Прочитайте онлайн Актеры на мушке | Глава 6Мы приехали и, как ни странно, живы

Читать книгу Актеры на мушке
4816+1555
  • Автор:

Глава 6

Мы приехали и, как ни странно, живы

– Это вы, что ли, лучший в стране детский театр? – поднимаясь со скамеечки у охранного пункта пансионата, поинтересовался поджидающий нас молодой мужик. Судя по костюму с галстуком в дневную жару и официального вида папке под мышкой, тот самый чиновник из мэрии, что должен был нас встречать.

– А что, есть какие-то сомнения… – Витка придирчиво оценила его прическу, костюм, часы, туфли, сделала вывод и презрительно закончила, – дяденька? Посмотрите, как убедительно мы играем роль пострадавших в автобусной аварии. Вот это – вообще наш премьер! – И она ткнула пальцем в дотащивший нас до города тягач. И пока чиновник переваривал это заявление, гордой поступью слегка ушибленной примадонны прошествовала в уставленный кадками с цветущими магнолиями дворик. Отпечаток моей грязной ладони на заднем кармане ее шорт завлекательно покачивался туда-сюда…

Чиновник уставился ей вслед… И тут же чуть не грохнулся на плитки двора – со ступенек автобуса на него десантировалась Душка-Череп.

– Боже мой, неужели мы добрались! Неужели мы действительно, в самом деле добрались! – хватая его за лацканы пиджака и основательно встряхивая, словно добиваясь ответа – добрались мы или нет, – вскричала она. – После всех перенесенных нами испытаний! Наконец-то цивилизация! Цветочки! Ах как мило!

И она уселась на скамейку, обмахиваясь подранным и закопченным платком и старательно втягивая носом аромат магнолий.

– И как вы перенесли испытания? – с бледной неуверенной улыбкой спросил чиновник у меня. Видно, было во мне что-то такое, что позволяло ему рассчитывать на разговор с нормальным человеком после этих двух выставочных идиоток.

Бедный, наивный дядечка.

– Да вот буквально с места на место перенесли! – радостно улыбаясь, сообщила я. – Так и таскали, так и таскали…

– Испытания перенесли, пора вещи переносить! – прогудела из автобуса Микулишна и с сомнением уточнила: – Какие уцелели…

– У меня стресс, – со скамеечки сообщила Душка и замахала платком еще энергичнее: – Я не могу руководить разгрузкой!

– Можно подумать, на тебя кто-то рассчитывает! – пробормотала Микулишна.

– Тут мои парни должны дожидаться, – примирительно сказал спонсор, вылезая из своего джипа.

– Ушли они, – развел руками чиновник из мэрии. – Ждали-ждали… Вы ж на четыре часа позже приехали.

– Всего на четыре часа! – подала голос Душка.

Спонсор помрачнел и что-то пробормотал себе под нос – похоже, обещал кому-то крупные неприятности.

– А сам-то ты что? Здоровый мужик, а стоять будешь, пока бабы надрываются? – тоже с надрывом, но в голосе спросила чиновника Микулишна и величественным жестом показала на Тосю, тянущую из автобуса звуковые колонки. Большие-большие, между ними маленькая, седенькая, кучерявенькая Тося смотрелась как болонка, волокущая за шкирку волкодава.

Чиновник слегка переменился в лице – и тут же ему на руки, вышибая официального вида папочку, обрушился ящик с гримом.

– Давай вперед, дорогу показывать будешь, где тут вещи складывать! – скомандовала Микулишна чиновнику, подхватывая по два чемодана в каждую руку. И уже мне: – А ты рабочую силу поищи пока.

Ну, рабочую силу мы ищем просто. Автобус. Хрупкая девушка. Большой-пребольшой чемодан. Струящиеся по плечам темные волосы, беспомощно опущенные тонкие руки, взгляд, молча взывающий о помощи… Действует безотказно, было бы на кого действовать, а я их еще с другого конца аллеи углядела.

Два крепких парня лет семнадцати в одинаковых спортивных костюмах: один чернявый, смуглый, с выступающими скулами и слегка раскосыми глазами, второй сероглазый блондин. Побросали спортивные сумки и подскочили ко мне. Один схватился за чемодан, второй принялся рвать у меня с плеча туго набитую сумку.

– Нет-нет-нет, – нежно запротестовала я. – Мне не тяжело… почти… честное слово! Вы лучше малышам помогите, они сами не справятся!

Парни обернулись. Мимо них со стоном и кряхтением двигалась процессия тяжело груженных гномов – согбенные спины, страдальческие мордашки. В общем, парень, который откажется помочь при таких обстоятельствах, да еще на глазах у девчонки, – это глубоко не наш человек, и мы с такими не встречаемся!

– А я не против, чтоб мне помогли прямо сейчас! – объявила невесть откуда взявшаяся Витка, обессиленно опираясь на плечо сероглазого блондина.

Нет, я не поняла?! Это мой блондин, я его первая увидела!

Блондин и смуглый переглянулись…

– Я тебе помогу, дорогая! – объявил смуглый и… одним движением подхватил взвизгнувшую Витку на руки. – Куда доставить прекрасную даму? – почтительно поинтересовался он.

– На край света, – буркнула я. – И оттуда скинуть.

Смуглый рассмеялся – и с чего он решил, что я шучу? – и двинулся к пансионату. Виткина по-кошачьи благостная морда прижималась к его плечу.

– А лучше бы коробочку взял, – немедленно прокомментировала собирающая разбросанные по автобусу вещи Тося.

– Я возьму коробочку, – с тяжким вздохом согласился блондин. – Только ты сама свои вещи не таскай, жди меня здесь! – скомандовал он мне.

Я торопливо закивала – что я, маленькая, правил игры не понимаю? Тем более расклад меня устраивает.

Вместе с Лешкой и Боренькой блондин подставил руки под один из коробов… и сдавленно крякнул. Мелко семеня, они поволокли короб к дверям пансионата. Спонсор, с кем-то громко ругавшийся по телефону, сунул мобилку в карман и, нервно чертыхаясь, рванул помогать.

– Что у вас там, золотые слитки? – простонал блондин, возвращаясь и примериваясь под второй, такой же тяжеленный короб.

– У них аппаратура тяжелая, – тихо пояснил спонсор, но я, конечно, услышала.

Очень интересно – теперь, значит, это не ваши коробки, а наша аппаратура?

Размахивая мобилкой, из пансионата галопом вылетел чиновник из мэрии – выражение лица как у сбежавшего с урановых рудников заключенного.

– Константин Дмитриевич! – заорал он. – Нас вызывают! Срочно в мэрию! Там что-то по подготовке королевского визита…

В отличие от чиновника, спонсор совсем не обрадовался возможности слинять от разгрузки.

– А как же ребята сами… – начал он.

– Мы пришлем кого-нибудь! – с энтузиазмом возопил чиновник и подхватив нашего спонсора под руку, поволок его к джипу. Спонсор попытался даже сопротивляться, но чиновник упорно усаживал его в джип, видно, боясь, что если спонсор благородно решит остаться, так и ему придется. – Пойдемте, пойдемте! Мы вам позвоним! – крикнул он Душке-Черепу. – У вас завтра выступление… – Он нырнул в джип и втянул за собой все еще слабо брыкающегося спонсора.

– Ну никакого понимания и сочувствия! – выразительно сказала Душка. – Мою сумку еще прихватите, пожалуйста, – бросила она парням, волокущим очередной короб. Мой блондин проводил ее ошарашенным взглядом – нормальная реакция неподготовленного человека на нашу Душку.

Из пансионата выскочил смуглый и кинулся приятелю на помощь. Блондин немедленно оставил переноску вещей и пошел ко мне, на ходу разминая плечи:

– Давай помогу… – Он ухватил за ручку мой чемодан, снял у меня с плеча сумку… и его скособочило под тяжестью. – Ты что… – охнул он, – …тайная штангистка? Секретная тяжеловеска? Что ты там таскаешь?

– Ну… Всякие девчоночьи вещи. Для красоты – одежда, туфли, косметика…

– Ничего себе красота весит! – героическим усилием выпрямляясь, объявил парень и зашагал к пансионату.

Я побежала рядом, время от времени заглядывая ему в лицо оленьими глазами слабой беспомощной девушки:

– Просто раньше чемодан был на колесиках. Но мы попали в аварию, и колесики отвалились… Татьяна Григорьевна, я в какой комнате живу?

Душка-Череп обернулась от стойки администратора, глянула в список и обронила:

– Двести четырнадцать, второй этаж… – неодобрительно посмотрела на груженного моими вещами блондина и отчеканила: – И чтоб никаких мальчиков! – и отвернулась.

Я тихонько поманила блондина, и мы шмыгнули вверх по лестнице.

– Круто устроились! – сваливая чемодан и сумку в угол, присвистнул он.

Я кивнула – номер действительно был потрясающий! Прохладные голубовато-серые стены, балкон с видом на сосновую аллею, а дальше – сияющая золотыми бликами полоска моря.

И даже мини-бар! Пусть я ничего из него пить не буду, но сам факт! Одно только портило впечатление: кровати две, и в ванной уже кто-то возится. И я даже догадываюсь кто!

– Еще бы не круто! – выглядывая из ванной, сообщила Витка. Тон у нее был такой, словно она всю жизнь по топ-класс отелям ошивалась! – Нам, актрисам, так жить и положено!

– Вы актрисы? – Парень слегка растерялся от этого заявления.

– Начинающие, – скромнейше потупив глазки, пролепетала я. – Детский театр…

– Великие! Во всяком случае, я! – рявкнула Витка. – А вы где живете? – поинтересовалась она, обходя моего блондина, словно манекен, на котором вывешена модная шмотка.

– У папы с мамой, – буркнул блондин, поглядывая на нее настороженно, точно она могла кинуться. – Мы местные.

Витка мгновение помолчала.

– На-адо же, как интересно! – восхищенно протянула она и плюхнулась на кровать, демонстративно закидывая одну на другую длинные загорелые ноги. Впечатление портили только оставшиеся после аварии свежие синяки и ссадины. – Всегда хотела узнать, чем в курортных городах занимаются местные жители!

– Если хочешь, могу показать, – сказал он.

Глядя строго поверх головы Витки. Сказал мне.

Я облегченно вздохнула – хуже нет, когда тщательно выцеленный тобой парень отваливает к другой девчонке. Тем более к Витке!

– Было бы здорово, – снова опуская ресницы, выдохнула я.

– Тогда… – с энтузиазмом начал он… и у него зазвонил мобильник. Он неохотно вытащил трубку, послушал, глянул на часы. И взвыл: – Бли-ин! Опаздываем! Значит, так, девчонки… – в голосе появились командирские нотки. – Нам бежать надо, если не хотим, чтоб наши шкурки вывесили на солнышке для просушки! Вы ж сегодня на пляж идете? – и сам ответил: – Ну а куда вы денетесь… Ищите нас прямо возле колоннады – не промахнетесь! Только найдите обязательно, а не то мы вас тут искать будем, и вам от училки попадет! – И он рванул к выходу, исчезнув в одно мгновение, будто его и не было.

– Не понравилась ты ему! – поглядев в захлопнувшуюся дверь, заключила Витка.

– А фиг! – с полным спокойствием объявила я: если парень грозится тебя найти, вряд ли это значит, что не понравилась. – Это ты его перепугала насмерть, великая актриса!

– Между прочим, приглашали нас обеих!

– Тебя – для того смуглого, – отрезала я. – Вот его и получишь!

– Не хочу татарина! – скривилась Витка.

– Расистка!

– И ничего подобного! – возразила Витка. – Мне все равно, какой национальности человек… – подумала и закончила: – Я всех людей одинаково ненавижу! Кроме классных парней! И богатых! Блин, когда я уже наконец вырасту, а то в моем возрасте все парни только классные, а богатые – их папы!

– Это в лучшем случае, – добавила я. – Чаще всего богатые – совсем посторонние дяди, которых мы даже и не знаем!

В редком приступе единодушия мы погрустили о несовершенстве мира.

Потом дружно подхватились и поскакали проверять, как мелкие устроились.