Прочитайте онлайн Ах, эта Африка! | ГЛАВА 13

Читать книгу Ах, эта Африка!
4816+1224
  • Автор:
  • Язык: ru

ГЛАВА 13

У калитки засигналил автомобиль.

— Кто-то из самых деликатных пожаловал? — ехидно осведомился Виктор.

— Не суетись на крыльце, старик, — отозвался Борис, распрямляя высоко вздернутые, как у кузнечика перед прыжком, колени. — Сигнал-то чужой, я тут все наши средства передвижения по голосам знаю.

— Вот мы тебя сейчас на слове и поймаем! — воскликнул я, вскакивая и двигаясь за ним через маленькую гостиную к «парадной» двери.

Сзади затопал Виктор. На улице стоял фургон марки «пежо» — отличная машина для дальних поездок. Открылась водительская дверь, и из-за руля выбрался невысокий худощавый человек, в котором мы тотчас же признали В. Н. — советского генерального консула в этой стране.

— Какой сюрприз! Главный приехал, что-нибудь привез, бляха-муха! — заорал Борис. — Добро пожаловать в нашу компанию!

— Здравствуй, здравствуй, Боря. Конечно, привез, ты же у нас здесь один, как сирота, нам нельзя тебя забывать. А, и друзья-разбойники тоже прибыли! Вот и хорошо, а то мне до вас этим автомобилем не добраться, к вам приехать — трактор нужен. Ну, здравствуйте!

Генерального мы все очень уважали. Он выдерживал великие баталии с посольской бухгалтерией из-за оформления командировок для объезда периферийных точек. На его обещания можно было положиться, и мы обычно загружали его множеством поручений.

— Я вам книжечек привез, продуктов дефицитных, у нас недавно выписка была, небось, селедочки хотите? — говорил В. Н., открывая заднюю дверцу фургона.

— А пивка чешского нет? — умильно проворковал Виктор.

— Есть, есть несколько баночек, приберег для Робинзона (это про Бориса) и для вас.

Хороший вечерок у нас получился, газеты наши свежие недельной давности почитали, столичные новости узнали, закусили пиво сельдью атлантической и славно поболтали о том о сем…

— А в заповедник завтра поедем? — вспомнил Виктор перед сном.

— А как же, — ответил В. Н., — только я — старый склеротик — плавки забыл.

— Не страшно: у меня есть запасные, — вклинился Борис.

— Ага, — сказал я, — из нижней половины обрезанных шевиотовых штанов.

— Ну да, бляха-муха, я из тех штанин наволочки для гостевых подушек сделал, специально вам с Виктором. Кстати, пора спать, если не хотите завтра по жаре маяться.

Встав пораньше и быстро позавтракав, мы бодро загрузились в консульский фургон и двинулись к заповеднику, до которого предстояло ехать около ста километров по проселку. Спустя три часа, насквозь пропыленные, несмотря на поднятые стекла, мы добрались до цели. Заповедник, единственный в стране, славился двумя достопримечательностями — минеральной радоновой рекой и слонами.

— Ну, куда сначала, купаться или к слонам? — спросил В. Н., остановившись на развилке.

— К слонам, к слонам! — дружно закричала наша братия.

— Тогда налево.

Грунтовка вилась по джунглям, спускаясь в долину реки. Все заповедное зверье во время сухого сезона околачивалось возле этой водной артерии, где и курице-то было по колено, хотя до великой реки и озер было рукой подать, да уж к тому времени африканская фауна хорошо знала опасность человеческой цивилизации, и ее силой нельзя было затащить в заселенные места, границу заповедника животные и птицы знали наизусть.

Песчаная дорожка вывела нас на небольшую поляну, ограниченную слева стеной леса, справа — речкой. За нею на заливном лугу и паслось слоновье стадо, большое — голов в сто, я раньше и не видел столько слонов вместе. Величественные бугроподобные самцы сразу подняли головы и застыли, оттопырив уши.

— Во, уставились, — нервно сказал Виктор.

— Ничего, ничего, они к машинам привыкли, я же здесь почти каждую неделю бываю, — ответил Борис.

— На привычку есть отвычка, — заметил Виктор, — В. Н., вы движок не выключайте все-таки.

— Да знаю я, знаю, не впервой, — отозвался В. Н., выскальзывая из-за руля.

Борис уже успел покинуть свое правое переднее место и оказался снаружи. Виктор, кряхтя, начал тоже пристраиваться рядом с ним. Я вылез последним, мне нужно было еще обойти автомобиль. Огибая его, я уловил боковым зрением какое-то неотчетливое движение в джунглях, глянул повнимательнее — и мне стало неуютно: шагах в пятнадцати за кустами торчал лоб огромного слона, за ним угадывалось еще несколько животных поменьше.

— Внимание, ребята, мы меж двух огней, — сказал я деланно небрежно, — сзади в лесу ждет веселая семейка.

— Не дрейфь, они тут смирные, — засмеялся Борис, — посмотри лучше, какие забавные малыши там играют.

Действительно, несколько крошек — размером с хорошего бычка, но только по колено своим мамашам — затеяли веселую возню. Мы припали к видоискателям. Наверное, фоторужье консула, фотоаппараты Бориса и Виктора и мой киноаппарат производили достаточно громкий и непривычный шум, к тому же мы возбужденно переговаривались.

Сзади вдруг раздался треск ломающихся веток и стволов. Я оглянулся и обомлел: как живой танк, громадина самец накатывался на нас из чащи, разрывая грудью кусты, будто паутину, и резко трубя. Он уже легко преодолел половину разделявшего нас с ним расстояния.

Я не помню, кричал ли кто-нибудь что-либо, не помню и как мы оказались в машине. В. Н. вдавил педаль газа, авто прыгнуло вперед, дверцы захлопнулись, Борис почему-то закричал: «Аппарат, аппарат!», а я тщетно пытался хоть что-то разглядеть сквозь запыленное заднее стекло. Потом я посмотрел по ходу движения и увидел, что по капоту прыгает, как пьяная лягушка, забытый запасной консульский фотоаппарат.

— В. Н., тормозните, посмотрим, что там, — предложил я.

К тому моменту мы уже проскочили метров тридцать, а все помнили, что обычно слоны не гоняются за машинами.

В. Н. приостановил автомобиль, я приоткрыл свою дверцу и высунул наружу голову и правую руку с киноаппаратом в ней. Борис в это время опустил боковое стекло и, загребая длиннющей рукой, подцепил злополучную камеру. Увиденную мной картину забыть невозможно: в клубах пыли, махая огромными ушами и мотая хоботами, взбесившимся журавлиным клином налетала на нашу маленькую машинку тройка гигантских чудовищ. Передний, величиной с дом, уже поднял хобот для удара, нацелил здоровенные страшные бивни прямо в меня и задирал на бегу ноги на высоту груди, готовясь раскатать бедное «пежо» в лепешку. Больше всего я поразился этим нелепо задираемым ногам.

— Гони, консул! — дико заорал я.

Машина рванулась, как самолет по взлетной полосе, дверь долбанула меня по голове и локтю так, что я чуть не выронил кинокамеру. Мы одним духом промчались по поляне до опушки.

— Давайте остановимся и посмотрим, — опять сказал я.

— Убивать таких любознательных надо, — отозвался Виктор, — мало тебе шишки на черепе?

Но В. Н. уже притормозил. Мы выглянули и убедились, что на этот раз преследователи остановились посреди поляны. Другие самцы к тому времени перешли речку, присоединились к передовой тройке и, встав плечом к плечу, перегородили всю поляну, образовав живую стену, за которой и спрятались мамаши с детенышами. До этой стены хоботов и бивней было метров семьдесят. Мы вышли из машины и принялись фотографировать невиданное доселе зрелище, а они тихо стояли и внимательно следили за нами. Потом мы аккуратненько загрузились в авто и медленно двинулись дальше, они же так и стояли, пока нас не скрыл поворот.

Когда через часок мы возвращались обратно, на этом месте уже никого не было, все стадо куда-то ушло, и мы поехали купаться к минеральной речке.

На дне узкой долины из-под двадцатиметровой скалы вырывается поток, образуя под скалой заводь шириной метров десять и глубиной метра два. Затем поток сужается, мелеет сначала до метра, а потом по колено, и метров через сто речка становится ручьем, лениво исчезающим в зарослях. На дне чистейший песочек, температура воды всегда постоянная, около тридцати градусов, берега обрамлены пальмами, сейбами, зонтичными акациями и густыми кустами. Нырнешь в воду и лежишь в ее прозрачности, наблюдая, как все тело покрывается пузырьками газа.

— Да, — сказал консул, расслабленно перебирая по дну руками, — может, лучше бы аппарат свалился на землю, и слон наступил бы на него — какой был бы сувенир!

— Вся машина в лепешку вместе с нами внутри — вот это был бы сувенир! — возразил Виктор.

— Для слонов, что ли, бляха-муха? — засмеялся Борис.

— А я, оказывается, все время давил пальцем на спусковой рычаг кинокамеры.

— «Ночь в Крыму — все в дыму» у тебя получится, — продекламировал Виктор.

И он был прав. Только участники этой истории впоследствии угадывали в движущихся тенях на экране четвероногих героев смертельного по возможному концу приключения: ведь я не мог одной рукой совмещать стрелки экспонометра, да и смотреть на них было немножко некогда.

Через три дня, распрощавшись с Борисом, мы втроем уехали на фургоне в столицу, а оттуда через неделю привычным трансафриканским экспрессом двинули в свой городок.