Прочитайте онлайн Актеры на мушке | Глава 8Праздник черного короля

Читать книгу Актеры на мушке
4816+1564
  • Автор:

Глава 8

Праздник черного короля

– Твоей подруге Федька не понравился? – огорченно поинтересовался подошедший ко мне Эннан.

Я некоторое время еще смотрела вслед Витке: Федька ее догнал и пошел рядом, что-то рассказывая и размахивая руками. Подумала: учитывая все обстоятельства, можно рассчитывать, что Витка прикроет меня перед Микулишной или все-таки сдаст со всеми потрохами? Вздохнула – почти наверняка сдаст. Против собственной природы не попрешь.

Так что, теперь с блондинами не встречаться?

– Моя… гм… подруга еще сама не знает, – продолжая наблюдать за удаляющейся парочкой, ответила я. – Сперва ей всегда нравятся те парни, которые нравятся мне.

– А я тебе нравлюсь? – тут же спросил Эннан.

– Разве я так сказала? – удивленно приподняла брови я.

Кажется, он растерялся.

– Ну-у… Так мы идем? Давай я твою сумку возьму? – Не дожидаясь ответа, он наклонился и подхватил стоящую у моих ног сумку. И снова, как утром, охнул. – Ого, ничего себе! У тебя хобби такое, что ты все время тяжести таскаешь? Что у тебя там?

– Книжки… – торопливо ответила я. – Терпеть не могу просто так, без толку валяться на пляже, чувствую себя сосиской на сковородке!

Черт, некоторые парни терпеть не могут «книжных» девчонок!

– Косметика для загара – моя и Виткина. Подстилка… – затараторила я.

– Ясно… – протянул он и взвалил сумку на плечо. – Ну, пошли!

Мы шли вдоль решетчатых заборчиков с проходами на пляжи пансионатов – возле нашего я напряглась, ожидая, что сейчас выскочит караулящая меня Микулишна. Мимо темной громады армянской церкви прошли на старую набережную. Здесь подготовка к празднику чувствовалась даже сильнее, чем возле пляжей. Набережную мыли: поливальные машины сновали туда-сюда. Гоняли бабок с семечками и креветками, воздвигали пестрые торговые палатки – цивилизованно кормить-поить и ублажать сувенирами тех, кто придет пялиться на королевский кортеж. Уже сейчас киоски были забиты разноцветными флажками, декоративными пальмовыми ветками и фотографиями чернокожего дядечки в короне и чернокожих мальчишек.

– Ваш город так к их приезду готовится, как будто они вам родные! – пробормотала я. На самом деле мне нравилась царящая вокруг пестрая суета, но с чего-то же разговор начать надо.

– Все мусульмане друг другу если не родные, то как минимум двоюродные, – улыбнулся Эннан. – Можем мы как следует встретить нашего двоюродного короля? – Он вдруг посерьезнел. – На самом деле он очень важный гость. У него в королевстве нефть потихоньку истощается, а у нас тут в Черном море ее никто еще даже не трогал. Говорят… – он загадочно понизил голос, – договор будет подписывать, чтоб у нашего побережья экспериментальную платформу ставить.

– И что, все тут нефтью загадят? – Я даже остановилась, оглядывая сверкающее праздничное море.

– Во-первых, платформу поставят далеко в море. Во-вторых, она экологичная, по самым новейшим технологиям! В-третьих, этот самый король в туристическом бизнесе тоже заинтересован. Будет у нас отели строить. Так что загаживать он не станет. Зато, представляешь, сколько денег в городе появится? Всякие европейцы или американцы Крымом не слишком интересуются, пусть хоть африканцы будут! – Эннан снова понизил голос: – Ну это, конечно, все большой секрет – поэтому, сама понимаешь, знает весь город!

– Только не всем это нравится? – спросила я.

– Как это – не всем? Что ж, мы сами себе враги… – начал он, но я только молча ткнула пальцем ему через плечо. Он обернулся…

По набережной шествовала процессия. Портреты чернокожего короля и принцев были и здесь, только сейчас их крест-накрест перечеркивали мазки густой краски, отвратительно похожей на кровь. Следом тащили транспаранты: что-то про экологию, что-то про иностранный капитал, но основная часть лозунгов выглядела совсем странно.

– Проклятые мусульманские террористы хотят погубить наш Крым! – вдруг хрипло завопил кто-то, и демонстранты немедленно разразились воплями.

– Это что за фигня? – Эннан встал как вкопанный, глядя на демонстрантов даже не гневно, а недоуменно, словно не мог поверить, что они и впрямь идут по улице, размахивая грубо размалеванными обрывками простыней.

– Пойдем… – пробормотала я и потянула его за руку, но он не сдвинулся с места.

– Бей татарву и их черномазых приспешников! – Шаркающие шаги множества людей все приближались, приближались и приближались. Я отчетливо видела раскрасневшиеся, потные лица, пинающие воздух кулаки, рыщущие взгляды, словно пытающиеся прямо на улице разглядеть тех, кому они посылали проклятия. – Не смогли русских из Крыма выгнать, так теперь решили все нефтью отравить! И негров в наши дома поселить! Чтоб они белыми людьми командовали! – Потрясающая кулаками женщина восточной внешности со смуглым почти до черноты лицом в расхристанном пляжном халате выскочила из толпы и кинулась, казалось, прямо ко мне. Позади нее мелькнуло искаженное злорадством лицо… Я вскрикнула и уткнулась Эннану в рукав. Он шагнул вперед, сурово сдвинув брови…

Женщина вдруг резко свернула и побежала вдоль набережной, вопя, как безумная. Истерически завывая, толпа последовала за ней. Ровно через мгновение мимо бегом пронеслись с пяток милиционеров.

– Нет, я совсем не понял – что за дурдом на прогулке? – все еще глядя им вслед, пробормотал Эннан. – Кто кого из Крыма гонит? Ну да, это татарская община с королем договаривалась. Но ни русские, ни украинцы против не были, наоборот… И с экологией там все в порядке: у Федьки отец – председатель экологического общества, они все сто раз проверили и перепроверили, уж я-то знаю! – начал он и только тут понял, что я так и стою, прижавшись лицом к его рукаву и вцепившись в него обеими руками. – Ой! Ну ты чего, Юль… Испугалась? – Он бережно взял меня за плечи и заглянул в лицо.

Я тихонько всхлипнула – сделать это изящно стоило просто нечеловеческих усилий, внутри у меня все мелко тряслось.

– Ну-ну! – растерянно забормотал он. – Говорю же тебе, это психи какие-то! Да с ними разберутся!

– Без тебя, – дрогнувшим голосом сказала я.

– Без меня, без меня – мало туда ментов побежало? – Он снисходительно усмехнулся. – Все женщины одинаковые, вот и моя сестрица тоже… – договаривать он не стал, обнял меня за плечи, и мы повернули на бульвар.

Вообще-то я не позволяю сразу лезть обниматься, но сейчас под его рукой я чувствовала себя как-то надежнее…

– Странно, конечно, – продолжал рассуждать он. – У нас болтали, что вроде бы в правительстве этой самой Мга не все согласны с королевским проектом, вроде бы у короля есть младший брат… У короля долго детей не было, брат считался наследником. А потом король уже пожилой был, у него сыновья-близнецы родились… Вроде бы теперь тот брат не наследник и от злости всем задумкам короля палки в колеса вставляет. Только это все их, мгашные – или как сказать, мгавые? – проблемы, наши-то чего митингуют?

Действительно, какое кому дело до отношений в королевстве Мга? Вот уж что нас точно никогда не коснется!

Мы остановились посредине широкого пешеходного бульвара – под призмой прозрачного стекла прятались античные развалины: остатки фундаментов, вазы, россыпь монет. Или я ничего не понимаю в театре – или здесь мы обязательно будем что-то ставить! И скорее всего, «Синюю птицу». Я поглядела на стеклянную призму, представила, как она выглядит вечером с подсветкой, и вон гирлянды лампочек по деревьям вьются, наверняка тоже включаются в темноте – и прикинула, как я Витку подставлю! Отдам ей роль оборвашки Митиль, а сама соглашусь играть Ночь и Душу Света – платье цвета тьмы, платье цвета золота, плывущий, зовущий, загадочный мой танец на фоне сияющих граней стекла… Витка локти кусать будет, да поздно, потому что вовремя полученная информация – это наше все! Я почувствовала, что недавний страх начинает отпускать…

– Пойдем, я тебе Джума-Джами покажу! – с энтузиазмом объявил Эннан и потянул меня за руку. – Это самая большая мечеть в Крыму! Еще когда Евпатория была татарский Гезлёв, ее хан Девлет-Гирей построил – тот самый, что при Иване Грозном Москву сжег! – гордо провозгласил Эннан.

– А ты и правда татарин? – не выдержав, спросила я.

Серые глаза блеснули смехом:

– Ты еще спроси: а Федька и правда русский?

Вообще-то я и хотела спросить, но теперь поняла, что лучше не надо.

– Думаешь, все татары обязательно смуглые и косоглазые? – продолжал веселиться он. – Да среди нас таких, как я, – полно! – Он демонстративно встряхнул светлыми волосами.

Тем временем мы прошли через парк – и я замерла, разглядывая действительно потрясающе красивую мечеть с двумя тонкими, как иглы, минаретами.

– Здесь было провозглашено восемнадцать крымских ханов! – объявил Эннан с такой гордостью, точно сам их провозгласил. – Между прочим, именно благодаря мечети король выбрал Евпаторию, а не какой другой крымский город! И правительство Мга его поддержало, дескать, помогать единоверцам надо. У нас мэр от счастья чуть в обморок не грохнулся! А они – глупости какие-то, насчет Крым погубить! Сумасшедшие, точно тебе говорю!

– Может быть… – не отрывая глаз от мечети, пробормотала я. Но на самом дела я не видела ни сурового изящества стен, ни покатых крыш, ни пронзающих ярко-голубое небо минаретов…

Я думала только об одном: действительно ли я заметила среди демонстрантов рожу «полупородного», моего несостоявшегося убийцу из автобуса – с перекошенным ртом, вздувшимися на лбу венами и неожиданно холодными, трезвыми глазами…

Или мне почудилось?