Прочитайте онлайн 100 великих украинцев | Филипп Орлик (1672–1742) гетман Украины, создатель первой украинской конституции

Читать книгу 100 великих украинцев
4916+10210
  • Автор:
  • Язык: ru

Филипп Орлик

(1672–1742)

гетман Украины, создатель первой украинской конституции

Онлайн библиотека litra.info

Хорошо известно, какую большую роль в общественно-политической жизни Украины сыграла украинская диаспора в XX веке. Среди ее самых заметных деятелей — П. Скоропадский и С. Петлюра, Д. Донцов и В. Липинский, С. Бандера и многие другие. Политические эмигранты из Украины были известны в странах Запада и в XIX веке. Достаточно вспомнить такого крупного ученого и общественного деятеля как М. Драгоманов.

Но если задать вопрос: в какое время появилась украинская политическая эмиграция, то ответ будет четким и однозначным: в июле 1709 года, когда после Полтавской битвы в пределах подвластных Османской империи территорий Нижнего Приднестровья собралась часть последовавшей за И. Мазепой казацкой старшины. Вскоре после смерти И. Мазепы гетманом украинского казацкого «правительства в изгнании» стал Ф. Орлик — не только видный политический деятель, но и выдающийся социальный мыслитель своего времени.

Он происходил из древнего рода чешских баронов Орликов, одна из ветвей которого еще в эпоху Гуситских войн (первая половина XV века) переселилась в Польшу, а затем обосновалась в Литве. Здесь, 11 октября 1672 года, в селе Касути под Вильнюсом и родился Филипп Орлик. Отец его, Степан, был, вероятно, католиком, но мать, Ирина, принадлежала к православному шляхетскому роду Малаховских.

Мальчику едва исполнился год, когда его отец пал в битве с турками под Хотином. Филипп остался на руках матери и ее родных и воспитывался в православной вере. По достижении отроческого возраста он был отправлен в Киево-Могилянский коллегиум, вскоре утвержденный в ранге академии, где его незаурядные способности были по достоинству оценены выдающимся ритором и богословом Стефаном Яворским.

По окончанию академии, не позднее 1693 года, видимо, по протекции С. Яворского, он остается на службе в Киеве при управлении митрополии, а вскоре переходит в гетманскую канцелярию. Вступив в брак с дочерью полтавского полковника Павла Герцыка, Анной, в 1698 году он укрепил свое положение в среде казацкой старшины.

Благодаря обширным познаниям и масштабности мышления, сочетавшимся с безупречностью в служебных делах, он завоевывает расположение И. Мазепы, быстро став одним из его доверенных лиц. Искреннее уважение к гетману сочеталось с распространенным тогда красочным славословием в его честь, и перу Ф. Орлика принадлежал написанный в 1695 году панегирик.

Близость к гетману засвидетельствована и тем, что Иван Степанович стал крестным отцом первого сына Ф. Орлика, Григория, родившегося в 1702 году. В то время умножались богатства Ф. Орлика. Начав почти с «нуля», он в первые годы XVIII века уже владел многими селами на Черниговщине и Полтавщине.

Доверие И. Мазепы к Ф. Орлику было столь существенным, что он едва ли не единственный находился в курсе секретных связей престарелого гетмана с его друзьями в Польше (в частности, с княгиней Дольской) уже с 1705 года. Выполняя доверительные поручения И. Мазепы, он вникал в сложные международные отношения, отягощавшиеся, на фоне изнурительной для Украины, России, Швеции и Польши Северной войны, хитросплетениями интриг и игрой личных амбиций ее основных участников.

Входя в чрезвычайно узкий круг людей, с которыми И. Мазепа был более или менее откровенен, Ф. Орлик принимал участие в тайных гетманских совещаниях в решающие для Украины летние и осенние месяцы 1708 года. На них, учитывая все возможные варианты развития событий (всего учесть не смогли: гибель корпуса Левенгаупта в битве при Лесной смешала все карты) было принято роковое решение о переходе на сторону Карла XII.

Сплотившаяся вокруг И. Мазепы часть казацкой старшины стремилась, воспользовавшись взаимным ослаблением в ходе Северной войны России, Польши и Швеции и опираясь на последнюю (поскольку она не могла претендовать на власть над Украиной), создать свое независимое государство. Ф. Орлик должен был занять в нем видное положение, а в перспективе (если учесть его незаурядные качества и преклонный возраст И. Мазепы) имел достаточные шансы возглавить его.

В истории Украины прошла пора Д. Вишневецкого и П. Сагайдачного, Б. Хмельницкого и П. Дорошенко, когда гетманство завоевывалось личной отвагой и умением повести за собой казацкие массы. Успех теперь определялся тонким расчетом, для которого нужны были образованность и широкий кругозор. Такие качества в Ф. Орлике сочетались не хуже, чем в его «учителе жизни» И. Мазепе. Не меньше, чем он, Ф. Орлик также хотел создать независимое от России украинское государство.

Это желание усиливалось тем, что Петр I с каждым годом все более грубо и бесцеремонно попирал традиционные права Украины и всех ее сословий: казачества (в том числе казацкой старшины), мещанства и духовенства. Ф. Орлик, в силу своей образованности и тонкого ума, был способен отстаивать претензии социально активных слоев украинского общества к российскому самодержавию, противопоставив царскому деспотизму казацкое понимание личностных прав и свобод.

После Полтавской битвы Ф. Орлик вместе с Карлом XII и И. Мазепой бежал в турецкие владения и на время обосновался в Бендерах на Днестре. Здесь, после похорон Мазепы, 5 апреля (по другим данным 5 мая) 1710 года ушедшие в изгнание казаки избрали его гетманом Украины — в противовес Ивану Скоропадскому, утвержденному на этом посту Петром I. Как гетмана Украины его сразу же признали турецкий султан и шведский король, с которым было заключено специальное соглашение о продолжении совместной борьбы против Петра I вплоть до полного освобождения Украины.

Однако в историческом отношении гораздо более важным было принятие в этот день составленной Ф. Орликом на основании традиционного казацкого права, но на уровне рационалистической европейской общественно-политической мысли начинавшегося века Просвещения, первой конституции Украины. Воплотить в жизнь ее, по понятным причинам, не удалось. Но сам факт появления такого рода документа (в то время, когда другой образованный украинец, Ф. Прокопович, разрабатывал для России концепцию просвещенной, но абсолютной самодержавной власти) свидетельствует об уровне государственного и правового сознания казацкой старшины мазепинских времен.

Документ, о котором идет речь, был одобрен выбиравшими Ф. Орлика на гетманство казаками и должен был стать основой политической системы будущей независимой Украины. Он начинался торжественной декларацией: «Украина по обе стороны Днепра должна быть свободной от чужого господства». «Гетманское самодержавие», как было сказано далее, предполагалось ограничить генеральным советом, состоящим из представителей казацкой старшины, полковников и избранных депутатов от каждого полка. Гетман обязан был советоваться с ними относительно всех государственных дел, а кроме того — трижды в год созывать сейм (парламент), состоящий из полковой и сотенной старшины, депутатов и послов от Войска Запорожского, от городов и духовенства Украины.

При этом, в соответствии с традиционным украинским законом гарантировались права и свободы, людей всех сословий. Надлежало провести ревизию земельных владений старшины, обогатившейся в прошлые десятилетия путем своевольных захватов участков, отменить многие обременительные для крестьян повинности и налоги. В целом эта конституция пронизана либеральными устремлениями и демократическим духом, что ставит ее в один ряд с наиболее интересными политическими документами XVII–XVIII веков в мировом масштабе.

Утвердившись в качестве гетмана перед лицом европейских государств, Ф. Орлик в начале 1711 года собрал под своими знаменами до 16 тысяч казаков и, имея при себе шведских инструкторов, польский отряд И. Потоцкого, а также вспомогательные татарские силы, начал наступление на Правобережной Украине. Ему поначалу сопутствовал успех, и казацкие полки переходили на его сторону. В конце марта он уже подошел к Белой Церкви, то есть оказался на подступах к Киеву, но, не имея осадной артиллерии, взять хорошо укрепленный город не смог и приступил к затяжной осаде.

Однако находившиеся с ним татары, как обычно они поступали в подобных ситуациях, занялись грабежами и захватом в рабство мирных жителей, что привело к массовому возмущению населения и открытому конфликту между гетманом и сыном крымского хана. В конечном счете, Ф. Орлику удалось добиться, чтобы султан приказал татарам отпустить плененных ими людей, но это уже не могло исправить положения дел. Население от него, как и ранее при аналогичных обстоятельствах от П. Дорошенко, отвернулось.

Одновременно находившийся в Киеве Петр 1 спешно собирал войска. В мае он двинулся на Правобережье, беспощадно карая те города и села (юридически все еще подвластные не России, а Польше), жители которых двумя месяцами ранее приветствовали Ф. Орлика. Гетману пришлось снова отступить в пределы турецких владений.

Окрыленный успехами последних лет, царь неосмотрител