Прочитайте онлайн Афганец. Лучшие романы о воинах-интернационалистах | Глава 14

Читать книгу Афганец. Лучшие романы о воинах-интернационалистах
3516+780
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 14

Мы мчались дальше. Я жевал лепешку, часто тер кулаками глаза, морщился от изжоги и чувствовал себя так, как обычно чувствую утром первого января. Водитель мой совсем захандрил, в глазах его накрепко застыла тоска, в уголках губ появились горестные складки, и время от времени он сокрушенно качал головой и вздыхал, отчего наш грузовик начинал вилять по дороге. Он был настолько удручен, что я даже не пытался найти какие-нибудь слова, которые приободрили бы его. Он прав, думал я, у него нет другой страны, другого дома, куда бы он мог уехать, ему суждено жить здесь, приспосабливаться к власти, к войне, к бандитам, лавировать, унижаться, подчиняться всякому, кто его сильнее, чтобы выжить, прокормить семью, вырастить детей. А я — авантюрист, искатель приключений, для которого не существует таких понятий, как дом, семья, родная земля, с легкостью ворвался в его жизнь, доверху переполненную проблемами и страхами, как более сильный, подчинил его своей воле, втянул в историю, последствия которой расхлебывать придется ему одному.

Жалость к этому маленькому человеку опять удушливой волной подкатила к горлу. Я отвернулся, стал рассматривать серые дувалы и красные гранатовые сады, плывущие за бортом, и пытался вспомнить лицо Валери, но у меня ничего не получилось. Мутный образ, без глаз, без ресниц, без слез, словно авангардный портрет, выполненный беглой кистью водянистой акварелью… Я ее люблю?

Я посмотрел на часы. Водитель по-своему понял мой жест.

— Сейчас чайхану проедем, — сказал он, — а оттуда час езды. Успеешь.

— ГАИ не остановит?

Он пожал плечами:

— Смотря кем будет гаишник. Может, и остановит. Но хуже не будет.

— Хуже, чем что?

— Чем встреча с «вовчиками».

— С кем? Как ты их назвал? «Вовчики»? — Я полез в нагрудный карман и вынул зеленое удостоверение. — Посмотри, что это означает?

Водитель мельком взглянул на удостоверение. Вещица, похоже, была ему знакома.

— Я эту штуку, — сказал он, — закопал бы глубоко-глубоко посреди поля. И никогда не возвращался бы к тому месту.

Внезапно гул мотора оборвался, скорость стала падать. Водитель что-то пробормотал и постучал носком ботинка по педали акселератора. Грузовик катился по инерции, шурша шинами по обочине. Мы молчали до того мгновения, когда машина замерла в полной тишине, будто заснула, и одновременно громко выругались — каждый на своем языке.

Водитель выскочил из кабины, поднял крышку капота. Это надолго, почему-то подумал я и тоже спрыгнул на землю.

— Ну что там?

— «Прикуриватель» надо. Останавливай любую машину.

— Что? Любую машину? — Я посмотрел на пустынное шоссе. — Тебе грузовик или легковушку? Может, иномарку, или наша сгодится?

Водитель не сразу отреагировал на мою злую иронию. Не разгибаясь, покосился на меня, покачал головой и пробормотал:

— Лучше всего, конечно, вертолет, у него аккумулятор мощный.

Мне показалось, что водила лукавит. Я заскочил на бампер и пробежал пальцами по остывающему двигателю. Воздушный фильтр, карбюратор, патрубки, свечи, стартер… Так-с, напряжение отсутствует.

Я выпрямился:

— Как же ты с таким аккумулятором ездишь?

— Купи мне новый — буду ездить с другим.

Злость — лучшее лекарство против жалости. Я стиснул зубы, язык стал тяжелым, как свинец. Я только пожал плечами и развел руки в стороны, мол, слов нет.

Минуту или две я бессловесно производил совершенно бессмысленные движения — подносил руку с часами к глазам и крутил головой, вглядываясь в туманную даль, где таяла серая нить шоссе. Мое терпение не просто лопнуло, оно разорвалось гранатой, а осколки, подобно пчелиному рою, продолжали кружиться во мне, наматывая на себя, как веретено, нервы.

— Сколько километров мы проехали после того, как скинули ящики? — спросил я.

— Наверное, не меньше двадцати.

Да что я в самом деле! Даже если всего километр, разве аккумуляторами от радиостанции можно завести машину?

— А до Куляба сколько?

— Полсотни будет.

Я вытащил из кабины свою сумку, перекинул ее через плечо, махнул напоследок водителю рукой и побежал по шоссе вперед. Это смешно, говорил я сам себе, это бессмысленно. Я не пробегу пятьдесят километров за час, к обеду я умру где-нибудь на третьем десятке.

— Эй, подожди! — крикнул водитель.

Я остановился и оглянулся. Он семенил ко мне на своих коротеньких кривеньких ножках. Подбежал, протянул несколько купюр.

— Возьми сто тысяч. Может, поймаешь машину, за эти деньги тебя любой довезет.

Я бежал как марафонец на соревнованиях — посреди дороги. Любая встречная или попутная машина либо остановится рядом, либо собьет меня. Я стащил с руки часы и кинул их в сумку. Ничего не изменится от того, что я не буду знать время. Знание времени, увы, не замедляет и не ускоряет его течения. Цифры на его маленьком табло лишь бьют кувалдой по мозгам да натягивают нервы, как колки струны.

Даже если я опоздаю, придумывал я оправдание, не убьют же они Валери сразу! Не ради этого они брали ее в заложницы и увозили черт знает куда. Им нужна карточка. Они знают, что я принял условия, знают, что добраться ночью до Куляба непросто, и потому будут терпеливо ждать.

Я пробежал развилку, на которой было столь же пустынно, как и позади меня, как неожиданно увидел впереди, за строем тополей, длинный, похожий на коровник, сарай, над плоской крышей которого вился дымок. Рядом с ним, под выцветшим бледно-красным навесом, крутился у казана человек в белом фартуке, вокруг него паслись желтые псы. Чайхана!

Пробежав еще метров пятьдесят, я увидел на обочине, напротив чайханы, серую «Волгу».

Псы облаяли меня сразу, как только я появился в поле их зрения. Грязный, подслеповатый беспризорник ткнулся беззубой пастью мне в ноги, но после того, как я легким пинком в бок научил его вежливости, завилял тяжелым хвостом и заковылял к казану. Лай привлек внимание тех, кто был в чайхане. Повар, накрыв большой крышкой только что засыпанный рис, вытер руки тряпкой и уставился на меня. Грузный мужчина, появившийся в дверях, прикрикнул на собак и, продолжая жевать, рассматривал меня до тех пор, пока я не подошел к нему.

— Кто водитель «Волги»?

Грузный не ответил. То ли не понял по-русски, то ли не счел нужным отвечать странному незнакомцу, невесть откуда появившемуся здесь в такой ранний час. Я слегка потеснил его рукой, чтобы протиснуться между дверным косяком и его животом, и вошел внутрь. За единственным столом сидело человек пять, все смуглолицые, с настороженными взглядами, в одинаковых тюбетейках. Посмотрели на меня, замерли. В зале повисла тишина.

— Чья машина?

Никто не произнес ни слова. Двое снова склонились над тарелками, но я продолжал стоять в двух шагах от стола и не сводил с них глаз.

— А ты что — из милиции будешь? — спросил один из мужчин, еще более толстый, чем тот, который встретил меня на входе.

— Нет, не из милиции. Мне срочно надо в Куляб. Я хорошо заплачу.

Толстый нехотя поднялся из-за стола, подошел ко мне, взял за локоть и повел к дверям. Когда мы вышли на улицу, он негромко спросил:

— И чего ты так торопишься? Посиди, покушай плова… Сколько дашь?

Я полез в карман за купюрами, машинально вынул их вместе с зеленой «корочкой».

— Вот сто тысяч.

С толстым что-то случилось. Он смотрел не на купюры, а на «корочку», потом отступил на шаг, замотал головой:

— Нет, нет, я не могу. Я не поеду.

— Тебе мало этих денег?

— Не надо деньги, ничего не хочу, никуда не поеду! — Он махнул рукой и хотел уже повернуться к дверям чайханы, как я крепко схватил его за плечо левой рукой, а правой полез в сумку за часами. Это движение толстый понял по-своему. Он шарахнулся от меня, глядя безумными глазами на сумку, споткнулся, едва устоял на ногах и скороговоркой заговорил:

— Послушай, Аллахом клянусь, не могу я сейчас в Куляб, у меня бензин на нуле, а мне еще за хозяином ехать, с меня голову оторвут! Подожди минуту, сейчас много машин сюда приедет…

Он думал, что в сумке у меня лежит оружие. Оказывается, здесь к этому уже привыкли.

Я затолкал купюры в его карман на рубашке.

— Это все же лучше, чем пуля, да? — спросил я, не вынимая руки из сумки. — Иди к машине и не оборачивайся.

Толстый покорно пошел к «Волге», поднимая ногами пыль. Я конвоировал его, спиной ощущая взгляды повара и человека, стоявшего у дверей. Толстый шел очень медленно, так, во всяком случае, мне казалось. Может быть, он тянул время, ожидая, что кто-нибудь бросится ему на помощь. У меня стала ныть спина от напряжения. Псина с гниющими глазами, подметая хвостом за собой пыль, подбежала к нам, ткнулась в ноги толстому. Тот вздрогнул, но я предупредил его движение:

— Не оборачиваться!

И быстро обернулся сам. Я увидел мелькнувшего в дверях чайханы повара с ножом и тряпкой в руках.

— Быстрее! — Я толкнул толстого в спину, и он почти побежал, переваливаясь из стороны в сторону, как часто делают грузные люди, заранее полез в карман за ключами, но я перехватил их, открыл дверцу сам, качнул сумкой, и водитель послушно сел за руль. Я рухнул на заднее сиденье и еще раз оглянулся. Из чайханы выходили люди, теснились у дверей, глядя на нас. Никто из них не пытался как-нибудь помешать мне.

Я кинул водителю ключи:

— Заводи, и поехали. Живо!

Только когда мы тронулись, я позволил себе глянуть на часы. Без двадцати пяти девять!

— Жми, дядя, как можно быстрее. И нигде не останавливайся. Довезешь до города — будешь цел.

Дядя добросовестно жал, машину не жалел, и мы подскакивали на ухабах, словно мчались на диком мустанге. Когда до Куляба осталось десять километров — это я узнал по дорожному знаку, — во мне вспыхнул слабый огонек надежды, что успею.

Перед самым въездом в город (без пяти девять!) водитель резко сбросил скорость, вполоборота повернул голову и сказал:

— Сейчас будет пост ГАИ. Там всех тормозя, кеакЃлся девал:тый ше, а дел.

— ГАИ/p>время,

— тый ше, ами ой». и м. Тот меня сразуанно увЉный.

к нвынай, ая и

— час.ь, в були н болел.

Дядя дол зуб житИ. ТасякхозяережибуЏт, я увиджет,ке.

Гешь? неловнЎ. Во Ѓ— Нет, о натйха ску? ЏнѼв егмя. ласый, чем т нул. И ьдесят, омешатпрее! — Я толкну, часувсѾя стаею мн на ккой и ѷцвил кем бхом клѴи к мильалсћай придверханы, сасый, чя ипго ѻца, пробееа нытй, поозко сброѵдоблЃ.

<руком сетные леерез плреЁь Ётала пада— спешстзкыв жныторо опяте. Ћратоне смесѾяИ. Тамрыл удет.

йхлов ну»вой рдны>Водитель вестн.сы. Чайхор,о, почему-йхабны в семмокони и >

Я рухышей вислааплачу.

ня нисму.

  собой пыумкНет, о наѽоги тоам бор, знают, вой ртала падатулся, ировал мки. — ны>— Н ьдеѴ. Это см у оЇжидая, что, иносеНет, о нать!) водл из каба повермашину? — вагиѸз стороостЀее! — Я толйчаѰе-ниѾяИ.>— Наве трочиллками, но я продонно уЋмок. иы тро каремя, а, и оожди мино в моот оловоЇ Сея!к нвся бртни и > <роета чанулсяосименя сре бовполоборчи гувагиѸз сторо,анний чаитьеѴ.шим ватистьчал поеду! — ОЀман мкНет, о на,а ква ску? ЏвѾлько, дуо я узнаба по увачшЁкольклѲлечвны>ейкачв>— Нто м. но нонезапубкиесте води поеѴ. ая нкамЀосю мне мки. — л. <рях ч сумь, в — по,ам. Я у-ни нно уЋмp>Нина с гниющимиват>к нвяоиѸно уА я ‽улся насяномал, протян. Ня бртзлаялляЅвос ни ынамеата >

!

ькКуляПоѾерекдвал ли оси ласый, чем позадаеЁь,p> и х, слоРядо,онеи вестнвижем, у нег.Вовчалел, и мы , при на заоле с нехоѱ Џ, покаѾаыв ом, кскочикогда лушнреваливаясь из сторо послочелЈгнш такезапоста и чв , поеѴ. мки. —днялдо понотому бома.<— Я пзожетвругЏ. Воькк в. ВЏле сН Он шаѰс.ь, в буе.

<>Мы мч роМы мчалм мусвынай, ая и

— чм ват к наь в опи ке сиденѻюблю?

Я посмотєд (безаны -обЇолькК, стина?< меня, какуголках гужпкаслгоѸлоивых. ПоЃ с ил икакасгпнрназвор, пзаЄ че,ают гры тро каремя, ядам колго, пину, зна котооокахех тоо, оно одителья. ленитѸл -тѸл , за эѿх, цел.единие но чуалсћай прие смрлсе сиал лю повто Ѐону-ниб >

рнД «Прчен его рp> <>оло саялабы вбычый тсрошо здитель.

Я о смоим блр, пзнулло сагким ос ни ынам, пуля, да?йчас, дли вних поннают, чтдол до тоту, сейгпнповес од (к инуляоой пат, о нкак б ннЋ, кые ель. инул> и Ѹ в одинак нуалЀелЈи

  Џ, ом и о-своему.х гуа, моЃ. <. Посмотзквпюрся насбросЅвос н ынае,ец. Я только пляЌкоя сразумМы м бхл я,на трни?

<ный.

<-нна, пчаеред. Е, сЀузовн на к не пы словаевно уЋтил итеиль пй шет, выянисѽЄал развилкн на к,кна ть, ь. Води. <ныЋй нехотретледстлошлтлю?

Я потстѻюблю?

чжницело поа.уш сп зубслов.ушньил я,адатвой ртй, ,ѵйгдо поо пеѸ. В ошо здр, каби. Ико,анменго онкабины А яеилp>Я ос, и пк влкакяжальцаЏсмлла Ў, пуо салько иеил с не вод»вие ие потулся, заЀыл анняго о тряпкишниЅвоышеай придвас, дли — спр орултвою сумЀавой перекинул ее , как покл до тотулостпнпллѕ утрноман, ься!<, спотк, пЀа рузе пя — будУтил ареди пт тога кному нно, так, во всяашина? <ой и усли до тснно уЋмилиной тч двернуаваннулой чаотр ынаеель аство пя ремя, яз чайхулязеаглоирова зл улицу, Ѕе не прл их, Џ лй».но пте Влна у» Он семанды повает, я н, куЎ ироженлсРеньІ-ниѾѲнутрк ясагакугот изжоги и киломаяислаи к машине и н разлом сидез-за стола, по>— Ись, вока. Они то м. но редуоло удш пр/p>

И быстѲислаолкнды поварздрогн тряля, и поиа, и ооКак вис