Прочитайте онлайн А может, это любовь? | ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Читать книгу А может, это любовь?
2716+634
  • Автор:
  • Перевёл: И. Волкова
  • Язык: ru
Поделиться

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

— Что? — с невольной дрожью в голосе спросила Стефани, предчувствуя недоброе.

— Пароль, который ты мне дала, сработал, и мне удалось открыть файлы Клея. Я понял, что Клей что-то задумал.

— Что ты понял? — Стефани была полна решимости узнать правду, какой бы она ни была и сколько бы Ник ни пытался уберечь ее от страданий.

— А то, что Клей решил сравнить почерк грабителей, совершавших кражи в Лос-Анджелесе и в нашем районе. Он подозревал, что Грисли неспроста у нас появился, и стал следить за ним, особенно после того, как у нас начались кражи.

— А как же разговор, подслушанный Дуги? Грисли ведь хотел узнать, что Клей сделал с ожерельем. Разве это не доказывает, что Грисли и Клей были сообщниками?

— Нет. Когда Грисли обвинил Клея в том, что тот спрятал бриллианты, у Клея появилась та же догадка, что и у меня, а именно: это не Грисли обокрал летний домик, хотя к другим кражам был, возможно, причастен.

— Ничего не понимаю.

— Все кражи служили лишь прикрытием главной — кражи бриллиантов. Клей понял это. Грисли намеревался украсть ожерелье, но кто-то его опередил.

— Кто?

— Это я и собираюсь узнать, поэтому хочу еще раз проверить ваш домашний компьютер.

Камень свалился с души Стефани: ведь и она подозревала Клея с того самого момента, как узнала о подслушанном Дуги разговоре.

— Я хочу при этом присутствовать, — заявила она.

— Не стоит. Может быть, я ошибаюсь, а тебе это причинит боль.

— Я предпочитаю знать правду, Ник. Рано или поздно тебе все равно придется мне все рассказать. Ты слишком честен, чтобы скрыть правду, важную для нас обоих.

— Ты считаешь меня честным?

— Ага, — кивнула она, — но упрямым.

Придвинув еще один стул для Стефани, Ник сел к компьютеру и начал методично просматривать все файлы. Стефани сидела рядом, их плечи почти соприкасались. Неожиданно Ник наткнулся на какой-то указатель.

— Дай Бог, чтобы Клей пользовался только одним паролем!

Однако пароль «Корнелия» не сработал — файл не открылся.

— Черт, не повезло. Какое же здесь может быть слово?

Перепробовав несколько других имен и кличек в семье Боултов, Ник почти машинально набрал «Дуги».

— Нашел!

Волнение охватило Стефани. Она загадала: если сейчас все решится, значит, они с Ником опять будут вместе.

— Боже мой! — воскликнул Ник.

Клей нашел доказательства того, что все кражи совершил именно отставной полицейский из Лос-Анджелеса, но спланированы они были владельцем ожерелья.

— Кражи служили лишь для прикрытия главной, — объяснил Ник. — Клей в то утро уехал раньше из дома не из-за вашей ссоры. — Ник показал строчку на компьютере. — У него была назначена встреча с Грисли, и ему предстояло арестовать старого друга. Клей получил последнее доказательство — банковский счет. Смотри, какая большая сумма — это откупная за кражи.

— А то, что произошло при их встрече, было инсценировкой?

— Да.

— Грисли убил Клея как бы в перестрелке при задержании грабителя, а потом уехал из города, дождался, пока все утихнет, и вернулся за ожерельем.

— Точно.

— И все напрасно. Жадность сгубила?

— Клей все вычислил. Сыну магната из Денвера, того, что разбогател на туалетной бумаге, нужны были деньги. Он был далеко не таким предприимчивым, как его папаша. Клей записал все его траты и долги. И страховку, которая спасла бы его от неминуемого банкротства. Здесь все сведения, которых достаточно, чтобы засадить в тюрьму обоих — и сыночка и Грисли. Сейчас же позвоню шерифу.

— Но что случилось с ожерельем?

— Я думаю, этот вопрос надо задать сыну магната. — Прежде чем позвонить шерифу, Ник сказал: — Прости, Стефи, в газетах снова появится имя Клея, и вообще поднимется шумиха.

— Знаю, но я рада, что все разъяснилось.

В течение следующих нескольких дней репортеры одолевали Стефани. Газеты широко освещали арест экс-полицейского и сына магната, инсценированные кражи, служившие прикрытием, и, наконец, уловку бизнесмена, припрятавшего ожерелье и не пожелавшего поделиться с сообщником страховкой, полученной за якобы украденные бриллианты.

Телевизионщики не отставали от газет. Стефани пришлось дать три интервью. Они с Ником были провозглашены героями. Страховая компания выплатила им солидный процент от стоимости ожерелья за то, что они раскрыли мошенничество. Стефани отложила свою часть денег на дальнейшую учебу Дуги, а Ник без лишней огласки вложил свою в программу работы с подростками.

— Ну и денечки! — саркастически заметила Пэт в конце недели. — Наконец-то они убрались из города. Прямо как нашествие саранчи!

— Я прочитала, что в одном городке в Техасе какой-то сумасшедший застрелил мэра. — Эми, жена мэра, была обеспокоена.

— Никто не собирается стрелять в нашего мэра, — успокаивала ее Пэт.

— Как знать…

Наступил полдень, и пора было закрывать магазин, потому что все они были приглашены на два часа в церковь по случаю бракосочетания брата Ника. Стефани уехала первой, так как жила дальше всех.

Воздух стал прохладным, предвещая наступление осени. Стефани всегда любила смену времен года. Как знать, может, настало время и других перемен? — размышляла она, переодеваясь к свадьбе.

Пэт приберегла для нее местечко в церкви.

— Ты какая-то печальная, Стефи, — заметила она.

— Вспомнила о своей свадьбе. Это было тринадцать лет тому назад — целая вечность.

— Не так уж и давно. Ты еще совсем молодая. Вон идет Ник. Подвинься, пусть он сядет с нами, а то на скамье, где сидят его родственники, уже нет места.

Стефани ничего не оставалось, как последовать совету Пэт и подвинуться. Ник был не в полицейской форме, как обычно, а в костюме. Последний раз она его видела таким на рождественской вечеринке у Эми.

С того времени прошло восемь месяцев и двадцать шесть дней, а она все еще как будто чувствует на губах его поцелуй. Когда-то она его обожала. Господи, что за меланхолия на меня нашла, удивилась она.

Увидев, что Ник смотрит на нее, Стефани улыбнулась намеренно приветливой улыбкой. Настало время перемен — ведь так она загадала!

Но Ник только внимательно на нее посмотрел и не улыбнулся в ответ. Он вообще избегал ее во время шумихи по поводу краж.

Сидя рядом и вдыхая свежий запах его одеколона, Стефани искоса посматривала на него. Он не так красив, как Клей, но было что-то неотразимо привлекательное в резких чертах его лица, как будто природа создавала его в то же самое время, что и вздымавшиеся вверх величественные горы, а глаза выковала в горниле огнедышащего вулкана.

Предположение Ника о том, что газеты раздуют скандал вокруг дела о бриллиантах, оказалось верным. Телевидение ежедневно передавало сюжет об ожерелье, найденном в сейфе в одном из банков Денвера. Даже жена бизнесмена не знала, что оно у мужа, а ведь это была фамильная драгоценность, передававшаяся в ее семье из поколения в поколение.

Однако дело закрыто, а преступники наказаны. Прошлое должно остаться прошлым. Жизнь продолжается.

— Привет, Ник, — обратилась Пэт к Нику. — Что-то тебя давно не было видно.

Ник обернулся, и у Стефани екнуло сердце. У всех Дорелли были такие красивые глаза и такие длинные, черные ресницы!

— Патрулировал дороги между фермами и только что вернулся в город. А как у вас дела в магазине? — вежливо спросил Ник, обращаясь к Стефани.

— Все нормально. — Стефани вдруг показалось, что в ее жилах течет не кровь, а шампанское, а на душе стало легко.

— Я видел, что Дуги торгует всякой мелочью с лотка возле магазина.

— Он хочет немного подзаработать.

— Ну что ж. Ребенок лучше будет знать цену деньгам, если сам их заработает.

— Ты абсолютно прав, — согласилась она, чувствуя себя как во сне.

Щеки Стефани пылали, она была почти готова совершить глупость, но ей было все равно.

— Извини, я ничего такого не имел в виду. Просто поддерживал беседу. Сейчас заткнусь, — улыбнулся Ник, и его белоснежные зубы сверкнули на загорелом лице.

— Все в порядке. Ты был прав: Дуги должен общаться со своими сверстниками. И насчет работы тоже. К тому же работа, кажется, идет ему на пользу.

Пэт фыркнула, но Стефани пропустила это мимо ушей. Ее взгляд был прикован к чувственной линии рта Ника. Она вдыхала его запах и сознавала, что снова попала в сети его неотразимой мужественности. Даже голова закружилась, и ей показалось, что она вот-вот упадет в обморок.

Началась церемония. При виде невесты, приближающейся к алтарю в пене кружев белого подвенечного платья, у Стефани навернулись на глаза слезы. Когда-то и она была молода и мечтала о счастье.

А разве она не молода? Разве в жизни есть только заботы и не осталось места мечтам и счастью?

Да, время для перемен настало.

Ник неожиданно задел ее плечом, и это прикосновение пронзило ее подобно молнии. Он посмотрел на Стефани долгим, задумчивым взглядом, словно не узнавая.

Она улыбнулась ему блаженной улыбкой, но Ник нахмурился и уставился на священника, проводившего бракосочетание. Стефани же внимала словам церковного обряда с радостью и умилением.

Церемония закончилась, и все потянулись к выходу вслед за новобрачными. Стефани встала и как бы случайно на долю секунды прислонилась к Нику. Он глянул на нее с подозрением.

— Вы поедете прямо на прием? — поинтересовалась Пэт.

— Да, — одновременно ответили Стефани и Ник.

— Тебя подвезти? — спросила Стефани.

— Если тебе не трудно, а то я оставила машину у магазина.

Ник подошел к новобрачным, похлопал брата по спине и поцеловал в щеку невесту, а потом, извинившись, подошел к шерифу.

— Вот так, — вздохнула Пэт. — Это называется — бросить у дверей церкви. — Проследив за Ником взглядом, она добавила: — Похоже, они обсуждают что-то серьезное.

Ник действительно выглядел очень озабоченным.

Впрочем, он сейчас редко походил на того беспечного молодого человека, каким она его когда-то знала. А ей так хочется, чтобы он чаще смеялся и был счастлив!

За разговорами Стефани и Пэт не заметили, как доехали до ранчо Дорелли, где должен был состояться праздничный обед, а потом предполагались танцы до рассвета.

А на ее свадьбе присутствовали только ее мама, мать Клея и два его брата, вздохнула про себя Стефани.

— Взгляни на размеры этого дома, — шепнула ей Пэт, когда они подъезжали к ранчо. — Если я когда-нибудь соберусь замуж, то только за богатого.

Их проводили во внутренний дворик, где стояли столы, покрытые розовыми льняными скатертями и сервированные хрусталем и серебром, на восемь человек каждый. Посередине была сооружена площадка для танцев.

Эми уже сидела за одним из столов и помахала им рукой. Вскоре к ним присоединились мэр, шериф, Ник и новый помощник шерифа, которого Ник представил как Джека Кэрью.

— А это Стефани Боулт, — сказал Ник. — У них с Эми магазин «Хрустальный башмачок» на Мейн-стрит. И Пэт тоже там работает.

— Я уже знаком с Пэт, — ответил Джек, пожимая женщинам руки. — Фамилия Боулт кажется мне знакомой. По-моему, был такой помощник…

— Это мой муж, — поспешно, но вежливо откликнулась Стефани. — Не правда ли, здесь замечательно? Отсюда будет хорошо виден закат солнца.

— Да, — подтвердил Ник. Голос его, как обычно, был глубоким и спокойным, будто он был совершенно уверен в том, что, пока он здесь, и в мире все будет спокойно. Клей однажды отметил эту способность Ника — в моменты напряженности действовать на людей успокаивающе.

Гости все прибывали. Кончив фотографироваться, появились молодожены и их ближайшие родственники. Фотограф сделал моментальные групповые снимки многих гостей, в том числе и сидевших за столом со Стефани.

— Хорошо придумано, — заметила Стефани.

— Да, молодцы, — отозвался Ник, разглядывая фото через плечо Стефани.

Стефани обернулась и, встретившись с Ником взглядом, почувствовала, что ее словно пронзило электрическим током. Смутившись, она схватила бокал с шампанским, чтобы не поддаться искушению дотронуться до Ника. Но успела заметить, что в глазах внешне спокойного Ника полыхает огонь.

Начались тосты — один за другим поднимались брат Ника, брат невесты, отец Ника и все остальные родственники.

— За молодых супругов и за внуков, которых так ждет мой отец, — поднял бокал Ник. Невеста при этом слегка порозовела, а жених нервно засмеялся. — А также за Нонну, которая поможет вам их ире стичь.

ожая сЂарюко, которог было водсто,сниЁхвдичельно Ѓлыбклась Вонле мее пЀитьил сь иикаи. Ф маЂь, чстреНика ина котили в сЂорогке Ѽиадела, котец Ёмотрел на Сих с Џвиым,умилением.

Цри тая свмь си ворелли, годтала ѡтефани.

Счер ел Ёвоимчерезом, иона сувствовала,себя Ёчастлив!й, нсе выѷывае у ме воседй тмея

— Не ѿелстолыко чампанское, — зредпстеЀегее мик. — УмеривЋчнонаможет блощ поделствовать

— Я впорядке. — вззреилоСтефани и Ѓлыбнулась

Ник Ёничалапосмотрел на Сее докольномуачнѾ, но вотом уеыбнулся Нпока ал молова, соовно Ѐешил ѱольшане доать й запечаѽий.

— Атебя Їертавскиобетаьная Ѓлыбко — заявила она.<— здавно наметила

— Да,нерела — зребоЂитал ик, ие спЃспя св Стефани Бу.аю его вѷглядо Он глсно не бвершт. Сси на о рто-то ноать годтала ѡна.

Усле того,как бы ранезк седелый Ђорыи все Ёялапо псп ( кро и оольша),начались Ђанцы Вскед за нених м и вевестѾг ба площадкЃ всшлѸ и ПругимпарЋ.

Ѐ Дайй Бталцыем — зредпожил ѝик птефани, НтаваЏ НпЀотсимаЏ Нй рЃкр

Стее умноь гиз-за ворпоявился,месяц Ф сердброты, тмрдкак бы вклаѽскровал доттриѵ одиой лз першил У втефани доже гух ѷах атило Ст граситы тѾг брЋну

Ник пЀиѵл ее в селе. Эпн его Ђеле ѡнтио ее Ёловно польлый коеон ПодожилмоловЃ еѼу на поечо она свеетноре.но оздохнула

Н ѳубЋ слигка пЀикоснЃлись к ве воску Стефани оѻыа его здиой Ѐукой.за сери за рыли глаза

Ѐ Дмотри,не уЁни Стефи, — зрошлерал ❾.

— Нне подЃмаю, Но ь еЉе солько зачиѽа тся, инаместь тем паныться

— Эшн.

— В мнжен паныться любиью. — сказал она, пе оѱращаявнималя на мго пЀедпстеЀегние.