Прочитайте онлайн Альфа и Омега бизнесменов из 6 «Б» | Глава 1, в которой директор школы Добродеев обнаруживает, что его корабль дал течь

Читать книгу Альфа и Омега бизнесменов из 6 «Б»
266+621
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 1, в которой директор школы Добродеев обнаруживает, что его корабль дал течь

Директор школы Данила Иннокентьевич Добродеев был явно в растерянности. В школе за время его работы случалось всякое, но чтоб такое…

Круглая, похожая на глобус, голова директора взмокла. Он вытер ее носовым платком, посмотрел на дверь и снова прошелся по кабинету.

— Та-а-к, — протянул Данила Иннокентьевич.

Что означало это «так», никто не понял. Ясно было одно: ничего хорошего оно не предвещало.

Школа, которой руководил Добродеев, стояла в самом центре города рядом с оживленной магистралью и шумевшим напротив городским рынком. Рынок был окружен торговыми рядами, как Новогодняя елка хороводами. Помимо 3-х небольших павильонов он имел множество пристроек, ларьков и палаток, вокруг которых, образуя живую изгородь, толпились торговцы всех мастей. У каждого здесь был свой бизнес. У забора бойкие старушки предлагали по дешевке старые вещи. Грязные растрепанные мальчишки шныряли между прилавков, прихватывая с собой все, что плохо лежит. При этом, весело подмигивая торговкам:

— Продавать, так по сторонам не зевать.

Женщины с большими тележками за спиной, курсировали по рынку, то и дело выкрикивая:

— Сосиски в тесте!.. Кому чебуреки?.. Пирожки с картошкой!..

Зимой, за наглухо заделанными рамами, шума улицы почти не было слышно. Но, стоило капели забарабанить по подоконникам, в кабинетах становилось невыносимо душно. Тогда окна открывались и в классы врывались крики торговок, перебранка грузчиков, рев машин. Однако Даниле Иннокентьевичу одним поворотом глобуса удавалось превратить их в шум волн или лай собак в полярной упряжке. За стенами школы бушевали штормы и песчаные бури, вырастали айсберги и торосы, но директор вел свой корабль четко намеченным курсом и никогда не сбивался с пути. Когда-то Добродеев мечтал стать прославленным путешественником, а стал учителем географии и директором школы. Но, если вы думаете, что быть учителем легче, чем покорять Антарктиду, попробуйте сами.

Фаддею Беллинсгаузену был 41 год, когда он во главе русской кругосветной экспедиции открыл Южный полюс. Даниле Иннокентьевичу исполнилось столько же, когда он обнаружил, что его корабль под названием «Средняя школа» дал течь. Неожиданно выяснилось, что крыша протекает, пол в спортзале пора менять, а из окон в фойе свищет ветер, надувая, как паруса, старенькие шторы. В довершении всего в школе творилось такое, что если бы на голове директора осталось хоть немного волос, они непременно встали бы дыбом. Впервые директор школы Добродеев не знал, как поступить.

— Ну что, бизнесмены? И кому это только в голову пришло?

Данила Иннокентьевич постарался придать голосу должную суровость.

— А что? — наивно уставился на директора круглолицый мальчишка. — Товар пользовался спросом.

Это был бунт. Бунт на его корабле. Добродеев поперхнулся, недоуменно посмотрел на ребят, обвел глазами свой кабинет и остановился на новеньком глобусе. Глобус появился у него в кабинете недавно. Должно быть подарок бывшего ученика. Директор сделал глубокий вдох.

— Ну, все. С меня хватит. Марш из кабинета! Немедленно! И зарубите себе на носу, чтобы в школе я больше ни о каком бизнесе не слышал!

Когда за ребятами закрылась дверь, он рухнул в кресло и закрыл глаза.

— Я думаю, Вы не совсем правы, — послышался за его спиной ровный спокойный голос.

Данила Иннокентьевич вздрогнул. Высокая женщина, в полосатом костюме, не мигая, смотрела на него. До этого Капиталина Ивановна, классный руководитель 6 «Б», молча, наблюдала за происходящим.

— Значит и Вы туда же? У нас что? Школа или рынок? Если ученики начнут создавать свои предприятия, что прикажите делать преподавателям?

В дверь постучали. Вопрос так и повис в воздухе. Тем временем в образовавшемся проеме появился маленький глаз, затем в него чудом протиснулась необъятная фигура, закутанная в норковую шубу. Это была тучная дама с крепкими, как у бойца, руками.

— А Марья Васильевна, — улыбнулся директор. — Прошу садиться.

Тело Марьи Васильевны заколыхалось и опустилось на стул. Она извлекла из сумки какую-то бумагу и протянула Даниле Иннокентьевичу. Директор пробежал ее глазами.

— Ну что? Будем подписывать? — пухлые ручки Марьи Васильевны, перехваченные множеством золотых колец, легли на стол. — Бизнес не ждет.

— Не нравится мне этот договор, — заметила классный руководитель 6 «Б».

А школу Вы ремонтировать будете? — ехидно поинтересовалась посетительница, подталкивая директору бумагу. — Крыша-то течет, а окна?..

Добродеев молча кивнул.

— В таком случае, я не желаю при этом присутствовать.

И Капитолина Ивановна направилась к двери, непреклонная как храм правосудия.

Директор, в который уж раз за сегодняшний день, вздохнул, беспомощно развел руками и широко расписался в указанном месте.