броукинов?

– Нет, и я очень удивилась, как этот мужчина сумел такое сделать.

– Значит в этом, ему тоже помогла твоя подруга, – произнес Йен, с печалью и злобой в голосе. – Что же нам с тобой делать, – спросил Йен.

– Можно мне пару минут поговорить с тобой, – тихонько шепнула Натали. Йен повернул к ней задумчивое лицо, но увидев в ее глазах решимость, уступил.

– Я прошу выйти всех, – усталым голосом произнес он. Люди не стали спорить, двое воинов подняли девушку с пола и повели к дверям, – далеко не уходите, это не займет много времени, подождите рядом, пока я не позову.

Мужчины кивнули ему и вышли, а Йен обернулся к жене. Увидев его горестное уставшее лицо, Натали почти пожалела о своей просьбе, но на карту была поставлена жизнь человека, даже двоих, и если ради Джинни она бы этого не сделала, то благополучие ее нового брата было ей далеко не безразлично.

– Позволь спросить, что ты собираешься с ней сделать, – осведомилась Натали.

– Честно, не знаю, поэтому и позволил тебе этот разговор. Может быть ты скажешь мне? Я устал от интриг, понимаю, что ее обманом заставили это сделать, но и простить ее я не могу, каждый раз, когда буду видеть, буду вспоминать о ее поступке.

– Возможно, у меня есть решение этой проблемы, – лукаво проговорила Натали.

– Знаешь ли ты, что твой брат влюблен в нее? – Брови Йена поползли вверх.

– Ты ведьма, чтобы знать такое наперед? – в свою очередь спросил он.

– Нет, – засмеялась она, – просто у Аотхегена все на лице было написано, когда мы вошли в зал.

– Да, я тоже заметил, но не думал, что ты обратишь на это внимание. Думал, ты стараешься только не упасть от усталости.

– И это тоже, но не будем отвлекаться. Недавно ты говорил, что после последней войны с кланом МакКонахи, ты захватил большую часть их земель и один из замков. Так вот я подумала, может быть нам стоит выдать Джинни за Аотхегена и отправить в эти земли? Работы там много, и они достаточно далеко, чтобы не мозолить тебе глаза. А когда ты остынешь, мы сможешь пригласить их к нам в гости, – предложила Натали.

– Это неплохая идея, но сможет ли мой брат быть счастлив с ней?

– Она испугана, и думаю, что замужество вместо изгнания воспримет с радостью. Эта ее детская влюбленность была единственным, что она знала. Твой брат будет добр с ней, и надеюсь, очень скоро завладеет ее сердцем, – сказала Натали с улыбкой.

– Ну, тогда будь по – твоему, мой маленький командир, – улыбнулся он в ответ. Если ты так будешь поступать со всеми, нас ждут большие проблемы, за предательство ты выдаешь замуж и даруешь земли, твоим врагом быть очень выгодно, – усмехнулся он.

– Ты сам сказал, что это не предательство, а глупость, глупость влюбленной девчонки. А так как предмет ее притязаний принадлежит мне, я позволяю себе быть милосердной, – хитро усмехнулась девушка, – но имей ввиду, я еле сношу остроты твоих друзей из клана МакГейри, молю тебя, я не выдержу если ты уподобишься им, – жалобно проговорила она.

– Ты просто не поняла, а я не мог объяснить тебе, – расхохотался Йен, – это были не остроты. Они восприняли тебя как храброго война и обращались соответственно, не как со слабой чужеземкой, а как с сильной и смелой женой лэрда клана МакАрок, – торжественно произнес он.

Натали не ожидавшая подобного ответа одарила мужа очаровательной улыбкой.

– Знаешь, чего я больше всего сейчас хочу? – осведомилась она.

– Ванну или еды?

– Кроме очевидного, – спросила она с ехидцей.

– Меня, – самодовольно ответил Йен.

– Совершенно верно, так что давай оставим проблемы и уже наконец– то поднимемся в нашу комнату. Я тоже хочу показать тебе, как сильно скучала.

Так они и поступили, когда все вошли в зал, были удивлены явной переменой настроения лэрда и его жены, а когда он объявил о своем решении, все онемели от удивления. Аотхэген пытался скрыть свою радость от предстоящей свадьбы, а Джинни хватило мозгов промолчать. Замужество вместо изгнания, да еще за брата лэрда и в управлении свой собственный замок – это поистине щедрый подарок. После объявления решения Йен отправил Натали в комнату подкрепиться и ждать его, а сам он должен был решить еще некоторые организационные вопросы, связанные со скорой свадьбой. Большинство людей разошлись, и новость вместе с ними полетела из уст в уста. Однако никто не верил, что это было решение лэрда, все понимали, что за такой неописуемой щедростью стоит его маленькая жена. От этого поступка симпатия к ней только увеличилась. Джинни все любили, и подобная новость заставила скорбеть ее родных и друзей, им было стыдно и за саму девушку, и за родство с ней, но после того, как лэрд даровал ей прощение, люди уже не могли держать на нее зла, чему были очень рады.

Натали поднималась по лестнице, когда ее догнала Давина.

– Все только и говорят, как ты победила своих стражей и сбежала, а Йен нашел тебя уже на полдороги к дому, – сказала она, обнимая свою сестру.

– Догадываюсь, кто это говорит, – хмуро пробурчала Натали, – честно, он очень красивый, но его язык отбивает всякую охоту с ним общаться. – Несмотря на то, что Йен рассказал жене о природе этих острот, девушке они все равно не нравились.

– О, да! Они с Лохланом наперебой рассказывали, как тебе понравились их шутки, – улыбнулась Давина, – когда не ты объект их веселья, шутки действительно забавные.

Натали бросила на нее самый суровый взгляд, на какой только была способна, отчего Давина прыснула, но попыталась сделать вид, что закашлялась.

– Я так рада, что ты дома, я так волновалась за тебя и за брата.

Натали хотела было ответить, но они как раз подошли к двери ее комнаты, и оттуда выскочила Мод обливаясь слезами.

– Все-таки этот дьявол до тебя добрался, я так боялась за тебя, моя девочка! – причитала Мод обнимая Натали и прижимая ее к груди.

– Все хорошо, я жива и невредима, по крайней мере пока, – сказала она, чуть отстраняясь от кормилицы, – ты меня задушишь.

– Прости меня, просто я места себе не находила пока вас всех не было. Давай заходи, я принесла тебе покушать, и скоро будет тебе ванна, – трещала без умолку Мод. Натали только смогла бросить извиняющийся взгляд на Давину.

– Это правда, тебе нужно покушать, в дороге ты, наверное, совсем оголодала. – сказала девушка, закрывая за собой дверь.

И снова Натали поняла, откуда у нее подобные сведения, что собственно и вернуло их к прежнему разговору.

– Скажи, как сильно я испортила мир между МакГейри и Броукинами?

– Достаточно, чтобы отменить свадьбу, – произнесла она ровным и спокойным голосом, как будто просто сообщала новости.

– Войны не будет?

– Пока неизвестно, но думаю теперь, когда ты нашлась, Йен сможет уладить это миром. Не таким крепким как при женитьбе, конечно.

– Конечно, – задумчиво проговорила Натали. – А как обстоят дела у тебя с Нейлом теперь, когда ему не надо жениться?

– Никак, – рассмеялась Давина, – они же ездили за тобой и только вернулись. Думаю, когда вечером будем отмечать твое возвращение, мне удастся с ним поговорить, – мечтательно закончила она.

– Да, поговорить – это конечно то, что нужно, – сказала Натали. Надо как – то его расшевелить, узнать, что он думает о девушке, разделяет ли ее чувства. Вот только как это осторожно выведать, вот в чем вопрос.

Вскоре принесли горячей воды для ванны. Давина вернулась в большой зал готовиться к празднику, Мод собиралась ей в этом помогать и Натали осталась одна. Опустившись в лохань с горячей водой, она ощутила истинное блаженство. После ванны сытая и довольная она решила прилечь на кровать на пару минут, пока не придет муж, и мгновенно заснула.

Проснулась Натали от легкого прикосновения, кто – то гладил ее по щеке.

– Привет, не хотел тебя тревожить, – проговорил Йен, – ты так хорошо спала. Наверное, ты очень устала. Я подумал, что все празднества могут подождать до завтра, давай сегодня просто дадим тебе отдохнуть?

– Только если ты будешь отдыхать вместе со мной, – улыбнулась она. – Знаешь, мне не хотелось оставлять тебя там в низу, глупо конечно, но после всего случившегося, тяжело расстаться с тобой и на минуту. Ты подумаешь, что это очередная женская блажь, но это правда.

– После того, как я три дня жил без тебя, не зная, жива ты или нет, это не блажь, и я тоже боюсь отпускать тебя от себя, – сказал он, целуя ее пальчики, а потом прижал мягкую ладошку к своей колючей щеке. В ответ Натали присела на кровати и потянулась к его губам.

– Я думал, ты устала?

– Ага, и очень соскучилась!

С этими словами она свободной рукой притянула его к себе для поцелуя, начавшегося как легкое касание губ, но уже через мгновение дышащего страстью, которая, казалось готова была вырваться из них и вспыхнуть. Не помня себя от радости, Йен откинул одеяло, которым была укутана его жена и онемел. Сколько раз он видел это прекрасное, желанное тело, и каждый раз при этом зрелище у него перехватывало дыхание. Но сейчас он заметил некоторые изменения, груди Натали, и без того безупречные, стали несколько полнее и ему захотелось ощутить эту новую полноту. Он накрыл их руками захватив соски между большими и указательными пальцами и нежно потер, отчего веки девушки затрепетали, глаза закрылись, а изо рта вырвался легкий стон предвкушения. Тогда Йен очертил языком форму ее нежных округлостей и поднялся до розовой, уже напряженной вершинки, сомкнул на ней губы и слегка пососал, потом то же проделала и со второй. Натали тихонько постанывала, выгибаясь под его прикосновениями, млея от этой сладкой пытки, но муж внезапно перевернул ее на живот и начал покрывать поцелуями ее ягодицы, нежно ласкать их языком, прикусывать, чуть сдавливая руками. А потом раздвинул ее бедра и провел языком между ними, вбирая ее сок. Девушка, вскрикнув начала извиваться, ей одновременно хотелось, чтобы эта сладкая пытка закончилась, и чтобы она длилась вечно. Внизу живота начал нарастать густой и теплый жар, а Йен слегка приподняв ее и поставив на колени, продолжал исследовать сосредоточение ее женственности, то проводя языком снаружи, по манящим округлостям, то проникая внутрь, в жаркую, тугую глубину, которая уже была для него готова. Лаская и дразня, он входил в нее языком, помогая себе пальцами нащупать маленькую точку снаружи. Посасывая нежный бугорок, мужчина почувствовал, как тело ее выгнулось, Натали выкрикнула имя мужа, и ему в рот потекла горячая жидкость. Он хотел продлить эту чувственную муку, но жена чуть выше приподняла бедра, явно приглашая его к более решительным действиям. Терпение оставило мужчину и он, быстро скинув с себя остатки одежды, начал вводить свою восставшую плоть. Натали опять вскрикнула и нетерпеливо повела бедрами пытаясь вобрать его всего в себя, горячая волна внутри нее требовала освобождения, ей хотелось, чтобы он был весь в ней, сейчас же, немедленно, и она подалась к нему. Йен вонзился в ее лоно как дикий зверь, яростно и беспощадно, до самого основания, почти не замечая, как кричит под ним жена. Потом начал выходить, медленно, осторожно провел головкой по ее губам, снова раздвигая их для себя, и вонзился опять, одним быстрым толчком, и снова наградой ему был нетерпеливый стон. Он еле мог сдерживаться, чтобы не излиться в нее немедленно, и чтобы приблизить ее собственный оргазм, опустил руку и снова нащупал чувственную вершинку в самой сердцевине, которую еще недавно ласкал языком. Он ускорял ритм и силу с которой входил в нее, Натали была уже на грани своего освобождения, когда Йен отвел с шеи ее волосы и сперва поцеловал в плечо, а потом слегка прикусил, чтобы дать выход собственным эмоциям. Это была последняя капля, она ощутила бурный оргазм, многократно усиливаемый не прекращающимися движениями Йена внутри нее. Мышцы сокращались, и девушка забилась в сильных руках мужа, тело ее сотрясалось и обхватывало его плоть, отчего он сам получил освобождение столь же бурно, как и жена. Осторожно опустил их тела на кровать и постарался не придавить ее своим весом. Так они и лежали, пытаясь восстановить дыхание, пока Натали не начала дрожать.

– Ты замерзла, – удивленно спросил Йен.

– Нет, думаю, в этой дрожи виновен ты, – улыбнулась она и поцеловала его руку, обнимающую ее.

– Я рад, что могу так на тебя действовать, – тягуче произнес он, но все же собрался с силами и накрыл их одеялом, а потом удобно устроил жену у себя на груди и они мирно уснули.

Проснувшись утром, Натали прибывала в прекрасном настроении. Она вернулась домой, рядом с ней любящий муж, все проблемы улажены, что может быть лучше. Но меньше, чем через десять минут она поняла, как сильно ошибалась.